bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

Интересно, за что Калугина объявили предателем на самом деле?

Продолжение.

Олег Калугин: интервью Дмитрию Гордону - 4


Олег Калугин: интервью Дмитрию Гордону - 3

Олег Калугин: интервью Дмитрию Гордону - 2



Олег Калугин: интервью Дмитрию Гордону




- Дама была что надо?

Людмила Гурченко от сотрудничества в свое время отказалась, и «карьера ее была сломлена»

- Ничего, но для меня куда важнее то было, что она в ФБР собирается. Ну, пообнимались мы с ней в машине, и она говорит: «Слушай, а давай переедем через Гудзон, в Нью-Джерси - я знаю там прекрасный недорогой мотель, где сможем получить fun - удовольствие», и вдруг я вспомнил, что в Америке интимная связь с женщиной, специально привезенной из другого штата с сексуальными или другими непристойными целями, считается преступлением и карается...

- Почему?

- А вот такой есть закон. Если бы я из Нью-Йорка в Нью-Джерси отправился и нас изловили бы там в машине или, может, в гостинице (в машине все-таки сложно), я бы этот их закон «Interstate traffic for immoral purposes» нарушил(White-slave traffic act, что переводится как «Акт о трафике «белых рабынь», как в США называют женщин, занимающихся проституцией по принуждению. - Д. Г.).

- Какая, прости Господи, ерунда!

- Да, но в США свои нравы, тем более вы знаете, что в отдельных штатах у них свое существует законодательство.

- Пришлось ограничиться машиной?

- Нет, сначала я предложил гостиницу в Нью-Йорке найти, а когда она стала настаивать, просто сказал: «Знаешь, дорогая, меня уже давно ждет жена, готов обед, поэтому нам с тобой придется расстаться». Ну, куда-то ее подвез, высадил и больше с ней не встречался...

Был и второй случай, когда я познакомился с дамой весьма интересной, которая пригласила на квартиру к себе пообедать, и хотя понимал, что связь с американскими органами там возможна, ответил тем не менее: «Хорошо». Она уточнила: «Приходи в 10 вечера», и это меня насторожило: «В такое время на обед к женщине, в ее квартиру? (Это, кстати, было в Нью-Йорке. -О. К.). Странно». Взял и пришел в восемь, и хозяйка была ошеломлена: в чем дело? Стала тянуть время: «Давай по рюмочке... Подожди, обед еще не готов...».- Понятно...

- И тут я какое-то двуличие в ней почувствовал...

- ...подвох...

- Минут за 20 до девяти поднялся: «Дорогая... - и повторил то же самое. - Меня на обед ждет жена...». Сказал и ушел, а позднее мы доступ к некоторым документам ФБР получили, и среди прочих этот случай там был описан: как пришел один из сотрудников советского представительства при ООН, как около десяти они планировали что-то сделать...

- То ли на видео записать, то ли провокацию устроить...

- Да, возможно, но что конкретно, не знаю... Видите, проблем я избежал только благодаря тому, что на поводу не пошел.

- Ну а счастливый конец когда-нибудь у подобных историй был, хоть иногда все удавалось?

- Честно говоря, лично я женщин как источник информации практически не использовал, хотя нет, была одна, но не американка - перуанка. Тогда, после вторжения кубинских контрас и их разгрома в заливе Свиней, одна из моих миссий заключалась в том, чтобы какими угодно путями выяснить: не готовят ли американцы очередную операцию против Кубы, и в этой связи завел несколько знакомых девочек, в том числе из Перу, из Аргентины...

- Прекрасная работа у вас была, прямо на зависть...

«Интеллигенция вынуждена была сотрудничать с КГБ, даже если формально в списки осведомителей не входила. Они это делали, как та же Валентина Матвиенко, и это способствовало в конечном счете карьере»

- А разве я это отрицаю? (Смеется) - и вот они мне какую-то полезную информацию давали с точки зрения... (Пауза). Вспом­нил сейчас эпизод, который девочек не касается. Как раз в это время, поскольку Соединенные Штаты явно не отступились и наверняка что-то новое замышляли, из Москвы поступила команда: любыми способами информацию о возможных американских военных провокациях против Кубы добыть, и я с коллегой из ГБ в Майами отправился: он под прикрытием ТАСС, а я - корреспондент все того же Московского радио...

- ...самой богатой организации в мире...

- Мы в штаб-квартиру кубинской иммиграции явились, сказали, что из Западной Европы приехали, где при НАТО аккредитованы. Я журналистом представился из Норвегии, поскольку уверен был, что они не только языка этой страны не знают, но и, не исключено, где она находится...

- ...и внешность, кстати, похожа...

- ...а мой спутник Михаил Сагателян сказал, что он из турецкой газеты, поскольку был армянином. Внешне мы действительно подходили: у меня серо-голубые глаза, а у него - карие, и вот начали говорить, что в НАТО все возмущены, что режим Кастро вызывает у нас негодование и полное неприятие, что нам непонятна разобщенность и медлительность антикастровских сил. Когда, мол, вы этого Фиделя, наконец, уберете? - а кубинцы отвечают: «Да мы-то готовы в любой момент, но эти идиоты в Белом доме нам не дают», то есть это была ценнейшая информация...

- Класс!

- Стало ясно, что, как бы кубинские иммигранты ни буйствовали и не вопили, оче­редной авантюры против Кубы Белый дом не позволит, и так и оказалось: Фидель жив-здоров...

- ...до сих пор...

- ...и до сих пор братья Кастро соуправляют страной.

- Двойных, а то и тройных агентов, когда люди работали на несколько разведок одновременно, было много?

- Ну, в общем, были и такие. Некоторые просто заработать старались - как правило, идейные соображения тут ни при чем, но лично я дела с такими не имел.

- Особо падких на деньги вы не встре­чали?

- Мне повезло, но технически это вполне возможно - вполне допускаю, потому что, когда хотят заработать, обращаются ко всем, кто платит. Могут и пятерым информацию поставлять, если получится (смеется).

«ГОРБАЧЕВ ЛИЧНО ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ В КАЧЕСТВЕ ГОСТЯ НА ПРИЕМ В КРЕМЛЬ. «ТЫ ИЗВИНИ, - СКАЗАЛ, - САМ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО У НАС ЭТОТ ВАШ КГБ ВЫТВОРЯЕТ»

- Вернувшись из США в Москву, вы перешли из политической разведки во внешнюю контрразведку, где сделали стремительную и яркую карьеру, однако ее неожиданно оборвал пе­ре­вод во внутреннюю контрразведку...

- Меня туда перевели, поскольку подозревали, что в Штатах я был завербован. Вот тогда-то мне и помог Роберт Ханссен, который был тверд: ничего подобного.

- Порядочный человек...

- Это, кстати, во многом настроило меня на критическое отношение к КГБ в том виде, в каком он существовал, я понял, что Госбезопасность должна быть полностью реформирована, поскольку занимается не столько реальными делами, сколько провокациями и уничтожением.

- Вы, тем не менее, могли плохо закончить...

- Возможно. В общем, когда в 85-м Горбачев впервые публично сказал: хватит, мол, всему миру и самим себе о нашей советской действительности врать, - я подумал: вот кто страну в другом направлении поведет, ну а Александр Николаевич Яковлев, как вы знаете, стал потом соратником  Горбачева...

- ...и главным идеологом перестройки...

- Я с Горбачевым встречался, и хотя на каком-то этапе он меня генерал-майорского звания лишил и всего остального...

- ...а именно наград и причитающегося материального обеспечения?

- Да, но вот интересный момент. В тот день, когда Главная военная прокуратура СССР прислала мне повестку с требованием на допрос явиться, я был официально зарегистрирован как кандидат в народные депутаты СССР в Краснодарском крае, где никогда, не считая Сочи и каких-то курортных мест, не был... Вдруг люди, которых реально я никогда не встречал и которые услышали обо мне впервые, оказали поддержку - на выборах за меня проголосовали миллион 250 тысяч человек (!), и я стал депутатом.

Наша встреча с Горбачевым состоялась даже не тогда, а позже, уже после того, как его пытались от власти отстранить в 91-м. Когда после августовского путча Михаил Сергеевич из Крыма вернулся, меня полностью реабилитировали - более того, Горбачев лично пригласил в качестве гостя на прием в Кремль. Я пришел, и он пожимал мне руку, расспрашивал о житье-бытье... «Ты извини, - сказал, - что так получилось: сам понимаешь, что у нас этот ваш КГБ вытворяет». - «Я так счастлив, Михаил Сергеевич», - признался, и это искренние были слова: не знал тогда и даже не предполагал, что через три-четыре недели Советский Союз как великая держава существовать перестанет, что Россия выйдет на мировую арену как самостоятельное государство.

- Боялся Горбачев КГБ, правда?

- Да, но его, кстати, приголубил Андропов. Михаил Сергеевич - его человек, Юрий Владимирович и в бытность председателем КГБ, и позднее, став генсеком, ему доверял, потому что видел: характер у него не злобный, не мстительный, он по-своему отвечал стандартам...

- Не последнюю роль, очевидно, сыграло то, что и Андропов, и Суслов, как почечники, приезжали к нему на Став­ро­полье лечиться: обстановка на водах для завязывания контактов весьма благотворна...

- Совершенно верно: на курортах Ставропольского края, где был тогда секретарем, он хорошо их принимал и понравился. Что ж, так бывает...

- Что, если не секрет, входило в круг ваших обязанностей во внутренней контрразведке, когда там оказались?

- Реально я советской интеллигенцией занимался.

- О!

- Да, а кто у нас к не­бла­гонадежным разговорам был склонен? Не рабочий же класс, который стоит у станка, что-то пилит, рубит...

- ...и валит...

- ...а интеллигенты, которые, как из архивных материалов я выяснил, поболтать любят - в Ленинграде я первым замес­тителем начальника об­ласт­ного управления КГБ был и имел доступ к архиву, где все документы мог брать, что и делал. В первую очередь интересовали меня те, что общесоюзное, общенациональное имели значение, - я нашел там фамилии людей, в которых можно было заподозрить агентов КГБ, и установил, что они такими являются совершенно четко. Я утверждаю: 90 процентов советской интеллигенции работали на органы Госбезопасности.

- Потрясающе!

- Некоторые из чисто карьерных соображений - интересовал их служебный рост, иногда - ради денег, но многие верили в то, что ГБ выполняет великую миссию и органам надо помогать. У меня даже в кармане сейчас любопытный есть список, но в руки его брать не буду. Упомяну только две фамилии, всему миру известные, тем более что публично о них уже высказывался: это Сергей Бабурин - бывший народный депутат РСФСР...

- ...а также Госдумы трех созывов...

- Знаете такого? Причем, когда я назвал его агентом КГБ, он подал на меня в суд. Процесс состоялся в Москве, и, выслушав наши аргументы, судья сказал: «Ну, у каждого свои есть соображения». Короче, я 50 рублей заплатил - компенсировал административные расходы и все: ни штрафа не присудили, ни какого-то наказания не понес, а другой, и поныне активно действующий, - Жириновский Володя. Когда я его тоже агентом КГБ назвал, нервной реакции ожидал, и вот на каком-то приеме в Москве, а я был тогда фигурой публичной, смотрю - идет ко мне Жириновский, причем с таким угрожающим видом шагает... Ну, думаю, сейчас начнется - к кулачному бою уже приготовился, а он подходит ко мне: «Слушай, могу я пожать твою руку?». - «Да, - говорю, - а что?». - «Я очень признателен тебе, Олег: ты-то на коне, а я до сих пор в тени оставался, но я горжусь тем, что всю жизнь работал на КГБ и работаю. Спасибо, что ты об этом во всеуслышание сказал, - молодец!».

- Красавец!

- Вот вам Жириновский, пожалуйста (смеется). Фигура! - до сих пор на политической арене иезуитствует...

«В ЛЕНИНГРАДЕ ЗА МНОЙ СЛЕДИЛИ - ВИДИМО, И В КВАРТИРЕ НЕОБХОДИМОЕ ОБОРУДОВАНИЕ СТОЯЛО»

- Раз уж вы о творческой интеллигенции заговорили... Покойный Михаил Козаков признался мне в том, что на КГБ работал...

- ...а куда денешься...

- ...был завербован якобы для борьбы с иностранными разведками, спал по заданию с американской журналисткой, добывая у нее информацию, а как-то секретаря американского посла подставил: напоил, вытащил какие-то документы...

Ну а Людмила Марковна Гурченко, тоже покойная, рассказывала мне, - это у нее крик души был! - как перед фестивалем молодежи и студентов в Москве в 57-м году ее вызвали в КГБ и сказали: «Впереди фестиваль, надо вам поработать». Она изумилась: «А каким образом?». - «Спать с иностранцами»...

- Да, я в курсе.

- Актриса отказалась, потому что ее свекровь, вдова расстелянного писателя Пиль­ня­ка, в свое время сидевшая, говорила: «На сотрудничество с ними никогда не иди», и Гурченко, которая уже в «Карнавальной ночи» снялась и была кинозвездой, вычеркнули из жизни на многие годы. Ей так и сказали: «Не захотели послужить Родине, не хо­ти­те ку­шать хлеб с маслом? Будете ку­шать говно. С лица земли сотрем! Фа­ми­лии такой не будет!»...

- Да, карьера ее была сломлена.

- Людмила Марковна развела руками: «А все остальные актрисы согласились - и потом активно ездили за рубеж, снимались в кино»...

- Правильно: это была плата за сотрудничество. Люди, помогавшие КГБ, получали какие-то поблажки, свободу передвижения за пределами страны. Они понимали: иначе ЦК за рубеж не отпустит. Я, кстати, когда меня в Ленинград на относительно высокую должность сослали, был членом комиссии обкома партии по выездам за границу, и рядом со мной моя очень хорошая знакомая Валентина Матвиенко сидела. Она нынче в Российском государстве третье лицо - председатель Совета Федерации...

- Тоже ваш человек?

- Ну, Валя в комсомольских лидерах ходила, это партийно-комсомольский долг ее был, и вот мы вместе с ней заседали и разговаривали, по-моему, совершенно откровенно...

Я возвращаюсь к тому, что сказал: а куда деваться? В те годы интеллигенция вынуждена была сотрудничать, даже если формально в списки осведомителей зачислена не была...

Они это делали, как та же Матвиенко, из чувства высокого партийно-советского долга, но это способствовало, в конечном счете, карьере.

- В ту пору вы много с советской интеллигенцией общались - вас это общение не отравило?

- К счастью, мне повезло, знакомые у меня были хорошие. Например, режиссер Георгий Товстоногов, тогда мой сосед по дому, а с дирижером Евгением Мравинским мы вообще на одной лестничной клетке жили. Мне же, когда в Ленинград направили, чтобы не чувствовал себя там униженным и оскорбленным, очень хорошую дали квартиру в прекрасном доме, машину с водителем. Все, как в Москве, было - единственная разница заключалась в том, что...

- ...это был Ленинград...

- ...шаги все мои отслеживали. Следили за мной реально - видимо, и в квартире необходимое оборудование стояло.

- Контрразведка старалась?

- Да, все хотели меня зацепить. Был даже один эпизод, когда шел по мосту через Неву, а навстречу мне какой-то сотрудник американского консульства проходил. Я об этом не знал, но потом, когда все развалилось, в документах гэбэшных читал, что некоторые бдительные товарищи тот эпизод негласной встречей сочли для того, чтобы я убедился: они обо мне помнят, - а они поняли, что я жив-здоров и на свободе гуляю. Иными словами, в документах это рассматривалось как проверочное мероприятие с той и другой стороны, но я про себя подумал: вот паранойя! Вся система - имею в виду советскую - параноидальной была, поэтому я с ней, в конце концов, и порвал. Увы, хотя сегодняшняя от нее отличается, многие параметры старой сохранились и культивируются.

Киев - Нью-Йорк - Киев


Tags: Эпизоды из истории спецслужб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments