bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Сумбурное изложение автором думских дебатов по семейному вопросу.

Бенефис Елены Мизулиной в СФ – она одна аккумулировала все зло против ЮЮ и вылила в юридичес формулы

Якобы за изъятие детей никто не платит и так не бывает, что вместо сотрудников опеки выходят люди из других органов и вообще самозванцы. Ограничение родительских прав без суда не бывает.
Кстати: по закону так и есть.

Впрочем, мнение по Астахову не было единым и с трибуны о нем не говорили. Как не говорили и о том североамериканском фонде, который под видом благотворительной заботе о детях платит за изъятие детей из семьи.

Ближе к концу возмутилась сама Мизулина: если все против домашнего насилия, давайте примем закон о счастье семьи! На Россию наложены санкции, давайте меньше ездить на Запад за опытом и отчитываться по домашнему насилию и по ювеналке. Отдельные общественные организации, которые живут на эти гранты, выиграют. России лучше не будет. Нас не полюбят. Давайте защищать родителей! Ребенок не должен знать, что есть вот эта кнопка, можно сделать звонок, родителей уберут и на время можно играть, смотреть мультики.

Не принято в органах власти говорить, что сказала Мизулина. Чтобы не терять детей на фронтах, нужна крепкая семья.
Мизулина начала с развернутого описания, на котором можно было и завершить. Два опасных законопроекта о патронате были сняты. В России остается опасность ЮЮ – «ювенальной юстиции». Сам термин ЮЮ не употребляется, в лучшем случае говорят «ювенальные технологии».

В Западной Европе права ребенка поставлены выше родителей. Действительно, по Конвенции о правах ребенка он первичны. Но ставить их выше родительских неправильно. Сложилась (Не у нас) судебная практика и изменить ее трудно. Ребенок разозлился на родителей, к вечеру помирились, но уголовное дело возбуждено и прекратить его невозможно.
По всей стране идет борьба против ЮЮ. Лишение родительских прав это крайняя форма родительской ответственности. Если человек в трудной жизненной ситуации, не должно быть причиной лишения родительских прав. Тем, кто ограничен в родительских правах, нужна помощь. Например, пройти курс лечения от алкоголизма. Квалифицируют жестокое обращение, человек потом оправдан, следствие длится годами, а ребенок живет в детском доме. Разве это правильно? Мы что, в 37-м годе?

Позиция большинства во главе с Мизулиной в том, что отобрание ребенка производится в случае угрозы его жизни и здоровью.
(Автор ломится в открытую дверь. Это не Мизулина требует. Так по семейному кодексу.) Суд в 24 часа (Ну, это вряд ли. Хоть бы в 24 дня уложились...) проверяет законность отобрания. В случае признания незаконным, ребенок подлежит возврату. Законодательство Западной Европы отдыхает по сравнению с нашим. И пусть не учат нас, что мы дремучие. Если вы бьете так, что ребенок попадает на 21 день больницу, то максимум арест на четыре месяца и дело можно прекратить за примирением сторон. А если шлепнули и ничего не осталось, но ребенок скажет «испытал боль», уголовное дело и лишение свободы до двух лет. Только по показаниям потерпевшего! Бывшую жену колотите сколько угодно. Очень многие просят помощи. Поссорились с подростком, нажаловались, потом просят прекратить дело, полицейский не может. А в семье еще маленькие дети и угроза лишения родительских прав.

Мизулина не думала, что России снова придется защищать свои границы. Настроена госпожа сенатор воинственно: европейской семьи в России не будет!

Впервые был представлен анализ работы опеки выполненный по поручению президента. Их чуть более одиннадцати тысяч. Зарплата до полутора десятков тысяч и тенденция такая, что полномочия постоянно наваливают новые. Нагрузка по числу детей на одного работника повсеместно выше нормы. Детей смешали со взрослыми, а это работа разной квалификации. Если по детям как-то отчитываются, то по взрослым приходят пустые таблицы. Люди разные, есть и с неутолимыми властными амбициями.
В выступлениях докторов и профессоров прозвучали разные предложения. Семейное законодательство обязательно должно отрегулировать суррогатное материнство. Надо ввести запрет на изъятие детей без проведения предварительной реабилитационной работы. Нельзя превращать опеку в карательный орган, опека несовместима с мерами ответственности. Нельзя сливать семейное право и подменять гражданским. Нужно исключить самостоятельное обращение ребенка в суд, такая статья есть в Семейном кодексе. Ребенок не может оценивать правовые последствия.

Лишение родительских прав должно следовать за ограничением родительских прав, когда довели до уголовного преследования. Остальное – это ограничение, и работа, и работа.

Необходимо уточнить в законе порядок изъятия в ночное время и по праздничным дням. Что такое «не терпящих отлагательств»? Как органы опеки будут определять? На практике мы получаем систему, что ребенка изымают и отдают бабушке в той же семье. Зачем было лишать родительских прав, если ничего не меняется? Есть случаи лишения родительских прав за два месяца до совершеннолетия, вступило в силу за день. Зачем использовать такой институт? У нас есть такой бытовизм отказ от ребенка. Юридически согласие родителя на усыновление. Суд требует лишения родительских прав, что незаконно. Статус ребенка неопределенный. Нужно разграничить сирот и оставшихся без попечения родителей. Нередко желание граждан создать приемную семью связано с желанием получать средства. Отделить этот институт от опеки и попечительства.

Сотрудник отдела судебно-психиатрической экспертизы Центра психиатрии им.В.П.Сербского Ольга Русаковская представила материалы исследования, доказывающие расхождения действующих норм с естественным правом. Рекомендательных выводов она не делала, просто констатировала, что подавляющее большинство родителей с психическими расстройствами справляются с обеспечением родительских прав. Судебных споров по лишению родительских прав достаточно много, по обеспечению – единичные случаи. Риск совершения общественно-опасного деяния – это один диагноз. Риск оставления ребенка без надзора – другой диагноз, неспособность оказать ребенку жизненно необходимую помощь в случае болезни. Психически больные женщины убийства детей совершают значительно реже, чем убийство супруга (смех в зале). Из убивших ребенка только 15 страдали психическим расстройством. Расстройство шизофренического спектра 36 человек, опасность для ребенка представляли 11. 15 не представляют опасности и не оказывают негативного влияния. Другие заболевания с умственной отсталостью 15 человек, 9 оказывают негативное влияние на ребенка, 2 представляют опасность.

Председатель организации «Родительское всероссийское сопротивление» Мария Мамиконян рассказала о вопиющих случаях. В Краснодаре отец-одиночка с тремя детьми отказался вакцинировать ребенка. забрали детей и лишили родительских прав. Другой случай у гражданки Исхаковой в Амурской области изъяли шестимесячного ребенка. Формальный повод – деревянный дом с печным отоплением. Мать поцарапала лицо полицейскому, в этот момент ребенка забрали. Подняли шум в Интернете и ребенка пришлось вернуть. Чтоб неповадно было, на нее подали в суд. За что – за то что мать защищала ребенка? Даже губернатор не смог ничего сделать.

По словам Мамиконян, бэби-боксы отстаивают те, кто добивается неучтенной торговли детьми. Богатые предлагают денег за ребеночка. Против бэби-боксов те, кто работает на сопровождение семейного неблагополучия. Новорожденных с помойки бэби-бокс не уберет. Это совершенно другой контингент, родившая ребенка женщина даже напротив не даст себе труд положить ребенка аккуратно, а не выбросить. Поэтому Астахов был против бэби-боксов. Он очень помогал «Родительскому всероссийскому сопротивлению».

Член ЦС «Родительское всероссийское сопротивление» Жанна Тачмамедова представила шокирующие свидетельства подтасовки данных о семейно-бытовом насилии под аргументацию ЮЮ. До того момента, как ЮЮ стала распространяться по всему миру, было известно, что легкие наказания не приносят вреда ребенку.

Появились исследования, что даже легкие наказания приносят огромный вред. Что произошло? А просто в одну группу включены родители, которые издевались над детьми, и просто шлепки. Как только две группы были разделены, оказалось, никакого вредного влияния. Новые исследования в пользу ЮЮ утверждали, что сначала шлепали, потом стали садистами. Оказалось, садистов спрашивали, шлепали? Ответ «да». Логика: если Волга впадает в море, то и море впадает в Волгу. Чтобы выделить физическое влияние фактора наказаний, нужно сравнить тех родителей, которые наказывали и потом перестали. На самом деле дети с врожденными отклонениями, расторможенные. У родителей не было инструментов. Иногда наказание помогает, иногда нет. Но легкое наказание не может быть причиной.

Елена Мизулина правильно все делает – и сама говорит и другим дает. Есть вопросы под силу только ей. Однако лучшее враг хорошего. Из парламента убрали людей, которые решали вопросы, и сделали его местом для дискуссий. От споров дети не рождаются. Тысячи защитников распиаренных фондов не могут переломить ситуацию. Это сделал один человек. Павел Астахов решал вопросы в эпицентре генерации проблем. Он умел это делать, имея рычаги влияния и понимание североамериканского деривата островной англосаксонской ментальности.
Tags: Семья и дети
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments