bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Мишико и его армия как жертва Голливуда.

Президент Грузии Михаил Саакашвили был уверен, что создал современную армию, способную нанести поражение не только Абхазии и Южной Осетии, но и России

Вооруженные силы (ВС) Грузии, как и многие другие постсоветские армии, строились из состояния полного хаоса, став синтезом остатков советской армии и местного народного ополчения. В грузинском случае добавилась еще местная специфика — страна в начале 90-х переживала «тройную» гражданскую войну — за власть в Тбилиси и за удержание Абхазии и Южной Осетии. Первая из этих войн стала, в значительной степени, причиной проигрыша двух других. В 1993 году Грузия имела унаследованные от СССР 108 танков, 121 БМП и БТР, 17 артиллерийских орудий, по четыре боевых самолета и вертолета. Однако значительная часть этой техники была потеряна в Абхазии. После этого на десять лет грузинская армия осталась, по сути, «законным бандформированием», крайне недофинансированным и абсолютно недееспособным.

Пришедший к власти в конце 2003 года Саакашвили добился радикального изменения ситуации в стране вообще и в армии в частности. Благодаря улучшению экономического положения и обузданию «низовой» коррупции финансирование ВС возросло даже не в разы, а на порядки. Кроме того, появилась западная военная помощь, масштабы которой, впрочем, у нас очень сильно преувеличены (в реальности она составляла несколько процентов от военного бюджета страны). Грузия начала в массовом порядке закупать оружие за границей, в первую очередь — в Чехии и на Украине, в числе других поставщиков были Болгария, Сербия, Греция, Турция, Израиль, США. Приобреталось почти исключительно бывшее советское оружие, либо созданное на его основе восточноевропейское, которое, впрочем, модернизировалось с использованием западных технологий. Несоветских по происхождению систем почти не было. Исключение составляли 1 батарея израильского зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) «Спайдер», 6 крайне устаревших американских транспортных вертолетов UH-1Н «Ирокез» и греческий ракетный катер французской постройки.

К августу 2008 года сухопутные войска Грузии имели пять пехотных бригад, а также одну артиллерийскую и бригаду спецназа. На их вооружении имелось 247 танков (191 Т-72, 56 Т-55), более 150 БМП, около 150 БТР, около 50 САУ, около 200 буксируемых орудий, около 300 минометов, около 30 систем реактивного залпового огня (РСЗО), 60 зенитных самоходных установок (ЗСУ) и зенитных орудий.

ВВС страны имели на вооружении 12 штурмовиков Су-25, 12 учебных самолетов L-39С (теоретически могут использоваться в качестве легких штурмовиков), 6 транспортных «кукурузников» Ан-2, 8 ударных вертолетов Ми-24, 18 многоцелевых вертолетов Ми-8 и 6 вышеупомянутых UH-1Н.

Наземная ПВО включала 7 дивизионов старого ЗРК С-125, оставшихся от СССР, а также полученные от Украины более современные два дивизиона ЗРК «Бук-М1» (в каждом по три батареи, в каждой по два ПУ и один ПЗУ, по 16 ЗУР), от 6 до 18 ЗРК «Оса-АК» и «Оса-АКМ» (и от 48 до 72 ЗУР к ним), а также, возможно, 50 ПЗРК «Игла» и до 400 ЗУР к ним.

По-видимому, украинскую технику как минимум частично обслуживали украинские инструкторы, в том числе во время войны. Кроме того, из Польши было получено тридцать ПЗРК «Гром» и до ста ЗУР к ним, из Израиля — одна батарея новейшего ЗРК «Спайдер» (пять или шесть ПУ). Украина также поставила в Грузию значительное количество различных РЛС, в том числе и самых современных.

ВМФ Грузии имел два ракетных катера (вышеупомянутый «греческо-французский» типа «Комбатант-2» с ПКР «Экзосет» и полученный с Украины бывший советский пр. 206МР с ПКР П-20) и несколько сторожевых катеров.

Хотя в Грузии формально сохранился воинский призыв, боевые части комплектовались контрактниками, то есть были «профессиональной армией».

В целом ВС Грузии за 4,5 года очень далеко ушли от состояния «законного бандформирования» времен Шеварднадзе. Тем не менее, их потенциала было недостаточно для установления эффективного контроля над Абхазией и Южной Осетией и тем более — для войны с Россией. Но решающую роль в дальнейшем развитии событий сыграл субъективный фактор.




Саакашвили испытывал сильное головокружение от успехов, которые в политике и экономике у него действительно были, при этом отличался явной психологической неустойчивостью, полной некомпетентностью в военных вопросах и верой в Запад. Он полагал, что создал современную профессиональную сетецентрическую армию, которая не только мгновенно разгромит ВС Абхазии и Южной Осетии, но, при необходимости, без особого труда выиграет у российских ВС. А уж в случае каких-то крайне маловероятных непредвиденных обстоятельств на помощь, разумеется, немедленно придет НАТО. Кстати, ничего смешного в этом нет, ведь и у нас большинство населения абсолютно уверены в преимуществе «профессиональной армии», в гигантской боевой мощи НАТО и его агрессивной сущности. Другое дело, что президент страны не должен руководствоваться обывательскими представлениями, а обязан видеть реальность.

В начале грузинского наступления в ночь с 7 на 8 августа почти всё военно-политическое руководство Южной Осетии сбежало из Цхинвали в Джаву. Тем не менее, грузинские войска увязли в уличных боях с практически неуправляемыми осетинскими ополченцами. А затем в бой вступила российская армия.

Вопреки устойчивому мнению, никакого численного превосходства на суше российские войска не имели. Были очень большие проблемы и в воздухе. В ходе августовской войны ВВС РФ впервые в своей практике столкнулись с современной ПВО, хотя и не очень большой по размерам. Результаты этого столкновения были для нас довольно печальными: потеряны один Ту-22М, один-два Су-24, три-четыре Су-25. Правда, на долю грузинской ПВО из них точно пришлись лишь Ту-22М и один Су-24. Насчет других потерянных машин есть существенные разночтения. Не исключено, что все Су-25 были сбиты своими. Грузины же не потеряли ни одного боевого самолета и лишь три вертолета, причем все — на земле.

Тем не менее, война закончилась почти мгновенным сокрушительным разгромом «современной профессиональной» армии Грузии. Уже на третий день войны грузинская армия, по сути, просто распалась, прекратив всякое сопротивление и бросив огромное количество оружия, боеприпасов и полностью исправной техники. Что, кстати, подтвердило хорошо известный факт, который у нас сейчас считается немодным или даже неприличным: при прочих равных условиях призывная армия всегда победит наемную («профессиональную») хотя бы за счет гораздо более высокой мотивации личного состава. Российская армия умрет только в одном случае — если ее все-таки сделают «профессиональной». Вот тогда она уже никогда никого не победит.

А НАТО, разумеется, пальцем не шевельнуло ради спасения Грузии. Об этом можно было бы очень легко догадаться заранее, если бы руководствоваться не пропагандой, а реальным изучением деятельности альянса.

В ходе войны Грузия сохранила ВВС, что, впрочем, никак ей не помогло. Прекратили существование грузинские военно-морские силы, уничтожил их не черноморский флот в мифическом «морском бою», а десантура, захватившая Поти с суши и взорвавшая в гавани оба ракетных и большую часть сторожевых катеров. При этом грузинские моряки просто разбежались.





Несмотря на относительный успех, понесла очень существенные потери ПВО Грузии. В частности, были захвачены российскими войсками пять ЗРК «Оса», а также, видимо, целый дивизион «Бук-М1» с полным боекомплектом, который был только что выгружен в Поти с украинского судна, но так и не приведен в боевое положение. Поэтому воевали не два, а только один дивизион, поставленный ранее, он и сбил Ту-22М. Возможно, была захвачена одна ПУ ЗРК «Спайдер». По-видимому, были так или иначе подавлены все дивизионы С-125. Было истрачено, либо потеряно подавляющее большинство ЗУР. Поэтому уже к концу пятидневной войны от грузинской ПВО мало что осталось. Потери сухопутных войск составили, как минимум, 46 танков (возможно — от 80 до 100), примерно сорок БМП и пятнадцать БТР, около 30 орудий, минометов и РСЗО. Для сравнения — Россия потеряла три или четыре танка, 20 БРДМ, БМП, БМД и БТР, потерь в артиллерии не было. При этом потери были практически полностью компенсированы, поскольку значительная часть техники, потерянной Грузией, была не уничтожена, а захвачена российскими войсками без всяких повреждений.

В настоящее время ВС Грузии состоят лишь из сухопутных войск, которые включают пять пехотных, две артиллерийские, одну инженерную, одну ПВО и одну авиационную бригады (последняя представляет собой бывшие ВВС). ВМС упразднены, несколько уцелевших сторожевых катеров сведены в Береговую охрану. Единственным поставщиком оружия в Грузию в послевоенный период стала Болгария, откуда получены по двенадцать САУ, орудий и РСЗО (можно сказать, что за счет этого Грузия компенсировала потери в артиллерии), а также десять штурмовиков Су-25, находящихся в нелетном состоянии и предназначенных для разборки на запчасти для 12 грузинских штурмовиков. Больше никакой техники Грузия ниоткуда не получала. Соответственно, ни о каком восстановлении ее потенциала нет и речи. Сейчас на вооружении имеется около 140 танков (в основном — Т-72, есть также двадцать-тридцать Т-55), примерно 200 БМП и БТР, около 250 САУ, орудий и РСЗО. Вся эта техника, включая, «новую» приобретенную в Болгарии, по-прежнему советская по происхождению и времени производства, лишь постаревшая еще на 5 лет. На ее основе строить современную сетецентрическую армию невозможно, чего Саакашвили так и не понял. Собственный ВПК дела уж точно не исправит. Хотя стране достался Тбилисский авиазавод, где в советское время производились Су-25, наладить их производство без российских комплектующих Грузия, естественно, не сумела. В последние три года на Тбилисском танкоремонтном заводе созданы отечественные БМП «Лазика» и БТР «Дигори», но ни по количеству, ни по качеству они не могут укрепить военный потенциал страны.

Разумеется, о приеме Грузии в НАТО не может быть и речи хотя бы по чисто формальным причинам: у нее не урегулированы территориальные проблемы. Реальная причина в том, что ни США, ни Турция, ни, тем более, Европа, не собираются не то что воевать, но получить хотя бы теоретический риск войны с Россией из-за каких-то диких горцев. И уж тем более не может быть и речи о том, чтобы Грузия сама вернула Абхазию и Южную Осетию военным путем. Популярные в некоторых СМИ разговоры о том, что «Грузия готовится к реваншу», являются не более чем дешевой пропагандой. Для создания по-настоящему мощных и дееспособных ВС у страны нет ресурсов, НАТО никакой помощи оказывать Тбилиси не собирается. Сложно предположить, что престарелый философ Маргвелашвили, новый президент Грузии, и юный бизнесмен Гарибашвили, ее будущий премьер, развернут подготовку к войне с Россией.

Грузинская армия создавалась ради одной войны и проиграла эту войну. Поэтому сейчас армия бессмысленна и бесполезна. Но не отказываться же от нее из-за этого.

Александр Храмчихин,заместитель директора Института политического и военного анализа


Tags: Армия, Недавняя история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments