?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Недо не запрещать открытый огонь, а переделать статью 168 УК РФ.
Сейчас она звучит так:

УК РФ Статья 168. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
(см. текст в предыдущей редакции)
Уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности, -
наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Надо:
1-Убрать "крупный размер".

А если у вас на балконе сгорел старый хлам и из-за огня вылетели стёкла. На сумму 500р. С этим как? Пусть горят?

2-Убрать "чужого имущества".
А если подожгли лес, а он или нечейный, или непонятно чей? Пусть поджигают?
А если он у себя дома устроил пожар и выгорел подъезд? Да и хер с ним?

3-Добавить: "Неумышленное повреждение имущества общественно-опасным способом" (Взрыв, поджог)


Ну и распропагандировать изменение в статье и результаты их применения во всех СМИ. Пусть жарят себе шашлыки, но боятся.


Из комментов:
"но что сделать бы надо, чтобы привлечь балбеса курильщика, ведь никто не будет спорить, что курение на балконе не лучшая идея, могущая привести к печальным последствиям"

Это по логике: В гаражах пьют. За гаражами срут. Безобразие!
Выход: Запретить гаражи!


Разгул коррупции при позднем сталинизме

После окончания ВОВ страну поразила коррупция в советских, партийных и хозяйственных органах. На примере Ленинграда видно, что чинуши не гнушались обирать даже инвалидов и фронтовиков. В подавляющем числе случаев коррупционеров не наказывали за преступления. Единственный вариант Кремля найти управу для зарвавшихся – это начать против них политические процессы, что и было продемонстрировано «ленинградским делом».

Среди государственнической части россиян и даже чинуш до сих пор бытует легенда о «порядке при Сталине». Однако архивные документы показывают, что созданная при нём управленческая Система была с верху до низу поражена, как сказали бы в то время, «перерожденчеством», коррупцией, кумовством и неэффективностью. Ниже – лишь один пример этого факта, дела против коррупционеров в Ленинграде и Ленинградской области в 1945-1953 годах.

Анализ ленинградских архивов послевоенного периода показывает, что наиболее массовой формой коррупции в 1945-1953 годы являлось так называемое «самоснабжение», то есть получение дополнительных льгот и привилегий, не положенных данному представителю «номенклатуры» по статусу. На большинстве предприятий и учреждений это превратилось в повседневное явление. Объективная проверка любого учреждения выявляла массовые факты злоупотреблений со стороны представителей его руководства.

Вот что, например, показали результаты ревизий предприятий по торфодобыче Ленинградской области в 1946 году. В условиях, когда работники предприятий страдали от отсутствия нормальных социально-бытовых условий, низкой зарплаты и плохой еды, их директора в полной мере использовали возможности своего служебного положения. Так, на торфопредприятии, расположенном в Шувалово, в течение января-июня 1946 года на банкеты, угощения проверяющих, самоснабжение было разбазарено 778,5 кг хлеба, 336,2 кг крупы, 55,9 кг сахара, 29,4 кг мяса, которые были списаны, как выделенные на дополнительное питание рабочим.

На эти же цели было израсходовано 135 л водки, предназначенной для поддержки грузчиков торфа во время сильных морозов (100 г. на человека в сутки). Директор торфопредприятия Махов и главный инженер Аганин выкупили из подсобного хозяйства две коровы по цене в 10 раз ниже балансовой. По таким же ценам коровы были проданы председателю обкома союза торфяников, начальнику транспортного отдела треста «Торфснаб» и т.д. В качестве главного экономиста на предприятии Махов оформил свою жену, которая жила в Ленинграде. Она не приезжала даже за зарплатой (деньги и карточки ей перевозили в Ленинград). Трёх человек, оформленных как рабочие на предприятии, Махов использовал в качестве домашней прислуги.

На Ириниевском районном торфопредприятии в феврале 1946 года из подсобного хозяйства было выделено 120 кг мяса для раздачи рабочим. Практически всё оно было распределено среди руководителей предприятия. В мае дополнительно поступило 504 кг мяса. Из него на улучшение питания рабочих было использовано 29,1 кг. Руководящим работникам было выдано 139 кг, а куда ушло остальное мясо, ревизоры установить так и не смогли.

Из полученных предприятием в январе-мае из подсобного хозяйства 4 тыс. л молока рабочие получили 1700 л, а остальное разошлось в узком кругу лиц из руководящего состава (директор подсобного хозяйства предприятия Буженко получил 263 л молока, директор предприятия Митрофанов (имеющий свою корову) — 161 л, бухгалтер Шарымов 115 л, заведующий продбазой — 107 л, начальник милиции — 66 л и т. д).

Именно в форме «самоснабжения» происходил и процесс по формулировкам тех лет «сращивания партийных и хозяйственных кадров», под которым руководство страны понимало ситуацию, когда региональная партийно-советская номенклатура действует не в интересах государства (а на практике — интересах центра, Кремля), а в интересах местных хозяйственников. Это явление с точки зрения Политбюро создавало угрозу действующей системе власти и вызывало серьезную тревогу И.Сталина и его окружения. Действительно, партийные и советские чиновники, особенно районного уровня, охотно шли на контакт с представителями хозяйственных органов, получая от них бесплатно или за символическую цену продукты и дефицитные товары, стройматериалы, транспорт и рабочую силу.

Например, в Новоладожском районе Ленинградской области секретарь райкома Бойцов, председатель райисполкома Михайлов, работники районного земельного отдела (заведующий, старший агроном, старший землемер, ветврач, зоотехник) бесплатно приобрели в колхозах коров. Когда данным фактом заинтересовалась прокуратура, они задним числом оформили покупку коров по заниженным ценам на основании фиктивных протоколов решений общих собраний колхозников.

Из выделенных в 1947 году в Оредежский район для распределения в колхозы 85 свиней ни одна туда так и не попала. Всех свиней «разобрали» районные чиновники. Примеру своих подчинённых следовали и сотрудники обкома, горкома, гор- и облисполкомов, руководители муниципальных учреждений. Так, инструктор Ленинградского горкома ВКП(б) Ведёркин в 1944 году получил новую квартиру, сфабриковав липовую справку о том, что его прежняя квартира разрушена. В результате он обладал двумя квартирами (по 2 и 4 комнаты каждая). Семье же, которой ранее принадлежала полученная Ведеркиным квартира (вдове фронтовика, её больной матери и ребёнку), была предоставлена по возвращении из эвакуации замена — комната в коммуналке (бывшая кухня).

Заведующая городским отделом социального обеспечения Е.Никитина в 1942-1948 годах систематически санкционировала использование тканей, предназначенных на одежду для инвалидов, для пошива костюмов и брюк сотрудникам отдела (только за 1947 год на пошив костюмов работникам отдела соцобеспечения ушло 69 м шерстяной ткани, 22 м сукна, 70 м бостона, 3 м габардина, 18 м кашемира и т.д.).

Из денег, предназначенных на оказание материальной помощи инвалидам войны, выплачивались пособия работникам отдела и подведомственных учреждений. За 1947 год сумма таких пособий составила 5,3 тыс. руб. Кроме того, путёвки, предназначенные инвалидам войны, также распределялись среди сотрудников отдела (в 1947-м — 10 путевок на 10,5 тыс. руб.). За подобные «достижения» в 1948 году Никитина была «наказана» переводом с понижением на должность заместителя заведующего ломбардом. Однако и здесь она была уличена в крупномасштабных хищениях и злоупотреблениях.

Атмосфера повсеместных злоупотреблений и мелких поборов создавала ситуацию, когда начался процесс, как писала в то время специалист по экономическим уголовным делам, адвокат Э. Эвельсон, сращивания мелкого кустарно-фабричного производства с интересами государственных и плановых организаций. Результатом стало принципиально новое явление — превращение многих предприятий торговли, снабжения и производства товаров широкого потребления в теневые коррупционные системы, которые, формально оставаясь государственными и общественными учреждениями, фактически служили удовлетворению частных интересов их руководителей и сотрудников.

По тем же самым принципам в середине 40-х — начале 50-х функционировало большинство торгов и объединений артелей производственной, потребительской кооперации и кооперации инвалидов районного уровня. Так, в ленинградском тресте столовых в 1945-1946 годах процветала пирамида повсеместных поборов, на вершине которой стоял директор треста Леговой. Во всех столовых, ларьках, чайных треста господствовала практика обвеса и обсчёта потребителей. Только в феврале 1946 года в тресте было расхищено продуктов на 18 тыс. руб., в июне — на 50 тыс.

Леговой напрямую покровительствовал проворовавшимся подчинённым. Директора столовых, уличённые торговой инспекцией в злоупотреблениях и снятые по её указанию с работы, тут же получали новые должности. Работники, выступившие против хищений, изгонялись из треста, а прикрытие от излишней активности правоохранительных органов Леговому обеспечивало покровительство друзей из райкома партии.

Точно такая же ситуация сложилась и в районах области. Например, в ходе расследования пожара в здании Сосновского райпотребсоюза в 1949 году органы милиции установили, что имел место поджог с целью уничтожения бухгалтерских документов, сокрытия информации о хищениях. По далеко не полным подсчетам ОБХСС, в райпотребсоюзе было расхищено свыше 300 тыс. руб. И это далеко не точные цифры, так как из бухгалтерии пропали практически все документы о товарно-денежных операциях по магазинам и буфетам за декабрь 1946 — январь 1947 года.

С работы «выдавливались» не только рядовые работники, но и руководящие, в том числе и представители партийных органов – те, кто критиковали руководство хза их махинации. Так, по сведениям обкома партии, более трёх месяцев не могла приступить к своим обязанностям избранная по рекомендации Парголовского райкома ВКП(б) секретарь партийной организации районной утильартели. Председатель артели Павлов, не желая пускать в свою вотчину чужака, при полной поддержке областного Утильсоюза просто не допускал её к работе. Секретарь парторганизации другой артели «Фанердревтруд», слишком активно выступавшая против злоупотреблений её руководителей, не без их помощи была забаллотирована на выборах. Секретарь парторганизации Парголовской артели «Кожгалантерейщик» был уволен по сокращению штатов, так как  «стал слишком много знать».

С другой стороны, на работу в артели и магазины, в том числе и на руководящие должности, охотно назначались лица с богатым криминальным прошлым. По сведениям органов милиции, в начале 1950-х судимость имели 69 заведующих ленинградскими магазинами и их заместителей (в основном за хищения).

Граждане, направлявшие жалобы в горком, обком партии, другие властные органы должны были быть готовы к самым разным неприятностям. Вот две судьбы подобных жалобщиков-идеалистов. В мае 1947 года работница совхоза «Пискаревка» Е.Федорова направила в комиссию госконтроля заявление о злоупотреблениях администрации совхоза. Она обвинила директора совхоза А.Команова, главного агронома и других ответственных работников совхоза в содержании в колхозном коровнике личного скота, использовании материалов для ремонта совхозных помещений для строительства своих домов, хищении кормов, молока, утаивании и присвоении части урожая, незаконном получении продовольственных карточек и т. д. Заявление было передано для проверки в прокуратуру, которая подтвердила правильность обвинений и вернула документы в госконтроль для проведения комплексной ревизии хозяйства. Однако, вместо этого, материалы стали ходить из одного контролирующего учреждения в другое, пока не оказались в архиве. Ни один из руководителей совхоза наказан не был.

Единственной пострадавшей в этой ситуации стала сама Федорова. Директор совхоза с помощью друзей из райисполкома выселил её из комнаты (решение народного суда о незаконности подобных действий было просто проигнорировано). Жалобщицу вызвали в райотдел МВД и предупредили, что если она будет продолжать клеветать на честных коммунистов, её арестуют за антисоветскую агитацию.

Своего рода рекордсменом по числу неприятностей за принципиальность стал управляющий одним из домохозяйств Смольнинского района Ленинграда М.Маков. В 1947-м он написал заявление о фактах спекуляции жильём, которой занимались руководители районного жилищного управления. Результатом стало его увольнение. Маков не успокоился и продолжал свои попытки добиться правды. В ответ на его жалобы против Макова в 1948-1952 годы с помощью районного прокурора, покровительствовавшего жуликам, 32 раза возбуждали уголовные дела (все закрыты как сфальсифицированные), пытались объявить сумасшедшим. Начальник Ленжилуправления Ломов отказался восстановить Макова на работе.

Любому расследованию деятельности хозяйственных руководителей, начиная с должностей председателя колхоза или артели, заведующего магазином или директора предприятия, приходилось преодолевать мощное противодействие со стороны партийно-государственного аппарата. Этому способствовал и особый порядок привлечения к ответственности представителей номенклатуры. Согласно ему, вопрос о привлечении к уголовной ответственности руководящих работников, входящих в номенклатурные списки, требовал санкции партийного комитета, одобрившего его назначение, либо вышестоящего партийного органа, руководителей соответствующего Министерства и ведомства. Попытки правоохранительных органов обойти этот порядок немедленно пресекались.

Когда в марте 1947 года ОБХСС Управления Ленинградской городской милиции по делу о хищениях в Отделе рабочего снабжения завода №283 Министерства авиапромышленности арестовал без согласия Министерства, партийной организации и руководства Управления милиции заместителя директора завода по снабжению члена ВКП(б) Е.Скорохода, начальник ОБХСС Григорьев, давший такое указание, получил выговор.

В марте 1948 года правоохранительные органы Тихвинского района установили, что председатель колхоза «Липкая горка» Долгоник присвоил 1,5 тыс. руб. казённых денег. Однако райком отказался дать санкцию на привлечение его к уголовной ответственности и, сняв Долгоника с должности председателя, перевел его на работу в Леспромхоз. В 1950 году прокуратура Рощинского района уличила председателя колхоза Евстихеева (полковник в отставке, депутат облсовета) в том, что он купил себе дачу — дом по цене сруба, разбазарил колхозное имущество, продал 6 колхозных домов посторонним лицам и т.д. Прокурор района Харитонов передал материалы для рассмотрения вопроса о привлечении Евстихеева к судебной ответственности на рассмотрение бюро райкома ВКП(б). Однако представитель обкома и секретарь райкома Богданов выступили в защиту Евстихеева. В результате представление прокурора о привлечении Евстихеева к суду было отклонено. Председатель колхоза отделался выговором без занесения в личное дело.

Такая позиция местных партийных руководителей объяснялась различными мотивами. В ряде случаев это была, по-видимому, попытка защитить ценного работника, вынужденного в «интересах дела» нарушать некоторые правила. Однако гораздо чаше мотивация партийных чиновников имела личные причины — нежелание потерять «нужного» человека, решающего их проблемы, а то и самим оказаться в поле внимания карательных органов.

Получить представление об этих мотивах может дать история, произошедшая весной 1945 года в Киришском районе Ленинградской области. Здесь районный прокурор Иванищев провёл проверку распределения американской гуманитарной помощи, предназначенной для раздачи наиболее нуждающимся работникам районного леспромхоза. Как показали её результаты, директор, парторг, другие служащие управленческого аппарата, а также председатель райисполкома, взяли себе 102 продуктовых набора. Прокурор сообщил результаты расследования в райком, который постановил виновных к ответственности не привлекать, а ограничиться выговором по партийной линии и возвращением подарков.

В ходе дела выяснилось, что часть подарков вообще не дошла до леспромхоза, а была присвоена заместителем начальника отдела гособеспечения райисполкома Логиновым, ведавшим их распределением. Однако райком и здесь ограничился выговором. Когда же прокурор во второй раз уличил Логинова в хищении подарков, секретарь райкома категорически запретил прокурору Иванищеву заниматься этим делом.

Принципиальный прокурор обратился в областную прокуратуру, которая через обком ВКП(б) добилась привлечения Логинова к уголовной ответственности. Однако его партийные покровители остались безнаказанными, а прокурор Иванищев вскоре по инициативе райкома был уволен.

Сотрудники милиции и прокуратуры, вступившие в конфликт с высокопоставленными коррупционерами, должны были быть готовы к перспективе не только лишиться должности, но и самим попасть под суд. Так, прокурор Оятского района области Верёвкин, возбудивший уголовное дело о злоупотреблениях заведующего торговым отделом райисполкома Малышева, был обвинен секретарём райкома ВКП(б) в изнасиловании в своем служебном кабинете свидетельницы по уголовному делу.

Проверка, проведённая областной прокуратурой и райотделом НКГБ, показала, что все эти обвинения были сфальсифицированы с участием некоторых районных руководителей (включая председателя райисполкома). Малышев в итоге предстал перед судом по обвинению в злоупотреблении служебным положением и был осужден на два года лишения свободы условно, другие махинаторы остались безнаказанными. Верёвкин же получил выговор за неумение наладить контакт с районным руководством.

Если в отношении местных хозяйственных руководителей, несмотря на противодействие, прокуратуре и милиции всё-таки иногда удавалось возбуждать уголовные дела по обвинению в должностных преступлениях и довести их до обвинительного приговора суда, то в отношении высокопоставленных хозяйственных работников городского и областного уровня и партийно-советских работников это было невозможно. Полученные на них компрометирующие материалы надлежало передавать в контролирующие партийные органы, которые принимали решение о наказании провинившихся.

В ряде случаев (как в деле Легового и Мовсесянц) уличённые в коррупции исключались из партии и снимались с работы. Но гораздо чаше взыскания ограничивались либо переводом на другую работу, либо выговором.

Так, в 1951 году была снята с должности помощник заместителя председателя горисполкома Бердникова, причастная к незаконной передаче колхозам Новгородской области нескольких грузовых автомашин, которые оказались в руках нелегальных дельцов. Председатель райисполкома Житнев, в 1948 году уличенный сотрудниками ОБХСС в крупных злоупотреблениях, был освобожден от занимаемой должности и направлен на учёбу в областную партийную школу. Секретарь Павловского райисполкома Семёнов и заведующий районным дорожным отделом Лебедев, использовавшие для постройки своих домов лес, предназначенный для строительства деревянного моста, отделались воспитательной беседой на заседании облисполкома.

Советские и партийные чиновники могли попасть под суд по коррупционным обвинениям только в случаях, когда они становились жертвой очередной политической кампании. В данном случае это было знаменитое «ленинградское дело» 1949-50 годов.

Так, решением только одного из бюро горкома ВКП(б) в августе 1949 года «за злоупотребление служебным положением» были сняты с работы и исключены из партии 15 руководящих работников Ленгорисполкома. По обвинению в разбазаривании государственных средств и самоснабжении были осуждены практически все секретари райкомов и председатели райиспокомов Ленинграда. Многие рядовые работники правоохранительной системы Ленинграда восприняли развертывающиеся события как кампанию по очищению партийно-государственного и хозяйственного аппарата от коррумпированных кадров.  В снабжении, сращивании с хозяйственными органами, должностных преступлениях обвинялись как действительно коррумпированные чиновники, так и лица, не причастные к злоупотреблениям – все скопом.

Борьба с этими явлениями скорее декларировалась, чем велась на самом деле, а антикоррупционные кампании, провозглашенные властью, несли политический подтекст. Ярким примером такого подхода является не только «ленинградское дело», но и ряд других дел регионального уровня на рубеже 40-50-х («менгрельское», «московское» и др.). Их возникновение стало следствием политики Сталина, направленной на ослабление региональных номенклатурных групп и разрушение их «неофициальных» (в том числе и коррупционных) связей.

Сталин, безусловно, понимал, что усиление региональной номенклатуры может привести к ослаблению власти центра и усилению коррупции. Однако попытка исправить эти негативные факторы превратилась, в соответствии с внутренней логикой сталинского режима, в массовые политические репрессии и шумные кампании, которые не затрагивали основу номенклатурной коррупции — систему власти и распределения благ в советском обществе.

(Цитаты: Игорь Говоров, «Коррупция в условиях послевоенного сталинизма» – журнал «Новейшая история России», №1, 2011

Иллюстрации – художник Юрий Погорелый)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о коррупции в сталинское время:

Как НКВД в 1937-м репрессировал граждан ради их квартир

Одним из мотивов массовых репрессий в 1936-38 годах было желание НКВДистов обогатиться за счет утилизируемых ими советских граждан. Почти весь квартирный фонд отправленных в ГУЛАГ людей перешёл к карателям. НКВДшники также присваивали имущество репрессированных.

***

Коррупция и «социально-близкие» силовики в сталинском МГБ

После окончания Великой Отечественной Министерство госбезопасности было поражено массовой коррупцией. Гебешники воровали вагонами, открывали подпольные цеха, за взятки закрывали дела. Глава МГБ Абакумов в итоге был арестован. На этом примере хорошо видно, насколько важно иметь конкуренцию среди силовых ведомств.

Коррупция при Николае I как национальная идея

Как НКВД превратилась из хозрасчётной организации в мародёрную

Животное умирает и его биомасса пропадает. И достаётся совершенно посторонним организму червям.

А надо бы, чтобы в организме оставалось в виде червячка зародыш (Или несколько. Чтобы смерть увеличивала поголовье) этого животного. У женщины оплодотворённый зародыш, а у мужчин не оплодотворённый. С набором генов только родительского организма.

Если животное погибает или умирает, зардыш (зародыши) активизируется в виде червя и пожирает умерший организм изнутри. Увеличиваясь, пока всё не пожрёт. После этого червяк 9червяки) окукливается  внутри скелета и после созревания из куколки вылезает из остатков скелета новый почти взрослый организм - точная копия отцовского или видоизменённая смешанием генов материнского. Который потом растёт до нужных рамеров, питаясь самостоятельно.

Чтобы труп пока растёт червяк, ещё кто не пожрал (даже гнилостные бактерии и грибки), зародыш его отравляет для всех, кроме себя, сильнейшим ядом, предотвращающим гниение. Падальщик куснёт и рядом ляжет. После вылуплении из куколки будет дополнительная пища.

Хорошо бы ещё, чтобы зародыш, если труп не сильно повреждён и ещё свежий, взял бы управление трупом на себя. Типа зомби. С одной целью - спрятать будующий труп в укромное место. Закопаться в землю, или ещё как то по другому.

Но как вы понимаете, это уже совершенная фантастика.

Если природа до этого недопёрла, может генные инженеры исправят когда нибудь недоработку природы.

А пока пусть хоть фантасты используют идею в своих произведениях.
Дарю!

А писал про эту трагедию в мтатье Павлик Морозов: человек и идеолгоический штамп.

Вот ещё факты в дополнение:

Двух детишек ножом. За что?






Помните героическую историю пламенного пионера Павку Морозова, который заложил чекистам собственного папу, укрывающего зерно, за что и был зарезан кулацкими недобитками. По другой версииПавлик написал донос в органы о том, что его батя, будучи председателем сельсовета, торгует  справками и бедняцком положении и содействует побегу из ссылки спецпереселенцам. На суде он будто бы отрекся от отца и вообще призывал расстрелять его, как контру. Очень правильный мальчик по канонам 30-х годов. Но к реальности это, как водится, никакого отношения не имело.

Был ли Павлик Морозов пионером, да еще организатором первого в деревне Герасимовка пионерского отряда, как о том трубила советская пропаганда? Носил ли он пионерский галстук, с которым его неизменно ваяли скульпторы и изображали художники? Нет. Вот единственная фотография Морозова, на ней он без красного галстука, как и все прочие дети. Какой вообще пионерский отряд в глухой сибирской деревеньке? Кстати, следва от Павки его двоюродный братец Данилка, о котором речь ниже.

Приписали пионерское звание Павлику уже после смерти, когда ваяли миф о первом пионере-герое. Не мог он организовать в оторванной от мира глухой деревеньке то (пионерский отряд), о чем он понятия не имел.

Ключевая фигура в этой истории – отец Павлика Трофим Сергеевич Морозов.А отец его был герой гражданской войны. Командир красного партизанского отряда. И председатель сельсовета этой самой деревни. И член ВКП(б). (Хотя, после его ареста его, вроде бы, задним числом сделали беспартийным) То есть, он и был советской властью. В Тавдинском районе действовала банда братьев Пуртовых, с которой Морозов был связан. Будучи с 1930 г. председателем герасимовского сельсовета, он продавал бандитам продукты и фальшивые документы.


Ошибочно будет думать, что Пуртовы были идейными борцами с Советами, мстящими за поруганную свободу. В 1919 г. Осипа, Михаила и Григория Пуртовых мобилизовали в колчаковскую армию, однако они тут же сдались красным и были отпущены домой. В 1921 г. григория призвали в Красную Армию, однако он и оттуда дизертировал через три дня. Вскоре в Сибири полыхнуло крестьянское восстание и Пуртовы, сколотившие банду,  прославились кровавыми расправами над сторонниками советской власти. 10 марта 1921 г., застигнутые в своем логове в лесу, бандиты сдались без боя отряду из семи большевиков Еланской партячейки.

Голос разума мне подсказывает, что надо было бандитов шлепнуть на месте, а в рапорте написать, что, дескать, оказали отчаянное сопротивление и были ликвидированы. Но еланские большевики оказались гуманистами и решили все делать по закону: сначала суд, а потом – расстрел.  Суд же оказался к банде убийц и грабителей фантастически снисходителен: приняв во внимание бедняцкое происхождение и крокодильи слезы раскаявшихся бандитов, им дали всего 10 лет лагерей. Но и в лагерях они не задержались. Через два года они были освобождены как исправившиеся и по причине будто бы болезни отца.

Вернувшись домой, братья тут же вернулись к своему разбойничьему промыслу. Задерживались, но бежали из-под стражи. С началом коллективизации в Сибирь начали ссылать раскулаченных из европейской части страны, и этот контингент охотно вливался в банду Пуртовых. Что примечательно, до начал 30-х годов семьи бандитов не подвергались гонениям и только в 1931 г. по решению Свердловского областного суда отец Пуртовых с младшими сыновьями Петром и Павлом и их жены были выселены за родной деревни. Младший сын Пуртова Петр получил пять лет колонии за укрывательство страших братьев, однако через полгода сбежал и вернулся в родные места, где жил по фальшивым документам. Павел тоже сбежал из ссылки и примкнул с банде.

Ликвидирована банда Пуртовых, на счету которой было не менее 20 трупов, лишь в 1933 г. Последней каплей, переполнившей чашу терпения органов, стало зверское убийство Павлика и Феди Морозовых, получившее широкий резонанс. Пуртовы не имели к этому прямого отношения, однако сам факт существования в районе банды, пользовавшуюся славой неуловимой, выглядел вызывающим. В район была направлена опергруппа ОГПУ под началом опытного чекиста Крылова, которая поставленную задачу выполнила.

Так вот, столь длительная эпопея банды Пуртовых стала возможной благодаря, как бы сейчас сказали, коррупции, поскольку бандиты наладили тесные связи с главами местных сельсоветов, том числе и Трофимом Морозовым. Как говорится, деньги не пахнут, поэтому торговлю справками о бедняцком положении председатель поставил на широкую ногу – покупали их и раскулаченные односельчане и сосланные спецпереселенцы (наличие справки позволяло им покинуть место ссылки). Выданные Трофимом Морозовым справки чекисты изымали у пленных бандитов, находили в бандитских схронах.

Вот и взяли «коррумпированного» председателя под белы рученьки, никакого доноса Павлика для этого не потребовалось. Запираться Трофиму Сергеевичу смысла не было. При чем тут вообще Павка? Дело в том, что его отец был неграмотный, и все справки, которыми он торговал, аккуратным детским почерком выводил сын Павлик. То есть выходит, что отец «сдал» своего сына, а не наооборот. Павлик лишь подтвердил райуполномоченному ОГПУ признание своего отца. Не было и никакого суда, на котором, согласно легенде, юный пионер произнес обличичтельную речь.

Как пишет тюменский краевед и писатель Александр Петрушин, раскопавшим эту историю, «судьбу Трофима Морозова решило заседание «тройки» при Полномочном представительстве ОГПУ по Уралу от 20 февраля 1932 года. Указано: «Занимался фабрикацией подложных документов, которыми снабжал членов к/р повстанческой группы и лиц, скрывающихся от репрессирования Советской власти». Постановление «тройки»: «Заключить в исправительный трудлагерь сроком на десять лет».

К сведению школоты: исправительный трудовой лагерь – это не тюрьма и не колымская зона.  Осужденного всего лишь отправляли на работу на какую-нибудь из множества строек социализма, где он жил и работал без охраны. Но Уволиться» до окончания срока не мог, и часть заработка у него изымалась в пользу государства. Вот такие «зверства» творила Советская власть! Трофиму Сергеевичу Морозову повезло – он попал на строительство Беломорканала, где проявил себя с лучшей стороны, и не только был освобожден через три года, но даже был награжден орденом. После освобождения он жил и работал в Тюмени.

Так за что же убили Павлика, который во всей этой криминальной драме был статистом? Подсказка в следующем: вместе с Павкой был зарезан его 4-летни брат Федя, который даже гипотетически не мог быть пионером, борцом с кулачеством и стукачем на батю. Нет, политика тут совершенно не при чем! Выше я упоминал, что нравы в русской деревне образца начала XX века были дикими, и деревня Герасимовка тут не исключение:

«Отец Павла бросил семью (жену с четырьмя детьми) и стал сожительствовать с женщиной, жившей по соседству — Антониной Амосовой. А потом вообще задумал развестись со старой женой и жениться на двадцатилетней девке. По тогдашнему закону в этом случае вся земля и прочее имущество отходили к отцу в новую семью. И старая жена вместе с детьми становилась бомжами.



Тогда-то Павлик (возможно, по наущению матери) и сообщил о проделках папаши в ОГПУ. Не нашёл лучшего способа решить проблему. По воспоминаниям учительницы Павла, отец его регулярно бил и избивал жену и детей как до, так и после ухода из семьи. Дед Павлика сноху также ненавидел за то, что та не захотела жить с ним одним хозяйством, а настояла на разделе. Со слов Алексея (брата Павла), отец «любил одного себя да водку», жену и сыновей своих не жалел, не то что чужих переселенцев, с которых «за бланки с печатями три шкуры драл». Так же к брошенной отцом на произвол судьбы семье относились и родители отца: «Дед с бабкой тоже для нас давно были чужими. Никогда ничем не угостили, не приветили. Внука своего, Данилку, дед в школу не пускал, мы только и слышали: «Без грамоты обойдешься, хозяином будешь, а щенки Татьяны у тебя батраками». (источник)

Почему дед Павлика возненавидел сноху? Дело в том, что ее Трофим взял в жены из соседней деревни Кулоховки, где нравы были менее патриархальны, нежели в Герасимовке, население которой состояло из «столыпинских» переселенцев из Белоруссии. Татьяна Байдакова, мало того, что оказалась из бедняков и приданное за нее дали маленькое, так она еще и наотрез отказалась жить в доме мужниного отца, а потребовала раздела хозяйства. Этого Сергей Морозов ей простить не мог. Арест сына Трофима вряд ли сыграл тут какую-то роль.
Ещё мотив убийства был у родственников Павлика со стороны отца. В случае гибели Павлика и его брата вся земля по тогдашним законам отходила к ним. (Жена, в случае отсутствия детей мужского пола, не получала ничего).

2 сентября 1932 г. Павлик с братом Федей во время отъезда матери, отправившейся продавать на рынок корову, пошли в лес за клюквой. 6 сентбря два детских тела были обнаружены в лесу. Вот что зафиксировал участковый в протоколе:

«Морозов Павел лежал от дороги на расстоянии 10 метров, головою в восточную сторону. На голове надет красный мешок. Павлу был нанесён смертельный удар в брюхо. Второй удар нанесён в грудь около сердца, под каковым находились рассыпанные ягоды клюквы. Около Павла стояла одна корзина, другая отброшена в сторону. Рубашка его в двух местах прорвана, на спине кровяное багровое пятно. Цвет волос — русый, лицо белое, глаза голубые, открыты, рот закрыт. В ногах две берёзы (…) Труп Федора Морозова находился в пятнадцати метрах от Павла в болотине и мелком осиннике. Федору был нанесён удар в левый висок палкой, правая щека испачкана кровью. Ножом нанесён смертельный удар в брюхо выше пупка, куда вышли кишки, а также разрезана рука ножом до кости». (источник).

Подозрения сразу пали на семью отца убитых. Да, собственно, они особо и не скрывались. По показаниямТатьяны Байдаковой, «когда моих зарезанных детей привезли из леса, бабка Аксинья встретила меня на улице и с усмешкой сказала: «Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!». Инициатором убийства выступил дядя Павлика и Феди Арсений Кулуканов, а непосредственными исполнителями убийства стали 76-летний дед Сергей и 19-летний Данила – двоюродный брат Павлика и Феди. Бабка Аксинья помогала скрыть улики, застирывая кровавые пятна на одежде своего мужа и внука. Но, видать, плохо старалась…

В общем, мы имеем дело заурядное бытовое убийство на почве личной неприязни. Данила Морозов и Арсений Кулуканов были приговорены к расстрелу, но вменялось в вину им именно зверское убийство, а вовсе не контрреволюционная деятельность, которую им пристегнули до кучи, чтоб придать делу правильную классовую окраску. Дед Сергей и бабка Аксинья (Ксения) умерли в тюрьме, не дождавшись приговора.

В перестроечное время, когда было модно «переоценивать ценности», неполживая демократическая общественность стала требовать реабилетации убийц братьев Морозовых, вопя, что дело сфабриковано, а показания выбивали из обвиняемых пытками. Версия эта не имет под собой оснований. Суд был публичный, Данила свою вину признал и дал показания против подельников. Дед Сергей юлил – то признавался, то шел в отказ. Арсений Кулуканов свою вину отрицал. Однако улики были серьезными, показания свидетелей неопровержимыми. Какой смысл выбивать показания пытками, если на суде обвиняемые от них откажутся? В общем, даже спустя 68 лет Генеральная прокуратура после проверки следственного дела, постановила «Признать Морозова Сергея Сергеевича и Морозова Даниила Ивановича обоснованно осужденными по настоящему делу за совершение контрреволюционного преступления и не подлежащими реабилитации». Разве что в отношении Данилы уточнили, что тот обвиняется лишь в убийстве.

А миф  о пионере-герое к реальному Павке Морозову отношения не имеет. Секретарь Уральского обкома ВКП(б) Кабаков рассказал Сталину о резонансном убийстве в Тавдинском районе 14-летнего мальчика, вождю показалась перспективной идея раскрутить это дело в пропагандистском русле – и понеслось… Миф зажил собственной жизнью.

Нет уже ни Сталина, ни советской власти, а миф живуч, правда из светлого он превратился в черный, и имя Павлика Морозова стало нарицательным, обозначая подонка, который готов продать родного отца.  А факты? Факты никому не интересны.

Нагнетаемая истерика про "партию жуликов и воров", которую, якобы, надо не допустить к власти на выборах и будет всем счастье, адресована или молодёжи с короткой памятью, или дуракам, которые мыслят комиксами и голливудскими картинами про противоборство хороших парней с плохими. В которых хорошим парням надо просто побить морду плохим, чтобы победило добро.

Я лично помню несколько партий власти, сменяющих одна другую: КПСС, гайдаровский Демвыбор России, черномырдинскую Наш дом Россия, несколько локальных партий региональных начальников. А теперь вот ЕдРо. Вспомните: раньше, что, вам лучше жить было?

Они сменяли друг друга на протяжении 30ти лет. Партии сменялись, а персоналии оставались всё те же. (Не считая выбывших по возрасту) Они просто плавно перетекали в новые партии власти.

А по другому и быть не могло. Управление государством – профессия. Кухарку управлять государством не поставишь. И кого брать? Читали объявления: "Требуется бухгалтер с опытом работы"? Даже бухгалтером в ЖЭК без опыта не берут. А тут государство.

Вернее, это не чиновники перетекают в очередную партию власти. Это новая партия власти натекает на госаппарат. Ну, а госаппарат не возражает. Для них состоять ещё в какой то партии – лишняя обуза. Хотя, впрочем, не обременительная. Что то вроде ношения галстука на шее. Раз приличия требуют...

И партийные функционёры тоже рады их принять. Вместо того, чтобы бороться за власть с аппаратом, с которой лично для политиков сопряжено много приятных возможностей, гораздо проще присоединиться к ней. Путём принятия чиновников в победившую на выборах партию.

Как и всякая профессия, всякая власть сопряжена с некоторыми возможностями злоупотреблять. Воспитатели в детских садах питаются за счёт заведения. Дальнобойщики берут левые грузы. А чиновники "берут". Это и называется "коррупция". Только масштабы разные. В соответствии с возможностями. Чем больше власть, тем больше возможности.

А если какой придурок не станет этого делать, то ему напомнят, что человек смертен, а аппарат вечен. Вон Сталина с Лениным и Николашку убрали, а ты ни тот, ни другой, ни третий.

Но я думаю, навальные тоже не круглые идиоты. Так что до крайних мер не дойдёт.

И можете не сомневаться, кто бы не пришёл к власти, персоналии в аппарате не сильно поменяются. Придут коммунистами, нынешние чинари достанут свои старые партбилеты и вновь станут коммунистами. Придут сталинисты или маоисты – станут сталинистами и маоистами. Придёт кто угодно к власти, хоть гомосексуалисты – станут гомосексуалистами. И делом докажут преданность идеалам гомосексуализма. Дело не в партиях и не в лицах в ящике. Дело в сущности власти. Количество жуликов и воров, а также взяточников во власти по крайней мере не сократится.

Так что не предавайте сакрального значения кандидатурам всяких навальных, которыми вам срут в мозг, представляя их как очередных спасителей России и прочих защитников русского народа. Сменятся только морды в ящике. Вместо жирненьких появятся тощие, которые начнут быстро жиреть на кремлёвских харчах. За ваш счёт, естественно.

Как говорится, за кого не голосуй, в жопе будет тот же хуй! А если немножко и не тот, то разницы вы всё равно не почувствуете.

Я вот не голосую с начала 90х. Не вижу смысла.

Оригинал взят у pravdoiskatel77 в За что в Китае приговаривают к смертной казни


Скольким бы чиновникам в России вынесли мозг, если бы мы жили по китайским законам...

1) Государственная измена;
2) Сепаратизм;
3) Вооруженные беспорядки и бунты;
4) Переход в стан противника
5) Шпионаж;
6) Продажа за рубеж путем выкупа, вымогательства, шантажа и других незаконных способов получения секретов и информации государственной важности;
7) Подкуп противником;
8) Преступная халатность повлекшая за собой пожар;

9) Преступная халатность повлекшая за собой наводнение;

10) Преступная халатность повлекшая за собой взрыв;
11) Преступная халатность повлекшая за собой выброс отравляющих веществ;
12) Преступная халатность поставившая под угрозу общественную безопасность;
13) Нанесение вреда транспортным средствам;
14) Нанесение вреда транспортным коммуникациям;
15) Нанесение вреда энергетическому оборудованию;
16) Нанесение вреда огнеопасному или взрывоопасному оборудованию;
17) Захват воздушных судов;
18) Незаконное производство, приобретение и продажа, транспортировка, пересылка по почте огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;

19) Незаконное приобретение и продажа, транспортировка ядерных материалов;
20) Хищение стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ;
21) Грабеж стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ;
22) Производство, реализация отравленных или вредоносных продуктов питания;

23) Производство, реализация поддельных лекарственных препаратов;
24) Контрабанда оружия и боеприпасов;
25) Контрабанда ядерных материалов;
26) Контрабанда поддельных денежных знаков;
27) Контрабанда культурных ценностей;
28) Контрабанда драгоценных металлов;
29) Контрабанда редких видов животных и предметов из них;
30) Контрабанда обычных видов товаров и материальных ценностей;
31) Контрабанда твердых видов отходов;
32) Производство поддельных денежных знаков;
33) Фондовые махинации;
34) Махинации с векселями;
35) Махинации с финансовыми инструментами;
36) Мошенничество с аккредитивами;
37) Выдача мнимых чеков НДС с целью извлечения незаконной прибыли от возврата экспортного НДС, а также неуплаты налогов и пошлин;
38) Печать, продажа поддельных чеков НДС специальной уставленной формы;
39) Умышленное убийство;
40) Умышленное нанесение телесных повреждений;
41) Изнасилование;
42) Изнасилование несовершеннолетних;
43) Захват заложников;
44) Похищение и продажа женщин и детей;
45) Грабеж;
46) Хищение;
47) Передача информации о способе совершения преступления другим лицам, подстрекательство;
48) Вооруженный побег;
49) Организация и помощь в вооруженном побеге;
50) Разграбление древних захоронений и мест, представляющиех археологическую важность;
51) Разграбление окаменелых останков древних людей, а также древней флоры и фауны;
52) Контрабанда, продажа, транспортировка и производства наркотических веществ;
53) Организация притонов и проституции;
54) Принуждение к проституции;
55) Порча военного оборудования, военных сооружений, а также средств военной коммуникации;
56) Умышленная поставка непригодного военного оборудования или строительство непригодных военных сооружений;
57) Расхищение государственных фондов и имущества;
58) Взяточничество;
59) Неподчинение приказу в военное время;
60) Сокрытие или заведомо ложная передача военной информации;
61) Отказ в передаче военных приказов или фальсификация таковых;
62) Сдача в плен;
63) Дезертирство с фронта;
64) Препятствование выполнению военных задач;
65) Дезертирство;
66) Распускание слухов и смуты в военное время;
67) Хищение или грабеж военного оборудования и материальных ресурсов военного использования;
68) Незаконная реализация или передача в пользование третьим лицам военного оборудования;
69) Изувечение, мародерство населения в военное время.

Более половины — 51,5% — предпринимателей, опрошенных Федеральной антимонопольной службой, не доверяют правоохранительным органам. А 61,6% считают, что в последние два года защита их законных прав ухудшилась. Есть несколько причин появления такой статистики. Одна из них — несоразмерное уголовное преследование. В России сложилась нездоровая практика, когда представителей бизнеса судят по тем же статьям, что и криминальных авторитетов. Например, в Омске за бандитизм в СИЗО отправили двух бухгалтеров — матерей-одиночек, которым не было и 30 лет. А в Ростове-на-Дону по «бандитской» 210-й статье судят юриста — она работала в банке, приобретённом для того, чтобы вывести из него деньги.
.
«Раз вместе фотографируются, значит банда»: почему коммерсантов судят по статье для воров в законе
.
Статью 210 Уголовного кодекса писали в 1990-х годах — чтобы привлекать к ответственности главарей группировок, лично не совершавших убийств или краж. Но в последние годы по этой статье судят обычных предпринимателей..
.
Проблема 210-й — в не совсем удачных формулировках. Одним из главных признаков преступного сообщества закон назвал «структурированность» наряду с «организованностью» и «специальной целью деятельности». Специальной целью должно быть тяжкое или особо тяжкое преступление для получения прямо или косвенно финансовой или иной выгоды.
.
То есть теоретически преступным сообществом можно считать любую организацию: банк, торговую компанию, даже семью. Ведь везде есть структура — начальник, подчинённый, в конце концов, старший член семьи.
.
Дошло до того, что на статью 210 пожаловались Владимиру Путину во время последней прямой линии.
«Здесь у меня даже комментария нет, только слова о том, что я с этим согласен. И с этим нужно точно совершенно на экспертном уровне поработать: правовое управление и администрация президента должны этим заняться, в Думе должны об этом подумать. Потому что на сегодняшний день юридическая техника такова, что под преступное сообщество можно подвести совет директоров любой организации, где кто‑то из членов этой организации замечен в нарушениях закона. И это, конечно, недопустимо, совершенно очевидный факт, с этим нужно поработать и внести изменения в действующий закон», — сказал глава страны.
.
До 20 лет за консультацию
.
Сейчас в Госдуме хотят ограничить применение 210-й статьи. Депутат Рифат Шайхутдинов внёс законопроект о запрете на её использование одновременно с экономическими статьями.
Президент поручил разным ведомствам подготовить предложения по смягчению 210-й статьи для бизнесменов.
.
«И мы совместно с другими правоохранительными, контролирующими, надзорными органами, в частности с МВД, Росфинмониторингом и другими, проработали этот вопрос», — говорит Александр Бастрыкин.
.
Всего за 2018 год, по данным Генеральной прокуратуры, было возбуждено 65 дел по 210-й статье, связанных с преступлениями экономической направленности. Данные за первое полугодие 2019 года на момент публикации были недоступны, статистику пока не успели обновить.
«В аппарат уполномоченного с начала года поступило 16 обращений по поводу вменения статьи 210. Большая часть дел возбуждена следователями МВД, но несколько дел в производстве Следственного комитета. В трёх случаях в 2019 году 210-я статья довменена к ранее предъявленным обвинениям. В одном случае дело возбуждено в 2019 году. Похоже, что все четыре дела, о которых говорил Александр Бастрыкин, попали прямиком к нам.
.
По поводу 210-й статьи к нам обращаются всё чаще, и это крайне удручает», — констатировал в разговоре с RT бизнес-омбудсмен Борис Титов.
И членов их семей с адресами.

Ампилов этим же занимался в 90х годах.
И даже призывал в мегафон к избиению омоновцев на площадях во время протестов. Даже одного омоновца покалечили грузовиком.

А знаете, чем кончилось?

Омоновцы поймали Ампилова и перебили молотком ему пальцы на той руке, в которой он держал мегафон.

После этого Ампилов проникся идеей сугубо мирных протестов и постепенно сдулся и о нём забыли.

Неужели кряклы думают, что у них больше возможностей для террора, чем у силовиков?

Продолжая тему изнасилований в Европе


Как то прошла история про 17-летнюю девочку из Дании, которую попытался изнасиловать темнокожий парень рядом с центром для беженцев.  Я не знаю был ли он беженцем, но дело в том, что девушке после всего этого присудили штраф в 500 крон (что переводится в 730 долларов) за то, что она использовала pepper spray (не знаю, как это называется по-русски), чтобы от него отбиться. Оказывается pepper spray в Дании запрещен. Благо нашлось много граждан, которые готовы помочь девушке заплатить штраф...  Но власти видимо предпочитают, чтобы девушек насиловали на улице, а они не могли себя никак защищать?

Что вы думаете по этому поводу?

Вот одна из многочисленных ссылок:
http://www.washingtontimes.com/news/2016/jan/27/danish-teen-faces-fines-for-using-pepper-spray-on-/

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner