bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Category:

Китайская орг. преступность - 2

… и за его пределами

Со временем, однако, Пекин пришел к выводу, что поддержка со стороны триад становится ненужной и даже обременительной, в связи с чем начался новый виток борьбы с организованной преступностью.  В то же время, практически одновременно был выдвинут лозунг «Идти вовне», поощрявший скупку активов за рубежом и создание там новых предприятий.  В этих условиях лидеры триад вполне естественно развернули направление своей активности вовне.  Используя процессы глобализации, китайские триады захватили лидирующие позиции в организации торговли людьми и налаживании потоков незаконной миграции в ЕС и США, о чем свидетельствуют доклады Европола и Госдепартамента США за 2005-2006 гг.

Так, одна из наиболее известных организаций триад - «14 К», получившая название по своему почтовому адресу (дом 14 по Сигуань баохуалу), заняла ключевые позиции в организации поставок героина в Нидерланды, Великобританию, Канаду и США. Во всех этих странах у нее имеются филиалы. Следователи Канадской королевской конной полиции утверждают, что «14 К» и другие триады имеют постоянных представителей в каждом китайском мало-мальски заметном сообществе по всей Северной Америке, связаны едва ли не со всеми сферами преступной деятельности, способными принести прибыль, — от вымогательства и махинаций с займами до афер с кредитными картами и видеопиратства.

В отличие от других этнических преступных сообществ, которым все равно, кого грабить, триады, работая за рубежом, выбирают в качестве главных источников дохода только китайцев и китайские организации. Хотя в свое время триады, «Коза Ностра» и японская якудза заключили между собой определенные соглашения, триады в наибольшей степени сохранили независимость и закрытость от внешнего мира. Еще одно заметное различие между триадами и мафией касается структуры и дисциплины. Как знает любой, кто посмотрел «Крестного отца» или хоть одну серию «Сопрано», итальянские организованные банды весьма жестко структурированы и управляются твердой рукой, как и любая корпорация (вернее, так было; подробности мы рассмотрим в следующей главе). Перед тем как взяться за любое прибыльное дело, члены мафии должны получить одобрение руководства и заранее согласиться передать ему часть доходов. Небрежность или сознательное невыполнение этих правил могут повлечь за собой самые серьезные кары.

В триадах нет столь суровой дисциплины и полностью отсутствует концепция согласования сверху донизу и передача доли добычи снизу доверху. Вот как один из участников уже упомянутой гонконгской триады «14 К» во время допроса описал положение в своей организации австралийскому парламентскому следователю: «От меня не требовали платить обязательную долю руководству «14 К». В триадах это не принято. Члены триады относятся друг к другу благожелательно, оказывают взаимную поддержку и помощь коллегам по преступным группировкам, но в триадах, как правило, не существует той строгой дисциплинированной организационной структуры, которая имеется в других группировках, например в итальянской мафии. Член триады не обязан получать разрешение от «Головы дракона» своей триады на участие в той или иной преступной акции... С другой стороны, во время... традиционных китайских праздников, таких, как китайский Новый год, члены триады, по обычаю, преподносят подарки своим «старшим братьям» или «дядюшкам», которые часто занимают руководящее положение в триадах».

Можно сказать, что триады действуют «изящнее», чем мафия, зверство которой стало притчей во языцех. Боевики триад могут быть не менее жестокими, но они часто предваряют действия угрозами, выраженными в тонкой или, напротив, весьма прямой форме. Одному гонконгскому бизнесмену, не желавшему считаться с угрозами со стороны триады, прислали отрезанную собачью голову — возможно, боевики сделали это под влиянием знаменитой сцены с лошадиной головой из «Крестного отца». Убили его лишь через несколько дней, после того как он демонстративно проигнорировал и эту угрозу.

Замкнутость особенно затрудняет доступ в триады западным спецслужбам. Китайские сообщества в Северной Америке — самые закрытые из всех этнических групп, они с обоснованной подозрительностью относятся к попыткам посторонних получить доступ к их культуре. В результате, чтобы проникнуть к главарям триады, необходимо преодолеть два оборонительных заслона: общекультурный барьер, которым все китайцы отгораживаются от иностранцев, и завесу тайны, защищающую триады как таковые.

Еще одно осложнение для правоохранительных органов представляет умение подкупом или угрозой компрометации держать под контролем местную полицию. На протяжении многих лет до передачи Гонконга в состав Китая (1997 г.), в Королевской полиции Гонконга не имелось эффективного криминального подразделения, и, по-видимому, влиятельность триад и размах их деятельности в колонии сильно преуменьшались. Лишь детальное расследование, проведенное в 1983 г., показало истинный масштаб тайных преступных групп. Тогда же стало известно и о колоссальной коррупции в КПГ, в частности, о том, что полицейская верхушка на протяжении многих лет покрывала торговлю наркотиками, осуществлявшуюся триадами. Многие полицейские чины изрядно разбогатели благодаря связям с триадами, и, согласно источникам в полиции, немало из них перед тем, как Гонконг стал частью коммунистического Китая в 1997 г., эмигрировали в Великобританию и Канаду, где благодаря накопленному состоянию благополучно осели и превратились в добропорядочных богатых бизнесменов.

Присоединение к материковому Китаю в июле 1997 г. вызвало также массовый отъезд за границу членов триады, опасавшихся неизбежных репрессий, однако многочисленные обозреватели, представляющие себе уровень коррупции при коммунистическом режиме, уверены, что за прошедшее с тех пор время триады восстановили прежнее влияние. Возможно, что гонконгские триады в настоящее время в той или иной степени попали под контроль Пекина, но сейчас их влияние, хотя и в разной степени, распространяется на весь мир. В Великобритании Национальная криминальная полиция провела расследование активности триад в стране, проходившее под незатейливым кодовым названием «Палочки для еды». Составленный в 1996 г. отчет НКП сообщал, что в Великобритании действовали четыре триады, из которых ни одна не управлялась из Гонконга; следовательно, эти группы не являлись частью международного преступного сообщества. Жертвами триад в основном были китайские иммигранты, занимавшиеся мелким бизнесом; они, как правило, не сообщали о преступлениях британским властям. Расследование также выяснило, что триады не играют существенной роли в торговле наркотиками—в отличие от ситуации, сложившейся в Австралии Канаде и США.

В 1988 г. в результате расследования, проведенного австралийским правительством, выяснилось, что 85 — 95 % всего героина, поступающего в эту страну, ввозится китайскими триадами. Однако через десять лет аналогичное расследование, проведенное американцами, показало, что доля триад заметно уменьшилась в результате конкуренции со стороны преступных организаций стран Юго-Восточной Азии, прежде всего Вьетнама, Камбоджи, Бирмы (Мьянмы) и Филиппин.

В 1970-х и 1980-х гг. наиболее высококачественный героин, поступавший в Северную Америку, производился в Турции, обрабатывался в Марселе, откуда попадал в США (знаменитая «Французская сеть»); все это происходило под управлением мафии. Эмиграция лидеров триады из Гонконга в 1990-х гг. позволила китайцам частично перехватить контроль за наркосетями. Триады нашли пути в обход Марселя, через который прежде проходила основная часть зелья. Теперь маршруты пролегают или через Амстердам, или непосредственно в Торонто, Монреаль и Ванкувер, а оттуда на основной рынок - в США. Большинство исследователей рассматривает в качестве первичного источника наркотиков триаду «14 К».

В Японии китайские триады даже немного потеснили якудза, поставив под свой контроль две трети героиновой торговли. По оценкам американских экспертов, китайские мафиозные структуры глубоко проникли в легальную и теневую экономику Соединенных Штатов, опережая колумбийские картели. В Италии в 2006 году правоохранительные органы проводили крупное расследование связей китайских триад с итальянской мафией, в ходе которого были выявлены инвестиции криминальных денег в недвижимость и торговлю в Милане, а в Риме следователи нашли подставные фирмы и банки, в которых отмывались деньги.  В поле зрения итальянской полиции попали 22 тысячи китайцев, было заведено 250 уголовных дел на членов триад.

Китайская организованная преступность также показала, что она вполне способна провоцировать мировые экономические кризисы и влиять на конъюнктуру цен на рынке. Так, в 2005 году мировой рынок меди оказался на грани катастрофы из-за грандиозного мошенничества на Лондонской бирже металлов. Тогда работающий на триады и хорошо известный в деловых кругах трейдер Лю Юлбин продал на бирже 200 тыс. тонн меди, действуя от имени китайской государственной корпорации State Reserve Bureau.  После продажи несуществующей меди трейдер исчез, а когда в результате скандала мировые цены на медь достигли исторического рекорда.

Разумеется, экспансия китайских триад не могла миновать и Россию. Как отмечал известный специалист по транснациональной преступности Виталий Номоконов, на Дальнем Востоке эти процессы характеризовались интенсивной интеграцией российских и китайских мафиозных структур. Например, в Уссурийске представители триад строили взаимоотношения с местными лидерами криминального мира на сугубо деловой основе. Так, представители российских организованных преступных группировок помогали китайцам скупать здесь металл и переправлять его за границу.  Кроме того, российские «коллеги» создавали транспортные фирмы, услугами которых пользовались представители китайских преступных сообществ, а также предоставляли им склады для хранения товара, в том числе и контрабандного.

Еще одной характерной особенностью деятельности китайских триад в России является активное создание ими компаний, регистрируемых на подставных лиц – граждан РФ.  Многие из этих фирм создаются для проведения разовых сделок, например, для продажи какой-либо контрафактной продукции целью ее легализации, обналичивания или перевода за границу средств и т.п. Тысячи таких компаний были зарегистрированы в Читинской и Новосибирской областях, в основном, для вывоза в КНР стратегического сырья.

Хотя в последнее время о триадах в России почти ничего не говорят, это совсем не означает, что их нет и они здесь не работают.  Просто многие их прежние партнеры из числа криминальных авторитетов теперь стали известными бизнесменами, общественными деятелями и депутатами разных уровней, легализовав часть своего бизнеса.  Точно так же и с триадами – они по-прежнему снимают «сливки» с работающих в России китайских фирм, организуют поставки леса, биоресурсов, сырья  и т.п., попутно контролируя значительную часть китайского турпотока, направляя его в свои гостиницы, рестораны и кафе.

Триады – часть китайской истории и часть современного глобального мира.  Они обладают исключительной способностью к выживанию, выработанной за тысячелетия, которая заставляет их меняться сообразно изменяющимся условиям.  Но в основе этого выживания – следование традициям, без которых триады были бы рядовым этническим преступным сообществом, а не криминально-историческим феноменом.

Tags: Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment