bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Кто правит нефтью.

Привожу содержательную статью о механизмах регулирования мирового нефтяного рынка с моими небольшими комментариями коричневого цвета. Статья в целом дополняет мою статью: от 27.05.08 «О едином регулирующим органе на мировом рынке нефти.» 

 См:  http://bulochnikov.livejournal.com/53326.html

А в последнем абзаце статьи автор приходит к тем же предложениям, что я привёл в этой статье.

 

Константин Илющенко, зам. главного редактора «D`»

 

Беседа с блогером-экономистом Русаналитом о том, кто правит ценами на нефть, альянсе Саудовской Аравии и США, как Россия может влиять на стоимость барреля, а также почему банковский кризис в России может привести к новой девальвации рубля

( http://www.expert.ru/printissues/d/2009/12/interview_averbuh/  )

 

 Максим, кто управляет ценой на нефть?

 

— Это Саудовская Аравия — лидер ОПЕК*, которая вместе с США играет в общую игру. Не секрет, что закладываемая в бюджет Саудовской Аравии цена на нефть уже лет 15–20 является предметом согласований с США. Это происходит каждый год. Между ними происходит торг, так как речь идет о значительных суммах. Рост стоимости барреля на $10 снижает ВВП США на 0,25%. Если нефть дорожает, то деньги текут в карман шейха, а американец не покупает что-то и не поддерживает экономику.

Саудовская Аравия в ходе торга покупает свою безопасность. У нее под боком Ирак и Иран, у которого есть претензии на региональную супердержаву и который не прочь занять место Саудовской Аравии в ОПЕК. Иран уже предложил себя в качестве главного партнера в США, те сказали, что подумают, и подвесили ситуацию как минимум на один год.

Когда в общую игру играют крупнейший продавец и крупнейший покупатель — играть против них невозможно.

 

— О какой цене сейчас договорились Штаты и Саудовская Аравия?

 

— Сейчас деньги дешевые, почти бесплатные, поэтому банки покупают и нефть, и металлы. Деньги подорожают — покупатели побегут с рынка, обваливая цены. На какой-то не очень долгий период США и Саудовская Аравия договорились о весьма низких ценах на нефть, которые должны способствовать реальному, а не виртуальному выходу экономики США из кризиса. Затем ценам позволят вырасти. Средняя за период пять-семь лет цена составит порядка $40. (Что то я сомневаюсь. Это Русаналит пытается придерживаться своих старых прогнозов про достижении цен на нефть в 20 долларов за бочку. Именно при таком падении и при существующей волатильности средняя цена нефти за 5 лет может достич этой планки. Многие данные говорят, что в этот период средняя цена будет заметно выше 40 долларов за бочку. Да и сколько будет стоить доллар через пять лет?) Она, с одной стороны, будет стимулировать американцев переходить на автомобили с более экономным потреблением горючего, с другой же — компенсирует нефтеэкспортерам потери от сокращения потребления нефти.

 

— А что произошло в прошлом году?

 

— Нефть падала в 2008 году с июля по декабрь с отметки $147 до $35, почти без откатов, со средними темпами $1 за торговую сессию. Падение происходило по жесткой математической модели. Раз есть модель, значит, кто-то ее выработал, инициировал падение и контролировал его. В результате этот кто-то, точнее, группа из двух-трех лиц, в том числе члены ОПЕК, получил миллиарды. Вопрос: куда пойдут эти деньги? Что можно сделать в мире с сотней миллиардов? Положить в банк?

 

— Акции дешевые во многих странах, в том числе в России. Купи 10% какой-нибудь компании, а если повезет, то больше.

 

— Саудовская Аравия играет на пару со Штатами. Возможно, что в напарниках еще Катар и Кувейт. Я посчитал, что прибыль, полученная ими на волне падения, составляет порядка $200 млрд. И что с деньгами делают арабы? Они должны купить американские государственные облигации, получая затем свои проценты.

 

— Американцы с арабами вообще не родственники? Эти же деньги входят в капитал, например, Ситибанка и других компаний.

 

— Считается, что когда какой-то американский банк начинает заманивать к себе деньги шейхов, то скоро этому банку придет трындец. Это практика. Как-то так случается, что шейхи вкладывали деньги, а потом банк накрывался. А до 2001 года было все просто, то есть арабы поступали так же, как Россия сейчас. Продали Штатам нефть, получили деньги, часть потратили на себя, часть закинули в американские облигации. То есть деньги вернулись в США. Даже если они не закинули в облигации…

 

— Купили сникерсы и автомобили?

 

— Это они покупают в Европе, поэтому получается интересная картина с валютными курсами. Для них очень важна пара евро—доллар. Потому что нефть они продают за доллар, а основной импорт получают за евро. Почему? Страны небольшие, та же Саудовская Аравия — это 17 млн. взрослого населения. А доля элитного потребления высока. Они покупают качественные европейские товары, а не китайские. Собственно, поэтому мы видим четкую привязку цены на нефть к стоимости евро по отношению к доллару. Растет нефть — растет евро, который съедает их прибыль.

 

— Сейчас нефть потому и растет, чтобы арабы могли помочь американскому бюджету в кризис?

 

— Цену загнали так высоко, несмотря на весьма тяжелое положение мировой экономики, для того, чтобы страны ОПЕК могли заработать:

а) через фьючерсы;

б) на продажах физической нефти по более высоким, чем заложено в их бюджетах, ценам.

Затем цены рухнут до очень низких значений за очень короткий промежуток времени. Это позволит странам ОПЕК по новой заработать огромные деньги на рынке фьючерсов теперь уже на падении.

Таким образом, у нефтеэкспортеров за весьма короткий срок сформируется дополнительный резерв в сотни миллиардов долларов, часть которого со временем будет вложена в американские госбумаги для финансирования дефицита бюджета США. После этого у американцев высвободится несколько сотен миллиардов долларов, которые будут направлены на потребление, улучшение ситуации с кредитами и рост сбережений.

 

— В прошлом году была новость о том, что Буш подписал постановление о начале разработки месторождений на шельфе. Цена тогда была под $150, и, собственно, после этого она и начала падать. Сенат этот вопрос так и не утвердил.

 

— Участники рынка манипулируют новостями. Посмотрим на продавца, который хочет продать дороже, и покупателя, которому нужно дешевле. Как достичь компромисса? Покупатель (США) давит. Вот, мол, у него есть Аляска, которая не разрабатывается, и морской шельф. И вот он якобы принимает решение бурить скважины на шельфе. Соответственно, продавец (араб) должен чесать голову и думать. Так, на американском рынке появится новая нефть в приличном объеме… это мне (арабу) не нужно, и поэтому надо уступить Штатам. Есть и другие инструменты давления. Например, разговоры об ускоренном выводе войск американцев из Ирака.

Кроме того, амеры стращали саудитов тем, что пререгонят всё саудовское зерно на спирт и сожгут его в бензобаках. Дескать: не скинете цены на нефть, будете жрать свою нефть сами вместо нашего зерна! Об этом я писал в статье по вышепреведённой ссылке.

 

— То есть они говорят: «мы уйдем, разбирайтесь сами»?

 

— Да, разбирайтесь сами. Но в Саудовской Аравии есть военные базы США, поэтому вряд ли Иран туда двинется. Но мало ли что? И на Ближнем Востоке такая каша: шииты в Ираке тяготеют к Ирану, поэтому там вечно революционная ситуация, которая может усилить Иран.

Получается, что Саудовской Аравии нужно увеличивать свои военные расходы, которые и без того достигают нескольких десятков миллиардов долларов в год. Собственного ВПК у них нет, соответственно, нужно закупать оружие в тех же Штатах или Европе.

Опять же, чтобы ОПЕК могла играть на бирже — а на фьючерсных контрактах они зарабатывают очень прилично, — им нужно создавать ценовые качели. Сегодня разогнать цену вверх, завтра или послезавтра резко уронить ее. Потом снова гнать вверх. Как это сделать? В том числе новостным фоном. То, мол, у нас нефть заканчивается, то нам сегодня рассказывают про то, что ввиду недоинвестирования нефтяными компаниями через пару лет резко упадет добыча в мировом масштабе и будет дефицит нефти, поэтому она будет стоить $100–150. Я вполне допускаю, что при очередном замахе качелей мы через пару лет придем к цене $150. Чтобы потом опять рухнуть вниз и чтобы группа товарищей на этом сделала большие деньги.

Но есть простая математика. В 2008 году мир потреблял 85,2 млн баррелей в сутки. По прогнозу ОПЕК, в 2009−м этот показатель снизится на 2 млн баррелей. Саудовская Аравия может добывать 11 млн, а добывает сейчас 8 млн баррелей, то есть профицит уже около 3 млн. Дополнительный объем 1,5 млн могут дать другие страны. В сумме имеем 4,5 млн. В следующем году Саудовская Аравия введет еще три месторождения общей мощностью 1,5 млн баррелей. То есть только по странам ОПЕК профицит — 6 млн баррелей.

Есть еще Ирак, который сказал, что нарастит за десять лет добычу на 4 млн баррелей. Нарастит или нет — это еще бабушка надвое сказала. А вот наличие профицита 6 млн баррелей — это факт.

Допустим, кризис завтра закончится, и потребление нефти вернется на уровень прошлого года, тогда останется резерв 4 млн баррелей. С 2004 года средний рост мирового потребления составлял 1 млн в сутки. Таким образом, существующий резерв обеспечит мир на четыре-пять лет вперед, и дефицит нам не грозит.

 

— Однако когда цена падает, то вспоминают, что нефть скоро может закончиться. Вот, например, на Кавказе ее добывали 100 лет — и все, теперь там нет ничего.

 

— British Petroleum объявила, что, по их расчетам, разведанных запасов, которые можно извлечь по сегодняшним технологиям, хватит на 42 года. При росте потребления можно рассчитывать, что только на 30 лет. А вопросом, когда же кончится нефть, мир озаботится только лет через 20. Но, кстати, закончится дешевая и легко извлекаемая нефть. Есть более дорогая, которую при нынешних технологиях добывать можно, но пока это дорого.

В телепередаче по каналу РБК выступал один какой то важный нефтяник, так он сказал, что если нефтяная компания показывает запасы нефти свыше 40 лет, то это очень не нравится её акционерам. Они думают, что компания нерационально истратила их инвестиции, вложившись в избыточную геологоразведку. Вместо того, чтобы пустить деньги им на дивиденды. Именно поэтому никто не показывает запасы свыше чем на 40 лет. Реальные ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ запасы известных месторождений больше.

На сколько? Никто точно не знает. Доразведка с целью защиты запасов месторождения не проводится.

Только оценочная разведка на наличие.

 

— Согласно теории американца Хуберта, пик мировой добычи мы уже прошли. Странная теория какая-то. В 1950−х годах некто ни с того ни с сего провел расчеты, их заметили, опубликовали. Кто это заказал, кому это было нужно?

 

— Как кому это нужно? Вот сижу я за этим столом, у меня происходит некоторый умственный процесс. Можно, конечно, задаться вопросом: а кто это проплатил? Но можно считать, что Хуберту, как и мне, что-то пришло в голову и он сумел достучаться до заинтересованной общественности. Вероятно, ему помогли стать хорошо известным. Потому что на тот момент его теория наверняка кому-то существенно помогала. Но теория старая, и он не учел, что технологии добычи нефти прогрессируют. Поэтому сама жизнь может опровергнуть гипотезу о том, что пик добычи уже пройден.

 

— В России-то добыча падает.

 

— Ну как падает, плюс-минус 0,1% — это стагнация. Что у нас происходит: некоторое время назад правительством была подготовлена программа повышения тарифов на газ. И под ее обсуждение «Газпром» слегка снизил добычу и забил во все колокола. Ах, у нас недоинвестирование, и поэтому добыча падает. Можно было задать вопрос: ребята, может, надо было не «Сибнефть» покупать, а Штокмановское месторождение разрабатывать? Но правительство подняло тарифы на газ.

В начале прошлого года у нефтяников произошла та же история. У них добыча упала на 0,1%, и они тоже стали трезвонить с целью снижения налогов. То есть они решили повторить опыт «Газпрома», и нельзя сказать, что им это не удалось. Конечно, тут еще кризис нужно учесть, но…

 

— Такие истории нам понятны. Вот зачем «Транснефть» начала строить трубу (ВСТО, Восточная Сибирь—Тихий океан) в Китай? Исчерпаются месторождения, и что, трубу на металлолом сдать? Говорят, что были планы построить железную дорогу для транспортировки цистернами, но лобби РЖД оказалось слабее, чем у «Роснефти» и «Транснефти». Что вы на этот счет думаете?

 

— Я не думаю, что у Якунина были более слабые лоббистские возможности, чем у Вайнштока, который был чужой для питерской команды. Но интерес «Транснефти» ясен. Достаточно посмотреть, что случилось с Вайнштоком и почему он был вынужден уехать из России и теперь в Лондоне. Оказалось, что при строительстве первого этапа ВСТО часть подрядчиков оказались офшорами, которые наняли строить «дочек» самой «Транснефти». Прибыль оставалась за рубежом, и труба для государства получилась золотая.

 

— Кстати, ожидалось, что при демократах в США нефть будет дешевая. Это при республиканцах дорогая.

 

— Я уверен, что через несколько месяцев цена будет низкая. Вопрос в том, что американцы смогли договориться с саудовцами в рамках глобальной игры. Вот в 1970–1980−х годах что сделала ОПЕК? В 1972 году баррель стоил $3, а средняя цена по 1990−м годам — $17. То есть она в пять раз подняла стоимость барреля. Возможно, что ОПЕК и США организованно решили поднять цену еще выше с того уровня. Не в пять раз, потому что в период кризиса это серьезно помешает американской экономике восстановиться, а, возможно, в 2–2,5 раза. Условно говоря, до $40.

 

— А почему в 1998 году так упала стоимость нефти?

 

— Дело в азиатском кризисе, который начался в 1997 году. Саудовская Аравия, возможно, с подачи США решила поддержать мировую экономику, снизив цену. Остальные в ОПЕК были против. Но, видимо, против лома нет приема… В октябре 1997−го решение было принято, а через несколько месяцев стоимость барреля начала падать. Североморский Brent уронили с $21–23 до $12, российский Urals — до $10.

 

— А что нам нужно сделать, чтобы влиять на стоимость нефти? Сейчас идет работа над тем, чтобы продавать нефть за рубли на бирже.

 

— Мы получим спрос на рубль. Что нам это даст?

 

— Иностранные банки откроют счета в нашем ЦБ, поймут, что есть такая валюта, научатся с ней работать, делать переводы, учитывать рубль в своей бухгалтерии, и он сразу попадает на межбанковский рынок Forex. Для начала мы их приучим к рублю. Они ведь сами не придут.

 

— Хорошо. Мы их приучили. Завтра цена на нефть упала в разы, упал рубль. Зачем им такая валюта?

 

— Ну, если посмотреть на графики, то курсы всех валют волатильные. Хоть иена—доллар, хоть евро—доллар. Но мы занимаем 10% мирового рынка нефти и ни черта на него не влияем. Мы тоже хотим манипулировать ценой, поэтому нам нужно войти в клуб сионских мудрецов.

 

— Антисионских… если уж на то пошло. Но иначе как с позиции силы мы туда не войдем. Мы должны их шантажировать. И говорить, мол, если вы хотите, чтобы нефть была завтра дешевой, мы не дадим это сделать. Мы снизим поставки. Но у нас должен быть механизм резкого сокращения поставок. Скважину законсервировать — очень непростое и дорогостоящее дело. Получается, что мы должны иметь резервуары, в которые можно закачивать нефть. Допустим, мы хотим срезать продажи на 1 млн. баррелей в день и собираемся его держать таким 90 дней. Значит, нам нужно хранилище объемом 90 млн. баррелей внутри России. В США резервы 700 млн. баррелей.

И вот ОПЕК хочет снизить цену, а тут пришла Россия и сократила предложение. Смогут ли они компенсировать его или нет — вопрос. Кстати, гораздо интереснее ситуация, когда они решают вздернуть цену на нефть, что играет вроде в нашу пользу. Но ведь это они решили сами, а не вместе с нами. Надо их заставить принимать решение с учетом наших интересов. Хотите повысить цену? А мы вам сейчас из своего хранилища ливанем на рынок. Получите! Тогда они будут с нами договариваться. Власти сейчас об этом начали думать. Этот резервуар и может стать нашим кулаком. Ни с чем, кроме как с силой, там никто не считается. А мы не так много-то и хотим. С нами надо советоваться. Хотите сделать нефть дешевле — давайте обсудим нижнюю границу и сделаем снижение плавным.

Мы можем попробовать войти в ОПЕК, но конкурент Саудовской Аравии там не нужен. Альянс России с Ираком и Венесуэлой против них возможен, и именно поэтому нас не ждут в ОПЕК с распростертыми объятиями. Их надо заставить. Но, с другой стороны, войти в ОПЕК — это в немалой степени плясать под дудку США.

 

— Почему?

 

— Потому что цена на нефть вызревает в процессе торга Саудовской Аравии и США. Мы это уже выяснили.


Tags: Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments