bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

Как появились и куда делись сомалийские пираты?

С 10 мая 2012 года самые знаменитые морские разбойники XXI века не сумели захватить ни единого торгового корабля. Главная заслуга в победе над ними принадлежит одной семье.

В 2008-м они угнали 42 корабля, заработав на выкупах около $80 миллионов. В тот год лондонский акушер Денис Цепов записал в своём ЖЖ: «Сегодня ночью приезжала рожать сомалийская девушка ослепительной красоты, вся в чёрном и в крупных бриллиантах. С нею было человек семь дерзких молодцов в костюмах Comme Des Garçons. Добыв девушке прекрасного мальчика, я набрался смелости и спросил: „А вы чем по жизни занимаетесь, ребя, если не секрет?“. Они ответили: „Простые сомалийские моряки, а вы с какой целью интересуетесь?“». Насколько бы неправдоподобна ни была эта история, она точно отражает ранний романтический миф о сомалийских пиратах, потускневший ещё скорее, чем было уничтожено само их ремесло.

Принуждение к пиратству

К 2005 году, когда в Аденском заливе пираты захватили первое крупное судно международной компании, война в Сомали шла уже почти 30 лет. После войны с Эфиопией последовала серия восстаний, которая буквально разорвала страну на лоскуты, контролируемые враждующими полевыми командирами.

Отсутствием пограничной службы воспользовались браконьеры. Траулеры со всего света вычерпывали из вод Сомали тунца, креветку и лобстеров на $300 миллионов в год. Хуже того, связанные с итальянской мафией фирмы начали сброс в местные воды токсичных отходов. Так иссякал единственный источник дохода и без того нищих сомалийских рыбаков. После недолгих попыток брать «пошлину» с иностранных мусорщиков и браконьеров они открыли для себя по-настоящему выгодный бизнес.

Тактика нападений

Техническое оснащение — рации, позже появились GPS-навигаторы. Разведка — взятка чиновнику в кенийском порту. Две деревянные лодки с навесными моторами по 60 лошадиных сил разгоняются до 25 узлов (46 км/ч) и догоняют в международных водах сухогруз или танкер.

Чтобы заставить капитана сбросить ход, пираты открывают предупредительный огонь из ржавых «Калашниковых» в направлении рубки и демонстрируют готовность выстрелить из гранатомёта. Ищут борт пониже, чтобы закинуть лестницу и подняться на палубу. Захватывают капитанский мостик и под угрозой оружия уводят судно в свою гавань. Корабль, чей борт поднимается над водой хотя бы на 8 метров, или способный развить скорость выше 18 узлов (33 км/ч), остаётся неприступным.

От угроз к насилию сомалийцы переходили нечасто. С 2008 по 2012 год, когда они захватили 170 судов с 3 400 членами экипажа, были убиты 25 моряков. Ещё 37 умерли от голода или покончили с собой в плену.

Греческий сухогруз MV Irene освобождён пиратами 14 сентября 2009 года после получения выкупа в $2 миллиона. Фото: Robin Utrecht / AFP / East News

Бизнес-модель

В лучшем для этого бизнеса 2010 году сумма выкупов за 47 угнанных судов составила ориентировочно $238 миллионов. Большую часть прибыли получили инвесторы экспедиций: местные лидеры кланов и владельцы катеров. Из среднего выкупа в $2,7 миллиона обычный моряк рассчитывал только на $30 000 — 75 000.

Переговоры с судовладельцами шли несколько месяцев. В это время пиратский экипаж жил на трофее, а инвестор вычитал из его доли стоимость еды, проституток, связи и местного наркотика «кат». Мало кто из рядовых сходил на берег с суммой большей, чем $10 000—20 000, но и это огромные деньги для страны, где средний годовой доход не превышает $300. The Washington Post в 2009 году процитировала ответ сомалийца на вопрос, чем пираты отличаются от боевиков из внутренних районов страны: «Они не тощие, у них светящиеся лица, и они всегда счастливы».

Пират смотрит на греческое грузовое судно MV Filitsa, захваченное и поставленное на якорь неподалеку от порта Хобьо на северо-восточном побережье Сомали, 7 января 2010 года. Фото: Mohamed Dahir / AFP / East News.

Убытки для судоходства

2008 — 42 захвата, 2009 — 46, 2010 — 47, 2011 — 28, и каждый громко прозвучал в новостях, создавая видимость значительной угрозы мировому судоходству. Однако мимо Сомали из нефтяных государств Персидского залива в Европу и обратно ежегодно проходит не менее 21 000 торговых судов. Даже в самые тучные для себя годы сомалийцы угрожали десятым долям процента из них, а главный урон судовладельцам наносил страх.

По данным 2011 года, удорожание страховки стоило морской отрасли $635 миллионов, прокладка удалённых от берега маршрутов и дополнительные траты на топливо — $580 миллионов, траты на топливо для ускорения до безопасных 18 узлов — $2,7 миллиарда, установка защитного оборудования и наём вооруженной охраны — свыше $1 миллиарда.

Самые громкие захваты

25 сентября 2008 года — сухогруз «Фаина» с украинским экипажем вёз в Кению четыре десятка танков Т-72, гранатомёты и зенитные установки. Выкуп составил $3,2 миллиона.

8 апреля 2009 года — контейнеровоз Maersk Alabama под флагом США. Экипаж заперся в машинном отделении, заблокировал управление, а позже захватил одного из сомалийцев. Трое других отплыли прочь на спасательном катере, удерживая в заложниках капитана Филлипса. На следующий день их всех застрелили снайперы американских «Морских котиков», капитан не пострадал. В снятом по этому сюжету фильме его роль исполнил Том Хэнкс. Участвовавшая в спасении Филлипса команда спецназовцев через два года убьёт Усаму бен Ладена.


Числа представляют объём поиска по отношению к самой высокой точке на диаграмме — это эпопея капитана сухогруза Maersk Alabama Ричарда Филлипса.

15 ноября 2008 года — 330-метровый супертанкер Sirius Star, перевозивший 2,2 миллиона баррелей нефти стоимостью около $100 миллионов. За крупнейшую в истории добычу сомалийцев заплачен выкуп $3 миллиона.

5 мая 2010 года — нефтеналивное судно «Московский университет»; российский экипаж забаррикадировался в трюме и вызвал на помощь военный корабль «Маршал Шапошников». Морские пехотинцы взяли корабль штурмом. По официальной версии, пиратов высадили в надувную лодку с небольшим запасом продовольствия и воды, но без средств навигации, и они не смогли достичь берега. По неофициальной, они были расстреляны.

10 мая 2012 года — угнан греческий супертанкер Smyrni с 1 миллионом баррелей нефти. По заявлению лидера пиратов, они получили рекордные $9,5 миллионов.

Французский вертолёт, базирующийся на фрегате Nivose, завис над лодкой с подозреваемыми в пиратстве. Апрель 2009. Фото: Pierre Verdy / AFP / East News

Военная операция

Сомалийское пиратство стало хорошей причиной наладить международное сотрудничество для защиты торговли и одновременно поводом обеспечить военное присутствие на важнейшем маршруте доставки нефти: за бандитами на лодках с навесными моторами теперь охотятся боевые корабли 21 страны. Это самая большая в истории коалиция флотов разных стран и первый в истории случай, когда все постоянные члены Совета безопасности ООН — США, Россия, Великобритания, Франция, Китай — выступают против общего противника.

Сложно сказать, достигают ли участники операции своих негласных целей, но для борьбы с прибрежным пиратством боевые корабли приспособлены мало. За год с начала их патрулирования в 2008-м количество атак на торговые суда выросло вдвое. Переломить ситуацию позже удалось только при помощи наблюдения за морем с беспилотников. При этом каждый успех патруля документировался, подчёркивая впечатляющую несоразмерность противников.

Победа на берегу

Удачной альтернативой дорогим и неэффективным усилиям государственных машин стала частная инициатива. В 2012 году 80% торговых судов проходили мимо Сомали с вооружёнными охранниками на палубе. Вход в порты с оружием юридически невозможен, поэтому частные военные компании содержат в регионе плавучие базы, где корабли принимают бойцов на борт и прощаются с ними, миновав опасный район. Стоимость услуг команды из 3–4 охранников колеблется от $28 000 до $38 000, что на порядок меньше минимального выкупа. Пиратам ни разу не удалось захватить охраняемое судно.

Но главная победа достигнута на берегу, и она оплачена одной семьёй — Аль Нахайян, правящей династией эмирата Абу-Даби. Серьёзно восприняв угрозу танкерному флоту, нефтяные шейхи взяли под крыло сомалийскую провинцию Пунтленд с 1,5-миллионным населением, сейчас живущую как независимое государство. В своё время на её берегах располагалось большинство пиратских баз.

Имея неудачный опыт создания собственной армии — «мусульмане не хотят убивать других мусульман» — Аль Нахайяны наняли в советники Эрика Принса, бывшего агента ЦРУ и создателя ведущей частной военной компании мира Blackwater / Xe Services / Academi. Он строит вооружённые силы ОАЭ из колумбийских контрактников, а с 2010 года на выделенные шейхами $50 миллионов сформировал в Пунтленде спецотряд Puntland Maritime Police Force. Инструкторами и командирами в нём стали южно-африканские наёмники, специалисты по борьбе с партизанами, известные жесточайшими методами тренировок и поддержания дисциплины — инспекторы ООН зафиксировали случаи избиения и убийства курсантов.

Результатом их работы стало создание лучшего боевого подразделения в этой части Африки. Отряд из 1 000 солдат, имеющий на вооружении катера, лёгкие самолёты и вертолёты, за два года сумел уничтожить наземные базы сомалийских пиратов и весь их промысел. С 10 мая 2012 года те захватили лишь один корабль — иранского браконьера, которого никто не хотел защищать.

«Этот проект был задуман и исполнен людьми, которых мы можем назвать париями, не являющимися частью цивилизованного общества. Но он стал одним из самых эффективных и результативных решений проблемы пиратства», — Foreign Policy цитирует Роберта Янга Пелтона, автора книги «Лицензия на убийство: наёмники на войне с террором».

В 2010 году на средства ООН в столице Пунтленда, Гарове, открылась крупнейшая в мире тюрьма для пиратов на 500 мест, и свободных там нет. Сегодня самыми опасными для судоходства районами у берегов Африки считаются воды Нигерии и Гвинеи.

Tags: Недавняя история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments