bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Судьба резидента.

Я уже писал, что единственный реальная возможность внедриться в иностранную разведку – внедриться туда в качестве предателя. По другому не возьмут. Да и предателем, скорее всего, тоже не возьмут. Разведки сегодня уже не те, что во времена Сиднея Рейли. Поумнели с тех пор, поднабрались опыта. Разведки вполне обосновано опасаются предателей –инициативщиков, подозревая в них засланных казачков. Поэтому предпочитают сами выбирать объекты для вербовки. А если к ним завалит предатель – инициативщик, то скорее всего, его начнут пытать на предмет: кто ему дал адрес резидентуры? (Как известно, резидентуры в телефонных справочниках не фигурируют.)

Так что и предателем стать в настоящее время стало очень трудно. Для этого надо грамотно подставиться под вербовку. Чтобы у разведки сложилось полное впечатление, что это они вас выбрали, а не наоборот. (Женщины знают, как это непросто.)

Однако, и здесь потенциального «крота» подстерегают немалые риски. Ведь – с целью сохранения операции в тайне – органы своей контрразведки не информируются о предстоящей операции. И они могут от излишка профессионализма провалить операцию, повязав несостоявшегося агента ещё до начала этой самой операции. Да и после окончания операции могут доставить много неприятностей удачливому агенту. Вплоть до летального исхода.

Расскажу в связи с этим один реальный случай из истории нашей разведки времён Отечественной войны.

Для подставки под вербовку нашего агента был создан партизанский отряд в зоне действия одной из разведшкол Абвера на оккупированной территории СССР. А этот агент, назовём его Иван Петрович Сидоров (Кстати, возможно, что он до сих пор жив. Во всяком случае, был жив ещё в 90х годах) был назначен его командиром. В отряде с этим Иван Петровичем находилась и его жена, которая родила ему ребёнка, уже находясь в этом самом отряде. Очень уж они любили друг друга. Не могли врозь. Пришлось взять жену в свой отряд на поздней стадии беременности. Что-ж, бывает!

Операция по внедрению проходила так: жена командира отряда регулярно выходила из отряда в деревню купить молока для своего грудного ребёнка. И выходила до тех пор, пока ею не заинтересовалось Гестапо. Гестапо её арестовало и та на допросе раскололась, что молоко ей нужно для своего грудного ребёнка, находящегося в партизанском отряде, а руководит отрядом её муж. На ребёнке её и «сломали». Объяснили ей, что если она будет упрямиться, то её грудной ребёнок погибнет без матери. Она согласилась, что если её отпустят к ребёнку, она выведет своего мужа на контакт с немцами. Гестапо её не отпустило, но послало человека с молоком и запиской для её мужа. Муж, очень любящий свою жену, вышел на контакт с Гестапо. Они ему объяснили, что если он хочет сохранить в живых жену и ребёнка, он должен сдать немцам свой партизанский отряд. На что гр. Сидоров и согласился после долгих допросов.

И сдал немцам свой партизанский отряд тёпленьким. Бойцы этого отряда были частично уничтожены карателями, частично захвачены в плен, частично сумели уйти. Во всяком случае, партизанский отряд перестал существовать.

В процессе допроса в Гестапо, выяснилось, что Иван Петрович Сидоров прошёл спецподготовку в разведшколе, кажется, ГРУ. И Гестапо передало его в связи с этим в Абвер для дальнейшего использования.

После необходимых проверок, Абвер решил, что предателю вполне можно доверять и даже назначило его инструктором в свою разведшколу. Преподавать методы работы советских разведчиков.

Впоследствии гр. Иванов показал себя в Абвере с самой лучшей стороны и даже дослужился до капитана Абвера.

И он, освоившись на новом месте, начал успешную деятельность по разложению и нейтрализации разведшколы. Он вербовал курсантов школы, которые по слабоволию и несчастным стечениям обстоятельств оказались предателями, обратно в советскую разведку. И создавал им всяческие условия для их роста в разведшколе. А идейных предателей всячески компрометировал и добивался их изгнания из рядов Абвера и даже ареста. Все разведгруппы, подготовленные этой школой Абвера, при засылке в тыл советской армии или уничтожались, или работали под контролем советской стороны. Причём, немцы восторгались эффективностью их работы. И почти до самого падения Берлина слали им задания и получали от них отчёты об успешных диверсиях.

Таким образом, деятельность целой разведшколы Абвера была нейтрализована одним нашим разведчиком.

Но во всех других органах, а особенно в СМЕРШе, этот самый Иван Петрович Сидоров числился не героем невидимого фронта, а матёрым вражиной и предателем. Что и сказалось на судьбе разведчика после победы.

Его арестовали. Но после года допросов и проверок отпустили. Видимо, разведка подтвердила его версию событий.

Однако КГБ поставило - на всякий случай - на нём свою чёрную метку. И взяли с него подписку о неразглашении.

Он хотел после войны служить инструктором в нашей разведшколе. В качестве своего сильного качества он приводил довод, что в совершенстве знает методы работы Абвера и его приемника БНД ФРГ. Но какой же особый отдел пропустит в святая святых предателя, служившего у немцев и даже виновного в гибели целого партизанского отряда?

После войны бывший разведчик нигде не мог устроиться на работу. Все считали его предателем. И работу он нашёл только кочегаром в небольшой котельной в сельской местности.

Он очень тяготился своим положением и репутацией немецкого холуя. Писал письма во все инстанции с просьбой о реабилитации, но ни разу не получил ответа.

Однажды, бывший разведчик не выдержал и во время пьянки поведал свою подлинную историю своему коллеге – кочегару. Кочегар и сообщил об этом куда следует. То ли по правильно понятому им своему гражданскому долгу, то ли этот истопник был специально приставлен для контроля за бывшим разведчиком. Но результат был таков – бывший боец невидимого фронта получил по приговору трибунала 10 лет за нарушение подписки о неразглашении. И отсидел из них, кажется, четыре.

Впоследствии бывший разведчик всё же был реабилитирован. По моему, в 70х годах. И даже награждён каким то орденом. А на основе его приключений был поставлен советский телесериал о разведчиках. Правда, весьма отлакированный и со счастливым концом.

Так что справедливость в этот раз всё таки восторжествовала.

Но согласитесь: как много общих параллелей между судьбами разведчиков разных стран. И как много общего в отношении разведок к своим разведчикам, как к расходному материалу.
Видимо, специфика развед. деятельности.

Об отношении разведок к своим агентам я писал в статьях: Про то, какая насыщенная жизнь у шпионов. И Про шпиона Сиднея Рейли.

Tags: Авторское, Эпизоды из истории разведок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments