bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

Кто готовит оранжад?

Отсюда: Истерически возвышенный постмодерн

Совсем недавно группа ученых из Института проблем управления РАН под руководством Дмитрия Новикова провела по нашей просьбе оценку размеров политизированного сегмента российского интернета (публикация в «Эксперте» готовится). Для этого они проанализировали весь (!) массив записей на русском языке в социальных сетях за две недели и зафиксировали все записи, в которых встречаются слова из политического лексикона, типа «Путин», «Медведев», «Навальный», «Единая Россия» и т. п. Вот результат (боюсь, в него мало кто поверит): создателей исходного контента, заметных блогеров, примерно 1 тыс. человек, комментаторов этого контента примерно 10 тыс. человек; еще примерно 20 тыс. оставляют записи, на которые никто не обращает внимания, записи не комментируются. Пока у нас нет оценки числа чистых читателей, они не оставляют следов и посчитать их в лоб невозможно. Но полагаю, что их несколько сотен тысяч. Надо заметить, что это исследование делалось в «тихое» время, задолго до выборов и событий после них. Декабрьские данные дали бы, конечно, более высокие цифры, но вряд ли масштаб этого сегмента существенно увеличился за несколько недель.

Итак, на митинги пришли активные граждане, читающие газету «Ведомости» или ее сайт, gazeta.ru и подобные сайты, слушающие радио «Эхо Москвы», смотрящие телеканал «Дождь» и активно использующие политизированный сегмент социальных сетей. Складывать аудитории здесь, конечно, нельзя, они очень сильно пересекаются. Повторим, таких граждан от 500 тыс. до 1 млн. Но как же тогда быть с очень низкими показателями «Единой России» в крупных городах, таких как Новосибирск или Ярославль, где партия власти набрала менее 30%, ведь потери ЕР по сравнению с предыдущими выборами составили много миллионов голосов (даже если рассматривать только официальные данные)? Эти потерянные голоса имеют другую природу, большинство городских избирателей, отказавших ЕР в доверии, не следует смешивать с той группой, которую мы здесь описываем, это разные группы. Их смешение, расширение характеристик группы митингующих на весь средний класс приведёт к путанице и неправильным выводам.

Кто организовывал митинги

Истинными организаторами митинга на проспекте Сахарова были не политики, а журналисты. Мы понимаем здесь эту профессию в широком смысле слова — от реально пишущих людей (говорящих, если речь идет о радио) до главных редакторов и управленцев. Причем собственность здесь не имеет значения. В пул организаторов митинга входили медиа самой разной принадлежности. Телеканал «Дождь», журнал «Большой город» и сайт slon.ru принадлежат Наталье Синдеевой, частному лицу (или, по крайней мере, управляются ею); радиостанция «Эхо Москвы» контролируется «Газпромом»; издательский дом «Коммерсантъ» принадлежит магнату Алишеру Усманову, журнал и сайт «Сноб» — другому магнату Михаилу Прохорову, а «Новая газета» — Александру Лебедеву; «Ведомости» и вовсе англо-американская газета. К этому пулу примыкают такие известные фигуры, как телеведущий Леонид Парфенов, писатель и колумнист Дмитрий Быков, писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили). Журналисты и писатели организовали что-то вроде профессионального союза, задачей которого стало достижение определенных политических целей, а средством достижения — те СМИ, в которых они работают. Это новое интересное явление. Если телеканал НТВ 1990-х годов был вполне традиционным политическим инструментом в руках его владельца Владимира Гусинского, а «уникальный журналистский коллектив» более или менее талантливо исполнял волю хозяина, то сейчас хозяева отошли на второй план. Фактически реальными собственниками, эксплуатантами этих СМИ стали наемные творческие работники, а не номинальные владельцы (за исключением, вероятно, Натальи Синдеевой). Причем «новых собственников» не интересует финансовый результат работы предприятий, перед коллективами ставятся политические задачи, причем весьма радикальные. Трудно даже подобрать пример столь же энергичной, бескомпромиссной и согласованной пропагандистской работы, как трактовка результатов парламентских выборов в указанных СМИ. Что же касается работы по организации митингов на Болотной и на Сахарова, то, полагаю, она не имеет прецедентов. На одной только радиостанции «Эхо Москвы» призыв прийти на митинг 24 декабря в разных формах прозвучал тысячи раз.

Конечно, то, что мы здесь наблюдаем, имеет весьма отдаленное отношение к журналистике. «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор» — знаменитая ленинская формула, которой руководствуются новые политические активисты. В этом контексте несколько иначе выглядят призывы представителей этой группы «общественников» к изменению информационной политики основных федеральных каналов, к равной представленности на них разных точек зрения. Не приведет ли указанная логика перехвата управления (где работаю, то и имею) к полному контролю над каналами, к такому положению дел, что нынешнее их состояние покажется нам расцветом плюрализма? Действительно, представим, что творилось бы в эфире перед митингом на проспекте Сахарова, если бы в руках организаторов были федеральные каналы. И каковы были бы последствия такой массированной тотальной пропаганды.

Впрочем, утешает, что никто из активистов не готов к радикальным действиям, как, впрочем, и абсолютное большинство участников митингов, никто из них не является профессиональным революционером

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments