bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

О вреде развитой медицины для генофонда популяции. Часть 2.

Начало см. в части1.

Одно из самых неприятных дополнительных обстоятельств – это саморазгон деградации генома человека в условиях принятой модели цивилизации. Повышение болезненности населения приводит к большей зависимости его от медицины (и большему пользованию этой медициной, что мы можем наблюдать в своей жизни). Как уже говорилось, большинство лекарств и методов лечения являются сильными мутагенами. То есть, чем больше человек лечится, тем больше будут болеть его потомки. Другой аспект этого же явления состоит в том, что чем более болезненным является человек, тем более искусственной средой он старается себя окружить (для создания “тепличных” условий) – меньше бывает на природе, сидит в закрытых помещениях, ест более “цивилизованную” пищу и т.д. Еще один механизм саморазгона состоит в том, что (как ни парадоксально звучит на первый взгляд) генотип человека (в плане его повреждения) зависит от фенотипа. Дело в том, что ежесекундным повреждениями ДНК клеток под действием внешних факторов и мутагенов противостоит мощная система репарации ДНК, которая устраняет практически все последствия повреждений (кроме очень малой доли, которая и фиксируется как мутации. Эффективность действия этой системы напрямую зависит от состояния организма – у ослабленных организмов она тоже ослаблена. Выходит, что в одних и тех же условиях у больного человека мутаций будет происходить гораздо больше, чем у здорового (что мы и можем наблюдать, скажем, на примере того что раком человек часто заболевает на фоне каких-то других заболеваний и ослабленного состояния). Таким образом, с точки зрения природы, больной и слабый человек вообще не должен иметь потомства (а должен только тихо умереть). В природе так и происходит; но в современном обществе медицина дает им возможность жить и иметь потомство.

Применительно к нашей стране можно отметить следующие особенности. Украина является крайне экологически перегруженным регионом. В воздух ежегодно выбрасывается 20 млн тонн промышленных выбросов; в реки сбрасывается около миллиарда кубометров стоков, в отвалах накапливается полтора миллиарда тонн твердых отходов. Это составляет четверть всех промышленных загрязнений СССР (данные конца 80х годов. Вообще, работа вроде писалась давно, но не имеет ни малейших признаков устаревания – более того, для многих вещей невооруженным глазом видно развитие в указанном направлении). Распахано около 60% территории; если учесть площадь занимаемую населенными пунктами, городами и сопутствующими зонами, промышленностью, отвалами и терриконами – становится ясна картина экологической перегрузки, которая превращает страну в начинающие сливаться воедино густые очаги экологического бедствия. В некоторых крупных регионах (Запорожье, Кривой Рог) загрязнение всего региона таково, что соперничает с центрами крупных городов. В середине 60-х годов разница в продолжительности жизни мужчин и женщин на Украине составляла 3.7 года, была одной из лучших в мире и свидетельствовала о хорошем состоянии генома. Спустя всего одно поколение, в 80-х, ожидаемая разница в продолжительности жизни составляла 9.6 года – стала выше чем любой развитой стране, и одной из самых худших в мире.

Вывод. Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы: при неизменных обстоятельствах жизни человеческой цивилизации неизбежны очень неприятные и весьма скорые последствия генетического вырождения. Внешне это будет выявляться тем, что каждое следующее поколение будет более болезненным чем предыдущее (причем чем дальше тем больше будет разница между поколениями), и в конечном итоге все придет к тому, что очень больное поколение (жизнь которого и на жизнь-то будет не похожа, а на сплошную болезнь) родит совершенно нежизнеспособное поколение. На этом народы развитых стран вымрут, а эстафету человечества дальше понесут народности, населяющие нынешние развивающиеся страны – в которых подобные процессы начались гораздо позднее. На самом деле конечно до этого не дойдет – потому что на каком-то этапе медицинское обслуживание населения по-любому “сломалось” бы, прийдя к неспособности обеспечить болезненным индивидуумам нужный уровень жизни; параллельно с медициной ломалась бы экономика, так как даже если медицина “может” (так как она и сейчас например может делать операции на сердце за сотни тысяч долларов; только многие ли могут их оплачивать?) – “не сможет” экономика страны, так как ни отдельные люди, ни целые страны не могут тратить на медицину 100% (или 90%) своего дохода. Так что жизнь без поддержки медицины начнется несколько раньше, чем откажут возможности самой медицины. Собственно, сейчас это уже происходит во всех странах, в том числе развитых – лишь небольшая часть общества может позволить себе пользоваться всеми доступными на нынешний день достижениями медицины. Просто еще не все люди из остальной части населения (а только некоторые) без этого умирают. Ждать осталось совсем недолго – одно-два поколения (20-40 лет), максимум три (60 лет), в зависимости от региона.

Любая информация из разряда “Все очень плохо” мало что стоит, если в ней нет раздела “Что же в связи с этим следует делать”. К сожалению, данный вопрос относится к тем, в которых чисто научные вопросы тесно переплетены с морально-этическими, поэтому рассуждать на эту тему очень сложно. Однако все же рискну, несмотря на то что когда по данным вопросам высказывается мнение, хоть как-то затрагивающее или противоречащее установившейся в обществе морали, на высказывающего тут же вешается ярлык людоеда. Напоминаю, что это не более чем попытка научного анализа ситуации.

Поскольку путь варварства для нас неприменим, гуманизму альтернативы нет, а существующая модель общества несовместима с биологией человека – надо срочно что-то делать. Из того что мы можем делать в этой связи – это применять генетическую терапию по двум направлениям. Первое – это собственно терапия, то есть медицинское воздействие на человека, больного наследственной болезнью, предусматривающее вмешательство в геном соматических клеток (здесь автор, как мне кажется, сильно кривит душой. Уж он-то лучше других знает что такое генная терапия и на что она способна.. Что это такое – это предмет для отдельного разговора, но в общих чертах – ее возможности на сегодня настолько убоги, что речь идет только о том, чтобы в экспериментальном порядке чуть-чуть продлять жизнь безнадежно больным определенными наследственными заболеваниями, и не более того. О том чтобы полноценно исправлять геном человека – хоть взрослого, хоть на стадии зародыша – речь не идет и идти не может, причем за 13 лет практически ничего не изменилось. Просто не существует нужного инструментария, и не будет существовать. Если привести грубую аналогию, представьте себе, что хирургу приводят уродца, и говорят ему сделать пластическую операцию и сделать из него красавца. Причем у хирурга все инструменты – это ноготь большого пальца. А остальных пальцев нету. И вообще он не хирург а массажист бывший. И наконец происходит это все в центре Гримпинской трясины. Кому-то этот хирург ногтем удачно бородавку с носа сколупнул, кому-то корку лишая содрал – и это уже большие достижения – но в общем и целом никаких пластических операций он не делает и делать никогда не сможет. Тем более что каждый год ему приводят все более страшных уродцев..), второе – это возможно более широкая и точная пренатальная диагностика, дающая рекомендации по прерыванию беременности при выявлении генетических дефектов (а это уже гораздо более простой, выполнимый, да и полезный путь. Только тут, как всегда, становятся проблемы уже не технического, а морально-этического характера. Во-первых, только некоторые заболевания можно определить однозначно, например синдром Дауна. А большинство отклонений – лишь приблизительно, не говоря уж о простой “ослабленности” ребенка – это сейчас вообще не определяется. Непросто выдавать рекомендацию на прерывание беременности, когда неизвестна точно степень непригодности ребенка.. Во-вторых, это могут быть лишь рекомендации – никто не запретит женщине рожать ребенка даже если он стопроцентный даун, тем более не говоря об “ослабленности”. Ведь можно себе представить ситуацию, когда женщина раз беременеет, ей советуют прервать, второй раз беременеет, опять прервать, наконец она скажет “да пошли вы все нафиг, рожу такого какой получится, и все”. Короче говоря – в реальных условиях организовать такой отбор в широких масштабах – не удастся. А в узких – смысла особого нет; какой смысл тиранить одну женщину, если десять других все равно родят кого попало?
А еще, кстати, прямо сейчас в Америке Буш подписывает закон, по которому беременность в третьем триместре нельзя прерывать даже по медицинским показаниям. Даже в случае угрозы жизни матери. И даже в случае когда дальнейшее развитие событий грозит смертью обоим – и плоду и матери – все равно нельзя врачу делать действия, ведущие к смерти плода. Т.е. хай вдвоем умирают. Безумно гуманный закон..
Вывод: при всей серьезности поставленной проблемы автор не предлагает никаких реальных путей выхода из нее. Не по своей ограниченности, а просто из-за их отсутствия.

Автор в своей работе доходит до этого момента и указывает на видимое противоречие между социальной моделью жизни общества (обеспечение средствами медицины выживания всем родившимся детям, и сокращение рождаемости до 2 детей на женщину для стабилизации численности, что, вроде как, всем нравится и с чем все согласны (ну не нравится никому детская смертность)) с биологической сущностью человека (вырождение генома при таком положении вещей за очень небольшое время). Он намекает на то, что существуют “варварские” способы решения этой проблемы, хоть и не говорит какие. Могу смело сказать за него – это не очень сложно. К этим методам можно причислить следующие: 1) дифференциация людей по признаку здорового или нездорового генотипа; запрет на репродукцию (т.е. зачатие детей) индивидуумам с явными отклонениями – 100%, и введение для остальных некоего “экзамена” на пригодность к репродукции – т.е. некоего нижнего уровня физической и умственной формы, ниже которого детей заводить запрещается. В общем, евгеника чистой воды, прямо из ночных фантазий Гитлера. Да, еще не забыть – карательный аппарат, и умерщвление всех детей, рожденных вопреки этой системе аттестации. Или же принудительная стерилизация непригодных – это более гуманно чем умерщвление младенцев. Хотя, в сравнении со вторым пунктом.... 2) те, кто прошел этот экзамен, обязуются рожать детей в количестве не менее 5, лучше больше (за большее количество – бонус). Поскольку население должно иметь стабильную численность – до возраста 16 лет должно дожить только 2 ребенка. Разработка комплекса мер, отбирающих самых приспособленных из детей, и уничтожающих слабых (физически и умственно). Например, периодический (в разных возрастных группах) отбор детей от родителей, с помещением в тренировочные лагеря, где детям будут устраивать условия на выживание – например, выброска в лесу или в горах, и т.д; регулярные проверки умственных способностей.. Да, обязательно – полное отсутствие медицины – если уж заболел, или выздоравливай сам или умри. В целях гуманизма можно было бы “лишних” детей не умерщвлять, а все лишь стерилизовать; но тогда не выполняется требование стабилизации численности – лишних-то детей много, в 2-5 раз больше чем тех которые должны остаться... Вариант – с сильными отклонениями умерщвлять, а с небольшими – стерилизовать и использовать как рабов.
Смотрите у Плутарха описание уклада жизни в древней Спарте.
Смотрите описание уклада жизни туземцев в фантастическом романе Евгения Лукина "Миссионеры".
И то и другое весьма близко к тому, что требуется.
Страшно? Да, мне тоже. А вы представьте себе альтернативу, совершенно реальную, уже не бредовую – что у ваших внуков, влачащих жалкое, болезненное существование, живущих на таблетках, умирающих в 40 лет от раков, инфарктов и всех прочих прелестей, рождаются ваши правнуки - уже не дети а какие-то нежизнеспособные уродцы, умирающие (уже сами по себе) на первом же году жизни, и счастливцем считается тот, кто после нескольких попыток рождает ребенка, который хоть как-то живет... и то все напрасно, потому что у него, когда вырастет, уж точно жизнеспособных детей не будет..

По счастью, этого всего не будет. Ни первого, ни второго.

Потому что будет совсем другое.

Потому что несколько раньше, чем проявления проблем с геномом примут катастрофический характер, у человечества (и у развитых стран тоже) начнутся глобальные проблемы, связанные с разрушением сложившейся техногенной цивилизации. Не затрагивая здесь всех аспектов этого кризиса, это тема для других исследований, отметим только аспекты, важные для данной темы. Во-первых, будет весьма сильно разрушена система здравоохранения, что сразу несколько восстановит позиции постнатального фильтра. Во-вторых, резко ухудшатся условия жизни практических всех людей, исчезнут привычные удобства – с тем же результатом. В третьих, за короткое время (одно-два десятилетия) население планеты сократится по меньшей мере втрое – с 6 до 2 млрд человек – будет произведен первичный отбор, хоть и не везде равномерно, хоть и не всегда адекватно, но все же будет. Что мы получим в результате?

В результате мы получим некоторую часть человечества, с генотипом, сильно отягощенным мутационным грузом, стоящую на пороге новой жизни. В этой новой жизни они опять будут поставлены в условия, когда постнатальный фильтр будет работать в полный рост. Опять восстановится рождаемость. И в общем-то, все должно пойти по-старому, так как шло на начала 19-20 века.

Так-то да не так. Прежде чем все пойдет старым чередом, и генотип восстановится, могут встать некоторые очень существенные проблемы. Во-первых, до сих пор в жестких условиях существовали “жесткие” люди – те, чьи предки поколение за поколением существовали в таких же условиях. А теперь в них будут поставлены мягкотелые, болезненные люди, но что самое плохое – чьи дети с гарантией будут еще гораздо более болезненными и неприспособленными чем они сами. То есть вполне возможна ситуация, когда люди, пытаясь самим как-то бороться за свою жизнь, не могут родить детей достаточно здоровых, чтобы они выжили в этих условиях и продолжили род. Вследствие этого возможно очень существенное сокращение численности населения – уже даже после первичной волны смертности, связанной с кризисом – в послекризисные десятилетия. Во-вторых, кое-что есть, связанное с во-первых. Ни один народ не существует в пустоте. Его всегда окружают соседи. Если говорить об Украине, то сейчас на ней живет население, не превышающее (слава богу) нагрузочной емкости территории. В процессе кризиса и послекризисных лет население претерпит две волны сокращения, причем заранее нельзя сказать насколько именно – может на 10%, а может и на 70, сейчас никто не может сказать даже приблизительно. В результате у нас территория может оказаться недоселена. В то же время в пределах досягаемости от нас находится много стран с совершенно другой ситуацией – азиатских, “развивающихся”. В них, во-первых, сейчас огромное количество людей, многократно превышающее нагрузочную емкость их территории; как бы оно не сокращалось во время кризиса, весь этот период времени будет существовать мощный миграционный пресс – из их перенаселенной земли в нашу недонаселенную. Ну а поскольку мутационный груз у них совсем не такой как у нас – и у них не будет таких проблем со здоровьем и рождением здоровых людей – да и традиции у них по рождению множества детей прямо сейчас действуют, а у нас им сколько еще восстанавливаться – то мы рискуем оказаться элементарно вытесненными со своей территории. Какими-нибудь вьетнамцами, китайцами, арабами, неграми – кем угодно. Пусть даже все будет мирно – но если нас будет процентов 5-10 от населения, а остальное – вьетнамцы, то мы в них просто растворимся за 20-40 лет, особенно учитывая то, что от смешанных браков будет гораздо больше шансов получить здоровое потомство.

Если оставить эти все проблемы в стороне, чем еще нам в дальнейшем грозит проблема генетического вырождения? все зависит от того, насколько далеко она зашла (зайдет на момент начала кризиса). Самое худшее будет, если мы дойдем до того, что определенному поколению, несмотря на все восстановления постнатального фильтра будет просто проблематично родить здорового ребенка. Тогда мы просто рискуем исчезнуть как нация, как уже писалось. А если все же не так все будет плохо, и шанс на здорового ребенка будет? Тогда есть возможность с течением времени выкарабкаться. Единственное, что думается, это то что неизбежно должны поменяться критерии отбора супруга, и вообще брачные обычаи – народные традиции впитают в себя меры, связанные с поиском как можно более здорового партнера, так как это делается в природе у всех животных, и у первобытных народов.

Tags: Ваше здоровье!, Наука и жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments