bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

Их борьба: Россия, которую они потеряли, но не смирились. Часть 1.

За "Белое Дело", на пальцах


Начал я сочинять очередной "разговор" о бредятине Холмогорова, но на первом же егоркином абзаце -
Несколько лет сражались красные и белые. Много совершили белые славных подвигов – Корнилов, Дроздовский, Колчак, Деникин, Марков, Слащев, Врангель…
- споткнулся. И понял, что этот абзац надо отдельным постом разбирать, на полном серьёзе.
Итак, белогвардейцы "совершили много славных подвигов". Это да, они много чего совершили. Можно в белогвардейских мемуарах почитать описание "подвигов".

Белые вели себя в России - как фашистская зондеркоманда.

К вечеру город был освобожден — все оставшиеся в живых каменоломщики разбежались, скрываясь по городу. Начались обыски, аресты и расстрелы, брали всех подозрительных, придерживаясь правила: лучше уничтожить десять невинных, чем выпустить одного виновного; заодно был утоплен издатель меньшевистской газеты «Волна», все время писавшей против добровольцев.

Три дня продолжалась эта история и одновременно взрывались последние выходы Аджимушкайской каменоломни. За это время в Керчи было уничтожено до 3000 человек, большей частью евреев. Англичане, бывшие в Керчи, целыми днями бегали со страшно довольными лицами по городу, снимая фотографическими аппаратами повешенных и расстрелянных.


Шидловский С. Н. "Записки белого офицера".

Покровский двинул пластунов обеих бригад на Невинномысскую и овладел ею. Оттуда я произвел внезапный налет на Темнолесскую и взял ее. При этом был пленен эскадрон красных и взяты кое-какие трофеи.

Приехавший вскоре генерал Покровский распорядился повесить всех пленных и даже перебежчиков. У меня произошло с ним по этому поводу столкновение, но он лишь отшучивался и смеялся в ответ на мои нарекания. Однажды, когда мы с ним завтракали, он внезапно открыл дверь во двор, где уже болтались на веревках несколько повешенных.

— Это для улучшения аппетита, — сказал он.

Покровский не скупился на остроты вроде: «природа любит человека», «вид повешенного оживляет ландшафт» и т.п. Эта его бесчеловечность, особенно применяемая бессудно, была мне отвратительна. Его любимец, мерзавец и прохвост есаул Раздеришин, старался в амплуа палача угодить кровожадным инстинктам своего начальника и развращал казаков, привыкших в конце концов не ставить ни в грош человеческую жизнь. Это отнюдь не прошло бесследно и явилось впоследствии одной из причин неудачи Белого движения.

Шкуро А.Г. "Записки белого партизана".

Из караула пришел подпор. К-ой и кап. Р. Подсели к нашему чайнику. "Сейчас одного "товарища" ликвидировал", - говорит К-ой. "Как так?" - спрашивает нехотя кто-то. "Очень просто, - быстро начал он, отпивая чай, - стою вот в леску, вижу - "товарищ" идет, крадется, оглядывается. Я за дерево - он прямо на меня, шагов на десять подошел. Я выхожу - винтовку наизготовку, конечно, - захохотал К-ой, - стой! - говорю. Остановился. Куда идешь? - Да вот домой, в Сулин, - а сам побледнел. - К большевикам идешь, сволочь! шпион ты... твою мать! - К каким большевикам, что вы, домой иду, - а морда самая комиссарская. - Знаю, говорю... вашу мать! Идем, идем со мной. Куда? - Идем, хуже будет, говорю.- Простите, говорит, за что же? Я человек посторонний, пожалейте.- А нас вы жалели, говорю... вашу мать?! Иди!.. Ну и "погуляли" немного. Я сюда - чай пить пришел, а его к Духонину направил..." - "Застрелил?" - спрашивает кто-то. "На такую сволочь патроны тратить! вот она матушка, да вот он батюшка". К-ой приподнял винтовку, похлопал ее по прикладу, по штыку и захохотал...

...Из-за хат ведут человек 50-60 пестро одетых людей, многие в защитном, без шапок, без поясов, головы и руки у всех опущены.

Пленные.

Их обгоняет подполк. Нежинцев, скачет к нам, остановился - под ним танцует мышиного цвета кобыла.

"Желающие на расправу!" - кричит он.

"Что такое? - думаю я.- Расстрел? Неужели?" Да, я понял: расстрел, вот этих 50-60 человек, с опущенными головами и руками.

Я оглянулся на своих офицеров.

"Вдруг никто не пойдет?" - пронеслось у меня.

Нет, выходят из рядов. Некоторые смущенно улыбаясь, некоторые с ожесточенными лицами.

Вышли человек пятнадцать. Идут к стоящим кучкой незнакомым людям и щелкают затворами.

Прошла минута.

Долетело: пли!.. Сухой треск выстрелов, крики, стоны...

Люди падали друг на друга, а шагов с десяти, плотно вжавшись в винтовки и расставив ноги, по ним стреляли, торопливо щелкая затворами. Упали все. Смолкли стоны. Смолкли выстрелы. Некоторые расстреливавшие отходили.

Некоторые добивали штыками и прикладами еще живых.

Вот она, гражданская война; то, что мы шли цепью по полю, веселые и радостные чему-то, - это не "война"... Вот она, подлинная гражданская война...

Около меня - кадровый капитан, лицо у него как у побитого. "Ну, если так будем, на нас все встанут", - тихо бормочет он.


Гуль Р. Б. "Ледяной поход".
Мальчики думают, что если они убили и замучили несколько сотен и тысяч большевиков и замордовали некоторое количество комиссаров, то сделали этим великое дело, нанесли большевизму решительный удар и приблизиливосстановление старого порядка вещей. Обычная психология каждого честолюбивого взводного, который считает, что он решил исход боя и всей войны. Но зато мальчики не понимают, что если они без разбора и удержа насильничают, порют, грабят, мучают и убивают, то этим они насаждают такую ненависть к представляемой ими власти, что большевики могут только радоваться наличию столь старательных, ценных и благодетельных для них сотрудников.


Фон Будберг А.П. "Дневник белогвардейца".

Ну ладно, быть может, эти зверства были, тыкскыть, побочным ущербом на пути к Великой и Благой Цели? А зачем белогвардейцы зверствовали? Во имя какой идеи они резали, вешали, стреляли и сжигали? Ну, как барон фон Будберг сказал - ради "восстановления старого порядка вещей". То есть такого порядка, при котором главные в стране - капиталисты и помещики. Проблема белых была в том, что большевики за короткий срок уже сумели поднять классовое самосознание трудящихся масс. И на сказочки того же Деникина про "новую, светлую жизнь всем: и правым, и левым, и казаку, и крестьянину, и рабочему" люди уже не велись. Поэтому договариваться с белогвардейцами народу было не о чем. Вот Роман Гуль вспоминает, как он ехал вступать в Добровольческую армию, к Корнилову, и мечтал:
Скоро Новочеркасск. Туда сбежалось лучшее,- лихорадочно организуется. Отсюда тронется волна национального возрождения. Во главе национальный герой, казак Лавр Корнилов. Вокруг него объединилось все, забыв партийные, классовые счеты...

"Учредительное собрание - спасение Родины!" - заявляет он. И все подхватывают лозунг его. Идут и стар и мал. Буржуазия - Минины. Офицерство - Пожарские...
Буржуазия-то с офицерством сразу в тему с Учредилкой вписались. Чуяли, где их выгода. А теперь вот - посмотрим, как Гуль пытался простому трудящемуся за "Спасение Родины посредством Учредилки" причесать:

Пришли в ст. Плотскую, маленькую, небогатую. Хозяин убогой хаты, где мы остановились, - столяр, иногородний. Вид у него забитый, лицо недоброе, неоткрытое. Интересуется боем в Лежанке.

"Здесь слыхать было, как палили... а чевой-то палили-то?"

"Не пропустили они нас, стрелять стали..." По тону видно, что хозяин добровольцам не сочувствует.

"Вот вы образованный, так сказать, а скажите мне вот: почему это друг с другом воевать стали? из чего это поднялось?" - говорит хозяин и хитро смотрит.

"Из-за чего?.. Большевики разогнали Учредительное собрание, избранное всем народом, силой власть захватили - вот и поднялось". Хозяин немного помолчал. "Опять вы не сказали... например, вот, скажем, за что вот вы воюете?"

"Я воюю? - За Учредительное собрание. Потому что думаю, что оно одно даст русским людям свободу и спокойную трудовую жизнь".

Хозяин недоверчиво, хитро смотрит на меня. "Ну, оно конечно, может, вам и понятно, вы человек ученый".

"А разве вам не понятно? Скажите, что вам нужно? что бы вы хотели?" "Чего?.. чтобы рабочему человеку была свобода, жизнь настоящая и к тому же земля..." - "Так кто же вам ее даст, как не Учредительное собрание?"

Хозяин отрицательно качает головой.

"Так как же? кто же?"

"В это собрание-то нашего брата и не допустят".

"Как не допустят? ведь все же выбирают, ведь вы же выбирали?"

"Выбирали, да как там выбирали, у кого капиталы есть, те и попадут", упрямо заявляет хозяин.

"Да ведь это же от вас зависит!" - "Знамо, от нас, - только оно так выходит..."

Как видим, столяр прекрасно видит классовую подоплёку происходящего, никакими майсами о чудодейственном "всеобщем избирательном праве" его с толку не сбить. Он отлично понимает, что в представительные органы эксплуататорского государства даже при самых наичестнейших выборах попадут исключительно сами эксплуататоры, или те, кто выражает интересы эксплуататоров. Эх, вот бы нашим современным трудящимся такое же классовое чутьё, какое было у столяра из станицы Плотской!.. Вот над чем работать надо, товарищи коммунисты! А не "наблюдателями" на буржуазных выборах торчать - следить, как бы Путин Прохорова не напарил...

Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments