bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

"Служив отлично, благородно долгами жил его отец. Давал 3 бала ежегодно и промотался наконец."

Кому звонит колокол госдолга?




1. Подсмотрел комментарий, любопытный тем, что он вобрал в себя значительную часть, хотя и не все, страшных сказок, которыми пичкают легковерную публику с телеэкранов и через интернет оборотистые сограждане, выдающие себя за детей лейтенанта Шмидта экономистов. Тут и грядущее падение экономики России после снижения добычи/цен нефти, от чего якобы однажды уже загнулся СССР. На самом деле история говорит о том, что нация, достигшая определенного уровня экономического развития, уже не расстается с ним так уж легко даже в результате сколь угодно тяжких внешних шоков.

Примером чего могут служить Германия и Япония, пережившие невиданные ранее гуманитарные и хозяйственные катастрофы в 1945-46 и уже через полтора десятка лет вернувшиеся на первые строчки в рейтингах экономически развитых стран. И даже тот же СССР, уровень жизни в котором в целом не падал даже при Сталине. Хотя и горожане, и крестьяне беднели каждые по отдельности, но из-за массового перемещения населения в города с более высоким уровнем душевого потребления, оно примерно сохранялось в среднем по стране на уровне 1913 года - и в 1928, и в 1940, и, возможно, даже немного превысило его к 1953 [1].

Еще одна популярная страшилка – «расползающаяся год от года дырища в бюджете Пенсионного фонда». На самом деле от пенсионной системы, а тем более от государственной ее части, вовсе и не требуется сбалансированность по текущим платежам. Это удел лишь распределительных систем (PAYGO), характерными чертами которых являются стимулирование работников и работодателей к уклонению от взносов, поскольку они не имеют почти никакой связи с ожидаемой пенсией, и утрата работоспособности в условиях демографических переходов. (К такой системе почему-то решило вернуться сейчас российское правительство, но, думаю, эта глупость - не навсегда.)

Вообще же пенсионеру не нужно ничьих взносов, и демография не должна его интересовать, он должен получить назад лишь свои накопления. Для чего у государства имеются созданные деятельностью нынешних пенсионеров активы, включая ФНБ. А если их доходность недостаточна – в его распоряжении рынок госдолга. Все это не страшно, и вместо того, чтобы тратить деньги на малопродуманные реформы, правительство могло бы с большей отдачей направить их просвещение населения в части работы пенсионной системы.

В пример России ставится почему-то Китай, у правительства которого нет пенсионных обязательств, и вообще низкие обязательства, в сравнении со значительным госдолгом России (на самом деле, данные о госдолге Китая, кажется, не публикуются, как и – официально – о валютных резервах). И вообще у страны вроде бы нет проблем – экспортно-ориентированную модель можно без труда поменять на внутренне-ориентированную, лишь ревальвировав юань и снизив норму накопления (кстати – как?).

Но в истории уже был прецедент «рукотворного» сокращения дисбаланса текущего счета и стимулирования внутреннего спроса через ревальвацию и снижение ставок – в конце 80-х в Японии. Причем в экономике, значительно более продвинутой к тому времени в отношении макроэкономического менеджмента – после нефтяного шока 70-х, вызвавшего в Японии рецессию, денежно-кредитная политика там была существенно модернизирована и в основном уже соответствовала западным образцам.  Тем не менее, переход там прошел весьма болезненно, некоторые негативные последствия надувшегося и лопнувшего тогда «пузыря» ощущаются еще и сейчас.

2. Возвращаюсь к размерам госдолга – так ли они аномальны в России на международном фоне? Хотя в русском языке слово «долг» имеет негативную окраску, если ему не предшествует эпитет «воинский» или «патриотический», в целом, как известно, это необходимый атрибут современной экономики. Мы рассчитывается долговыми обязательствами, и давно уже никак иначе – бартер умер. И в них же храним значительную часть сбережений, а в финансово слаборазвитых странах, где мало иных рыночно обращающихся активов, как Россия - практически все.  Уровень госдолга (в отношении ВВП) как части общего объема долговых обязательств имеет тенденцию к росту по мере повышения уровня экономического развития страны (душевого ВВП), см. график. Это простое следствие того, что экономическое развитие любой страны сопровождается опережающим – по отношению к ВВП – ростом объема ликвидных финансовых активов (финансовой глубины), и госдолг заполняет определенную нишу в общем «рельефе» инструментов сбережений по параметрам «доходность-ликвидность-надежность».

image002
Источник: по данным WEO МВФ, октябрь 2013, оценки за 2013

Как известно, Рейнхарт и Рогофф доказывают нам, что в росте госдолга, как и в любом другом росте, есть свои пределы, за которыми наступает риск утраты доверия сберегателей.  Глядя на график выше, можно сказать, что их регрессия, возможно, оказалась бы более устойчивой, если бы учитывала относительный уровень экономического развития страны в момент, предшествовавший долговому кризису. Правда, поскольку они оперировали с данными 800-летней истории, не вполне понятно, как сопоставлять допустимую глубину госдолга в зависимости от душевого ВВП в разные периоды.

Тем не менее, на графике видно, что большинство передовых стран вполне устойчиво существует при госдолге в диапазоне от 50 до 100% ВВП, чего не могут позволить себе их менее развитые коллеги. Опять-таки исторические данные говорят нам, что даже если вы будете налегать на печатный станок в деле финансирования бюджетных расходов, то все равно собирать более 10%ВВП таким способом пока еще ни у кого не получалось (из-за «бегства от денег») и, стало быть, госдолг останется почти на том же месте, даже если вы будете его индексировать в каких-то разумных границах.

Есть разные причины, вызывающие отклонение размеров госдолга от средних тенденций в ту или иную сторону.  Еще памятны по прошлогодним обсуждениям кейсы европейских стран, перебравших с госдолгом из-за открывшейся возможности занимать по низким ставкам после перехода на евро, или можно сказать иначе – утратившие привычную возможность финансирования с помощью инфляционного налога (Греция, Португалия).

В ряде стран в большом госдолге отпечатались крупные расходы на бейлауты банковских систем (Япония, Ирландия). В частности, в Японии огромный, по меркам прочих стран, госдолг связан с тем, что гособлигации просто заместили здесь для населения банковские депозиты как инструмент сбережения. Можно заметить, что примерно также было устроено и финансирование госбюджета в Германии (при Гитлере) и в СССР - и там, и там госдолг назывался «вкладами населения в сберкассах», пока усилившаяся во время перестройки инфляция, сначала скрытая, в виде тотального дефицита, а потом и явная (в Германии аналогичная бюджетная разруха пошла с середины 1943), не подорвала доверие «инвесторов» (вопрос к творцам «абэномики» - слышали ли они что-нибудь о Горбачеве?)

Еще 2 характерных отклонения госдолга от средних цифр видны в случаях США и нефтэкспортеров. В первом случае – причина в использовании гособлигаций США в качестве хранилища международной ликвидности (проявление т.н. «парадокса Триффина» - страна-поставщик резервной валюты обречена на наращивание госдолга и дефицита текущего счета, и потенциально – на кризис доверия). В случае нефтеэспортеров госбюджеты, как правило, сильно профицитны, и для нейтрализации поглощающего влияния этих профицитов на денежную ликвидность приходится, во-первых, переводить основную часть накопленного профицита в валютные фонды, а во-вторых, обходиться скромными размерами госдолга (в данном случае он необходим исключительно для заполнения соответствующей ниши в «меню» инструментов сбережений).

За исключением Норвегии, остальные нефтеэкспортеры, как правило, имеют госдолг, по-видимому, лишь в размерах, связанных с членством в международных финансовых организациях, т.е. чисто бумажный. Россия, хоть и не может быть отнесена целиком к чистым нефтеэкспортёрам (нефтегазовые доходы дают менее трети доходов консолидированного бюджета) тоже имеет аномально низкий госдолг как следствие гиперинфляции и финансового кризиса 90-х, «смывших» финансовые обязательства государства перед собственным населением. Поэтому в дальнейшем помимо чисто фискальных потребностей в финансировании госрасходов необходимость наращивания госдолга России будет определяться и задачами денежно-кредитной политики – созданием достаточного количества залоговых инструментов для пополнения банковской ликвидности через репо и ломбардные кредиты ЦБ.

Ссылка:

  1. Robert C. Allen, 1997. The Standard of Living in the Soviet Union, 1928 – 1940. Discussion Paper No.: 97-18 (.pdf)


Tags: Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments