bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Почему пиндосам запретили усыновлять русских детей?

Ещё и потому, что пиндосы не дают нашим отслеживать положение усыновлённых детей. Всего две страны не дают это делать: США и Судан.
Семейное законодательство в США находится в ведении штатов. Пиндосы говорят: договаривайтесь с каждым из 50ти штатов. Пусть пропишуть новацию для вас в своих законах.
При этом перемещать усыновлённых из штата в штат не запрещено.

А кроме того, пиндосам с психическими расстройствами (В США с этим строго. Ругань в общественном месте могут приписать расстойству психики) запрещено усыновлять граждан США. Иностранных можно. Вот и убивают там психи усыновлённых детей.

Справка: в США более 170000 детей сирот - граждан США. Никто их усыновлять не спешит. Ответственность большая.


Почему американцы усыновляют детей?

В последнее время в России разгорелись споры по поводу усыновления русских детей американцами. Кто-то считает, что они усыновляют сирот по своей доброте; иные думают, что просто покупают живую «куклу», чтобы получить государственные пособия. Возможно, среди усыновителей есть и те и другие, но они не составляют большинства. Так почему же основная масса приёмных родителей решилась на усыновление? Судя по публикациям российских СМИ и откликах на эти публикации в блогосфере, россияне не имеют представления, комплекс каких проблем побуждает американцев к усыновлению.

По статистике, 444 тыс. детей были усыновлены американцами за рубежом. В 2011 году американцы усыновили 9 тыс. иностранных сирот. Большинство усыновлений произошло в Китае, за ним следуют Эфиопия, Россия, Южная Корея и Украина. Более 80% приёмных родителей признают, что на усыновление их толкнуло бесплодие. Не для кого не секрет, что на Западе вообще и в США в частности возраст вступления в брак и рождения первого ребёнка постоянно растёт. Если, например, средний возраст рождения первого ребёнка американками подпрыгнул с 21,4 до 25-и лет в 1970 году, то в 2006 этот возраст уже составлял 28,6 лет. А если учесть, что среднестатистическая афроамериканка или латиноамериканка по-прежнему рожает первого ребёнка в 21 год, то становится ясно, что коренная американка, то есть носительница той культуры, которая в современном мире считается американской, рожает своего первого ребёнка, когда ей уже за тридцать. Среди женщин, решивших получить высшее образование и сделать карьеру, возраст рождения первого ребёнка составляет приблизительно 35-ть лет. Не удивительно, что к тому времени, когда американки наконец решаются на первую беременность, у многих развивается бесплодие: медики утверждают, что особенно резкое снижение фертильности наблюдается после 35-и.

Традиционно в США работал один глава семейства, в то время как женщины сидели дома, занимались домашним хозяйством и воспитанием детей. Но в 60-х годах прошлого века началась борьба за равноправие, в которой женщины одержали победу. Равноправие между мужчинами и женщинами в американском понимании означает право для женщины делать карьеру наравне с мужчинами. И сегодня немало американских женщин работают на высоких должностях, на которых раньше работали только мужчины. Что в этом может быть плохого? Дело в том, что из 20-го века мы вынесли твёрдое убеждение, что высшее образование и последующая работа по специальности семье не мешают. В Америке всё наоборот, поэтому женщины, решившие делать карьеру, встают перед выбором: семья или работа. Чтобы лучше понять, почему так трудно найти баланс между работой и семьёй, давайте разберёмся, как стать в Америке врачом и какие проблемы ожидают после получения этой специальности. При этом будем помнить, что аналогичные проблемы есть не только у тех, кто решил сделать карьеру в область медицины, но и у тех, кто решил стать адвокатом, бизнесменом, менеджером...

Во-первых, нужно получить среднее образование. Школу здесь заканчивают не в 17-ть, а в 18-ть лет. Затем нужно пойти в колледж и получить диплом бакалавра по биологии или химии, что теоретически занимает четыре года. Бакалаврами становятся к 22 – 23-ём годам. А знаете, кто такой бакалавр? В течение четырёх лет они изучают общеобразовательные предметы, вроде географии, и уровень преподавания этих общеобразовательных предметов – значительно ниже нашей средней школы. Что касается профилирующих предметов, в данном случае – это биология или химия, - то в средней американской школе эти предметы вообще не являются отдельной дисциплиной, и поэтому я сомневаюсь, что четырёхлетняя программа бакалавриата данного профиля сильно далеко выходит за рамки нашей средней школы. До своей эмиграции в США я закончил филологический факультет, работал учителем английского языка. Планировал и дальше заниматься филологией и получить в США специальность учителя испанского языка, но потом бросил эту идею и получил специальность медбрата. Сейчас работаю в американской больнице и хорошо знаю их систему здравоохранения. Но вернёмся к моему первоначальному плану стать учителем испанского. Я тогда ознакомился с четырёхлетней программой по иностранному языку в американском колледже. Она скорее всего напоминает программу нашей средней школы с углублённым изучением иностранного языка; в ней и близко нет того, что изучают у нас на филфаке. Итак, К 23-ём годам в бывшем Союзе можно уже быть без пяти минут врачом. В Америке после четырёх лет протирания штанов на студенческой скамье – ноль в голове. И при том диплом бакалавра за четыре года – это лишь гипотетически: только 50% студентов становятся бакалаврами за четыре года. Каждый колледж хочет больше денег, поэтому заваливают студентов за пустяки, (порой до 30 процентов группы), чтобы студент по несколько раз повторял один и тот же предмет и платил деньги. Это является причиной стрессов. Вот почему американцы, в отличие от нас, вспоминают свои студенческие годы не как что-то приятное, а как кошмарный сон.

Затем с дипломом бакалавра (и знаниями на уровне нашей средней школы) нужно поступить в четырёхлетнюю школу медицины. Иногда поступают сразу, а иногда а бюрократическую волокиту может уйти год. Только к тридцати годам будущие врачи оканчивают учёбу. И тут начинается самое интересное: резидентатура, или, проще сказать, практика под руководством опытного врача. (В России эта практика называется ординатурой.) Резидентатура занимает от 3-х до 7-ми лет, в зависимости от специализации. В течение этих лет студент спит по четыре – шесть часов в сутки, а всё остальное время работает. Несколько лет назад был принят закон, призванный защитить студентов-медиков, которые проходят практику. Согласно этого закона, не имеют право заставлять студента работать более 80-ти часов в неделю. Этот закон отменил тридцати часовые смены. Теперь смена может продолжаться не более 24-х часов, но после этой смены студента могут задержать ещё на 6-ть часов теоретических занятий. Вот тебе, бабушка, и Юриев день! Да и этот закон плохо работает. Согласно данных опроса, многие студенты признали, что их заставляют работать более 80-ти часов в неделю. Система признаёт, что студенты на практике делают много грубых медицинских ошибок по причине хронической усталости. По этой же причине студенты часто гибнут в автокатастрофах из-за того, что засыпают за рулём. У многих из-за такой «практики» появляются симптомы психических заболеваний. По нашим понятиям, 80-ти часовая рабочая неделя – это что-то из ряда вон выходящее. Для американских студентов-медиков – это щадящий режим работы, так как до принятия этого закона они вынуждены были работать по 120-ть часов в неделю. В те «классические» времена говорили: «Если ты не можешь работать по 16 часов в неделю без выходных, значит ты не можешь стать врачом». Как совмещать семейную жизнь и воспитание маленьких детей с такой учёбой? Кстати, русские врачи, получившие медицинское образование в России и желающие подтвердить свой диплом в США, тоже должны проходить эту практику с продолжительностью рабочей недели от 80-и до 120-и часов. У многих наших соотечественников к этому времени уже есть дети, которых они просто отправляют назад в Россию под опеку бабушки. Но в Америке бабушки с внуками не занимаются. Вот почему всё больше американок отваживаются на первую беременность, когда им уже под сорок.

В Америке легко получить диплом по специальности, которая в будущем не сулит больших доходов и карьерного роста, но любое образование, не только медицинское, которое в будущем обеспечит карьерный рост и большую зарплату сопряжено с огромными стрессами. Как я сказал, многие студенты-медики за годы практики зарабатывают психические болезни, но статистика по этим болезням отсутствует – медики просто не идут на приём к врачу. Если им поставят диагноз, им после окончания не разрешат работать по специальности. А вот студенты юридического факультета – люди куда более простые: со своими болячками они, очевидно, сразу обращаются к врачу, и поэтому есть статистика, согласно которой 15% студентов-юристов за первый год учёбы зарабатывают психические заболевания.

Тем, кому посчастливилось пройти все эти круги ада, получают диплом и находят работу с очень высокой зарплатой, но к этому времени вчерашнему студенту уже за 30-ть. Но ошибочно будет полагать, что с окончанием учёбы появляется больше времени. Американские врачи в среднем работают по 12 – 14 часов в день, американские юристы – 70 – 80 часов в неделю. Так что для семьи время не появляется.
В больнице, которой я работал, есть один врач, который больше других старается найти баланс между работой и семьёй. Каждый день во время обеденного перерыва его жена привозит в больницу детей, и таким образом выкраивается время для семейного обеда и общения с детьми в больничной столовой. Этот врач – мужчина. А что можно сказать про врача женщину? Декретный отпуск в США – всего 6-ть недель, при этом в это время включается не только время после родов, но и до. То есть, если американка не может работать до последнего дня и уходит в декрет за две недели до родов, то после родов у неё остаётся уже не 6-ть недель, а всего четыре. А дальше опять 80-ти часовая рабочая неделя...

Кто-то, быть может, подумает, что при большой зарплате американка может отложить денег, родить ребёнка, уволится с работы, а через год, когда ребёнок подрастёт, найти новую работу. Нет. Такой вариант тоже не проходит. Не забывайте, что учёба в США платная, в кредит. У врачей этот кредит может быть от 100 тысяч до полмиллиона долларов. Выплачивать такие кредиты, из сбережений, не имея работы, не реально. Но даже если и не кредит, то все равно после такого отпуска за свой счёт на хорошую работу назад не возьмут: работодатели требуют от соискателей указывать в резюме все перерывы в работе с подробным объяснением причин, и наличие перерывов в работе расценивается как большой минус. Так что американка, решившая строить карьеру, должна тянуть лямку до конца и нет вариантов обхитрить систему, чтобы найти баланс между работой и семьёй.

Совсем недавно бывший топ-менеджер банка «Братья Леман» Эрин Коллан написала о своей личной жизни. (Напомню, что во время финансового кризиса 2008 года банк «Братья Леман» обанкротился, его топ-менеджер Эрин Коллан ушла в отставку.) «Я не могу наверстать упущенное время», - пишет бывший топ-менеджер. Работа всегда была для неё на первом месте за счёт семьи, что в конечном итоге привело к разводу. После отставки она вновь вышла замуж. «Я сильно сожалею о том, что у меня нет своего ребёнка. Мне 47 лет. Я и Антони уже несколько лет пытаемся найти выход в искусственном оплодотворении. Мы всё ещё надеемся», - пишет Эрин Коллан. Искусственное оплодотворение далеко не всегда приносит желаемый результат. Когда последняя надежда на врачей исчезает, тогда начинают думать об усыновлении. Обратите внимание на фотографии усыновлённых детей с их приёмными родителями-американцами. Эти усыновители уже почти старики, а их приёмные дети годятся им во внуки.

Дети сироты, живущие в приютах, - трудные дети. Они много пережили, многим обделены, их психика травмирована, но это преодолимо, если отнестись к ним с любовью. Однако похоже, что многие усыновляют не из-за любви, а из-за желания решить свои собственные психологические проблемы через усыновление. То, чем они пожертвовали в 25-ть, пытаются наверстать после 50-и. Но дорога ложка к обеду, - гласит русская пословица.

Когда случается трагедия с усыновлёнными детьми, американская сторона всегда винит детей, дескать, у них было много психических и умственных проблем, и мы не справились. Но это лишь полуправда. Вся правда заключается в том, что у самих усыновителей психических комплексов не меньше, вызванных сожалением о пожертвованной ради карьеры молодости, стрессами на работе. Да и как можно ожидать, что супружеская пара, у которой не было своих детей в 25-ть, справится с воспитанием чужих детей в 50-ят? Всё это – интересная тема для исследования, но серьезных исследований психологов на эту тему я не встречал.

Что ждёт наших сирот в Америке?

Прежде всего их поведут к психиатру, который поставит им диагноз и будет «лечить», то есть пичкать ребёнка психотропными препаратами. Такое «лечение» ничего, кроме негодования, у русских людей не вызывает, но в США такая практика считается абсолютно нормальной: по статистике, 10 миллионов американских детей сидят на психотропных препаратах. Риталин – один из этих препаратов, пользуется популярностью у наркоманов и на их жаргоне называется kiddie cocaine (детский кокаин. Читайте также на эту тему на этом сайте мои статьи об американской медицине.)

Tags: Семья и дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments