bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Category:

Про французскую армию и американскую военную цензуру.

1—Пишет американец: Про военную цензуру
Увидел во френдленте знакомый кадр времён иракской войны (отсюда):


История этого кадра довольно любопытная. В нём - крупным планом горящий подбитый танк М1А во время штурма иракского города Фалуджа, кажется, в ноябре 2004 года, в период массированной зачистки этого города от суннитских повстанцев. Он промелькнул всего на несколько секунд, без всяких комментариев Я видел его по дневному выпуску CNN - я в тот день, насколько помню, работал из дома, и краем глаза посматривал телевизор. Шёл традиционный военный репортаж - где-то далеко ухают взрывы, пролетает самолёт сбрасывающий бомбы, где-то сбоку пара вертолётов, на переднем пламе - морпехи, стреляющие в невидимого противника, в общем про доблестную американскую армию. И вдруг - явный диссонанс: горящая громада "Абрамса", медленно откатывающаяся от поля боля к двухэтажной шоссейной развязке, из люка наполовину вылезает здоровый танкист, и тут же падает на броню, то ли раненый, то ли в изнеможении. Повторяю, я смотрел это краем глаза, но кадр запомнился - потому что сильно отличался от других военных репортажей.

Потом этот кадр исчез. В вечернем выпуске CNN его уже не было, как и в последующие дни. Я кратко увидел этот кадр спутся несколько лет, в документальном фильме CNN про иракскую войну. Там он был ещё короче чем в выпуске в день сьёмки, но к нему были некоторые пояснения. В сюжете упоминалось что "Абрамс" был подбит (хоть и не полностью уничтожен) из обычного гранатомёта РПГ-7 (во время самой войны в репортажах часто подчёркивалось что распространённые у повстанцев РПГ-7 - не более чем булавочные уколы для неуязвимого "Абрамса"). Танкист в кадре выглядит чернокожим, но на самом деле (в фильме мелькнула его "нормальная" фотография) он белый, а чёрный цвет кожи - от гари и копоти внутри горящего танка. Кажется, он потерял глаз в том бою.

Сам по себе эпизод, конечно не уникальный - на войне постоянно случались и более драматичные вещи. Необычность - в том что подобные кадры практически не попадали в военные репортажи никаких американских каналов, а если изредка попадали на пару секунд, то долго не задерживались. Информация о войне контролировалась достаточно жёстко, и почти всегда ведущие СМИ охотно поддакивали официозной линии, что в значительной степени и вызвало появление Викиликс.
.

2--Почему французская армия переживает упадок?
Шарль де Голль, наверное, перевернулся в гробу. Французская армия стала чем-то вроде вспомогательных отрядов американцев и сталкивается с настойчивым требованием объединить свои силы и средства с европейскими соседями. И это при том, что сейчас, когда вся Европа разоружается, наши опытные солдаты не без успеха провели целый ряд военных операций: в Афганистане, Ливии, Кот-д’Ивуар и Мали.

Тем не менее, для вмешательства в Сирии нам потребовалось бы одобрение Конгресса США и поддержка американских сил. Кроме того, для «наказания» Дамаска французская армия могла бы выложить на стол всего лишь полусотню Rafale и Mirage 2000. Они позволили бы нанести символические удары ракетами воздух-земля 250-километровой дальности. А это, согласитесь, не слишком существенно... Вообще, возможности ВМС и ВВС Франции откровенно недостаточны для боевых операций подобного рода. У них нет средств для нейтрализации вражеских систем ПВО и радаров, крылатых ракет дальностью 1000 километров, боевых беспилотников и крупных транспортников для перевозки военных грузов (а число самолетов-заправщиков не превышает пяти).

Нынешний сирийский кризис и неизбежное обострение ситуации в Мали проливают свет на стратегическое ослабление нашей армии. Отправка 4000 солдат в Мали уже стала настоящим подвигом на пределе сил для наших войск, которые за неимением собственных больших транспортников вынуждены просить поддержки у английских, немецких, датских и бельгийских соседей. Американским ВВС пришлось в свою очередь компенсировать наши пробелы в плане заправщиков, беспилотников и спутников-шпионов. Да, колонны исламистов обратили вспять именно наши солдаты, но картина все равно получилась смазанной. Mirage 2000 D и Rafale уничтожали пикапы бунтовщиков бомбами с лазерным наведением стоимостью 250 000 евро за штуку!

В перспективе нашим солдатам в Мали (по площади в два с половиной раза больше Франции) придется иметь дело с ухудшением обстановки по иракскому сценарию, который наши солдаты уже могли наблюдать в Афганистане. Время играет на руку исламистам, которые используют интернет, применяют самодельные взрывные устройства, отправляют смертников, убивают и похищают французских журналистов и экспатов, чтобы тем самым оказать информационное давление и заработать на выкупе. Что еще хуже, техника наших военных не последует за ними и будет все труднодоступнее.

А дело вот в чем: из-за нехватки средств на замену техника наших солдат (некоторым единицам уже давно пора на пенсию после 30 или даже 40 лет в строю) находится на последнем издыхании, как в плане обшивки, так и двигателей. Что касается более современных и эффективных образцов (вертолеты Tigre, NH90 и танки Leclerc), применить их зачастую оказывается просто невозможно из-за дороговизны техобслуживания.

Такое огромное несоответствие бюджетных возможностей и желания приобрести самую современную и, следовательно, более дрогою технику влечет за собой потерю стратегических позиций Франции, как в рамках ее собственных операций (вроде Мали), так и в международных коалициях и промышленном сотрудничестве. Тем не менее, министр обороны Жан-Ив ле Дриан (Jean-Yves le Drian) не допускает и мысли о неизбежном упадке нашей армии. Во время выступления в Национальном собрании 30 октября по случаю принятия в первом чтении оборонного бюджета на 2014 год, он продемонстрировал редкостное высокомерие и уверенность в себе: «По окончанию военной программы в 2019 году Франция станет первым государством Европы в военном плане, в том числе и с точки зрения штата: 187 000 военных и 55 000 гражданских сотрудников. Дело в том, что к тому моменту в Германии будет 185 000 военных, а Великобритании — 160 000. (...)

В 2019 году у нас будет 66 000 готовых к переброске солдат сухопутных войск, что откроет перед нами широчайшие возможности! Хочу также добавить, что законопроект по военной программе предполагает возможность проведения одновременно трех внешних операций в различных театрах боевых действий путем реализации операционного соглашения штабов сухопутных сил, флота и авиации».

Да, Франция — единственная европейская страна, которая обладает независимыми силами сдерживания и атомным авианосцем, а также смогла в одиночку провести вмешательство в Африке. Тем, не менее, что касается всего остального, у наших соседей имеется зачастую больше обычного оружия лучшего качества (в первую очередь это относится к бронетехнике), пусть даже их солдаты и не настолько опытны.

Получается, что министр не желает смотреть фактам в лицо из-за страха перемен и стремления найти утешение. Это простая, но в то же время ужасная реальность, от которой Франция не сможет уйти, говоря о сохранении рабочих мест и промышленных ноу-хау. Наша страна больше не в состоянии обеспечить производство и закупку нужного количества самого современного оружия. Министерству обороны стоило бы последовать рекомендациям Счетной палаты и сократить расходы на масштабные программы, чтобы высвободить средства на лучшую подготовку наших летчиков, моряков и солдат.

А не пытаться использовать сокращение штата как волшебную формулу, которая якобы прекрасно позволяет сэкономить в кризисный период. Так, за период с 2008 по 2011 год сокращение 30 000 мест в армии привело к увеличению расходов на заработную плату на миллиард евро! В первую очередь это связано с тем, что министерство сократило целые батальоны рядовых, но при этом значительно увеличило число генералов и высших офицеров...

Чтобы повысить эффективность расходов и уменьшить растраты, президенту Республики и его министру обороны нужно набраться смелости для решительных мер. В целом, наша страна с 66 миллионами жителей больше не имеет финансовых возможностей для того, чтобы содержать самые современные в мире подводные силы сдерживания одновременно с хорошо подготовленной и вооруженной обычной армией. И в этом как раз заключается главная беда закона о военной программе на 2014-2019 года и бюджета Министерства обороны на 2014 год, которые, по сути, лишь подчеркивают упадок французских вооруженных сил. Оба эти документа должны быть приняты в парламенте до конца года.

В общем бюджете в 31,4 миллиарда евро на 2014, 2015 и 2016 годы на силы ядерного сдерживания каждый год приходится по 3,5 миллиарда евро, то есть более 10% всех военных расходов и почти 20% от инвестиций в технику и оборудование. Эти самые 3,5 миллиарда были подтверждены как президентом Олландом, так и его предшественником. Получается, что президент Республики сохраняет в силе постоянную модернизацию ядерного сдерживания в ущерб снабжению остальных войск.

Кроме того, с 2016 года баланс оборонного бюджета будет во многом опираться на еще не гарантированную закупку Индией 126 Rafale: договор должен быть подписан в следующем году. Если же сделка не состоится, ВВС будут обязаны по контракту закупать каждый год по 11 Rafale на сумму в 1,57 миллиарда евро. Если добавить сюда 3,5 миллиарда на силы сдерживания, провал Rafale может окончательно подорвать реализацию необходимых, но и так уже отложенных программ: речь идет о беспилотниках, самолетах-заправщиках, модернизации Mirage 2000D и замене бронетехники.

Оригинал публикации: Réduire le coût du nucléaire pour éviter le déclin de nos armées
Tags: Армия, Вести из свободного мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments