bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Categories:

Перспективы импортозамещения в производстве средств производства - 3.

6. Решение проблем в станкостроении. Перспективы импортозамещения.

Перечисленные проблемы создают практически непреодолимые препятствия по решению проблем импортозамещения в условиях санкций (тем более возможном варианте их ужесточения) без многократного увеличения поддержки станкостроительной отрасли. Не смотря на кажущуюся очевидность проблемы, внимания ей уделяется недостаточно. О чём свидетельствует в последнее десятилетие стабильность явлений, описанных в п. 5. Выводы.

Пренебрежение отраслями группы «А» создаёт описанные выше трудности. Девиз «всё купим за границей» может работать не всегда, даже когда есть деньги. Государственные программы явно недостаточно проработаны и не нацелены на достижение реальных положительных результатов в области обеспечения импортозамещения по станкостроению. Понятно, что сам разговор о импортозамещении должен начинаться с области средств производства, а в действительности всё наоборот. Существовавшая с 2011 года подпрограмма «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности» на 2011-2016 годы [10] предусматривала скромное финансирование с соответствующим результатом. С 2014 года программа не работает. Её место заняла Госпрограмма «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» [9]. Среди списка ожиданий заявлено:

«результатами реализации Программы для отраслей, ориентированных на инвестиционный спрос (машиностроение, станкоинструментальная промышленность и др.), будут:

- проведение модернизации технологической базы;

- значительный приток внебюджетных инвестиций в обновление основных фондов и увеличение производственных мощностей;

- формирование потенциала для развития на мировых рынках за счет повышения производственной эффективности и энергоэффективности». [9]

Программа в целом включает в себя 21 подпрограмму с общим финансированием 1 060 159 151,4 тыс. рублей на 2012-2020. Общие задачи Программы обещают «создание в Российской Федерации конкурентоспособной, устойчивой, структурно-сбалансированной промышленности». И почему-то по большинству подпрограмм – с минимальным приложением усилий. Касающаяся тематики статьи подпрограмма «Станкоинструментальная промышленность» предусматривает:

- сокращение критической зависимости российских стратегических организаций машиностроительного и оборонно-промышленного комплексов (авиастроительного, ракетно-космического, судостроительного и энергомашиностроительного) от поставки зарубежных технологических средств машиностроительного производства;

- обеспечение технологического перевооружения организаций российского машиностроения и процесса постоянного воспроизводства и совершенствования применяемых ими технологий производства;

- увеличение объема производства востребованных отечественных станков и доведение доли металлорежущих станков и кузнечно-прессовых машин с числовым программным управлением на внутреннем рынке до 33 процентов» [9]

Финансирование отрасли предусмотрено только на 2012-2016 в размере всего лишь 10 629 545 тыс. рублей. Что с одной стороны неплохо, так как «сельскохозяйственное машиностроение» [подпрограмма 2] финансирования из бюджета вообще не предусматривает. Но с другой стороны – объём рынка станкоинструментальной продукции составляет свыше 200 млрд. руб. [5] ежегодно (а Программа вроде бы как направлена ещё и на стимулирование экспорта), что ставит под сомнение адекватность размера выделенных средств заявленным в Программе целям. Стоит процитировать в данном случае высказывание:

«На практике, ожидаемые результаты государственной поддержки часто не имеют количественных значений, слабо связаны с выбранными инструментами, их параметрами, а также объемами потребных финансовых ресурсов» [20]

При этом 795 567 534,2 тыс. руб. (75% бюджетных ассигнирований Программы) в течении 2012-2020 отнесено на счёт подпрограммы 1 «Автомобильная промышленность», что обнаруживает гигантский перекос приоритетов Госпрограммы. По сравнению с автомобилестроением другие отрасли, за исключением ОПК, профинансированы незначительно либо не получают финансирования вовсе. Получается, что «создание в Российской Федерации конкурентоспособной, устойчивой, структурно-сбалансированной промышленности» распространяется только на автомобили и ОПК. Отрасль, выпускающая средства производства для той самой «конкурентоспособной и устойчивой промышленности», явно выпадает из списка. И если для автомобилестроения существуют чёткие целевые показатели выпуска в натуральном выражении, возрастной структуры парка авто и доли рынка к концу реализации подпрограммы, то остальные подпрограммы, в том числе и станкоинструментальная, в основном ограничиваются общими расплывчатыми формулировками.

Нетрудно догадаться, что ситуация при существующем подходе к 2020 сильно не изменится. Государство пытается уйти от ответственности за судьбу станкостроения, а существующая программа развития весьма поверхностно касается проблем отрасли и реальных позитивных изменений не предвещает.

Для устранения накопившихся проблем нужно в первую очередь уходить от фрагментарного подхода с выпадением из поля зрения отдельных отраслей. Общая программа развития должна предусматривать системный подход, развитие без перекосов, подобных рассмотренной выше Госпрограмме. С более чётким видением целей на длительную перспективу и более реалистичным подходом к расходу средств и ресурсов для их достижения. Формальные оптимистичные формулировки без конкретики не отражают текущее положение дел, не дают возможности оценить реалистичность программных показателей и обосновать расход средств по направлениям.

Будет полезной ликвидация разобщённости большого количества небольших по современным меркам станкостроительных предприятий консолидацией в одну госкорпорацию по подобию ОАК, ОДК и ОСК. Созданный в данный момент «Станкопром» стал первым шагом в этом направлении. Холдинг находится в стадии формирования, и естественно должен пополниться производственными предприятиями в будущем для более организованной работы согласно заявленных целей.

Программа государственной поддержки станкостроения в основном состоит из расходов на НИОКР, но эти расходы невелики. К тому же они не приносят желаемой пользы, поскольку разработанная единица оборудования заказана Министерством, а не конкретным заказчиком, заинтересованным в поставке и работе оборудования. Поэтому нужны также реальные значительные преференции по разработке, обновлению и модернизации существующих производств, направленные не только на станкостроителей, а также на других производителей. Кроме ОПК должен обеспечиваться охват и других отраслей машиностроения, с акцентированием поддержки при использовании оборудования отечественного производства. Льготные и нулевые ставки по кредитам для приобретения нового отечественного оборудования, компенсация расходов для поставки станкостроительного оборудования на экспорт, налоговые льготы, взятие на бюджетный счёт ряда расходов станкостроителей и другие подобные решения. С точки зрения системного подхода это будет более верным. Иначе зарубежные производители всегда будут выигрывать борьбу на нашем рынке в силу того, что могут предложить более выгодные условия и ускоренную процедуру приобретения оборудования.

Без особых комментариев стоит процитировать:

«г-н Андреев отмечает, что позиция предприятий ОПК, стремящихся любой ценой приобрести именно импортное оборудование, является во многом вынужденной. «Оборонные предприятия зажаты в очень жесткие рамки нашей бюджетной системы: они должны все купить быстро. Потому что инвестиционный контракт может быть заключен между предприятием и государством в силу особенностей нашей бюджетной системы только на год, хотя инвестиционный проект планируется на два-три-пять лет. Дело в том, что хотя у нас формально и трехлетнее бюджетное планирование, в реальности оно однолетнее». В результате исполнитель только в первом квартале в лучшем случае узнает, какие средства он получит на этот год. На самом деле во втором, даже в третьем квартале. И они стоят перед необходимостью истратить деньги до конца года. Это значит не просто проплатить оборудование, но и получить его, закрыв поставку. То есть принять это оборудование. Конечно, в таких условиях предприятия ОПК стараются купить станки со склада. У зарубежных станкостроителей склад есть, а у российских практически нет в силу их бедственного финансового положения.

Вот почему, считает Александр Андреев, если государство хочет, чтобы предприятия ОПК приобретали российские станки, оно должно брать на себя финансовые обязательства, хотя бы на какую-то защищенную часть инвестиционного проекта на весь период его осуществления.

Кроме того, отмечает г-н Андреев, у российских станкостроителей недостаточно ресурсов, чтобы быстро поставить разработанные станки в серию и вывести их на рынок». [17]

Локализация иностранных производств и производство комплектующих внутри страны имеет оборотную сторону. С одной стороны логично увеличивать долю локализации, так как увеличение продаж станков, собранных по методу крупноузловой сборки из импортных комплектов, в реальности не является импортозамещением и не создаёт рабочих мест. Исходя из этого, нужно включать в холдинг или создавать совместные предприятия по производству комплектующих, чтобы импортозамещение не превратилось в формальность с привинчиванием отечественного шильдика на импортный продукт. Разумеется, это требует совсем других затрат по сравнению с суммами, фигурирующими в программах господдержки. С другой стороны стоит процитировать [17]:

«Председатель совета директоров компании «Каскол» Сергей Недорослев контролирующий ряд станкостроительных предприятий, включая Стерлитамакский станкостроительный завод, привел пример из истории своего авиабизнеса, когда они с итальянской компанией Agusta собирались создавать в России совместное предприятие по производству вертолетов: «Ее владелец господин Капоралетти сказал мне, что он согласен делать в России все, кроме редуктора и лопастей, потому что это и есть вертолет. “Я всю жизнь, сорок лет, к этому бизнесу шел, а ты думаешь, я к тебе приеду, в твою страну, и отдам его?”»

По мнению многих наших респондентов, большинство иностранных компаний, которые организуют здесь совместные предприятия по производству станков, поступят так же. Они могут согласиться на какую угодно локализацию, но всегда найдется узел, который они оставят за собой, потому что это и есть станок. Следовательно, мы будем зависеть от иностранного партнера, что в сегодняшних международных условиях просто опасно…

для ограничения торговли товарами двойного назначения не нужны санкции. Завтра санкции могут быть отменены, а ограничения в части станкостроения все равно останутся. И тогда проблема локализации «редуктора и лопастей», может оказаться уже угрозой, не преодолеваемой в принципе»

В общем, вопросы и пути их решения давно известны и много раз проговаривались. Но никто не может просто взять и решить их так, как нужно. «Станкопром» ставит задачу занять 70% рынка металлорежущих станков в 2020 при довольно скромном планируемом финансировании в 26,5 млрд. руб. (очевидно, не только за счёт бюджетных источников). Понятно, что заявленная цель при озвученных затратах имеет мало шансов на успех. За 10 месяцев 2015 производство металлорежущих станков составило всего 2,3 тыс. штук (88% к уровню января-октября 2014 года). Примерный объём выпуска станков за год можно ожидать на уровне 3 000. Зная примерные объёмы поставок российским предприятиям в размере минимум 15 тыс. шт. (хотя реальная потребность промышленности ввиду устаревшего и постоянно уменьшающегося парка станков в несколько раз больше), для достижения уровня в 70% потребуется увеличить выпуск станков минимум в 3,5 раза к 2020. А это вряд ли выполнимо при текущих объёмах финансирования и известных проблемах отрасли. В реальности означенная сумма будет достаточной для переоснащения 5-7 предприятий в течение нескольких лет. Но в масштабах модернизации и перехода отрасли на принципиально новый уровень 26,5 млрд. на 5 лет – сумма несоответствующая.

В последнее время появился дополнительный усложняющий фактор развития отечественного станкостроения. Основная рыночная ниша российских станкостроителей – это станки низшей и средней ценовой категории. Как правило, без ЧПУ. В последние годы в этом сегменте нас вытесняет Китай, который при прочих равных качественных характеристиках предлагает более низкие цены. То есть, появилась довольно жёсткая конкуренция в сфере, ставшей за последние десятилетия для нас традиционной.

В сложившейся ситуации и при текущей политике и объёмах поддержки шансы на улучшение ситуации невелики.

Tags: Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment