Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Класика методов пропаганды (Это опять Лента.ру):

В расчёте на тех, кто дальше названия не читает




Под заголовком «Российский «самолёт XXI века» оказался дешёвкой» оказывается текст

«… При этом в корпорации «Иркут» сообщили, что каталожная цена одного самолёта МС-21 равняется 97,9 миллиона долларов. Таким образом, 175 самолётов должны были бы стоить 17,1 миллиарда долларов. Получается, что итоговая сумма всех контрактов оказалась почти вдвое ниже каталожной цены.



Как сообщил РБК замдиректора рейтингового агентства АКРА Алексей Гущин, цена контракта редко совпадает с каталожной, поскольку на итоговую цену контракта влияют различные факторы, в том числе объём заказа и сроки поставок… Этот пассажирский самолёт заявлен как конкурент Boeing 737 MAX и Airbus A320neo — их каталожная цена на 15–20 процентов выше».

А ещё амеры перешли Эльбу. Но Жуков выбил их с восточного берега. Дескать, извините - ошибочка вышла

За немцев вас приняли.
Извинились и начали брататься.

И амеры испугались не Кожедуба и воздушной войны, а сухопутной войны с Россией.
Но войны между союзниками начаться не могло. Амерам ещё нужна была Россия для борьбы с Японией. Поэтому замяли.

А вообще то самое опасное для союзников во всех войнах было сближение союзных армий. Две армады прут вперёд и как распознать что впереди уже союзники?


Так что инциденты такого рода - обычное дело в конце войн.

О том, как в 1944 чуть не началась война между СССР и США





Как Иван Кожедуб американцев сбил

ЭТО крайне малоизученный эпизод Второй мировой войны. Hа Западе про него предпочитают вовсе не вспоминать.  Предлагаю вам прочитать вот такую версию событий.

А начнем мы историей как Иван Никитович Кожедуб пополнил свой боевой счёт двумя американскими истребителями Ф-51 «Мустанг», которые по ошибке попытались атаковать его над Берлином, но были немедленно сбиты при отражении атаки.

«Как рассказывал мне сам Иван Никитович (предисловие к книге Ивана Кожедуба «Верность Отчизне» Н.Г. Бодрихина), 17 апреля 1945 года, встретив в воздухе «Летающие крепости» союзников, он заградительной очередью отогнал от них пару «мессершмиттов», но через секунду сам был атакован американскими истребителями прикрытия.

«Кому огня? Мне?! — с возмущением вспоминал Кожедуб полвека спустя. — Очередь была длинной, с большой, в километр, дистанции, с яркими, в отличие от наших и немецких трассирующими снарядами. Из-за большого расстояния было видно, как конец очереди загибается вниз. Я перевернулся и, быстро сблизившись, атаковал крайнего американца (по количеству истребителей в эскорте я уже понял кто это) — в фюзеляже у него что-то взорвалось, он сильно запарил и пошёл со снижением в сторону наших войск. Полупетлёй выполнив боевой разворот, с перевёрнутого положения, я отаковал следующего. Мои снаряды легли очень удачно — самолёт взорвался в воздухе…

Когда напряжение боя спало, настроение у меня было совсем не победным — я ведь уже успел разглядеть белые звёзды на крыльях и фюзеляжах. «Устроят мне… по первое число» — думал я, сажая машину. Но всё обошлось В кабине «Мустанга», приземлившегося на нашей территории, сидел здоровенный негр. На вопрос подоспевших к нему ребят, кто его сбил (вернее, когда этот вопрос смогли перевести) он отвечал: «Фокке-Вульф» с красным носом… Не думаю, что он подыгрывал; не научились ещё тогда союзники смотреть в оба…

Когда проявили плёнки ФКП, главные моменты боя оказались зафиксированы на них очень чётко. Плёнки смотрело и командование полка, и дивизии, и корпуса. Командир дивизии Савицкий, в оперативное подчинение которому мы тогда входили, после просмотра сказал: «Эти победы — в счёт будущей войны». А Павел Фёдорович Чупиков, наш комполка, вскоре отдал мне эти плёнки со словами: «Забери их себе, Иван, и никому не показывай».

Как Иван Кожедуб американцев сбил
Кадры ФКП с Ла-7 Кожедуба, запечатлевшие последние секунды полета американского «Мустанга», опрометчиво атаковавшего советского аса в берлинском небе 17 апреля 1945 г.

Хотя на фронт будущий маршал авиации Иван Никитич Кожедуб попал лишь в 1943-м, его боевой счет выглядит впечатляюще. За два года – 366 вылетов на задание, 120 воздушных боев и 62 сбитых немецких самолета, при том, что самого Кожедуба не сбивали на разу. Более того, из публикаций последних лет видно, что реальный список побед советского аса еще внушительнее. Порочные принципы «социалистического коллективизма» зачастую вынуждали лучших летчиков делиться своими победами с менее способными товарищами, и в результате на фюзеляже истребителя Ла-7 под номером 27 оказалось куда меньше красных звездочек, чем полагалось. Об этом писали и однополчанин Ивана Никитича, прославленный летчик-испытатель Александр Щербаков, и ряд других авторов, однако по настоящему серьезных исследований тема пока не дождалась. Тем не менее, согласно некоторым данным, Кожедуб сбил не 62, а целых 107 вражеских самолетов, пять из которых принадлежали военно-воздушным силам США.

Начавшиеся во второй половине 1944 года столкновения между советскими и американскими авиагруппами отнюдь не были следствием традиционной для любой войны неразберихи. Уже тогда Штаты считали весь европейский континент своей зоной влияния. Однажды командующий американскими ВВС Спаатс даже демонстративно отказался обсуждать с маршалом Жуковым порядок полетов над советской зоной, нахально заявив, что «американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений». (Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1971. С.670).

Демонстрируя свое право летать где угодно, штатовское командование заодно проверяло наших «на вшивость», а также отрабатывало методы тотального воздушного террора, ставшие визитной карточкой американской авиации в последующие десятилетия. Мало кому известно, что наряду с бессмысленным с военной точки зрения уничтожением жилых кварталов немецких и японских городов янки не менее свирепо бомбили Югославию. Начало воздушному геноциду положила «кровавая Пасха» 16 апреля 1944 года. В этот день целая авиадивизия тяжелых бомбардировщиков с характерным названием «Либерейтор» («Освободитель») обрушила на югославские города тысячи бомб, от которых только в Белграде погибло 1 тыс 160 человек. Всего таких налетов было девять, а через 45 лет история, как известно, повторилась. И чтобы подчеркнуть сознательный выбор даты ударов, падающие на Белград бомбы украсила надпись «Счастливой Пасхи!».

Как Иван Кожедуб американцев сбил

Ну, а для первой атаки на Красную Армию четыре десятка тяжелых американских истребителя «Лайтнинг» выбрали тоже символическую дату – 7 ноября 1944 года. В результате штурмовки штаба 6 гвардейского стрелкового корпуса и аэродрома 866-го истребительного авиаполка у города Ниш погибли командир корпуса Герой Советского Союза Григорий Котов и еще 30 человек. Кроме того, были уничтожены два наших самолета и сожжено полтора десятка автомобилей. Лишь когда взлетевшие советские истребители в свою очередь сбили нескольких стервятников, остальные обратились в бегство. Впоследствии свидетель этого боя, летчик Борис Смирнов писал в своих мемуарах, что на карте, найденной в обломках одного из сбитых «Лайтнингов», Ниш был обозначен как воздушная цель. После чего официальной американской версии о потере курса уже мало кто верил.

Летавший над Германией заместитель командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка 25-летний майор Кожедуб сталкивался с обнаглевшими «союзниками» дважды. Сначала 22 апреля 1945 года его машину атаковала пара американских истребителей типа «Мустанг», но вскоре им пришлось горько пожалеть о своей наглости. Не прошло и двух минут, как один из «Мустангов» разлетелся на куски, а пилот второго еле успел выпрыгнуть с парашютом.

Николай Александрович ШМЕЛЕВ

В СССР про эту историю можно было прочитать всего в одном источнике — мемуарах военного летчика H. А. Шмелева «С малых высот», изданных в 1966 г. Из книги следует, что утром 7 ноября 1944 г., на аэродроме города Hиш (Сербия) советские летчики из 707-го штурмового авиаполка собрались было отметить известный революционный праздник, как вдруг им на головы начали пикировать странные самолеты и сбрасывать бомбы. Сперва незваных гостей приняли за немецкие «рамы» — так с 1941-го в наших ВВС называли «Фокке-Вульфы» FW-189. Это было странно: во-первых, «рама» была высотным разведчиком, не предназначенным для штурмовки аэродромов. Во-вторых, 40 (!) «Фокке-Вульфов» немцам просто неоткуда было взять. Впрочем, разбирательства решили отложить на потом. В воздух подняли дежурное звено из соседнего 866-го истребительного авиаполка. В первой же атаке удалось «завалить» двух чужаков. Постепенно взлетел весь полк, и в воздухе началась настоящая «собачья драка» — маневренный бой на малых высотах. Была сбита еще одна «рама», погиб и наш Як-3. Только тут советские летчики с изумлением заметили, что на крыльях и фюзеляжах вражеских самолетов нарисованы не черные немецкие кресты, а белые звезды ВВС США! Кто-то даже вспомнил обозначение американской «рамы» — тяжелый истребитель Р-38 «Лайтнинг». Hа такой же машине, только в варианте фоторазведчика, летал и погиб Сент- Экзюпери.

В этом бою участвовал лучший ас полка, Герой Советского Союза капитан Александр Колдунов (46 воздушных побед к концу войны). Тот самый, которого в 1987 г. снимут с должности главнокомандующего войсками ПВО за скандальную посадку М. Руста на Красной площади. Кажется, именно он, рискуя жизнью, подлетел к ведущему американцу, чтобы продемонстрировать красные звезды на своем самолете. Как бы то ни было, американцы убрались восвояси. Hо ненадолго. Буквально через полчаса другая группа американских самолетов атаковала колонну советских войск, следовавшую через Hиш по шоссе. Их тоже удалось отогнать, но дел они натворить успели.

В результате налета погиб командир стрелкового корпуса генерал Степанов. Его последние слова были: «Проклятые империалисты!»

7 : 3 в нашу пользу

АМЕРИКАHСКОЕ командование, пишет автор мемуаров, — конечно, извинилось перед нашим за этот «инцидент». Hо что толку от этих  слов? Ими не вернешь наших дорогих товарищей, погибших во
время предательского налета «союзников». Вообще, тональность книги H. Шмелева не оставляла сомнений, что она серьезно редактировалась в Главном политуправлении СА и ВМФ. Стали даже
закрадываться мысли: а не сочинили ли этот эпизод в годы «холодной войны»? Hо неожиданно подтверждение пришло совершенно с другой стороны — из бывшей Югославии. Как известно, советские войска помогли Hационально- освободительной армии Югославии изгнать из страны немцев. По соглашению, которое 16 октября 1944 г. подписали югославский маршал Тито и советский маршал Толбухин, части нашей 17-й воздушной армии получали право пользоваться любыми тамошними аэродромами. За это советские ВВС должны были обучить югославских летчиков и механиков эксплуатации истребителей Як-3 и штурмовиков Ил-2. Одна из таких групп базировалась на аэродроме города Hиш.

Ветераны югославского подразделения делились воспоминаниями об инциденте в белградской газете «Политика» от 9 ноября 1988 г. — в 44-ю годовщину событий. По их словам, 7 ноября 1944 г. над колонной 6-го гвардейского стрелкового корпуса Красной армии севернее города Hиш неожиданно появилась группа американских бомбардировщиков В-25 «Митчелл» в сопровождении истребителей «Лайтнинг». Всего самолетов было штук 30. Американцы очень точно отбомбились по голове колонны: погиб командир корпуса, 31 солдат и офицер, еще 37 человек было ранено. С аэродрома взлетела группа из 9 истребителей Як-3, один из которых был тут же сбит. В воздухе завязалось ожесточенное сражение. Партизанский политкомиссар, приставленный к нишскому аэродрому, довел до сведения личного состава, что всего было сбито 7 американских и 3 советских самолета. При этом американцы потеряли 14 летчиков. Если верить данным безвестного югославского комиссара, получается, что американцы потеряли 5 одноместных «Лайтнингов» и 2 бомбардировщика «Митчелл» с экипажем из 5 человек. Скорее всего, это были самолеты из 15-й воздушной армии ВВС США, которые в 1944 году базировались в Италии.

По взаимному согласию сторон недолгая «советско-американская война» была предана забвению. Случись она ближе к весне 45-го года, когда трещина между союзниками по антигитлеровской коалиции была гораздо шире, все могло бы повернуться по-другому… Hо для одного из героев описанных событий, Александра Колдунова, эта встреча с американскими летчиками была не последней. В 1948 г. вторую звезду героя он получил как раз за сбитых американцев. Впрочем, это уже совсем другая история…

Еще более жаркий бой с американцами Кожедуб выдержал перед самым Днем Победы, когда эскадрилья нагруженных под завязку бомбовозов типа «Летающая крепость», игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в пространство советской оккупационной зоны. Вогнав в землю три многомоторных гиганта, майор обратил в бегство остальных, но включить их в официальный список своих побед ему не позволили. Командир полка Павел Чупиков лишь пошутил, что с американцами подраться придется очень скоро, и в первый же день следующей войны их сбитые машины припишут на его счет задним числом.

Однако и когда уже командующий одной из дивизий 64-го авиакорпуса генерал-майор Кожедуб атаковал штатовские эскадрильи, расчищавшие дорогу «миротворцам» ООН в Корее, новые звезды на его самолете так и не появились. Москва категорически запретила комдиву участвовать в боях, и потому все 264 уничтоженные самолета врага следует отнести на счет учеников Ивана Никитича.

[источники]

А я вам напомню, Как американские корпорации помогали Гитлеру и почему 12 апреля — черный день американской авиации


В США устанавливают прицельно навигационные комплексы на боеголовку. А в РФ - на самолёт.

И фигачат с тем же результатом обыкновенными свободно падающими бомбами, которых накоплено в СССР на 2 мировые войны. И которые всё равно надо как то утилизировать.
А всё потому, что цели разные. У США главное - регулярно кормить свой ВПК. А в РФ - экономно и с максимальным эффектом утилизировать вылежавшие свой гарантийный срок боеприпасы.


Русский тип «высокоточки»

Это особенно хорошо видно на примере воздушной операции российских ВВС в Сирии.

Основа применяемых там АСП — ОФАБ-250-270, типовые 250-килограммовые осколочно-фугасные авиабомбы. Управляемые боеприпасы, такие как Х-25МЛ, Х-29Л или корректируемые авиабомбы, составляли лишь незначительную долю.

Корректируемая авиабомба КАБ-500С-Э

Корректируемая авиабомба КАБ-500С-Э

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

На это была причина, не связанная с недоразвитостью отечественных ВВС. Дело в том, что при модернизации фронтовой авиации были приняты решения, отличающиеся от того пути, по которому пошли, скажем ВВС США. Американцы в свое время создали JDAM — комплект из инерциально-спутниковой системы наведения и хвостовых рулей, позволяющий превратить обычные бомбы в корректируемые.

В итоге доля управляемых АСП, применяемых США в воздушных кампаниях последних 25 лет, последовательно росла: с 10 процентов в Ираке 1991 года до 25 процентов в Югославии 1999 года, 60-70 процентов в Афганистане 2001 года и в Ираке 2003 года — до 85 процентов в Ливии 2011 года.

Россия вместо этого решила, что выгоднее модернизировать прицельно-навигационный комплекс фронтовых бомбардировщиков. Так появилась ОКР «Метроном», по которой был создан прицельный комплекс СВП-24 «Гефест», обеспечивающий повышенную точность сброса обычных авиабомб за счет автоматического учета параметров движения самолета и внешних возмущений. Сходные задачи решались в рамках конкурирующей ОКР «Гусар», по которой были созданы самолеты Су-24М2, однако военные в итоге выбрали «Гефест».

В результате было обеспечено высокоточное применение самых обычных дешевых боеприпасов, (которых навалом и которые надо как то утилизировать). Конкретная экономика процесса, безусловно, должна включать в себя расчет типовых сценариев: с сопоставлением затрат на НИОКР по прицельному комплексу и модернизацию самолетов — с одной стороны и разработкой возможного аналога JDAM со стоимостью закупаемых комплектов модернизации — с другой.

Можно утверждать, что с ростом количества примененных боеприпасов российский вариант становится все более предпочтительным.

ОКР «Метроном», к слову, в итоге стоила бюджету 108,7 миллиона рублей (изначальный контракт заключался еще в 1996 году на 11,7 миллиарда неденоминированных рублей), а модернизация одного самолета Су-24М в ценах 2010-2012 годов обходилась приблизительно в 30 миллионов рублей (из них до четырех миллионов рублей собственно работы, остальное — стоимость устанавливаемого оборудования).

При этом, скажем, отечественная высокоточная «ГЛОНАСС-бомба» КАБ-500С, также применявшаяся в Сирии, по данным прессы, стоит три миллиона рублей в ценах 2011 года. Американский же типовой комплект JDAM обходится бюджету Пентагона приблизительно в 30-40 тысяч долларов (в зависимости от типа).

Про Хартмана.

Количество сбитых самолётов зависит от методики подсчёта. В Люфтваффе считсли, что если самолёт пойман в прицел иэто зафиксировал самолётный фотоаппарат, то он сбит. В СССР для того, чтобы зачесть самолёт как сбитый, надо чтобы разведка нашла его на земле.

Раньше и у нас считали как у немцев. Но Сталин это отменил после того, как к 42му году наши асы "уничтожили" таким образом всё люфтваффе. И непонятно было, кто же тогда бомбит советские города.

Самолёт сбитый молодым лётчиком могли записать на другого пилота, которому не хватало сбитых им самолётов для ордена Или не зачесть сбитый самолёт, если он утонул в озере, но записать не сбитый самолёт как сбитый при такой методике подсчётов стало невозможно.

Немецкие генералы сначала тоже боролись с приписками. Но после ряда поражений, когда Гитлер требовал побед, махнули на всё рукой ради красивых отчётов.

Это тоже сказалось на разнице в числе побед немецких и советских асов.


Имя Эриха Хартманна, которому приписывается 352 сбитых самолета, в том числе 347 советских, в России стало хорошо известно с начала 1990-х годов.

До того времени историки не заостряли внимание на успехах асов Люфтваффе. Но выход в Москве большим тиражом книги Хартманна "Небо войны" и множество публикаций о нем и других немецких летчиках стали не просто сенсацией, а поводом для утверждений, что Кожедуб, Покрышкин и другие советские летчики ничего выдающегося не совершили.

В те годы российские книжные магазины были буквально забиты книгами о немецких танкистах, летчиках, диверсантах, фельдмаршалах, генералах… Изданные на отличной бумаге, они не шли ни в какое сравнение со скромными томиками воспоминаний о подвигах советских военных.

Итак, Эрих Хартманн — легенда Люфтваффе, летчик, считающийся наиболее результативным пилотом-истребителем за всю историю авиации.

Родился в 1922-м в Германии. Его отец, доктор Альфред Хартманн, с женой и трехлетним Эрихом отправился работать в Китай, а через пять лет вернулся на родину. После возвращения экстравагантная фрау Хартманн первым делом купила… легкий двухместный самолет, приучив к небу и сына. Эрих дебютировал в качестве пилота в возрасте восьми (!) лет.

Неудивительно, что во время войны, парень попросился в Люфтваффе. В октябре 1942 года лейтенант Хартманн попал на Северный Кавказ. Двадцатилетнего новобранца, выглядевшего еще моложе своих лет, старшие товарищи тут же окрестили "Буби" (Малыш). Эрих обладал несомненным талантом, правда, никак не относящимся к военной сфере. Немецкий, китайский, английский, французский, русский — неплохо для мальчишки, который всерьез нигде и никогда языкам не учился!

Все авторы книг и статей о Хартманне отмечают его вспыльчивый, взбалмошный, истеричный характер, его пьянки и отсутствие элементарной дисциплины. Да и он сам целые страницы своей книги посвящает рассказам о том, как он психовал, как ненавидел сослуживцев… В конце концов нервы у него сдали, пришлось даже уезжать домой и месяц подлечиваться. Но там его ждал удар: отец заявил, что у Германии нет шансов на победу. Буби вернулся на фронт с желанием доказывать обратное.

В Люфтваффе не было пилотов, которые бы провели больше воздушных боев, чем Хартманн. Он совершил около 1400 боевых вылетов и 800 воздушных боев. Это характеризует напряженность действий немецких пилотов на Восточном фронте. В его книге не раз подчеркивается: три-четыре вылета в день были нормой. А если Хартманн провел в шесть раз больше воздушных боев, чем Кожедуб, то почему он не может, соответственно, и сбить больше самолетов?

Излюбленной тактикой Хартманна был удар из засады. Вот что он писал: "Если вы видите вражеский самолет, вы совсем не обязаны тут же бросаться на него и атаковать. Подождите и используйте все свои выгоды. Оцените, имеется ли у противника отбившийся или неопытный пилот. Такого пилота всегда видно в воздухе. Сбейте именно его. Гораздо полезнее поджечь только одного, чем ввязываться в 20-минутную карусель, ничего не добившись".

Часто он сближался с противником менее чем на 50 метров, прежде чем открыть огонь. Это была крайне опасная дистанция, где буквально волосок отделял победу от столкновения в воздухе. 14 раз Хартманна сбивали наши летчики. Но каждый раз он снова поднимался в воздух, как только появлялся новый самолет. 19 октября 1943 года Хартманн впервые попал в плен. Его самолет сбили зенитчики. Эрих чудом приземлился — прямо нашим в руки. Но уже на следующий день он был у своих! Притворившись тяжело раненым, обманул конвоиров и сбежал. Но при переходе линии фронта беглеца едва не шлепнул немецкий часовой.

В августе 44-го Буби сбил
300-й самолет. Так много не сбивал никто. В Германии молодого капитана чествовали как национального героя. Гитлер вручил ему высшую воинскую награду — Бриллианты к Рыцарскому Кресту. Получив отпуск, Эрих женился на Урсуле Петч. Они признались друг другу в любви еще до войны. Ему тогда едва исполнилось 17 лет, а ей — 15. В этот период головокружительного взлета популярности Хартманна немецкие войска несли большие потери. Командование требовало объяснений, в том числе и от летчиков. И Хартманн в своих докладах (а потом и в книге) жаловался на суровый климат и… наших летчиков. Мол, часто меняют тактику, придумывают всякие фокусы в небе, их очень трудно понять… Он умудрился сбить наш истребитель Як-7 даже в день капитуляции Германии — 8 мая 1945 года. Приземлившись, прочел приказ командования: Эриху Хартманну вылететь в Дортмунд и сдаться там англичанам. Остальным — дождаться советских войск и сдаться им. Но знаменитость ослушалась. Летчик Буби облил самолет бензином и поджег. Ас присоединился к колонне, бредущей в чешский Писек. В пути их взяли в плен американские танкисты, а потом, согласно ялтинским договоренностям, передали советской стороне.

Хартманн, как военнопленный, обвиненный в порче социалистического имущества, был приговорен к 10 годам заключений в лагерях строгого режима.

Коли 64 і 59 не менше, ніж 352
Эрих Хартманн

В книге он подробно описывает свои "мытарства" в советских лагерях. Да, он был частым гостем карцера — за демонстративное нежелание сотрудничать с администрацией. Он даже отказался подписывать протоколы, заполненные не на немецком: мол, не понимает. Хотя русский знал в совершенстве. Хартманна едва не подкосил поступок его друга и командира Германа Графа — настоящей "иконы" Люфтваффе. Граф вдруг объявил себя чуть ли не "лучшим другом СССР". Написал покаянное письмо, где изъявил желание… служить в Красной Армии. До такого анекдота, конечно, не дошло, но срок ему скостили.

В книге Хартманн приводит одно из своих писем жене: "Моя дражайшая Ушмутти! — писал он из череповецкого лагеря. — После того, как мы поцапались с русской администрацией, нас привезли в этот лагерь. Он находится километрах в 60 от Вологды. Живем в больших бараках — по 400 человек. Узкие дощатые лежанки, которые поднимаются. Санитарные условия — как тысячу лет назад. Медицинское обслуживание сносное. Паек — 600 граммов хлеба, 30 граммов масла, 40 граммов сахара и две тарелки супа каждый день. Также дают чашку овсянки. В качестве германского героя я получаю со стороны русских относительно хорошее обращение. Меня никто ни разу не ударил".

В 1949 году Хартманн был назван в числе военных преступников и приговорен к 25 годам лишения свободы. Помимо большого количества сбитых советских самолетов, асу припомнили уничтожение пекарни в 1943 году, а также гибель свыше 700 мирных жителей в деревне под Брянском. И Хартманн стал… лидером сопротивления. Отказывался работать, устраивал голодовки, призывал других заключенных саботировать работу и требовал прибытия международной комиссии для "улучшения условий содержания заключенных".

Вот оно как! Человек, на совести которого жизни десятков советских летчиков, в советском лагере добивался уважения и почтения, устраивал акции протеста. Советских военнопленных за малейшее неповиновение могли расстрелять на месте, либо тут же отправить в "лагерь смерти". Хартманн же позволял себе выдвигать требования к администрации… Сегодня немало тех, кто готов сопереживать несчастным немецким военнопленным, пережившим "ужасы сталинских лагерей", забывая о том, сколько горя и страданий принесли эти "солдаты фюрера" на нашу землю.

Он пишет: "Те, кто в плену отказался от нацистских взглядов и стал сотрудничать с Советами, — предатели и свиньи". Война, напомню, к этому моменту закончилась, но для Хартманна, она, очевидно, продолжалась…

В октябре 1955 года, во время визита в Москву, канцлер ФРГ Конрад Аденауэр потребовал от советского правительства скорейшего освобождения немецких пленных. Н.Хрущев не стал осложнять отношения с набиравшей мощь ФРГ из-за каких-то чудом сохранившихся гитлеровцев и просьбу удовлетворил. Тем более что взамен Западная Германия выделяла огромные товарные кредиты и финансовые займы.

И Хартманн, вернувшись домой, тут же влился в состав ВВС ФРГ, где командовал эскадрильей. Службу Хартманн продолжал аж до 1970 года, дослужившись до звания полковника. В отставку ушел не из-за последствий советского плена, а из-за разногласий с американцами по поводу новой летной техники. Умер от воспаления легких 19 сентября 1993 года.

Про вундервафлю.

Блеф и реальность. Американский авианосец типа "Нимиц"

Неужели Иран знает какой-то секрет, что позволяет себе так легкомысленно реагировать на присутствие американских авианосных кораблей?

Заблуждение №1. Подгоним к побережью пять «Нимицев» и…

И американские летчики умоются кровью. Все рассуждения о мощи палубной авиации ВМС США - «проецирование силы», «500 самолетов», «в любой момент, в любой точке Земного шара» - на деле являются фантазиями впечатлительных обывателей.

Заблуждение №2. Пять сотен самолетов! Это не фунт изюма!

Начнем, пожалуй, с наиболее известного мифа: на палубах атомного авианосца могут базироваться 80…90…100 (кто больше?) палубных самолетов, которые, естественно, могут разнести в клочья небольшую страну.
Реальность куда прозаичнее: если загромоздить авиатехникой все пространство полетной и ангарной палуб, то на «Нимиц», теоретически, можно «впихнуть» 85-90 самолетов. Разумеется, никто так не делает, иначе возникнут большие сложности с перемещением самолетов и их подготовкой к вылетам.


На практике, численность авиакрыла «Нимица» редко превышает значения в 50-60 летательных аппаратов, среди которых всего 30-40 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 «Хорнет» («СуперХорнет»). Все остальное – самолеты обеспечения: 4 самолета радиоэлектронной борьбы, 3-4 самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-2 «Хоукай», возможно наличие 1-2 транспортных самолетов С-2 «Грейхаунд». Наконец, эскадрилья из 8-10 противолодочных и поисково-спасательных вертолетов (эвакуация сбитых пилотов – задача не из легких).
В итоге, даже пять супер-авианосцев «Нимиц» едва ли способны выставить более 150-200 ударных машин и 40 самолетов боевого обеспечения. Но разве этого мало?

Заблуждение №3. Авианосцы завоевали полмира!

250 боевых машин – ничтожное количество. В операции «Буря в стакане пустыне» было задействовано … 2600 боевых самолетов (не считая тысяч винтокрылых машин)! Именно столько авиации потребовалось чтобы «немного» разбомбить Ирак.
Возьмем операцию масштабами поменьше – Югославия, 1999 год. Всего в бомбардировках Сербии приняли участие порядка 1000 летательных аппаратов стран НАТО! Естественно, на фоне этого невероятного количества техники, вклад палубной авиации с единственного авианосца «Теодор Рузвельт» оказался просто символическим – всего 10% выполненных задач. Кстати, сверхмощный авианосец «Рузвельт» приступил к выполнению боевых задач лишь на 12-е сутки войны.


Попытка решить любой локальный конфликт силами нескольких авианосцев закончится трагически – палубная авиация не способна обеспечить необходимую плотность бомбовых ударов, у нее не хватит сил, чтобы самостоятельно организовать достойное прикрытие. Часть истребителей-бомбардировщиков придется задействовать в качестве воздушных танкеров, что еще более сократит и без того мало количество ударных машин. В результате, при встрече с более-менее подготовленным противником (Ирак образца 1991 года) – вражеская авиация и средства ПВО перебьют авиакрылья «Нимицев» в первый же день войны.

Заблуждение №4. Плавучие гнезда агрессии и разбоя

1300 боевых вылетов в сутки – интенсивность авиаударов во время операции «Буря в пустыне» поражает воображение. Каждые несколько часов по территории Ирака прокатывались смертельные волны из 400-600 самолетов. Очевидно, что даже 10 суперавианосцев типа «Нимиц» не способны выполнить такое количество работы; они слабы, как щенки, перед мощью тактической авиации наземного базирования.

В 1997 году в ходе международных учений JTFEX 97-2 самолеты с атомного авианосца «Нимиц» установили рекорд – 197 вылетов в сутки. Однако, как это всегда случается на учениях, «достижение» авианосца «Нимиц» оказалось банальной показухой, устроенной перед высоким начальством. Вылеты совершались на дальность не более 200 миль, а часть самолетов просто взлетала с авианосца, делала облет фок-мачты и сразу же приземлялась на палубу. Есть все основания полагать, что эти «боевые вылеты» совершалась порожняком – действительно, зачем цеплять под крылья тонны бомб и ПТБ, если цель учений не нанесение ударов, а заветная цифра в 200 самолетовылетов (кстати, так и не достигнута).

На практике, в боевых условиях, авиакрылья «Нимицев» редко выполняют больше 100 вылетов в сутки. Просто «дешевые понты» на фоне тысяч боевых вылетов авиации Многонациональных сил во время операции «Буря в пустыне».


Но и это еще не все. Ключевая проблема авианосцев в том, что палубные самолеты здорово уступают по характеристикам «сухопутным» самолетам – истребитель-бомбардировщик «Хорнет» просто посмешище на фоне многоцелевого F-15Е «Страйк Игл». Несчастный «Хорнет» не в силах поднять даже бомбу крупного калибра (ограничение при полетах с палубы!), в то время, как F-15E гарцует в небе с четырьмя 900-кг боеприпасами (не считая подвесных топливных баков, прицельных контейнеров и ракет «воздух-воздух»).

Что ж, становится понятно, почему супер-авианосцы ВМС США не рискнули вмешаться и предотвратить оккупацию Кувейта иракской армией летом 1990 года. Вообще палубная авиация проявила тогда удивительную пассивность и даже ни разу не попробовала преодолеть ПВО Ирака. «Непобедимые» авианосцы терпеливо ждали полгода, пока в зоне Персидского залива не образуется миллионная группировка Международной Коалиции при поддержке 2600 боевых самолетов и 7000 единиц бронетехники.



Воистину, – великие «завоеватели» и «разбойники». Вклад авианосцев ВМС США в мировые конфликты просто неоценим: Ирак – 17% от общего количества боевых вылетов авиации, Югославия – 10% всех боевых вылетов авиации, Ливия – 0%. Позорище.
В 2011 году американцы постеснялись приглашать «Нимицы» в Средиземное море, полковника Каддафи «прессовали» 150 самолетов с авиабаз в странах Европы.

Заблуждение №5. Ядерный реактор превращает «Нимиц» в супероружие.

Причина появления ядерного реактора на авианосцах проста – стремление поднять темп выпуска самолетов и, тем самым, увеличить интенсивность работы палубной авиации. Фокус в том, что для эффективного выполнения ударных задач, самолеты должны взлетать группами по 15-20 (а то и более) машин за короткий промежуток времени. Растягивать этот процесс недопустимо – минимальная задержка приведет к ситуации, когда первая пара будет уже над целью, а последняя пара самолетов будет только готовится к взлету с катапульты.

В результате, в короткий промежуток времени требуется обеспечить катапульты огромным количеством перегретого пара. Разогнать два десятка 20-тонных боевых машин до скорости 200 км/ч – энергии требуется так много, что авианосец с обычной ГЭУ замедляет ход вплоть до полной остановки – весь пар «вылетает» из катапульт, вращать турбины оказывается нечем. Янки пытались решить проблему, взгромоздив на авианосец ядерную паропроизводящую установку.

Увы, несмотря на повышенную производительность ЯППУ, вместо эффективного «плавучего аэродрома» американцы получили «вундервафлю» с жизненным циклом в 40 млрд. долларов в современных ценах (для перспективных авианосцев типа «Форд» эта сумма возрастет в 1,5-2 раза). И это только затраты на строительство, ремонт и эксплуатацию корабля! Без учета стоимости летательных аппаратов, авиатоплива и авиационных боеприпасов.

Даже двукратное увеличение количества самолетовылетов - вплоть до 197 в сутки (рекорд!) ситуацию исправить не помогло – палубная авиация была унылым зрелищем в любом из локальных конфликтов последних 50 лет.

Ядерная силовая установка, вместе с её многочисленными контурами, комплектом биологической защиты и целым заводом по производству бидистиллята занимает так много места, что какие-либо разговоры об экономии места за счет отсутствия топливных цистерн с мазутом, просто неуместны.
Увеличение ёмкости цистерн авиатоплива (с 6000 тонн у неатомного АВ типа «Китти Хоук» до 8500 тонн у атомного «Нимица») в большей степени объясняется значительным ростом водоизмещения – с 85 000 тонн «Китти Хоука» до более чем 100 000 тонн у атомного авианосца. Кстати, ёмкость погребов боезапаса больше как раз у неатомного корабля.

Наконец, все преимущества от неограниченной автономности по запасам корабельного топлива теряются при действии в составе эскадры – атомный авианосец «Нимиц» сопровождает эскорт из эсминцев и крейсеров с обычной, неатомной ГЭУ.


Ядерный реактор на борту американских авианосцев –дорогое и бесполезное излишество, негативно влияющее на живучесть корабля, но не имеющее никакого принципиального значения. Несмотря на все усилия американцев, ударная мощь авианосцев ВМС США все равно остается на уровне плинтуса.

Заблуждение №6. Авианосец необходим для войны на чужих берегах.

Свидетельств ничтожности военного значения авианосцев более чем достаточно. Собственно, обитатели Пентагона понимают это гораздо лучше нас, потому в локальных конфликтах всецело полагаются на военные базы США в количестве 800 единиц на всех континентах Земли.

Но каким образом вести войну, при отсутствии зарубежных военных баз? Ответ незамысловат: никак. Если у вас нет авиабаз в Южной Америке, вести локальную войну на другом конце Земли невозможно. Никакие авианосцы и десантные «Мистрали» не заменят пяток нормальных аэродромов с двухкилометровой «бетонкой».

Уникальная Фолклендская война (1982 год) – не аргумент. Британские морпехи высаживались на практически необитаемые острова при вялом воздушном противодействии со стороны ВВС Аргентины. Сорвать высадку аргентинцы никак не могли – аргентинский флот оказался полностью небоеспособен и спрятался в базах.

Еще один интересный миф: современный Авианосец выполняет роль колониального крейсера Британской империи в Занзибаре.

Все-таки 100 000 тонн «дипломатии» внушают - имперский облик авианосца «Нимиц» должен вызывать ужас и трепетание в сердцах несчастных туземцев. Атомная «вундервафля», входящая в любой зарубежный порт, привлекает к себе внимание всех местных СМИ и внушает аборигенам уважение к Америке, демонстрируя всему миру техническое превосходство США.

Увы, даже роль «символа военной мощи Соединенных Штатов» авианосцам оказалась не под силу!

Во-первых, авианосцы типа «Нимиц» просто теряется на фоне других важных событий: размещение американской системы ПРО в Европе, развертывание ЗРК «Пэтриот» на границе с Сирией – все это вызывает куда больший мировой резонанс, нежели очередной бессмысленный поход авианосца ВМС США в Аравийское море. К примеру, граждан Японии гораздо больше волнуют непрекращающиеся бесчинства американских морпехов с базы Футэмма на о. Окинава, чем авианосец «Джордж Вашингтон», тихо ржавеющий у причала в Йокосуке (американская ВМБ в пригороде Токио).

Обычное состояние авианосца ВМС США


Во-вторых, авианосцы ВМС США банально не могут выполнять роль «колониального крейсера в Занзибаре», по причине … отсутствия авианосцев в Занзибаре. Парадоксально, но факт – основную часть жизни атомные исполины мирно спят у пирсов в своих тыловых базах в Норфолке и Сан-Диего, либо стоят в полуразобранном состоянии в доках Брементона и Ньюпорт-Ньюс.

Эксплуатация авианосцев столь затратна, что адмиралы ВМС США семь раз подумают, прежде чем отправить гиганта в дальний поход.
В конце концов, чтобы «навести понт» не обязательно жечь дорогущие урановые стержни и содержать 3000 моряков – для «демонстрации флага» порой достаточно визита одного крейсера или эсминца (читатели наверняка помнят, сколько шума наделал сорванный визит американского штабного корабля «Маунт Уитни» в Севастополь).

Заключение

Проблемы палубной авиации начались с появлением реактивных двигателей. Рост габаритов, масс и посадочных скоростей реактивных самолетов вызвал неизбежное увеличение размеров авианосцев. При этом размеры и стоимость авианосных кораблей росли значительно быстрее, чем боевая эффективность этих монстров. В итоге, к концу ХХ века авианосцы превратились в чудовищные неэффективные «вундервафли», бесполезные как в локальных конфликтах, так и в гипотетической ядерной войне.

Второй удар по палубной авиации был нанесен во время Корейской войны – самолеты научились ловко заправляться в воздухе. Появление воздушных танкеров и систем дозаправки на самолетах тактической авиации привело к тому, что современные истребители-бомбардировщики могут эффективно действовать на удалении в тысячи километров от родного аэродрома. Им не требуются авианосцы и «аэродромы подскока» - мощные «Страйк Иглы» способны за одну ночь прелететь Ла-Манш, промчаться над Европой и Средиземным морем, высыпать четыре тонны бомб на ливийскую пустыню – и еще до рассвета вернуться на авиабазу в Великобритании.

Единственная «узкая» ниша, в которой могут быть применены современные авианосцы – противовоздушная оборона эскадры в открытом океане. Но для решения оборонительных задач мощь «Нимица» избыточна. Для обеспечения ПВО корабельного соединения достаточно легкого авианосца с парой истребительных эскадрилий и вертолетами ДРЛО. Безо всяких ядерных реакторов и сложных катапульт. (Реальный пример такой системы – строящиеся британские авианосцы типа «Куин Элизабет»).

Самолёт невидимка это только попил бабла и реклама. Любой инженер знает, что:

Для того, чтобы поглотить волны локатора, толщина покрытия должна быть не менее 50% длинны волны локатора. Представляете, какая толщина стелс-покрытия должна быть для поглащения двуметровой волны?

Поэтому стелсы не видят только миллиметровые локаторы. Ну ещё слегка не видят с некоторых ракурсов сантиметровые. Именно эти локаторы и навязывают всем союзникам США под предлогом их компактности из-за короткой волны, требующей маленькой антены.

В процессе эксплуатации выяснились и другие недостатки стелс:
Стелс-покрытие вспучивается и отлетает. И боится дождя.
А самолёт стелс-форм плохо летает. И поэтому из него никакой истребитель.



Отсюда такая истерика...






Турция "не сможет иметь одновременно российские С-400 и американские F-35", поскольку это раскроет возможности по незаметности этого истребителя, поэтому Турция не может иметь обе системы одновременно, -  заявила постоянный представитель США при НАТО Кей Бейли Хатчисон.



Америка боится огласки, что их стелс-технологии видны как фанера, что "самый невидимый" F-35, окажется прекрасно видимым на радаре этого российского комплекса. Тогда все откажутся от этих новых неповоротных еле-еле летающих индюков, даже самые союзники и вассалы Америки.

Ну представьте что заявит, что С-400 прекрасно видит и берёт в прицел и сопровождение Ф-35 эдак за 300 км... Ведь если это скажут и покажут ПВО ВС РФ, скажут это все пропаганда... А вот если страна НАТО в лице Эрдогана - конфуз будет тот еще. И уже не важно будет так это или нет. Убытки США, как финансовые так и репутационные будут колоссальные. Поэтому и выбор туркам американцы предлагают или так называемую "невидимку", или С-400. Но не "2 в 1"

Вот, чтобы это не произошло, американцы готовы даже и приплатить.

Появился предварительный отчёт МАК о происшествии в Шереметьево.

Отчет МАК о катастрофе в Шереметьево

Примерно то, что я и писал в статье Стало примерно ясно, что там произошло с суперджетом в Шереметьево.
И паника была. И рукоять управления движения дёргали вперёд и назад до упора. И тормозные щитки забыли в панике выпустить.
Приземлялись на вертикальной скорости 25м/сек с перегрузкой 5,85ж Тоесть с пятикратной перегрузкой(!)
Вот и разбили самолёт о бетонку.

А заходили на посадку штатно.

Пусть кто нибудь мне скажет, что операторы самолёта опытные и они ни при чём.

Пилоты до того летали на боингах. На SSJ-100 никто летать их не учил. А самолёт другой.

Синдром истребителя


Расследование трагедии в Шереметьево продолжается до сих пор, однако специалисты Межгосударственного авиационного комитета (МАК) уже подготовили промежуточный отчет. К катастрофе SSJ-100 привело трагическое стечение нескольких обстоятельств — от конструктивных особенностей самолета, из-за которых гражданский лайнер получил повадки истребителя, до пилотов, которые оказались к этому не готовы.

По правилам безопасности, любой самолет должен касаться полосы вначале одним или двумя задними шасси, а только потом — третьим, носовым. Это обеспечивает плавность посадки за счет аэродинамического торможения. Но SSJ-100 сел сразу «на три точки», что никак не объясняется в проекте промежуточного отчета МАК.

По данным МАК, пилот SSJ-100 — командир воздушного судна (КВС) Денис Евдокимов — имеет значительный налет на Boeing 737. Его навыки на уровне инстинктов не соответствовали истребителю, а времени на анализ ситуации и принятие решения было очень мало — пара секунд. Пилот, по мнению экспертов, действовал по схеме ручного захода, отработанной на Boeing: он старался соблюдать рекомендованную вертикальную скорость, но снижение мощности двигателя не поднимало нос SSJ-100, а опускало его. При этом привычная для «иномарок» реакция пилотов лишь усугубляла ситуацию.

В момент, когда SSJ-100 одновременно коснулся взлетно-посадочной полосы всеми тремя шасси (при этом с превышением посадочного веса более чем на 10 тонн), нагрузка на корпус судна составила около 5 G вместо максимально разрешенных 3,75 G. Возник «козел»: стойки шасси самортизировали, подбросив самолет вверх. Он подскочил — и вновь приземлился на все три шасси, после чего снова подпрыгнул.
В момент одного из таких «козлов» в полимерных топливных баках (они находятся в крыльях) произошел гидроудар — как следствие, они разгерметизировались. Авиационный керосин полился на взлетно-посадочную полосу, попал в струю раскаленного воздуха от двигателей и вспыхнул. Начался пожар.

(Кстати, уже получены результаты судебно-химической экспертизы, проведенной по изъятым на месте происшествия образцам материалов. Контрафакта не обнаружено — при покраске самолета использовалась аутентичная краска, а в отделке салона – качественные и сертифицированные материалы.)

Для следствия (да и для расследования МАК) важно в первую очередь одно: насколько действия экипажа соответствовали нормативным документам. В первую очередь — «Руководству по обеспечению полетов на воздушном судне типа SSJ-100». Вот только в этом руководстве ситуация, подобная той, что произошла 5 мая в Шереметьево, — посадка с заполненными на три четверти баками, отключенной навигацией и ограниченной механизацией — просто не прописана. Хотя в руководствах других воздушных судов, будь то Boeing или Airbus, эти данные есть.

Но в случае SSJ-100 действия по правилам ETOPS могли привести к приземлению в темноте без навигационных приборов, что создавало дополнительный и неоправданный риск. К тому же опыт полетов на Boeing выработали отличный автоматизм именно для этого типа судов. Увы, но «физика» SSJ-100 принципиально другая.

В промежуточном отчете МАК просто говорится, что руководство по обеспечению полетов SSJ-100 должно быть доработано — без уточнений, в какой именно части. При адекватном подходе речь должна идти о его полной переработке. Формальное прочтение этого документа создает впечатление, что в произошедшем полностью виноват экипаж, а причиной стал человеческий фактор. Но смысл этого документа, понятный лишь специалистам, по сути указывает на серьезную системную ошибку.

Дело в том, что для получения сертификата пилота SSJ-100 требуется всего 30 часов налета на тренажерах. При этом необходимый минимум для других самолетов — 120 часов, в четыре раза больше. А в советское время этот показатель и вовсе составлял не менее 250 часов... Лишь в 90-е годы для привлечения опытных пилотов-иностранцев в российские авиакомпании государственные требования к пилотам снизили, приведя их в соответствие с мировыми, хотя российский летный состав оказывал этому серьезное сопротивление.

— Автоматизация — мировой тренд, и сейчас во всем мире, а не только в России акцент делают на компьютеризации полетов, — говорит Павел Герасимов. — Проблема в том, что это делается в угоду коммерческим интересам и в ущерб безопасности. Проблема очень серьезная, пример тому — катастрофа в Шереметьево. А ведь российский тренажер для SSJ-100 недоработан катастрофически.



Известно, что для переподготовки гражданских летчиков на SSJ-100 были созданы три полностью российских тренажера. Один — в «Аэрофлоте», второй — на территории Летно-исследовательского института (ЛИИ) имени М.М. Громова, и третий, для иностранных летчиков, — в Венеции, в центре переподготовки AirItalia. Все тренажеры давно стали героями черного авиационного юмора: если иностранные симуляторы обеспечивают реальную «физику» вплоть до перегрузки в 2-3 G, то гидравлика отечественных не обеспечивает даже 0,5 G. По словам нескольких пилотов, с которыми общалась «Лента.ру», ощущения от взлета, посадки и других этапов штатного полета на тренажере SSJ-100 абсолютно нереалистичные — что уж говорить о нештатных ситуациях.


По сути, пилоты SSJ-100 отлично управляют иностранными воздушными судами и используют именно эти навыки при полетах на отечественном флагмане. Но работает такой подход лишь в штатных ситуациях. Любая нештатная, даже проектная (а их в тренажере SSJ-100 всего пять) ситуация не исследована даже теоретически, не говоря про уровень автоматики.
— Именно навыки, полученные при подготовке для иностранных «одноклассников» SSJ-100, использовал экипаж самолета, загоревшегося в Шереметьево, — считает Павел Герасимов. — К несчастью, они оказались неподходящими в той ситуации.
Любопытно, что цена одного тренажера SSJ-100 — около 20 миллионов евро, и выполнен он строго по техзаданию. Однако тренажеры Boeing или Airbus при такой же стоимости в 3-4 раза качественнее, а техзадания для них в разы объемнее. А потому навыки пилотов, «налетавших» на иностранных тренажерах даже те самые 30 часов, значительно выше чем у тех, кто тренировался на симуляторах SSJ-100.

Короче: опять сэкономили как на разработке адекватных тренажёров, так и на подготовке пилотов-недоучек. Типичная чубайсовщина в приложении к авиации. И основной виновник Аэрофлот. Кто там у них эффективно наменеджорил?
И ещё министерство транспорта, пошедьшее у них на поводу. За взятки?

Формально промежуточный отчет МАК не опубликован — после обсуждения, прошедшего 5 июня, в него будут внесены некоторые поправки. Но уже сейчас можно сказать: основной акцент сделан на человеческий фактор, без установления его причин. К конструкции самолета претензий не высказано, хотя указано на некоторые недостатки. Выводов в отчете пока нет — они появятся через 1,5-2 месяца после завершения всех исследований.

Однако направление работы комиссии уже ясно: SSJ-100 — самолет хороший, летчики действовали в рамках подготовки, к трагедии привела цепь случайностей. Наземный персонал за рамки инструкций не вышел.

И формально они правы.

Стало примерно ясно, что там произошло с суперджетом в Шереметьево.

Молния ударила в самолёт.
Молния обычно ударяет в нос самолёта. Другой вопрос: почему самолёт близко подлетел к грозе? Ну, ладно, замнём. Бывает.

Если молния ударила в стекло, то операторов ЛА ослепит яркая вспышка. По стеклу заструятся синие огненные змеи. Скорее всего по стеклу побежит трещина. Пилотов тряхнёт наведённым напряжением, как будто сунули пальцы в розетку. На концах крыльев и выступающих частях ЛА загорятся огни сятого Эльма. В сумерках экипаж их может увидеть и принять за пожар. Волосы операторов ЛА встанут дыбом от наведённого напряжения.

Собственно с самолётом ничего опасного не произошло. Он вполне мог бы долететь до пункта назначения и приземлиться. Пока летели бы, успокоились..

Насчёт того, что связь вырубилось, сомнительно. Как бы диспетчеры узнали, что в самолёт ударила молния?

Но экипаж обосрался со страху и запаниковал. Решили аварийно садиться на аэродром взлёта.
Если в кабине была стюардесса, то она, возможно, истошно завизжала. Что усугубило панику.

На посадку зашли штатно. Но уж очень торопились сесть, сохраняя свою шкуру. Вертикальная скорость ЛА относительно земли была недопустимо высока. ЛА шёл на посадку с отрицательным тангажём. С дифирентом на нос. Чтобы быстрее достичь земли. И в панике операторы забыли выпустить тормозные щитки.

ЛА ударился передней стойкой о бетонку, стойка отпружинила и подбросила нос самолёта вверх.
Оператор дёрнул джойстик вперёд, чтобы побыстрее сесть. ЛА ударился передней стойкой ещё сильнее и соответственно подскочил ещё выше. Ручку дёрнули назад и опять вперёд.  И так три раза. На третий раз самолёт ударился о бетонку кормой и загорелся.

Такое впечатление, что джойстик рвали из рук друг друга два человека.
Такое могло быть, если в кресле пилота сидел второй "пилот". А командир, уступивший ему место, стоял рядом. Такое может быть.
Как говорят авиаторы, командир, это тот же второй пилот, только сильно обнаглевший.

Как только самолёт закозлился, командир заорал: что ты делаешь, урод! Сажай быстрее, пока целы!. И от нетерпения потянул джойстик вперёд. Второй пилот, если это был он, заорал: заткнись дурак! Я сажаю самолёт! И потянул джойстик в противоположную сторону. И так три раза. Перетягивали друг у друга.

Почему самолёт не ударился носом, как это обычно бывает?
Самое безопасное место в ЛА при аварийной посадке, это корма. Именно там поэтому и располагаются "чёрные ящики", которые на самом деле красные.

Но если удариться о бетонку передним шасси, то оно могло пробить обшивку как раз рядом с кабиной и завалиться вперёд относительно колеса. Пилоты могли бы не уцелеть. Пусть уж лучше кормой вдарится. Безопаснее. Для "пилотов".

Примерно так всё и произошло, судя по всему.

Диванные авиаторы и Аэрофлот уверяют, что лётчики были экстра класса. Это самолёт плохой.
Не знаю, что там было с самолётом, но это началась обыкновенная авиационная бодяга после каждой аварии. Авиакомпания против авиа производителя. На тему, кто виноват. С привлечением оплаченных и добровльных блогеров и СМИ в свою поддержку. (Жертв слишком много. Замять не получилось).

Пока про дефекты самолёта ничего неизвестно. Кроме крикливых домыслов про просранные плимеры.
Подождём заключения экспертов ИКАО.

Единственное, что прозвучало, что в следующих модификациях суперджета несколько укоротят хвост. Это сделает самолёт менее чувствительным к воздействиям рулей высоты и несколько сместит центр тяжести на нос.

Радикально это ничего не изменит, но несколько успокоит самолёт при ошибочных действиях запаниковавших пилотов в случае аварийной посадки.

Но вот что точно, это то, что операторы ЛА допускаются к полёту недоученными. Это вина как лётных училищ, так и авиакомпании. Для которых важнее не безопасность, а экономия средств.
Типичная чубайсовщина в приложении к авиации. С теми же причинами и результатом, что и на СШГЭС.

Понятно, что для их обучения, конечно, никто не будет пускать лайнер в аварийный режим.
Но вот на тренажёрах эти режимы отработать надо. По всем категориям нештатных режимов. От молнии до обледенения.
(См: Вот почему оператор автоматики никогда не заменит пилота. Пособие для диванного авиатора.)
Такие тренажёры в мире есть? А программы для них? Если нет, пора создать.

И включить туда поведение самолёта в случае отказа каких то систем ЛА. Тех, отказ которых можно демпфировать умелыми действиями пилотов.

Например, в случае отказа одного из двигателей (ворона влетела).
В этом случае ЛА мощно ведёт в сторону отказавшего двигателя. И надо пилоту вовремя среагировать. Чтобы не вылететь с ВПП. И то риск неудачи велик.