?
?

Category: армия

Да. Любой бомбардировщик может защищаться. Не знаю, как белый лебедь,

но нас учили, чтобы гарантировано сбить В-52 надо было летать всем полком перехватчиков. У него мощная система самозащиты. Большая часть этих перехватчиков будет им сбита.

В России уличили США в нежелании «оголить свои тылы»

США для успешного вторжения в Иран необходимо «400-500 тысяч штыков», заявил «Звезде» член-корреспондент Академии военных наук Сергей Судаков.

«Чтобы собрать такую группировку, Америке придется отправить на войну половину своей армии. А это физически невозможно», — уверяет эксперт.

Судаков отметил, что подавление потенциально более слабого противника, Северной Кореи, потребует выполнения не менее четырех тысяч вылетов боевой авиации каждую неделю, «для чего придется притащить к корейским берегам четыре авианосные ударные группы и оголить свои тылы».

В том же месяце «Звезда» написала, что российский стратегический ракетоносец Ту-160, называемый летчиками «Белым лебедем», не является беззащитной птицей и вполне может показать реальную, а не сказочную «кузькину мать», которая способна «внести существенные изменения в ландшафт любого континента» и существенно «отредактировать» список городов и стран на глобусе. В сентябре Военно-морские силы США с испытательного центра на острове Уоллоп (Вирджиния) провели запуск ракеты-мишени GQM-163A Coyote («Койот»), имитирующей сверхзвуковые многоступенчатые крылатые ракеты, в частности российский «Калибр» (на участке отделения последней ступени от предпоследней).

Есть ещё одно предположение, почему в Саудовской Аравии американские пэтриоты не увидели дронов.

А потому, что на дронах были установлены американские ответчики с их кодами свой-чужой.
В этом случае автоматика средств ПВО любой страны натроены так, чтобы или не видеть эти летательные аппараты, или не попадать по ним.

Вопрос: кто мог американские коды на дроны установить?
Кому это было выгодно? (Каждому по своей причине).


  1. Пиндосы

  2. Израильтяне

  3. Русские

  4. Иранцы.

Не завидую Пентагону, если эти коды получили руские или иранцы.

В США устанавливают прицельно навигационные комплексы на боеголовку. А в РФ - на самолёт.

И фигачат с тем же результатом обыкновенными свободно падающими бомбами, которых накоплено в СССР на 2 мировые войны. И которые всё равно надо как то утилизировать.
А всё потому, что цели разные. У США главное - регулярно кормить свой ВПК. А в РФ - экономно и с максимальным эффектом утилизировать вылежавшие свой гарантийный срок боеприпасы.


Русский тип «высокоточки»

Это особенно хорошо видно на примере воздушной операции российских ВВС в Сирии.

Основа применяемых там АСП — ОФАБ-250-270, типовые 250-килограммовые осколочно-фугасные авиабомбы. Управляемые боеприпасы, такие как Х-25МЛ, Х-29Л или корректируемые авиабомбы, составляли лишь незначительную долю.

Корректируемая авиабомба КАБ-500С-Э

Корректируемая авиабомба КАБ-500С-Э

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

На это была причина, не связанная с недоразвитостью отечественных ВВС. Дело в том, что при модернизации фронтовой авиации были приняты решения, отличающиеся от того пути, по которому пошли, скажем ВВС США. Американцы в свое время создали JDAM — комплект из инерциально-спутниковой системы наведения и хвостовых рулей, позволяющий превратить обычные бомбы в корректируемые.

В итоге доля управляемых АСП, применяемых США в воздушных кампаниях последних 25 лет, последовательно росла: с 10 процентов в Ираке 1991 года до 25 процентов в Югославии 1999 года, 60-70 процентов в Афганистане 2001 года и в Ираке 2003 года — до 85 процентов в Ливии 2011 года.

Россия вместо этого решила, что выгоднее модернизировать прицельно-навигационный комплекс фронтовых бомбардировщиков. Так появилась ОКР «Метроном», по которой был создан прицельный комплекс СВП-24 «Гефест», обеспечивающий повышенную точность сброса обычных авиабомб за счет автоматического учета параметров движения самолета и внешних возмущений. Сходные задачи решались в рамках конкурирующей ОКР «Гусар», по которой были созданы самолеты Су-24М2, однако военные в итоге выбрали «Гефест».

В результате было обеспечено высокоточное применение самых обычных дешевых боеприпасов, (которых навалом и которые надо как то утилизировать). Конкретная экономика процесса, безусловно, должна включать в себя расчет типовых сценариев: с сопоставлением затрат на НИОКР по прицельному комплексу и модернизацию самолетов — с одной стороны и разработкой возможного аналога JDAM со стоимостью закупаемых комплектов модернизации — с другой.

Можно утверждать, что с ростом количества примененных боеприпасов российский вариант становится все более предпочтительным.

ОКР «Метроном», к слову, в итоге стоила бюджету 108,7 миллиона рублей (изначальный контракт заключался еще в 1996 году на 11,7 миллиарда неденоминированных рублей), а модернизация одного самолета Су-24М в ценах 2010-2012 годов обходилась приблизительно в 30 миллионов рублей (из них до четырех миллионов рублей собственно работы, остальное — стоимость устанавливаемого оборудования).

При этом, скажем, отечественная высокоточная «ГЛОНАСС-бомба» КАБ-500С, также применявшаяся в Сирии, по данным прессы, стоит три миллиона рублей в ценах 2011 года. Американский же типовой комплект JDAM обходится бюджету Пентагона приблизительно в 30-40 тысяч долларов (в зависимости от типа).

"Слышишь, милая! Хорошо под музыку митральезы жечь и насиловать!"

Как англо-американские войска проводили "операцию Грабеж"
После разрушения СССР на Западе активизировались процессы пересмотра страниц Второй мировой войны. В частности, советский воин-освободитель был превращен в звероватого и азиатского насильника и грабителя.

Хотя «трофейная лихорадка», которая действительно охватила советские войска в последние месяцы войны, не выходила за пределы разумного и не была исключительным явлением в армиях держав-победительниц. Между тем трофейная тема активно используется для антисоветской и антирусской пропаганды.

Обличители советских солдат обычно забывают, что происходило в армиях союзников. Действия советских солдат на фоне настоящего грабежа, который устроили союзники в Германии, выглядят детскими шалостями. Трофейные вещи в посылках и чемоданах демобилизованных солдат и офицеров и в малой степени не могли возместить тот непоправимый ущерб, который понесла советская страна от войск оккупантов.


Нельзя забывать и того, факта, что огромные советские территории были захвачены противником, подвергались целенаправленному разорению и по ним дважды прошел каток войны. А Англия и США не знали ужасов оккупации. Да и во Франции оккупационный режим был намного мягче, чем в Советском Союзе.


Англо-американские войска на Западном фронте столкнулись с намного менее сильным сопротивлением немцев, чем советские армии на Восточном фронте. Англо-американские войска столкнулись в Германии с испуганным, голодным и чаще всего потерявшим веру в будущее местным населением.

Психологическая подавленность населения западной части Германской империи, в отличие, например, от населения восточной её части, объяснялось не только утомлением от войны и проблемами в области снабжения продовольствием и товарами первой необходимости, но и ужасными ежедневными массированными бомбардировками населенных пунктов и промышленных центров Третьего рейха союзной авиацией. Рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс считал, что «…вражеский воздушный террор — главная причина, объясняющая, почему население на западе выглядит таким усталым» (Геббельс Й. Последние записи. Смоленск. 1998).

В западных и юго-западных районах Германии воздушные тревоги практически не прекращались, люди день и ночь сидели в бомбоубежищах. Пораженческие настроения стали массовыми и передавались в войска.

27 марта 1945 года, когда ситуация на Западном фронте стала критической, Геббельс анализируя главные причины падения морального духа немецкой нации, отметил: «...Население западных областей Германии в результате вражеских воздушных налетов, длившихся месяцами и годами, до такой степени измучено, что предпочитает ужасный конец ужасу без конца».

Один из главных нацистских идеологов признал, что боевые действия на Западном фронте стали для противника «детской забавой». Организованного и мужественного сопротивления не оказывают ни немецкие войска, ни гражданское население. Дошло до того, что в ряде мест союзные войска население встречало как освободителей. В частности, Геббельс отметил, что «Население Франкфурта показало себя чрезвычайно трусливым и покорным».

Столкнувшись с фактами массового морального пораженчества у населения западных областей Рейха, рейхсминистр народного просвещения и пропаганды в начале апреля 1945 года сделал вывод, что германская пропаганда сделала большую ошибку, расписывая только «зверства азиатских, большевистских орд» на Восточном фронте и проигнорировав необходимость антиамериканской и антибританской агитации на Западе. Он поставил задачу перед прессой и радио разъяснять немецкому народу, что западный противник вынашивает такие же планы по уничтожению Германии, как СССР. Однако время было упущено.

Немецкое население западных областей Третьего рейха устало от войны и хотело ускорить наступление мира. В некоторых населенных пунктах гражданское население даже мешало солдатам вести боевые действия, люди призывали военных сложить оружие. К примеру, в Зигбурге у городской военной комендатуры прошла женская антивоенная демонстрация. Гражданское население видело бесперспективность сопротивления и не хотело, что бы их дома были разрушены, а земли опустошены. Белые флаги перед англо-американскими войсками вывешивали повсеместно.

Таким образом, у союзных войск не было никаких предпосылок для жестокого отношения к местному населению. Франция, Англия и США не были разрушены войной. Англия и США не подвергались оккупации. Воздушные удары по английской территории не носили столь опустошительного характера, как бомбежки Германии. США вообще не пострадали. Да и Франция, если сравнивать с советской территорией, пострадала мало, а её население не подвергалось полномасштабному геноциду.

На Западном фронте боевые действия велись вяло, часто наступление союзных войск имело характер «прогулки» и военных учений. Ожесточенное сопротивление со стороны немцев носило очаговый, исключительный характер. Фактически немецкие войска на западе провели только одну серьёзную операцию против союзных войск – Арденнскую операцию. Да и местное население было настроено нейтрально, или даже положительно, считало союзников «освободителями». Правда, уже после оккупации, многие изменили своё отношение к англо-американским войскам.

Поэтому «операция Грабеж», которую провели англо-американские войска в Германии и жестокость по отношению к гражданскому населению, нельзя оправдать ничем. Это было обыкновенное мародерство и издевательства оккупантов над покоренным населением. Немецкое население в областях Германии занятых англо-американскими войсками в некотором отношении познало судьбу советского населения в оккупированных вермахтом землях. Военнослужащие союзных войск с самого начала с местным населением не церемонились. Потерпевшая поражение держава с самого начала рассматривалась союзниками как военная добыча.

Британский историк Энтони Бивор отметил, что массовый грабеж имущества местного населения со стороны союзников был отмечен ещё до перехода германской границы. Солдаты воспринимали всю территорию занятую немцами, как зону, где можно брать трофеи. В частности, грабили население Бельгии (Бивор Э. Падение Берлина. М., 2004). Военная полиция пыталась остановить этот процесс, но без особого успеха. Размеры награбленного добра были ограничены только возможностями по их перемещению и отправке на родину. Тут в лучшей ситуации были танкисты, которые могли перевозить на танках крупные вещи, вроде радиоприемников и печатных машинок. А также бойцы относительно самостоятельных частей, вроде Специальной воздушной службы (SAS), которые имели возможность грабить имения высокопоставленных нацистских сановников.

На контрольно-пропускных пунктах американские солдаты тщательно осматривали немецких военнослужащих и гражданских лиц, отбирали часы, личные вещи, награды. Свою лепту в грабеж немецкого населения вносили и репатриированные жители захваченных Германией государств, которые возвращались на родину. Неприкосновенной немецкую государственную и частную собственность они не считали. Военный прокурор 1-го Белорусского фронта докладывал: «Насилиями, а особенно грабежами и барахольством, широко занимаются репатриированные, идущие на пункты репатриации, а особенно итальянцы, голландцы и даже немцы. При этом все эти безобразия сваливаются на наших военнослужащих…» (Кустов М. В. Цена победы в рублях. М.. 2010).

Поэтому весьма удивительно, что покаяния требуют только от русских. Грабили американцы, англичане, французы, итальянцы, голландцы, сами немцы, а каяться должны только русские. Очевидный пример политики «двойных стандартов», которую так любят применять на Западе. При этом полностью игнорируется тот факт, что солдаты союзных армий не могли привести в своё оправдание примеров поведения немецких войск на «оккупированной» английской или американской земле. Англо-американским солдатам не надо было возвращаться в разрушенные города, деревни, где часто не осталось ни одного целого дома, где люди забыли о нормальном питании и нормальной одежде.

Ограблению подвергалось всё, что солдаты союзных войск находили в немецких домах: от личного имущества, посуды, предметов быта до драгоценностей и предметов роскоши, антиквариата. Почти повсеместно опустошались запасы алкогольных напитков. У немцев отбирались радиоприемники, велосипеды, все транспортные средства. Связист Виктор Залгаллер в своих воспоминаниях написал, что на немецкой территории, с которой отошли американские войска и туда вступили советские части: немецкие телефонистки рассказывали, что американцы заняли территорию без боя, но они отняли обручальные кольца и вывезли дорогую мебель.

Награбленное добро, и прежде всего дорогие столовые сервизы, фотоаппараты, печатные машинки, антиквариат, произведения искусства отсылались по военной почте в США (Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. M., 2000). Когда грабеж немецкого населения стал приобретать массовый и неконтролируемый характер, штаб союзного командования был вынужден предпринять некоторые меры, чтобы унять это явление.

В апреле 1945 года была выпущена специальная директива, которая разрешала отправку домой только тех предметов, которые имели нацистскую символику (холодное оружие, жезлы, флаги, знамена, нарукавные повязки и пр.), или принадлежали германским вооруженным силам (форма, пистолеты, винтовки, другое имущество, найденное на военных складах и объектах). В каждую посылку вкладывали разрешение, которое подписывал командир воинской части. В результате практика отсылки награбленных немецких вещей приняла контролируемый характер. Понятно, что в директиве были «лазейки», так столовые приборы с нацистской символикой или немецкой военной столовой, можно было отправить на родину.

Проблема поддержания правопорядка и дисциплины в войсках не ограничивалась только мерами по прекращению ограбления немецкого населения. В англо-американских войсках были и более серьёзные преступления – дезертирства, изнасилования, изнасилования с убийством, издевательства над пленными и местным населением и т. д. Статистические показатели официально зарегистрированных преступлений постоянно росли: январь-февраль 1945 года – суду подвергнуты 32 человека, в марте – 128, апрель – 259 американских солдат. В общей сложности за период боевых действий в Западной Европе 70 американских военных были приговорены к смертной казни. Одни был дезертиром, других приговорил к высшей мере за убийства, изнасилования и изнасилования с убийством.

Надо сказать, что в наибольшей степени негативная статистика поведения военных в Германии и в других освобожденных от нацистов странах относится к американским солдатам. Кроме того, «отличились» и французы, особенно колониальных частей (арабы, африканцы). Хотя и британцы были не прочь набрать «сувениров», разгромить винный магазин, или склад с имуществом.

Западные СМИ, смакуя подробности мифа об «изнасиловании 2 млн. немок в возрасте от 8 до 80 лет советскими солдатами», совершенно закрыли глаза на поведение своих войск, хотя именно в расположении союзных войск грабеж и насилие в отношении гражданского населения приняло массовый характер. Официальная статистика союзных войск, вне всякого сомнения, отражает только наиболее вопиющие случаи, на которые было нельзя закрыть глаза.

Отчет армейского генерального судьи отмечал «колоссальное» увеличение количества изнасилований, после вступления союзных войск на германскую территорию. Примерно 88% изнасилований, о которых поступили известия, были совершены в марте-апреле 1945 года. Типичной была картина, когда группа солдат вламывалась в немецкий дом под предлогом поиска нацистов и происходили издевательства, изнасилования. Они сопровождались «..взломами, грабежами, пальбой, побоями, возросла и доля актов содомии…» (по данным книги американского историка Уильям Хитчкок «Горькая Дорога к Свободе, Европа 1944-1945. Освобождение).

На фоне таких данных, по крайней мере, предвзято выглядит описание в западной литературе и прессе только «зверств русских, азиатских орд». Война - это всегда насилие и с этой проблемой сталкивалось командование всех армий. Однако в некотором отношении советские солдаты выглядели даже на войне более милосердными и человечными, чем военных других армий или граждане оккупированных немцами государств.

Достаточно вспомнить забытый в СССР (о союзниках было непринято говорить плохое) факт отношения чехов к немецкому населению. Местным немцам на головах выстригли дорожки, чтобы их сразу было видно. Использовали на принудительных работах, бывало, что даже вместо лошадей в телегу впрягали(!). Когда судетских немцев начали массово депортировать, происходили случаи, что их гнали через границу голыми(!). В результате советским военным властям пришлось их ещё и одевать.

На таком фоне советские войска выглядят просто собранием невероятных гуманистов, которые кормят, одевают немцев, а, что на них можно ездить или раздевать догола, им и в голову не приходит.


Приложение. Владимир Крупник ПО СТРАНИЦАМ КНИГИ УИЛЬЯМА ХИТЧКОКА «Горькая Дорога к Свободе, Европа 1944-1945. ОСВОБОЖДЕНИЕ. 2008». Источник: Интернет-сайт "Я помню" (http://iremember.ru/dopolnitelnie-materiali/vladimir-krupnik...)

….


В НОРМАНДИИ

… Кражи и грабежи домов ферм [местных жителей] начались 6 июня и не прекращались все лето. Дэвид Уэбстер (David Webster), приземлившийся в Нормандии в День Вторжения в составе 110-й авиадесантной дивизии армии США, вспоминал, что украл начатую бутылку коньяка уже через несколько часов после высадки. В городке Colombières, расположенном всего в нескольких милях от побережья и освобожденном в первый же день, по воспоминаниям одной из местных жительниц, канадцы основательно разграбили ее дом.

«Грабеж шел по всей деревне, — вспоминала она. – Солдаты грабили все подряд и грузили награбленное в тачки и грузовики. Шли споры о том, кому что достанется. Они отбирали одежду, обувь, продукты, забрали даже деньги из домашнего сейфа. Мой отец не смог их остановить. Изсчезла мебель, они утащили даже мою швейную машинку...»

Грабеж продолжался изо дня в день и имел вполне предсказуемый эффект: «Энтузиазм по отношению к освободителям угасает, солдаты грабят, крушат и вламываются в дома под предлогом поиска немцев. После того как солдат вошел в наш дом, когда мы сидели за столом, исчезли мои золотые часы… Замки на шкафах взламывались, двери вышибались, ящики опустошались, из них исчезало белье, вещи вышвыривались на пол, полотенца исчезали. И все время они пили наши кальвадос и шампанское...»

8 августа к югу от Каена майор А. Дж. Форрест (A. J. Forrest) видел, как солдаты 7-го батальона полка Green Howards (британцы!) грабили фермерский дом, пилили мебель на дрова и объедались самой разнообразной живностью, попавшей им в руки: от куриц и кроликов вплоть до голубей. «Позор, — подумал он. – Три сотни немцев, по-видимому, жили в окрестностях и уважали чужую собственность, не хватали чужой скот и вещи. Как он [хозяин] отреагирует на это безобразие? Не иначе как будет проклинать своих освободителей.» На самом деле, поведение подобного рода имело место и в 1945-м – в Бельгии, Голландии и Германии: грабежи и кражи были обычной картиной на освобожденных территориях…


БЕЛЬГИЯ

После сражения в Арденнах американцы приложили немало усилий для того, чтобы оказать помощь мирному населению деревень и небольших городков, пострадавших от ожесточенных боев: кормили людней, оказывали им медицинскую помощь, проводили дезинфекцию помещений. В больших городах картина нередко бывала другой:

В этот период времени генерал Эрскин (Erskine), глава миссии SHAEF (Supreme Headquarters Allied Expeditionary Force) в Бельгии, получил от главы бельгийского Комитета Государственной Безопасности (High Commission for State Security) Генерального Адвоката Вальтера Гасхофа (Walter Ganshof) следующее тревожное послание:

«Считаю своим долгом ознакомить вас с фактами, поступающими со всех концов страны, куда с боями пришли американские и британские солдаты. Поступают бесчисленные жалобы от населения на продолжающиеся грабежи. Как вы знаете, бельгийцы безмерно благодарны союзникам за освобождение. Вне всякого сомнения, они отдают себе отчет в том, в каких трудных условиях ведут бои эти войска… Тем не менее, я полагаю, что если бы военнослужащие лучше понимали, какие тяготы выпали на долю населения тех регионов, в которых только что прошли бои, они бы воздержались от ненужных грабежей, разрушений, порчи имущества, столь нужного людям

Гансхоф также отметил, что «получил множество сообщений о том, что американцы уничтожают или портят большое количество продовольствия прямо на глазах у гражданского населения. Полупустые консервные банки с жирами или другими продуктами выбрасываются… Это оказывает крайне негативное воздействие на находящихся в бедственном положении людей

Гансхоф, к сожалению, был в курсе того, что данные сообщения были далеко не первыми и не относились к инцидентам, случающимся близ передовой. Далеко в тылу военнослужащие союзных войск также нарушали общественное спокойствие, пьянствовали, грабили, насиловали и воровали.

Один из обвинительных документов, сохранившихся в архивах Комитета, включает в себя жалобы на поведение союзных войск в Брюсселе, поступавшие практически каждый день, начиная с 11 сентября 1944 года. Некоторые из этих нарушений были предсказуемыми и довольно незначительными: пьянство, драки, умышленно сломанная мебель и разбитые окна в кафе и барах,.

Но некоторые были посерьезнее: вооруженные ограбления, изъятие часов и колец, бумажников, одежды, и самой собой, изнасилования. Частота поступления подобных сообщений значительно увеличилась после зимних боев. Один из документов указывает, что Льеж после мая 1945 года стал ареной настоящего бандитизма: солдаты принимали участие в вооруженных ограблениях, хищениях ценных вещей и денег у прохожих, нарушениях общественого порядка в виде битья стекол в кафе и т.д.

Льежские газеты стабильно применяли термин «гангстеры» по отношению к американским солдатам, тогда как в Брюсселе женщины постоянно жаловались на поведение американских солдат, которые грубо вели себя с ними, приставали и постоянно домогались, требуя интимных услуг…

Поступали жалобы на дурное обращение американцев с бельгийцами, нанятыми американцами для проведения вспомогательных работ, бессмысленную порчу имущества бельгийцев, звучали даже высказывания о том, что «во время немецкой оккупации не было такого ничем не обоснованного разрушения», и «что если ситуация немедленно не изменится к лучшему, большинство населения отвернется от союзников, а благосклонное отношение к которым сохранится только у проституток

Что-то близкое к этому и произошло – к июню 1945 примерно 15% (около 500 000 человек) находящихся в Европе американских военнослужащих успели обратиться к врачам с симптомами венерических заболеваний. Было бы несуразным преувеличением говорить о том. что бельгийцы не испытывали благодарности к солдатам союзных армий. Однако, иногда из уст гражданских лиц звучало и такое: «Господи, освободи нас от освободителей...» (в пересказе переводчика).


В «ТРОФЕЙНОЙ» ГЕРМАНИИ

В последние месяцы войны союзные солдаты в еще большей степени были настроены на жестокое обращение с немцами, на что в немалой степени повлияли ожесточенные бои в Арденнах, расстрелы немцами пленных англо-американцев, террор немцев по отношению к гражданскому населению на временно отвоеванных у союзников территориях. Впрочем, в расстрелах пленных ничего нового уже не было: спусковой крючок был нажат немцами в Нормандии.

Взятых в плен эсэсовцев в лучшем случае ожидал мордобой, а то, что фаустников, ожидавших в засадах танковые колонны союзников, — даже подростков — просто не брали в плен, сейчас уже открыто признают и американские, и английские ветераны. Немецкие ветераны оправдывают свои жестокости тем, что каждый из них к этому времени успел потерять кого-то из своих близких под бомбами. Что ж, у них была своя логика, она была и у советских солдат, была и у союзников.

В феврале 1945 года корреспондент журнала «Time» Уильям Уолтон (William Walton) писал:

… У фронтовиков, вступивших на землю Рейха, заметно резкое усиление ненависти к немцам. Солдаты говорят о них с потрясающей враждебностью и выражают восхищение тем, как обращаются с немцами русские. «Надеюсь, русские первыми войдут в Берлин, — говорят многие солдаты. – Они будут знать, что делать с фрицами» (Krauts). Капитан Джон Лэйн сказал о немцах следующее: «Я знаю этих выродков. Ничего в них хорошего нет. Одно паскудство, нет морали, нет угрызений совести, религии, вообще ничего… Не знаю, как вообще можно перевоспитать их офицеров. Большинство из них просто безнадежны. Мое личное предложение: поубивать их всех надо.»

Разумеется, и наставления, розданные англо-американским солдатам перед вступлением на территорию Германии, не предвещали гражданским немцам ничего хорошего. Солдат учили видеть перед собой врага в каждом немце:

Помните, немцы, которых вы видите, — это те же люди, которых распирало от гордости, когда бомбили Варшаву, которые хохотали, когда сравнивали с землей Роттердам, которые радовались, когда горел Лондон… Никакого братания с ними.

После честного боя вы можете пожать руку противнику. Это не было честной схваткой – со стороны немцев. Вы не можете жать руку Гунну (Hun). Никакого братания с ними…

Дети есть дети – по всему миру – за исключением гитлеровской Германии. Конечно, они милы, – но десять лет назад Джерри, который убил твоего друга тоже был милашкой. Хоть это и тяжело, но дай понять и детям, что от войны пользы нет – может, они и вспомнят это, прежде чем начать новую войну. Никакого братания с ними…

Стоит ли удивляться, что поведение союзных солдат оставляло желать лучшего?

«Поведение некоторых военнослужащих, — писал один американский офицер в своем отчете, — не заслуживало похвалы, особенно после того, как им в руки попадали ящики с коньяком или бочки с вином. Я упоминаю об этом потому, что наивные или злонамеренные люди полагают, что только русские насилуют и грабят. После боя солдаты любой армии мало отличаются друг от друга

Армейский Генеральный Судья-Адвокат был еще более прямолинеен в своем отчете: «Колоссальное увеличение количества изнасилований произошло после вступления наших войск в Германию… 88% изнасилований, о которых поступили сообщения, произошли в марте-апреле 1945 года… В типичной ситуации один или несколько солдат вламливались в немецкий дом силой или под предлогом поиска немецких солдат и начинались изнасилования… Это сопровождалось взломами, грабежами, пальбой, побоями, возросла и доля актов содомии…

Хотя общее число рассмотренных дел об изнасилованиях – 522 (15 белых и 55 черных американцев были повешены) – может показаться небольшим с учетом того, что к концу войны на территории Германии находились 1.6 миллиона американских солдат, вне всякого сомнения, изнасилований было намного больше.»

Когда 14 марта 1945 года репортер газеты Stars and Stripes прислал заметку о многочисленных изнасилованиях в земле Rhineland, армейские цензоры положили ее под сукно. В этой же заметке говорилось о том, что американцам необязательно насиловать немок – они всегда могут купить сексуальные услуги. Американские солдаты быстро увидели, что немецкие женщины всегда готовы продать себя за продукты, сигареты, шоколад, мыло и прочие предметы «роскоши». Проституция такого рода расцвела пышным цветом на оккупированной территории Германии. С ней было связаны резкое падение нравов, широкое распространение венерических заболеваний (к сентябрю 1945 года – 190 случаев на 1000 солдат!), волна которых начала спадать только к середине 1946 года. Разумеется, было много и просто романтических историй, что быстро привело к смягчению обстановки в недавних прифронтовых зонах. Статистика и опросы гражданского населения показывают, что в середине лета 1945 года преступлений в американской зоне оккупации стало значительно меньше.
Ещё  по теме: http://cccp2.mirtesen.ru/blog/43971039436/Kak-anglo-amerikanskie-voyska-provodili-"operatsiyu-Grabezh"?pad=1&pad_page=0&announce=1&utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0
      "В августе 1945 года мэр французского Гавра написал письмо-жалобу командованию американских войск в этом портовом городе, через который десятки тысяч солдат отправлялись морем на родину. По его словам, необходимо было в срочном порядке организовать бордель за пределами города, потому что денно и нощно на улицах, прямо на глазах у детей разыгрывались сцены, «противоречившие любым нормам приличия». Разврат, пьянство, аварии с участием американских военных автомобилей – это был настоящий «террористический режим бандитов в униформе», как это сформулировал чиновник в своем письме.

Американское командование, впрочем, отклонило это требование. Не в последнюю очередь, с тем, чтобы, по словам одного солдата, своей «терпимостью к проституции» не провоцировать возмущение со стороны «американских матерей и подружек» в адрес их парней. Освободители, которых Франция радостно приветствовала в июне 1944 года, вдруг превратились в оккупантов – хотя и не таких ненавистных, как солдаты вермахта. Американцы стали навязчивыми, когда их деньги, сигареты и нейлоновые чулки перестали компенсировать те унижения, которые приходилось терпеть французам со стороны «победителей».

Американская военная пропаганда уверяла своих солдат, что французским женщинам неведомо целомудрие. Журнал Time описывал Францию как «гигантский бордель, в котором живут 40 миллионов гедонистов». А армейская газета Stars and Stripes учила солдат французскому языку, в частности, таким выражениям, как «Ты красивая!» и «Твои родители дома?»

Отвага, проявленная американскими пехотинцами в Нормандии, должна была быть вознаграждена. Сексом – в крайнем случае, за деньги. По данным газеты Panther Tracks, цена за это удовольствие в среднем должна была составлять 150 франков. Наиболее симпатичным и «капризным» дамочкам можно было заплатить до 600 франков. Француженок американцы рассматривали как «нарезку» - живое, довольно дорогое мясо." (С)

Статистика по основным армиям мира в иконографике.

СРАВНЕНИЕ АРМИЙ РОССИИ и МИРА

На протяжении всей истории величие России определялось не только ее территорией и количеством населения, мощью экономики и науки, оснащенностью армии и флота, но в первую очередь её духовным потенциалом. Беззаветная преданность своей Родине, готовность в большом и малом ставить ее интересы выше личных, идти во имя ее безопасности даже на самопожертвование — именно этим всегда была сильна Россия, в этом стержень ее национального духа.

И когда в настоящее время, все еще продолжается этап выработки общей национальной идеи в России, а неадекватность поведения Запада только возрастает, с уверенностью можно говорить лишь об одном — главным стержнем патриотизма в нашей стране, всегда была и останется ее Армия и Флот.

В этой связи, всем нам стоит трезво смотреть на двух наших «главных союзников«. Не поддаваться эйфории от успехов в Сирии и Крыму, но при этом, точно знать и осознавать, что наша Армия — гордость страны, гарант мира, и прямая опора ее граждан.

А значит, не лишне будет провести сравнение двух на сегодняшний день, сильнейших вооруженных сил планеты — российской армии и армии США.

Не предвзято, в общем и на основе различных точек зрения и методов подсчета мировых журналов, центров и рейтинговых агентств.

ОБЩИЕ СРАВНЕНИЯ









ЭКСПОРТ ВООРУЖЕНИЙ

Обратите внимание насколько дешевле и качественнее, российские экспортные модели и военные объекты.









ТАНКИ





СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА





Обращаю ваше внимание на отсутствие у американских бригад средств ПВО(!), отсутствие ракет класса земля-земля, не имение систем залпового огня и иные странные на первый взгляд и абсурдные решения…

Все дело в том, что такая бригада хороша исключительно против «банановых» армий и неорганизованных отрядов, тогда как в случае боевого столкновения американской бригады с российской, при прочих равных, финал подобного «контакта» будет предрешен еще до его начала.

Что ясно говорит нам об иных целях подобного формирования. И действительно, ни с кем кроме «карманных армий», бригады США никогда не воевали.





АВИАЦИЯ





















ФЛОТ





САУ





КОСМОС

Не каждый знает, но именно наша страна запустила наибольшее количество спутников из всех стран мира — 3381 объект. К сожалению, благодаря периоду 90-х годов и тотальному «Западному распилу» наших технологий и вооружений, по общему количеству работающих спутниковых аппаратов к сегодняшнему дню, мы переместились на вторую позицию в мире.









ОБОБЩЕНИЕ

Новая, вежливая Армия нашей страны, на сегодняшний день не просто находится на втором месте в мире, но в действительности прямо конкурирует за планетарное лидерство с первой.

Своими успехами, поведением и победами, «вежливая Армия» учит граждан России быть патриотами. И делает это не с трибуны — зачитывая лозунги, а на полях сражений, плацах учебных центров и успешных командировках по всему земному шару.

Смотря на них, каждый житель нашей страны понимает, что быть патриотом — это значит быть преданным своему Отечеству, создавать образ в делах и нормах поведения, вносить свой вклад в национальное возрождение России, в обеспечение ее безопасности от внешних и внутренних угроз, глубоко сознавать необходимость выполнения воинского долга в рядах Вооруженных Сил и свято чтить героическое прошлое своей Родины.

Как раз по этой причине, «либералы», прозападная пятая колонна и «оппозиции» всех мастей, как могут стараются принизить важность, актуальность и престиж российских вооруженных сил.

И это понятно, ведь все что они и их хозяева сегодня могут, это до паники опасаясь Армии России, «ходить» и мелко пакостить вокруг нашей страны, всякий раз оглядываясь на то, а не слишком ли сильно своей «мышиной возней», они разозлили

Русского Медведя…













Странности американской военной статистики.

Вот что пишет автор в статье пятилетней давности

Сумерки империи

«В Афганистане за последние четыре дня упало два истребителя и три вертолёта. В каждом случае военный официоз заявляет что это "не было результатом огня противника". Ага, магнитные бури наверное.

В конце 2001 года почти вся американская публицистика самозабвенно хвасталась как их доблестная армия менее чем за два месяца смогла завоевать Афганистан после 9/11, каждый раз подчёркивая "то что не удалось Советам за 9 лет". Никто не упоминал, правда, что сам первоначальный этап оккупации - то что заняло у США около 2 месяцев, у СССР на рубеже 1979-80 заняло две недели. Потом была долгая партизанская война. То что и идёт сейчас, с тенденцией к ухудшению.

Срок нынешней американской оккупации превысил время пребывания советских войск в 80-е. И нынешние оккупационные войска контролируют страну не в большей степени (скорее в меньшей) чем советская армия тогда. А если учесть что, в отличии от той оккупации, сейчас нет какой-либо крупной державы которая открыто поставляла бы современное оружие повстанцам - эффективность нынешней оккупации явно в проигрыше. И при этом на полном серьёзе снимаются ура-пропагандонские фильмы типа Charlie Wilson's War о патриотичных конгрессменах и разведчиках, сумевших наладить поставки оружия несчастным свободолюбивым афганским моджахедам, чтобы сбивали советские вертолёты - примерно такие же моджахеды сейчас сбивают американские.»

Но я не о трудностях амеров в Афгане. А о странностях военного планирования и военной статистики в США.

В советской армии было принято выдавать небоевые потери за боевые. Утопили по пьяни танки в болоте – выдавали за уничтоженные немцами. Оно и понятно: для того и противник ведёт огонь, чтобы уничтожать нашу боевую силу и технику.
А вот если не враг, а персонал виноват в потерях, то встаёт вопрос: "А кто воспитывал такой персонал, от которого потери больше, чем от врага? А кто командовал таким персоналом и его воспитателями? И как сии командиры довели войска до жизни такой, что при отсутствии огневого воздействия противника, войска несут потери?"

В армии США обычаи прямо противоположные. Боевые потери выдают за небоевые. У них вертолёты падают на землю, потому что пилоты не видят земли от пыли, поднятом вертолётным же винтом, боезапас в танках взрывается от жары, про которую не предусмотрели, а если кто то или что то уничтожается огнём, то исключительно «дружеским». Ну или по пьяни. Хотя это не поощряется. Называют деликатно человеческим фактором.

При незабвенном Иосифе Виссарионовиче за такие отчёты командиров этих распиздяев-пилотов-танкистов-артиллеристов разжаловали с отправкой в штрафбат. Если бы к стенке не прислонили. Вот и выдавали наши отцы – командиры небоевые потери за боевые.

Амеры же стали жертвами собственной пропаганды. Они так много вложили и попилили денег на вооружения, так засрали всему миру мозги про свою «несокрушимую и легендарную» (надо же было отчитываться за военный бюджет), что сами поверили в свою пропаганду. А кто умный и не поверил, потому, что знал истинное положение вещей, у того был прямой материальный и карьерный интерес в поддержании и раздувании этого мифа. Согласно которому тупые туземцы, вооружённые примитивным оружием бывшей империи зла, в принципе не могут ничего противопоставить несокрушимой мощи великой демократии. (На вышеуказанную мощь истрачены такие деньжищи!) Вот и падают вертолёты, потерявшие ориентировку в собственной пыли и горят танки под дружеским огнём.

Я ещё продолжу тему про американскую армию. Там есть очень много интересного и удивительного.

Партизаны наполеоновской войны как они есть.

Как выстругать дубину народной войны







Индустрия развлечений

Так получилось, что, говоря о русских партизанах 1812 года, под одной вывеской почти всегда подают два совершенно разных явления, которые в реальности пересекались разве что иногда.

Первый тип составляли собственно «партии» — партизаны в узком смысле. Туда назначались части регулярных сил, казачьи полки (часто — в полном составе, благо они были небольшими), иногда — пешие егеря. Командовали ими тоже кадровые офицеры. Первым таким отрядом стал… — кто-то уже сказал «Денис Давыдов», но нет — первым в партизаны ушел Фердинанд Винцингероде. Его второго августа Барклай отрядил от основной армии.



Фердинанд Винцингероде
Винцингероде его назначение совершенно не понравилось, воевал он без особого блеска, допускал ошибки, стоившие серьёзных потерь, и, видимо, потому и не стал известен как партизан. Позднее он глупо попал в плен, затеяв самостоятельные переговоры с французами в Москве, но по дороге был освобождён, когда конвой попал в засаду к другому партизанскому отряду. Кто-то из офицеров кисло острил, что для России лучше было бы, если бы он в тепле и сухости посидел в плену до конца войны.

Кстати, одним из офицеров его отряда был Бенкендорф — тот самый, кошмар поколений школьников. Вот он как раз обладал и вкусом, и талантом к партизанщине и за неимением под рукой Пушкина превосходно тиранил французов. Но его звёздный час наступит позднее, уже в Заграничном походе. В общем, начало было положено, и вскоре отряды стали посылать в леса один за другим.

В инструкциях, издаваемых по этому случаю, очертили и список задач — тревожить фланги, уничтожать небольшие группы французов, ловить курьеров, теребить коммуникации и вести разведку. Собственно, в этом и состояли основные функции всех «регулярных» партизан — силовая разведка, перехват вестовых и резня на тылах. Однако ключевая характеристика отряда, посланного для таких задач, — это подвижность. Мужики с топорами в составе такого отряда стали бы невероятной обузой, и их, ясное дело, если и использовали, то сугубо в качестве вспомогательных сил — если какие-то вооружённые крестьяне нашлись в районе очередной операции.

Правда, партизанщина всё равно была «неправильной» войной, а людей традиционно не хватало, так что партизаны сплошь и рядом брали в отряды таких людей, от которых регулярные войска бы отказались. Дальше многих тут пошёл капитан Александр Фигнер. Этот кроме обычных солдат собирал в отряд, как выразился его сослуживец, «разнокалиберных удальцов». То есть дезертиров, мародёров и даже — эпизодически — пленных. Набрав таких молодцев, он, по выражению другого мемуариста, «проказничал с ними по ночам». В смысле, устраивал засады и диверсии.


Александр Фигнер
Но всех превзошёл подполковник Дибич 1-й. Он начинал с парой сотен драгун, казаков и татар, но затем присоединил к отряду ещё и более двухсот дезертиров из Великой армии, в основном немцев по национальности. Правда, воевали дезертиры не очень и сами были не дураки пограбить, но факт — русские имели партизанский отряд, наполовину состоявший из «хиви».

Кстати, эти отряды воевали не как попало. Армейским партизанам нарезались сектора ответственности, командование обычно знало, где находится тот или иной отряд, и хотя бы в общих чертах представляло, что он делает. В наше время эти отряды назвали бы рейдовыми частями или даже спецназом. В общем-то, они и выполняли специальные задачи в современном понимании. Но такого слова тогда ещё не придумали, а название «летучие отряды», или «партии», устраивало всех.

Ведьмаки из Блэровки
А вот второй род партизан, которые на самом деле партизанами скорее и не были, — это «кордоны». Вот это действительно были те самые хрестоматийные мужики с вилами и топорами. Смысл их существования состоял, конечно, вовсе не в том, чтобы вести диверсионную войну.

Великая армия Наполеона даже без всякого целенаправленного злого умысла была марширующей катастрофой для населения.

Дело в том, что Наполеон и его штабисты катастрофически недооценили особенности театра военных действий. Плотность населения в России была в разы ниже, чем к западу от Немана, плечо снабжения было просто чудовищным, а прокормить требовалось войско, по сравнению с которым батыева орда — два монгола в три ряда. В западные губернии еще кое-как можно было доставлять продовольствие и фураж, но каждая лишняя верста уменьшала объем дошедших грузов. Из-за этого армия вторжения неизбежно накидывалась на деревни как саранча — взять еды было негде. К тому же война есть война — залётный фуражир мог прихватить не только провиант, а вообще всё ценное что нашлось в доме, а заодно на прощание что-нибудь поджечь. Не для чего-то конкретно, а просто потому, что когда у одного есть ружьё, а у другого нет, это провоцирует к веселью.


Художник — Александр Апсит

Но для крестьян и просто увод бравыми драгунами последней козы означал катастрофу. Впереди-то была осень, а затем зима. Так что защита своей деревни сплошь и рядом была делом жизни и смерти в буквальном смысле. С тем, что французу еда не нужна, были солидарны все — от императора Александра и Кутузова до последнего бобыля, готового отстаивать свой фамильный овин с вилами в руках. Бобыль-то, пожалуй, был даже более непримирим. Отряды на местах должны были охранять собственные уезды. Конечно, ополчение деревни где-нибудь под Медынью не могло бы воевать с регулярным батальоном. Но этого от него и не ждали. Такие отряды должны были уничтожать забредающие к ним патрули, банды мародёров, группы фуражиров — и считали свою задачу выполненной, если дома и амбары просто оставались в неприкосновенности.

Здесь тоже было меньше стихии и больше централизованного управления волной народного гнева, чем принято думать. Отряды для защиты деревень и уездов создавались целенаправленно, приказами сверху. Им старались выдавать какое-то оружие, хотя бы пики и старые ружья. Первым предводителем отряда такого типа был Александр Лесли, помещик Смоленской губернии. Он вместе с братьями собрал примерно сотню конных и разъезжал с ними по лесам, отлавливая отставших и мародёров. Вскоре такого рода занятие стало популярным.

Власти вовсе не ограничивались манифестами и призывами убивать французов. Технологию создания кордонных отрядов отработали быстро. Народные мстители сплошь и рядом оказывались группой, собравшейся вокруг местного помещика, который вооружал своих же дворовых людей и крестьян. Благо тихий старый барин в шлафроке мог иметь за плечами пару военных кампаний ещё при Екатерине и в общих чертах основы военной организации помнил. Начинали набор обычно с людей, имевших хоть какой-то опыт жизни в лесу, верховой езды и обращения с оружием — егерей, доезжачих и т. п. Но людей требовалось много, так что в отряды брали и просто физически крепких крестьян. Нормального оружия, конечно, не хватало, поэтому в дело шли всяческие импровизации. Арсенал такого помещичье-крестьянского отряда заставил бы рыдать реквизиторов фильмов типа «Пилы».



Типичные для их действий сюжеты выглядели в том же духе. Десяток молодых французских фуражиров забредал в таинственный лес, после чего беднягам приходилось убегать от толпы бородатых джейсонов вурхизов, которые отлично знали местность и избытком сантиментов не страдали. В соответствии с законом жанра, из многих таких групп живым не ушел никто. С возможностью сдаться в плен дела тоже обстояли непросто. Если пленным везло, то их передавали регулярным войскам. Если нет — то законы жанра выдерживались до конца, и тогда от попавшихся французов быстро оставались только кивер и сапоги. Кстати, сапоги и прочие материальные ценности были отличным стимулом для активных действий. Особенно когда французы покатились назад из Москвы и у любого обозника в кармане звенело награбленное.

Вообще, ловить рыбу в мутной воде можно было по-разному. Скажем, помещик по фамилии Энгельгардт невероятно достал своих мужиков требованиями соблюдать барщину. Огорчённые крестьяне нашли у проезжей дороги труп француза (в октябре 1812 года найти под Смоленском труп было проще, чем что-либо ещё), прикопали его в господском саду, после чего заявили местному коменданту, что Энгельгардт заставляет их убивать французов, и в доказательство сообщили, какой клад зарыт рядом с его усадьбой. Французы Энгельгардта расстреляли, а доносчики скрылись. Покойный при жизни был больше известен как самодур и алконавт, но теперь стал считаться героем, пострадавшим за Отечество.


«Подвиг Энгельгардта», художник — Александр Апсит

В общем, вязкая масса кордонов превосходно сыграла свою роль. Конечно, они не могли полностью парализовать фуражировку, но выезды за провиантом для французов стали игрой в русскую рулетку с неизвестным числом патронов в барабане. Небольшой отряд рисковал обогатить собой военную археологию лет через двести, а если на заготовку еды отправлялся относительно крупный отряд, его выход оказывался быстро замечен. В этом случае «кордон» мог громко крикнуть «Мама!», после чего на поле боя являлись или регулярные войска, или, собственно, настоящие партизаны.

Ночные проказники
Хотя успехи самых первых «регулярных» партизан не поражали воображения, Барклай, а за ним и Кутузов решили, что изначальная идея правильная и нужно её развивать. Тем более что Наполеон, заняв Москву, сидел в ней, как приколоченный гвоздями, во главе стотысячной армии. А что такое её тыл с точки зрения партизанской войны? Тянущаяся на сотни километров полоса вдоль буквально пары проезжих дорог. По всей длине полосы — дружественные сельские отряды самообороны. Охрана тыла — мизерная для таких расстояний. Воевать против диверсионных отрядов французы не умеют. Словом, ближний тыл Великой армии примерно соответствовал представлениям партизан о рае. К тому же для офицера партизанская война становилась отличным социальным лифтом. Полковник при штабе Кутузова — так себе фигура, мало ли полковников. Но капитан в тылу французов, да во главе самостоятельного отряда — величина, известная всей армии.

Если, конечно, это достаточно ловкий и предприимчивый капитан.

Правда, многие офицеры считали партизанщину недостойным делом. Так что партизанские отряды становились отдушиной для амбициозных, наглых и лишённых комплексов. Само собой, тут же выросли «суперстары» этой «неправильной войны».


Денис Давыдов

Денис Давыдов известен всем и каждому благодаря своим литературным талантам. Правда, многие коллеги по партизанским операциям полагали, что как раз эти литературные таланты и составляли главное достоинство его партизанского отряда. Это, конечно, неправда — точнее, не совсем правда. Давыдов действительно не лез в рискованные предприятия — его коньком были как раз атаки там и тогда, где и когда противник слаб, и налет даже небольшого отряда может оказать сокрушительный эффект. Короче говоря, Давыдов воплощал принцип, вошедший даже в анекдоты: ударил молотком — 1 рубль, знал, куда бить, — 99 рублей. А вот на пятки ему наступали два совершенно противоположных по характеру и подходу к войне человека. Они оба не оставили ярких мемуаров, и потому оказались несколько в тени самого известного партизана.


Александр Сеславин
Александр Сеславин обладал аристократической родословной, представительной внешностью, амбициями гасконца и пустым карманом. К 1812 году у него уже был преизрядный военный опыт и несколько лишних отверстий в теле. А вот чин был невеликим — капитан. В конце сентября он сам отпросился в партизанские командиры и отправился на Смоленскую дорогу «с целью истребления транспортов». Его операции были, можно сказать, классическими — напасть на небольшой отряд, захватить пленных, с их помощью прояснить обстановку, отправить в штаб донесение и одновременно использовать данные для следующей диверсии… Партизаны крутились вокруг Великой армии, как собаки вокруг почтальона, непрерывно подавая сигналы и норовя оборвать штаны. Разведка была чуть ли не важнее, чем сами диверсии. Непрерывный контакт с противником позволял Кутузову разгонять «туман войны».

Именно с разведкой связан главный успех Сеславина. Седьмого октября от партизанского отряда Дорохова пришли известия о появлении свежих частей французской пехоты в районе Фоминского (нынешний Наро-Фоминск). Это на юго-запад от Москвы и на север-северо-запад от Тарутина, где стояла русская армия. Сеславин отправился на доразведку. Шататься по мокрому лесу под холодным осенним дождём не самое приятное занятие, но эти усилия быстро были вознаграждены. С верхушки дерева командир партизан обнаружил главную французскую армию.


Важное открытие партизана Сеславина

Вскоре несколько отделившихся от основных сил солдат были захвачены русскими. Изловленного унтер-офицера Сеславин перекинул через круп коня, как абрек девушку, и погнал трофей к Кутузову. Собственно, так русские и узнали новость чрезвычайной важности — Наполеон ушёл из Москвы. Благодаря этой информации французов успели перехватить у Малоярославца и выдавить на разорённую Старую Смоленскую дорогу. Как видим, усилия небольшого отряда имели буквально стратегическое значение.

Под занавес кампании Сеславин вообще чуть не выиграл Наполеоновские войны лично. Пятого декабря Наполеон бросил остатки Великой армии и поехал в Париж — собирать новое войско взамен кончившегося. Важной промежуточной «станцией» был городок Ошмяны — в нынешней Гродненской области. Холодным зимним вечером с одной стороны к Ошмянам приближался Наполеон, с другой — отряд свежей, ещё не воевавшей в России французской пехоты. С третьей — пробирался партизанский отряд. О том, кого ждут в городке, Сеславин понятия не имел — он вообще-то собирался сжечь продовольственный склад. Где-то по дороге партизаны наткнулись на местного еврея и предложили сделать малый гешефт на услугах проводника. Ведомые сыном Израилевым, люди Сеславина подобрались к окраине. Отряд имел даже артиллерию — несколько пушек, поставленных на сани в качестве «зимних тачанок».

Вечер был испорчен грубыми казаками и гусарами, влетевшими на улицу. Французы оказали неожиданно отчаянное сопротивление, группа Сеславина отошла, французы кинулись её преследовать в темноту, но напоролись на залпы санных «тачанок» и откатились сами. В городке начались пожары, заветный склад, как полагается, горел.


У Ошмян, 4 декабря 1812 года. Художник — Фабер дю Фор
Именно в это время через Ошмяны проехал Наполеон. Уже в ночи он выехал из городка. Перестрелки ещё шли, а ближайшие казаки Сеславина стояли буквально в десятках метров. Французы слышали даже перекличку на аванпостах. Окажись разъезд чуть ближе к дороге, или будь ночной туман менее плотным, император Франции мог позавтракать в плену — всё-таки несколько сот казаков и гусар с пушками могли просто задавить эскорт числом и металлом. В общем, несколько минут и шагов отделяли Сеславина от величайшего триумфа в его жизни. А так ему пришлось удовлетвориться сожжённым складом и порубленными в ночи пехотинцами. Ну и полковничий чин — недурно для человека, полгода назад начавшего войну капитаном.


Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам
Правда, в итоге это всё особого счастья Сеславину не принесло. Когда большие войны закончились, уже ставший генералом партизан оказался никому особо не нужен. Хороших бойцов и так был переизбыток, а тут девять ранений, одна рука почти не работает, дырки на теле не видны только потому, что ордена закрывают. Денег Сеславин себе не нажил, и некоторое время жил в настоящей бедности. Правда, позднее он получил маленькое имение на десяток дворов и дожил аж до эпохи Александра II, но очень скромно и уединённо. Вполне современный (или скорее вневременной) тип судьбы ветерана
.

Однако даже на «неправильной» войне Сеславин рассматривал себя как офицера регулярной армии. Из всех партизан он был, пожалуй, ближе всех к идеалу офицера наполеоновской эпохи — который мог сколько угодно пластовать противника палашом, но щадил гражданских, раненых и пленных. «Сеславин лучше меня, на нём нет столько крови» — замечал его коллега и соперник Александр Фигнер. И правда — этот был совершенно из другого теста.



Александр Фигнер
Александр Самойлович Фигнер даже на тогдашнем фоне был колоритным типом. Партизанская война сама по себе считалась «неправильной», но Фигнер ухитрился быть панком среди панков. Он обладал совершенно реальной суперспособностью — уникальным талантом к языкам. Фигнер не просто мог говорить, читать и писать на французском, итальянском и немецком (этим-то как раз никого было не удивить), но имитировал разговорную речь на таком уровне, что французы действительно принимали его за француза, а итальянцы — за итальянца. Вдобавок, что такое страх или смущение Фигнер, видимо, просто не знал. Поэтому главной ударной силой своего отряда он сделал собственную персону. За ним ездил специальный казак с целым набором мундиров Великой армии.

Типичная операция Фигнера выглядела так — он заезжал на французский бивак, одетый немцем или французом, мило общался с офицерами, распекал караулы за плохое несение службы, после чего выдавал ценные указания. При попытке им следовать подразделение немедленно въезжало в засаду.


Замецки
Во время одной из первых таких вылазок Фигнера едва не раскрыли. Мундир был настоящий, сам партизан играл свою роль безукоризненно, но на чепраке сияла здоровенная литера «А» — «Александр». Ничто не выдавало в Штирлице советского разведчика — даже кокарда с красной звездой! Еще удивительнее, что Фигнер сумел уболтать изумленных собеседников и уехать спокойно
.

В отряд он набирал таких же колоритных типов. Конечно, там были не только бандиты, дезертиры и пленные. Скажем, с корнетом Фёдором Орловым произошла просто-таки мотивационная история. Он пошёл в отряд к Фигнеру после того, как неудачно пытался покончить самоубийством. Пистолет разорвался, корнету поранило руку, и он решил — раз уж так неудачно вышло — убить кого-нибудь другого. У Фигнера он неплохо проявил себя — например, участвовал в набеге на французские тылы, кульминацией которого стал поджог мельницы прямо с французами, которые пытались стрелять изнутри. Орлов пережил войну и умер своей смертью через 23 года.

Так что всем, кто хочет свести счёты с жизнью, стоит подумать: вдруг судьба ждёт иного, и впереди предстоит что-то куда более интересное.

Для Фигнера партизанская война была, похоже, способом убежать от армейской субординации. Когда он возвращался с операций, на его «дурацкую рать» смотрели как на чудо. Ермолов только руками разводил и ругался, что когда к нему является эта «разноцветная шайка», штаб начинает напоминать «вертеп разбойников». Правда, пленных, трофеи, а главное — разведсводки, разноцветная шайка таскала исправно.


Сцена из русско-французской войны 1812 года. Художник — Б. Виллевальде
Перцу добавляла изумлявшая сослуживцев свирепость Фигнера. Прикалывать пленных, которых не удавалось увести, изредка приходилось многим, однако Фигнер устраивал бойни, иногда истребляя захваченных французов чуть ли не сотнями и гроздьями развешивая вдоль дорог.

Бывало, он обходился с пленными ещё хуже — скажем, в ту самую мельницу перед тем, как её запалить, «водворили на сожжение» курьера, которого перехватили незадолго до этого. «Люциферские замыслы» Фигнера доходили до чуть ли не террористических методов: он, например, переодевшись в гражданское платье, пытался проникнуть в Кремль и убить там Наполеона.

Вообще, Сеславин и Фигнер были этакими Джекилом и Хайдом русской армии. К тому же они регулярно воевали бок о бок. На этой почве возник даже перетык между бойцами. Фигнера считали отморозком и кровавым психом, фигнеровцы же полагали, что сеславинцы — оловянные солдатики, которые в настоящий ад не полезут. Сходились они только на том, что отряд Давыдова — это так, подтанцовка у по-настоящему крутых парней (то есть у них) и фон, на котором боевой хипстер Давыдов стихи с мемуарами пишет. Ну а все остальные вообще рядом не стояли. Как легко догадаться, Давыдов имел на этот счёт собственное мнение, а поскольку писать он и правда умел, бойцы Фигнера и Сеславина могли только громко завидовать. У Фигнера, несмотря на всю известность его подвигов, даже фамилию не сразу выучили, и некоторое время в армии рассказывали про приключения «капитана Вагнера».

Удивительно, но наиболее удачную партизанскую операцию 1812 года эти трое провели совместно.

Поворот не туда
Когда французы начали отступление из России, южнее основных сил Великой армии осталась одинокая дивизия под началом генерала Луи Барагэ д’Илльера. Барагэ должен был прикрывать линию коммуникаций, по которой Наполеон собирался отводить свою армию. Но вовремя залезший на дерево в предыдущей главе Сеславин изменил судьбы многих людей.


Отступление Великой армии из России
После сражения у Малоярославца французы вернулись на разорённую Старую Смоленскую дорогу, а дивизия, высланная от Смоленска на юг, гордо повисла в воздухе. Хотя она находилась в стороне от мест главных сражений, у Барагэ имелось несколько проблем.

Во-первых, дивизия состояла в основном из недавно призванных рекрутов и боеспособностью не отличалась. Во-вторых, она готовилась охранять длинную полосу и обеспечивать деятельность большой армии. Поэтому людей, даже слабо подготовленных, там не хватало, зато имелось большое количество провианта, вывезти который было отдельной трудно решаемой задачей (с лошадьми положение тоже не радовало). К тому же партизаны перерезали связь с основными силами армии, а с кавалерией у французов был полный швах. Так что Барагэ сидел на горе сокровищ — слепой и одинокий.

Давыдов, даром что боевой хипстер, 7 ноября изловил нескольких французов и от них узнал, что дивизия Барагэ стоит гарнизонами по нескольким сёлам, и эти гарнизоны между собой слабо связаны. К Давыдову на запах добычи тут же набежали Сеславин и Фигнер, но такая толпа французов даже трём отрядам была не по зубам — эта партизанская дрим-тим составляла всего 1300 человек. Благо там же неподалёку находился рейдовый отряд Орлова-Денисова в две тысячи конных — ему тут же дали знать, где находятся французы. Партизаны и отряд Орлова решили напасть на самый крупный из гарнизонов Барагэ д’Илльера в селе Ляхово. Там стояла бригада генерала Ожеро.


Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам
Широко известен маршал Пьер-Франсуа-Шарль Ожеро — тот, которому Наполеон ласково говорил «Вы меня выше ровно на голову, но если будете грубить, я устраню это различие». Так вот, в Ляхове претерпевал Жан-Пьер Ожеро, его брат
.

У Ожеро была та же проблема, что у всей дивизии, — его бригада была сборной солянкой из недавно сформированных частей. Посылать людей патрулировать леса было страшно, так что он тихо сычевал в Ляхове, надеясь, что пронесёт. Не пронесло. Толпа партизан выскочила из лесу. Вестового, которого послали за помощью, русские поймали и скрутили. Барагэ, правда, слышал у Ляхова канонаду и прочее звуковое сопровождение смертоубийства, но посланный туда отряд кирасир сам попал в засаду на переправе через маленькую речку. Так что Барагэ решил подождать ночи, полагая, что уж столько-то Ожеро продержится.


«Бой партизан с кирасирами генерала Ожеро у деревни Ляхово под Смоленском 9 ноября 1812», художник — А. Теленик
Однако тому было совершенно не весело сидеть в окружении. К тому же партизаны притащили пушки, и, чтобы Ожеро не было скучно, беглым огнём стреляли по Ляхову. Одно из ядер дуриком залетело в пороховой склад. Смеркалось, Ляхово живописно пылало, и русские решили, что клиент созрел. На переговоры отправился Фигнер. Партизан-косплеер вдохновенно нёс околесицу: что вокруг пятнадцатитысячная армия, Барагэ д’Илльер с часу на час сдастся сам — если Ожеро хочет стать героем, то, конечно, нет препятствий патриотам, и тогда он будет жить плохо, но недолго. Проверять, сколько там народу, Ожеро не стал и сдался вместе с примерно полутора тысячами живых к тому моменту солдат.

Наполеон рвал, метал и хотел наказать кого попало, но Ожеро спрятался от любимого императора в русском плену, Барагэ через пару месяцев предусмотрительно помер, а искать виновного в зеркале Наполеон, конечно, не стал.

Ляхово, конечно, не было типичным успехом партизан. Обоз или склад были куда более привычной мишенью. Однако полторы тысячи пленных зараз — это был внушительный успех. Вдобавок, на чём не так акцентировали внимание, дивизия Барагэ, шокированная потерей бригады в Ляхове, быстро потеряла и запасы продовольствия. Русские сами страдали от проблем со снабжением, но для французов потеря провианта носила просто катастрофический характер — у них-то армия в буквальном смысле вымирала с голоду. В общем, налёт получился не только эффектным, но и очень полезным.

«Ты что-нибудь нам оставил? — Собрать трупы»
Дилетанты обсуждают тактику, профессионалы занимаются логистикой. В течение 1812 года Наполеону этот тезис был продемонстрирован въяве и вживе. Французская армия вторжения имела колоссальную численность, но именно в её силе содержалась её фатальная слабость. Прокормить такое войско было проблемой даже на Западе, но в России с её низкой плотностью населения задача становилась едва ли решаемой.

Партизанские отряды и кордоны вооружённого населения оказались не то что лишней соломинкой, а здоровенной дополнительной скирдой на спине и так примученного верблюда.

В смысле средств затраты на такие отряды были мизерными. Регулярные партизанские отряды насчитывали в сумме буквально считанные тысячи людей — тоже не поражающая воображение цифра. Но эффект от их применения был оглушительным. Тыловые коммуникации Великой армии находились в состоянии перманентного тромбоза, послать людей собирать зерно и фураж по деревням значило в недолгой перспективе просто угробить их. При этом в действиях партизан было куда меньше стихийного, чем об этом принято думать. Русские заранее поняли, где будет находиться ахиллесова пята армии Наполеона, сознательно готовились бить именно по ней и последовательно реализовали свой хитрый план. Изображение Кутузова как этакого русского Лао Цзы, который знай сидит и не мешает раскручиваться нунчакам народной войны, бесконечно далеко от реальности.



При этом сочетание крестьянских кордонов, армейских партизан и регулярных частей давало мощный кумулятивный эффект. Кордоны и армейцы снабжали друг друга разведданными, военные раздавали оружие, крестьяне — оповещали о появлении французских отрядов. Это была очень гибкая система, позволявшая каждый раз выставить против французов столько и тех людей, сколько и каких именно требовалось для срыва очередной фуражировки или уничтожения неосторожного отряда противника.

Но на 1812 году война русских партизан не окончилась. Когда измождённые армии переходили Неман и шли на запад, ещё никто не догадывался, что апогей русских партизанских операций впереди.

Про формы клинкового оружия.

 В одной научной передачи от ВВС после тысячилетий использования клинкового оружия британские учёные к началу 20го века уели своих славных предков, открыв, что колющий удар эффективнее рубящего. Всегда и везде. Поэтому было принято решение перевооружить британскую кавалерию вместо сабель шпагами. И начали, но не успели по причине отказа от кавалерии.
И действительно, колющий удар быстрее рубящего.
.
Так почему многие века кавалеристы были вооружены не шпагами, а кривыми саблями?
А потому, что для колющего удара у кавалеристов были пики. Они всё таки более убойные, чем шпаги.
.
А во вторых в бою при колющем ударе главное не воткнуть шпагу в противника, а вынуть её из туши до того, как туша завалится и своей тяжестью вырвет из рук шпагу или штык, обезаружив победителя. Поэтому солдат учили колоть штыком вперёд и тут же мгновенно назад.
Но этот трюк можно проделать только стоя на земле.
.
Представьте кавалерист на всём скаку втыкает шпагу в другого кавалериста, несущегося ему навстречу. Взаимная скорость их относительно друг друга 40-60 км/час или примерно 15 м/сек. И с какой скоростью кавалерист должен отдёргивать руку в направлении, обратном движению своего коня, чтобы успеть вынуть шпагу из поверженного противника? Попробуйте двинуть пустой рукой со скоростью более 15м/сек. А рукой с застрявшей шпагой?
.
Если вы попробуете это сделать на скаку, то или у вас вырвет из рук шпагу, или вырвет руку из плечевого сустава.
При рубящем ударе вынимать саблю из тела нет необходимости. Она сама выходит из разваленного ударом сабли тела.
.
Что и обусловило широкое применение сабель в кавалерии и шпаг в пехоте.
.
Почему сабля кривая?
А для того, чтобы перевести рубящий удар в режущий.
И для того, чтобы если удар не получится и сабля ударит плашмя, то она сама развернулась лезвием вперёд.
.
Но конникам иногда приходилось сражаться и пешим. В этом бою надо было применять колющий удар, который быстрее, точнее и его труднее отбить. Чтобы не таскать с собой и шпагу, и саблю, придумали компромисс - шашку - с меньшим изгибом, чем у сабли. В качестве колющего оружия шашка хуже шпаги, но лучше сабли. А в качестве рубящего оружия - наоборот.
Японский самурайский меч тоже компромисс.
.
Для рубки с коня сабля должна быть как можно более длинной. Поэтому носили её горбом вперёд. При этом конец сабли волочился сзади по земле и был снабжён колёсиком на ножнах. Быстро вынуть такую саблю не получится. Для этого надо два движения: вынуть саблю и потом замахнуться ей. Можно одним движением вынуть и рубануть. Но при этом рубить придётся ниже живота противника. От такого удара легко защититься хотя бы стоящем прикладом на земле мушкетом.
.
Шашку носили горбом назад. При этом вынимали её круговым движением вверх, которое одновременно являлось и замахом, и ударом. В этом случае бой при изначально вложенной шашке в ножны, можно было закончить одним движением.
.
Шпага должна быть достаточно короткой. Не длиннее, чем от пояса до каблука. И висеть вдоль бедра. Чтобы не мешать при ходьбе. Для колющего удара нужно менее прочный клинок, чем при рубящем ударе. Поэтому шпага получалась более лёгкая. Что убыстряло удар и облегчало фехтование.
.
Раньше носили рапиру. Которая была очень длинной. Иногда более метра. Её прходилось носить паралельно земле или под наклоном к ней. Но потом их запретили. Потому что клинок травмировал прохожих на узких средневековых улицах и портил мебель и стены во дворцах. Стража на воротах просто обламывала кончик рапиры, укорачивая до нужного размера и только тогда пропускала в город или во дворец.
.
А кроме того, к рапире надо было носить и кинжал. Ибо при сближении бойцов клинок рапиры из-за его длинны становился помехой. И надо было фехтовать кинжалом.
.
Шпага же, если отвести руку с ней назад до конца, своим отриём была как раз на уровне переда бойца. И можно было колоть вплотную приблизившегося противника.
.
Кстати: сравните форму кинжала и голливудских ножей с широкими лезвиями и огромными пилами на обухе. Форма кинжала была предназначена именно для того, чтобы его быстро вынуть из проткнутого тела. В то время как голливудский нож застрял бы зубьями пилы в рёбрах и применивший его был бы обезаружен падающим телом. Если бы вообще пробил бы простейший доспех из-за своей ширины и толщины кончика.
.
Турецкая сабля

Шапшка:


Шпага

Кинжал



Голливудские ножи

Форма клинкового оружия совершенствовалась тысячилетиями В боях. Ошибкой была смерть. И если каким то британским учёным покажется, что они придумали лучше, то это значит, что они чего то недопоняли.

Он о них: Почему так происходит? Укры ненавидят службу, но сделать ничего не могут.

Пьяные, жадные и ленивые. Американский полковник назвал украинских военных главной проблемой Яворовского учебного центра

Украинские военнослужащие — главная проблема Яворовского учебного центра. Об этом сообщил подполковник ВС США, начальник "Объединенной многонациональной группы по подготовке – Украина" (JMTG-U) Роберт Трейси в своем личном блоге.

Отметим, что он служил в офисе главы законодательных органов в Пентагоне, Вашингтон. До приезда в Украину, командовал 1-м батальоном 502-го пехотного полка (Теннеси).

Скриншот: rktracy.blogspot

"Мои подчиненные, подготавливая инструкторов и тренировочные зоны, помогают превращать Яворовский учебный центр в самостоятельную единицу. Но до следующего года чуда не произойдет и придется продлить нашу миссию. Причем к учебной базе полигона претензий практически нет. Мешают этому процессу сами украинские военнослужащие.

Во-первых, украинцы не знают английского языка. И учить его отказываются. Моим инструкторам на занятиях порой нужно привлекать до взвода переводчиков. Но и это не всегда помогает. Дело в том, что даже между собой они не могут найти общего языка! Одни говорят только на украинском, другие только на русском. Некоторые вообще могут говорить на румынском или венгерском.

Во-вторых, местные солдаты очень ленивые и жадные. На занятиях не хотят ничего делать, порой откровенно саботируют любое действие, исходящее от американских инструкторов. Кроме того, всегда надо быть готовым к тому, что украинский военный может украсть и перепродать любой попавшийся ему на глаза предмет.

В-третьих, это поголовное пьянство. На яворовском полигоне пьют все украинские военные. В связи с этим мы были вынуждены начинать занятия с проведения тестов на наличие алкоголя в крови обучаемых. Но даже это мало помогает. Порой многих откровенно пьяных украинцев приходилось не допускать на занятия. А некоторые занятия вообще приходилось либо отменять, либо переносить на неопределенное время. При этом поражает бездействие местного командования, которое за все время так и не смогло повлиять на обучаемых. Порой кажется, что украинские командиры сами участвуют в попойках вместе со своими подчиненными.

В-четвертых, большинство украинских солдат слабо образованы. Даже простейшие задачи в ходе занятий они не в состоянии выполнить с первого раза. Да и со второй попытки ничего не получается. В принципе чего ожидать другого, если большинство солдат набирается из неграмотных и бедных слоев населения. А самые умные и продвинутые уже давно уехали на заработки.

Но что поразило больше всего — так это откровенная коррупция. В украинской армии за любое продвижение по службе надо давать взятку. Причем не важно, хочет ли рядовой стать капралом или младший офицер хочет получить новую должность, любой из них должен за это заплатить своему старшему начальнику. И это является нормой для всей украинской армии. Существуют и свои расценки. Причем чем выше должность или звание, тем больше надо дать взятку. И никто никого не боится. По-другому у них никак", - написал он в своем блоге.

Скриншот: rktracy.blogspot

Про клубнику, редиску и F-22 Raptor.

Я думаю, все пробовали клубнику из супермаркетов. Очень большая, очень красивая. Так и хочется съесть. Но без вкуса и запаха, а внутри вся очень белая, очень волокнистая и совсем не сладкая. Больше похожа не на ягоду, а на редиску. Хоть сейчас кроши в салат ту клубнику. (Некоторые люди постарше или дачники, я думаю, знают вкус другой, некоммерческой клубники).

А причём здесь F-22 Raptor,спросите вы?
А вот почитайте:
«Самый совершенный истребитель американской армии F-22 Raptor требует более 30 часов технического обслуживания после каждого часа полетов. Данные выводы, как пишет газета The Washington Post,содержатся в исследовании, проведенном оборонным ведомством США. Военные выяснили, что стоимость часа летной эксплуатации истребителя пятого поколения составляет более 44 тысяч долларов.

По данным издания, главной причиной этого является стелс-покрытие самолета, которое особо чувствительно к износу. Причиной дефектов может стать даже дождь, из-за чего истребитель требует более тщательного техобслуживания.Как подчеркивает The Washington Post, ВВС США совместно с другими специалистами пытаются решить эту проблему с середины 1990-х годов.

Газета также сообщает, что за последние годы инженерам удалось выработать более дешевые и эффективные методы техобслуживания другихбоевых самолетов, тогда как ситуация с F-22 только ухудшилась. На этой неделе в военном ведомстве США сообщили журналистам, что с октября 2008 года по май 2009года лишь 55 процентов парка этих самолетов были готовы к применению. При этом они никогда не эксплуатировались в Ираке и Афганистане.»

http://www.lenta.ru/news/2009/07/10/raptor/
Очень хороший истребитель получился! Лучший в мире! Только вот дождя боится и после часа полёта требует 30(!) часов обслуживания.

Когда я служил в авиации, регламент на ВЕРТОЛЁТЫ составлял три часа обслуживания на час полёта. И это считалось недопустимо высокими затратами на ремонт, сдерживающими использование вертолётов в реальной боевой обстановке. (Вертолёт – более сложная и капризная машина, чем самолёт) А тут 30 часов ремонта на час полёта самолёта!

Но это ещё не всё. F-22 Raptor слабо вооружён. Это сделано для того, чтобы придать ему форму корпуса, оптимальную для его невидимости на радарах. Кстати, невидимости весьма сомнительной. Локаторы метрового диапазона видят любой стелс, как будто никакой он не стелс. В более коротком диапазоне волн покрытие стелс действительно менее заметно. Все американские локаторы работают в дециметровых и сантиметровых диапазонах. Локаторы этого диапазона более компактны и имеют большую точность в силу физических законов распространения радиоволн. И самое главное, эти локаторы плохо видят стелс. Вот амеры сами перешли и своих союзников убедили перейти на короткие диапазоны локации. А враги остались недопереубеждённые. Поэтому сохранили и локаторы более длинного диапазона. Поэтому знаменитые американские самолёты - невидимки видят все, кроме самих амеров и их союзников. (Сейчас появились и другие технологии, позволяющие увидеть "неведимку")

Так вот, для придания невидимости форму корпуса оптимизировали так, что внутри помещается мало оружия. А чтобы взять оружия больше, его надо размещать на внешней подвеске. В результате такого размещения F-22 Raptor теряет невидимость даже и на локаторах самих амеров.

Но и это ещё не всё: самолёты в форме «стелс» плохо летают и неустойчивы в полёте. Для управляемости и стабилизации им необходимо сверхсложное электронное управление. Которое выводится электромагнитным импульсом ядерного оружия на ДЕСЯТКИ километров от эпицентра взрыва. После выведения нежной электроники бортового компа из строя, знаменитый стелс теряет устойчивость и управляемость и начинает кувыркаться и лётчику остаётся только катапультироваться. Если успеет.

Но эти отдельные незначительные недостатки сверхсовременного самолёта ни в коем случае не препятствуют его использованию против вождя племени Мумба Юмба, запятнавшего своё правление наглым презрением к принципам гуманизма и демократии, а также пристрастием к людоедству. (Съел трёх американских геологов, нашедших нефть на территории, незаконно контролируемой зловредным вождём вышеуказанного племени).

А кроме того, знаменитый F-22 Raptorпроявил себя наилучшим образом для развития американской авиационной промышленности путём повышения её прибылей. Что особенно актуально в период мирового кризиса.

А связь с клубникой здесь такова: чувствуется общий подход амерской промышленности: главное, чтобы товар хорошо выглядел внешне! Тогда дурак-потребитель его точно купит за любую цену! (При наличие хорошей рекламмы, разумеется.) Этот подход универсален и применяется одинаково безотказно как в производстве фаст-фуда, так и оружия.

Приглядитесь к амерским репортажам из Ирака или Афгана. На переднем плане у них всегда брутальный морпех с высокотехнологичной М-16 в мускулистых руках, олицетворяющий мощь и решимость американской армии. А если есть задний план, то на нём вдоль стены дувала крадутся другие морпехи, с примитивными АК.
.
Чем по-настоящему сильны американцы, так это в стойкости в своих принципах и в приверженности к оправдавшем себя за десятки лет маркетинговым приёмам. Ну и ещё и в рекламе своих продуктов.