bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

Еврей еврею друг, товарищ и враг? (Ещё Продолжение).

Евреи на службе у нацистов часть 3





Отношение к единоверцам

В гетто еврейских полицейских побаивались наряду с немцами и даже больше. Еврейские полицейские, знающие, что могут быть запросто расстреляны немцами, пытались перед ними выслужиться, подражали им и нещадно избивали своих единоплеменников, иной раз до смерти.


Большинство из этих людей, в прошлом образованных, избрали путь выживания путём самого тесного сотрудничества с нацистами. Полиция, как и члены «юденрата» приняли "рациональную" позицию, мол, когда все нетрудоспособные сдохнут, тогда останутся рабочие и они – еврейская власть. Поэтому ждать помощи неработающего на нацистов еврею у полицейского было бессмысленно: смерть больного, старика, малого ребёнка была жизнью таких приспособленцев - сыновей еврейского народа.

Хотя известны факты единичного участия полицейских в движении сопротивления в Рижском гетто. Некоторые бывшие полицаи участвовали в бунте в Варшавском гетто, хотя большинство их занималось его подавлением.
Полиция и агенты-евреи, служащие немцам, выдавали немцам еврейских бандитов. Весной-летом 1942 года в варшавском гетто начались первые аресты и убийства по спискам, подготовленным ими. Доходило до абсурда. Например, немец по происхождению, адвокат Бенедиктович, презревший привилегию записаться в фольксдойчи, собирал для евреев деньги, помогал выбраться из гетто. По доносу еврея — агента гестапо он был арестован и просидел девять месяцев в тюрьме!


Время от времени еврейские полицейские принимали участие в расстрелах. 27 октября 1942 года 7 членов еврейской полиции под руководством начальника Вильнюсского гетто С. Деслера в Ошмянах (Белоруссия) участвовали в массовом убийстве 406 белорусов.

Исследователь Аарон Вайс дал такую оценку деятельности еврейской полиции:
«Обратимся к общей оценке отношений «юденрата» и полиции и попробуем проанализировать образ действий этих двух организаций... Из собранных данных можно сделать важный вывод: в 86 из 100 общин Генерал-губернаторства (т.е. в Польше – прим. автора статьи) мы обнаруживаем заметную координацию действий еврейской полиции с немцами в разные периоды и при исполнении разнообразных акций, в том числе в сборе людей во время так называемых «массовых акций».

Убей соседа, чтобы выжить самому…

Гитлеровцы уже давно отмечали, что Варшавское гетто превращается в «гнездо разложения и бунта», однако в конце концов у Гиммлера лопнуло терпение и он распорядился приступить к частичному переселению его обитателей в трудовые лагеря Люблинского дистрикта. Понимая, что депортация вызовет большие трудности, немцы на первых порах прибегли к разного рода увещеваниям. Еврейские фабриканты во главе с Теббенсом пытались уговорить евреев поехать добровольно. Восемь мастеров-евреев, специально привезенных из Люблина, расхваливали условия, ожидавшие там переселенцев. Им вторила еврейская администрация фабрик.
Юденрат и полиция приняли активное участие в отправке людей в трудовые лагеря. Юденрат должен был ежедневно готовить к отправке по 6000 человек, не считая 100 человек из еврейской полиции - для охраны переселенцев перед их посадкой в вагоны.

Две тысячи еврейских полицейских с ажиотажем стали выполнять приказы немцев. Полицейские вначале отправляли нищих, потом инвалидов, стариков, беженцев, беспризорных детей, а богатых оставляли.

Юденрат призвал население гетто помочь еврейской полиции отправить установленное число людей, так как это спасет от репрессий остальных. Было предложено создать группы добровольцев для помощи полиции в деле выселения. Еврейская полиция пообещала выдать добровольно явившимся на сборный пункт по три килограмма хлеба и по килограмму мармелада. Еврейский народ потянулся – во-первых, за награду, во-вторых, выдав кого-то, доброволец отводил смерть от себя самого! Награду вскоре пришлось даже уменьшить от наплыва добровольцев.
Выселение сопровождалось страшными побоями евреев еврейскими же полицейскими и добровольцами. До 75 % выселяемых отправлялись в трудовые лагеря. Вскоре начался новый этап переселения - по мере уменьшения населения гетто и распространению слухов о суровых условиях в трудовых лагерях (некоторые евреи сбежали и возвратились в гетто обратно) теперь требовалось силой вытаскивать евреев, которые не работали на нацистских предприятиях. Схема была проста - рано утром еврейская полиция блокировала ворота дома и затем выгоняла всех жильцов во двор, где они, выстроившись в шеренгу, ожидали проверки документов. Тех, кто не мог представить справку о работе на немецком заводе или в юденрате, грузили на повозки. Жен и детей, работающих на немцев не трогали, но родителей и прочих родственников не щадили.

Усердие еврейских полицейских и их пособников было отмечено немцами. Так, коменданта умшлагплаца (сборного пункта рядом с ж/д станцией, откуда должны были отправлять евреев) Шмерлинга сами немцы за жестокость прозвали «еврейским палачом». Имущество полицейские всё же грабили… Прочёсывание кварталов, когда еврейские полицейские оставались одни, помогала им сильно нажиться – за взятки полицейские отпускали задержанных.

Акция по выселению начала сворачиваться. Было вывезено около 300 тыс. человек. В гетто оставались только нужные рабочие. Т.к. членов юденрата и полиции не выселяли, вскоре немцы обнаружили, что, то их процентное соотношение непомерно выросло. Взялись и за них…

Сначала стали выселять некоторых ненужных членов юденрата, в чём им истово помогала еврейская полиция. В заключение акции немцы 21 сентября окружили дома еврейской полиции на Островской и Волынской улицах и отправили в трудовые лагеря большую часть полицейских вместе с женами и детьми. В услугах этих людей они больше не нуждались, их было слишком много. Не попавшие под сокращение полицейские во главе со своими начальниками изо всех сил помогали немцам и в этом деле, пытались казаться нужными, избивали своих бывших сослуживцев.

Юденрат и еврейская полиция Львова

Во Львове, как и в других оккупированных городах со значительным количеством жителей-евреев, также был создан юденрат - еврейский совет старейшин. Обычно руководство юденратами доверялось не столько старейшинам, сколько богачам и самым авторитетным сионистским деятелям. Львовский юденрат некоторое время возглавлял один из руководителей сионистских организаций Западной Украины, Адольф Ротфельд, занимавший посты вице-президента краевого совета сионистских обществ и члена секретариата основанного в Лондоне фонда "Керен Гаесод", занимавшегося непрерывным выколачиванием денег на мероприятия по фактической колонизации Палестины.

Важнейшим ответвлением львовского юденрата стала "служба порядка" - еврейская полиция "дистрикта Галиция". Форменные фуражки семисот с лишним полицейских были увенчаны шестиконечной звездой с буквами "ЮОЛ", что означало "Юдише орднунг Лемберг" - "еврейский порядок Львова". Безотчетно распоряжаясь подведомственной им тюрьмой для евреев и стараясь любой ценой выслужиться перед начальниками зондеркоманд, сионистские полицаи с помощью массивных резиновых палок наводили угодный оккупантам "порядок" среди еврейского населения Львова.

Еврейская служба порядка рекрутировалась из сионистских выучеников - скаутов, бывших членов организации "Гашомер гацаир", той самой, которая поставляла кадры для террористических банд, уничтожавших арабское население Палестины.

Преобладание молодежи в сионистской полиции подтверждают дневники узников львовских нацистских лагерей. "Еврейская полиция, - писала местная жительница Ада Кеслер, - это здоровенные парни из спортивных клубов".
Эти парни, закалившиеся в "маккабистских" спортивных клубах "Молодые стражи Сиона" (именно так расшифровывается название "Гашомер гацаир"), помогали надзирателям нацистских лагерей проводить ежедневные аппели - многочасовые строевые занятия, превращенные, по существу, в массовые истязания и даже убийства узников. Эти парни стремились укоренить среди обреченных евреев веру в то, что узникам лагерей следует-де усердно трудиться и "совершенствоваться", после чего их отправят в некое еврейское государство.


Долгое время евреи во Львове с негодованием вспоминали имя Макса Голигера, питомца сионистского скаутского отряда, ученика школы древнееврейского языка. Человеконенавистнические поступки сходили с рук Максу Голигеру еще в этой школе. И с первых же дней создания львовского гетто он поспешил войти в строй юденратских полицаев. Изощренной жестокостью Голигер быстро перещеголял всех надевших полицейскую форму молодых сионистов, гордо именовавших себя по-древнееврейски ахвами и хошахорами - братьями и скаутами.

"Владелец жизни и смерти своих соплеменников" получил у оккупантов повышение за свои заслуги. Став агентом уже не еврейской, а немецкой полиции безопасности и обосновавшись в личном кабинете, Голигер, по словам Ады Кеслер, "выдавал старых знакомых, а знал тут всех, которые для спасения жизни пытались выдать себя заарийцев и не носили повязок... И наконец, Голигером пугали детей!"

Еврейский Совет Беларуси и гетто Минска

Приказ полевого коменданта "Об образовании еврейского жилого района в г.Минске" (гетто) появился уже 19 июля 1941 г.. К 1 августа 1941 г. вся его территория было ограждена. В сентябре там уже находилось около 55 тыс. человек.


Для урегулирования еврейского вопроса во всех городах Беларуси были назначены уполномоченные представители еврейского Совета (2-10 чел.). По решению оккупационных властей этот совет должен был отвечать за поведение еврейского населения и выполнение им всех распоряжений германского командования. Именно Совет обеспечивал регистрацию еврейского населения и подбор людей от 15 до 35 лет в рабочие группы. Еврейский Совет подчинялся временным городским комиссарам, подобранным опергруппой из числа белорусов. В начале июля 1941 г. в Минске председателем еврейского комитета стал Илья Мушкин. При комитете были созданы отделы труда, снабжения, опеки, а также паспортный, пожарный отделы. Основными функциями созданной в гетто еврейской полиции являлись: охрана улиц, входов и выходов, изъятие вещей, организация облав для отправки на работу, помощь немцам и литовцам во время проверки документов (облав) у жителей гетто.


Организационный период создания вспомогательных органов в гетто продолжался с июля по декабрь 1941 г. Так, в Бресте место для проживания еврейского населения было определено 15 декабря 1941 г. К 26 января действовал юденрат в составе 12 человек (председатель – Х.Розенберг). Однако, в некоторых случаях, если евреев было небольшое количество, назначался только староста (как например, в Чашниках, м. Яновичи, Витебской области), или вообще никто не назначался (Сенно). Особая роль в укреплении гетто отводилась внутреннему самоуправлению.
После организации гетто еврейские кварталы превратились в зону повышенной эпидемиологической опасности. Эпидемии тифа и дизентерии были отмечены в Слониме, Новогрудке, Бресте, Белостоке, Гродно, Пружанах и др. Наиболее частыми причинами смерти среди еврейского населения на протяжении двух лет (1942-43) был отнюдь не "холокост", а инфекционные заболевания, распространению которых способствовали истощение из-за систематического недоедания, перенаселенность и некоторые иудейские традиции. Так в Минском гетто осенью 1942 г. свирепствовал тиф.

Оккупационные власти зафиксировали на территории Беларуси 22 различных инфекционных заболевания. Для борьбы с ними привлекались и еврейские специалисты-медики и фармацевты. В Западной Беларуси медики еврейского происхождения составляли большую часть всех медицинских кадров (в Бресте - 80-90%, в Пинске - 74,7%, в Барановичском районе - более 65%, в Слонимском округе - 63%). При этом для еврейских пациентов и медиков существовали специальные медучреждения. При организации Минского гетто были созданы две больницы, которые обслуживались евреями. Был в Минском гетто также Дом инвалидов и престарелых для нескольких сот человек.

Ситуация в других гетто

Схожая ситуация была в других гетто – везде было отмечено активное сотрудничество евреев с нацистами. Редкие члены юденрата и полицейские помогали простым евреям.

В гетто Жмеринки (Винницкая область) глава «юденрата», Адольф Гершман, смог обеспечить спокойную жизнь и сравнительно сносное существование более 8000 узников. Его гетто находилось на румынской зоне. Гершман по требованию немцев спокойно выдал 286 «чужих» евреев, бежавших в Жмеринку из немецкой зоны оккупации.


В Каунасском гетто население к полиции относилось неплохо, впрочем, как и полиция к населению.

Под контролем нацистов действовало около 1000 юденратов, но лишь представители двух юденратов, в Минском и Лахва гетто, активно поддерживали связь с движением сопротивления. В остальных случаях, юденрат активно сотрудничал с нацистами. Подпольщиков, принявших путь партизанской борьбы и вообще всякого противодействия нацистам, юденрат выдавал безжалостно. Еврейская администрация везде считала, что только честное выполнение всех приказов немцев спасёт большинство евреев. Кстати, такая позиция в Варшаве раздражала поляков-подпольщиков, считавших евреев неполноценными людьми с рабским характером.

Известны факты участия еврейской полиции Рижского гетто в движении сопротивления. Во всяком случае, так посчитали немцы – они расстреляли 82 еврейских полицейских за то, что под их носом 11 евреев захватили грузовик и сделали попытку с оружием вырваться из гетто.

Курьезы.

В 1939 году во многих газетах вермахта появилась фотография с подписью "образцовый арийский солдат". Моделью для нее послужил еврей Вернер Гольдберг. Когда в геббельсовском ведомстве спохватились, то было уже поздно: "образцовый немецкий солдат" красовался на стенах многих немецких домов. Герр Гольдберг, между прочим, вполне благополучно пережил нацизм, стал журналистом в ФРГ и в течение двадцати лет был сенатором Западного Берлина.

Без участия евреев не смогло обойтись даже самое антиеврейское издание Третьего Рейха - журнал Юлиуса Штрейхера "Дер Штюрмер" (Штурмовик). Там подвизался польский еврей Ионас Волк, который подписывал свои статьи псевдонимом "Гейнц Бранд". Волк специализировался на преступлениях евреев против гоев в средние века: отравления колодцев, ритуальные убийства, осквернение христианских святынь и другие леденящие душу исторические факты и события. Волк полностью составил один из номеров "Дер Штюрмера", посвященный ритуальному убийству евреями христианских младенцев.

Заключение

Все перечисленное выше является лишь верхушкой айсберга. Сотрудничество сионистов и нацистов было гораздо более масштабным.

Вот лишь некоторые штрихи обрисовывающие далеко не полную картину сионистско- нацистского сотрудничества:
Еще в 1933 году по личному указу Гитлера "Сионистский союз Германии" превратился в "Имперский союз евреев Германии" (При этом сионистская газета "Юдише рундшау" продолжала издаваться прежним тиражом как ни в чем не бывало).

С этого момента, при непосредственном покровительстве нацистов, сионисты стремительно превращаются из маргиналов никогда не пользовавшихся особым успехом у самих евреев в весьма влиятельную политическую силу. По сути, Третий Рейх превратился в 1930 годы в центр сионистской деятельности в Европе.

К 1936 году организованное Еврейским агентством в Берлине Палестинское Бюро (среди прочих в этом бюро подвизался и будущий премьер Израиля Леви Эшколь) имело по всей Германии 22 центра и действовало в 350 областях Рейха, имея при этом разветвленную структуру с юридическим, хозяйственным и прочими отделами.
Деятельность всех этих агентств и бюро непосредственно курировалась Гестапо - в берлинском архиве сохранилась директива шефа баварского Гестапо предписывавшая сотрудникам этого жуткого ведомства оказывать сионистам всяческое содействие.

Сионистские эмиссары в этот период времени свободно перемещались по всей Германии, отбирая в еврейских общинах молодежь для отправки в Палестину. При государственной поддержке Третьего Рейха, в созданных Палестинским Бюро специальных лагерях отобранные сионистами молодые евреи изучали иврит и обучались сельскохозяйственным, военным и ремесленным специальностям.

В этот же период времени между Гамбургом и Хайфой было установлено постоянное сообщение продолжавшееся вплоть до начала Второй Мировой Войны.

Другим не менее важным аспектом сионистско-нацистского сотрудничества было так называемое "Соглашение о трансфере". Это соглашение сионистское руководство заключило с нацистами еще в 1933 году. В рамках этого соглашения, в Палестину экспортировались немецкие товары, а деньги иммигрировавших евреев делились между сионистами и нацистами 50 на 50 и составили в период с 1933 по 1938 годы около 60% всех инвестиций в еврейский анклав Палестины.

Все перечисленное выше свидетельствует о том, что союз между нацистами и сионистами являлся стратегическим, а вовсе не временным и случайным, как пытаются это представить сионистские историки.

Tags: История, О евреях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments