February 8th, 2021

Разница между западной и российской экономиками. И как их стимулируют.

Что народ не понимает?
.
Меня всегда радуют умные рассуждения российских экономистов: вот, мол, какие дотации на Запалде сельскому хозяйству! - В вот на Западе деньги с вертолетов разбрасывают... А проклятая российская власть... И так далее.

Увы, увы, народ не понимает... Народ реагирует, как всегда, на ключевые слова, совершенно не понимая, что слова приобретают смысл исключительно в конкретном контексте.  Ну, типа, как ключ от квартиры и ключ...с чистой водой. А контекст в России и на Западе качественно иной.

Проблема Запада известна со времен Маркса, а, скорее даже со времен Адама Смита: это периодические кризисы ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА.

То есть "по жадности" денег капиталисты выплачивают людям  меньше, чем растущее производство продуктов.

Поскольку рынок запаздывает относительно производства, предложение начинает превышать платежеспособный спрос, цены падают, выручка производств падает ниже необходимой для покрытия себестоимости, предприятия разоряются, народ оказывается на улице, его доходы уменьшаются, что усиливает кризисные явления, так как падает платежеспособный спрос и кризис усиливает сам себя. Типичная неустойчивость.

Поскольку. речь на Западе идет о кризисе ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА, то для того чтобы его избежать можно и нужно а) дотировать СОКРАЩЕНИЕ производства - например, дотировать отказ от производства сельхоз продукции и
б) увеличивать платежеспособность населения - то есть разбрасывать деньги с вертолетов - или вкладывать в долгоокупающиеся инфраструктурные проекты, что краткосрочно эквивалентно эмиссии


Даже милитаризация на Западе работает в том же направлении. Поскольку народ танки, пушки и авианосцы непосредсвенно не потребляет, и, более того, военные ничего потребляемого не производят, то деньги которые военные и работники военной индустрии получают, вливаются в потребление и равносильны благотворной эмиссии, повышающией спрос.

Даже пресловутый велфер и талоны на еду помогают преодолеть кризис перепроизводства - потому что обеспечивают добавку к платежеспособному спросу.

Ничего подобного в Росссии нет.

Точнее все обстоит строго наоборот: для России характерено хроническое НЕДОПРОИЗВОДСТВО потребительских товаров и услуг.

Поэтому, когда российские, к примеру, сельхозпроизводители, кивают на западные дотации сельскому хозяйству, они морочат голову почтеннейшей публике. Ибо крестьянин на Западе работает грубо говоря, слишком хорошо и государство вынуждено субсидировать его чтобы тот не слишком усердно трудился. Государство своими дотациями  говорит крестьянам: " На дебе денюжку, Отдохни, парень, плииз!".

В России же крестьянин работает ПЛОХО, производит МАЛО и субсидировать его - значить поощрять лень, безхозяйственность, непрофессионализм.

Точно так же обстоят дела и с"разбрасыванием денег с вертолетов", например в форме инвестиций в инфраструктуру.

Автор забыл, что в РФ практически нет производства ширпотреба. А танки, корабли и мосты не едят. Тоесть, любая раздача денег населению приведёт к оттоку этих денего за рубеж. Или прямо с банков ввиде хищений с последующим выводом, или через розницу путём покупки населением ширпотреба с последующей конвертацией торговой выручки в доллары и закупу за бугром нового ширпотреба. Тоесть, кидать деньги с вертолёта, это обогощать зарубежных банкиров и промышленников. Развитию России это только повредит, увеличивая отток капитала.

Причина в том, что инфраструктура дает отдачу, окупается, ДОЛГО. Время, за которое деньги, выданные для строительства оказываются в карманах населения, работающиго на инфраструктурный проект, много быстрее - иногда в десятки раз, - чем инфраструктура начинает их возвращать обратно.

Поэтому, строительство инфраструктуры в краткосрочной перспективе АБСОЛЮТНО ЭКВИВАЛЕНТНО ЭМИССИИ ДЕНЕГ. Ибо, в краткосрочной перспективе, ЭТИ ДЕНЬГИ ВСТРЕТИТЬ НЕЧЕМ.  Точнее нечем - из своего производства. Если есть экспорт, то возросший спрос можно покрыть импортом... Но резуьтатом инфраструктурных инвестиций будет, помимо прочего, падение курса национальной валюты относительно валюты, обеспечивающей импорт.

Аналогично обстоят дела и с проблемой военного строительства: военная индустрия увеличивает спрос на потребляемые товары, а они... могут быть покрыты только импортом, который в свою очередь, можно купить только на валюту, заработанную на экспорте.

Даже ипотека работает в российских условиях не так как на Западе. На Западе ипотека стимулирует платежеспособный спрос (хотя и делает людей крепостными). В России она, мало того, что пожизненно закрепощает население, она еще и является не покрываемой предложением эмиссией.
К сожалению,  некоторая часть советской школы экономистов, типа Глазьева или Делягина, Хазина так и не разобралась в том, как работает экономика, что такое баланс спроса и предложения, как устроена их ДИНАМИКА, и продолжает изобретать "вечные двигатели" и предлагать невероятные глупости, способные только вызвать инфляцию.

В России, к сожалению, структура экономики такова, что поле возможностей для маневра и ее развития крайне узко. Когда-то, в 90-е, я назвал ситуацию в которой находится Россия "индустриальной ловушкой" - по аналогии с известной "демографической ловушкой", характерной для многих бедных стран.

По существу, изобретательская задача для российских экономистов состоит в том, чтобы придумать, каким образом ОТБИРАТЬ У НАСЕЛЕНИЯ ДЕНЬГИ, ВЫПЛАЧЕННЫЕ ЕМУ В ХОДЕ РЕАЛИЗАЦИИ ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ПРОЕКТОВ, ЧТОБ ЛИШНИЕ, ПО СУЩЕСТВУ ЭМИТТИРОВАННЫЕ,  ДЕНЬГИ НЕ НАРУШАЛИ  БАЛАНСА СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

В СССР эта проблема решалась организацией двух контуров обращения денег: наличности, определяющей спрос населения и контура безналичного обращения, обслуживающего производство. Соотношение объемов между контурами регулировалось "руками", то есть внерыночным путем, в соответствие с оотношением, как тогда говорили, производства группы Б (потребительских товаров и услуг) и группы А (производства средств производства). В условиях рынка организовать такие два контура трудно, так как означало бы существование, по существу, двухвалютной системы без возможности конвертировать одну валюту в другую. Хотя, не исключено, что что-то сделать можно.

Другой вариант - это, как считается, стимулирование добровольные накопления населения, например в виде депозитов или пенсионных фондов: избыточные деньги, как бы откладываются "на потом" и выводятся из обращения. Однако, в условиях российского НЕДОПРОИЗВОДСТВА потребильских товаров и услуг, и это вряд ли будет работать, потому что здесь и сейчас на рынок будут выплескиваться деньги, "заначенные вчера". На Западе они работают против кризиса перепроизводства,  в России они будут лишь  вызывать инфляцию.

Увы, складывается впечатление, что понимания специфики российской экономики нет ни у либеральных экономистов, предлагающих тупую иммитацию западных механизмов без понимания разницы условий (Оно конечно, что для русского хорошо, то для немца -смерть... Но и обратное верно!), ни у "советских экономистов", которые до сих пор не разобрались как работает рыночная экономика, ни у российской "публики", которая безо всякого смысла повторяет кто западные, кто советские мантры.

2018-03-18

Склько стоит чум построить? А ярангу? (Яранга больше)

Сколько стоит чум оленеводов?





Несколько лет назад, недалеко от Нарьян-Мара (село Красное), попал на предприятие, где "шьют чумы" сохраняя традиции народов Севера и обеспечивая оленеводов жильем.

При кажущейся простоте чум – это достаточно сложная постройка, которую не сможет просто так возвести неподготовленный человек. И как это часто бывает, рядом со словом «сложно» нередко стоит слово «дорого». Отсюда возникает вопрос: если конвертировать шкуры оленей в «кровные», как много будет стоить чум?

Без преувеличения будет сказано, что у оленеводов в этом отношении своя «ипотека».







Чум оленеводов – сложная постройка, а не шалаш из кучи шкур и палок, сваленных в одно место. На строительство среднего чума для молодой семьи у оленеводов уходит порядка 40 длинных и толстых деревянных жердей, а также шкуры, снятые с 80 забитых оленей. На строительство большого чума для крупной семьи нужно будет забить еще больше зверей. При этом важно понимать, что стадо в 200 оленей дает в год приплод около 40 голов. Таким образом, строительство среднего чума требует не менее 2 лет напряженной работы.





В действительности же на создание жилища оленеводы тратят куда больше временим. Так как забить 40 и уж тем более 80 голов единовременно – невозможно, с таким подходом просто изведешь собственное стадо. Кроме того, часть шкур идет на ремонт и изготовление одежды, обуви и подстилок. Сегодня многие оленеводы при строительстве чума могут временно использовать промышленные материалы вроде брезента для затыкания тех дыр в конструкции, на покрытие которых шкур пока не хватает.

Так же у современных оленеводов есть возможность купить шкуры и привезти их к местным ип-шникам, которые сошьют им покрытие для чума.


Жилище оленеводов собирается и разбирается подобно конструктору. В этом его огромное преимущество. Собирать чум приходится в одном из двух вариантов в зависимости от сезона. Стены зимнего чума толще, чем стены летнего. А значит на первый всегда уходит чуть больше шкур. И здесь мы медленно подходим к стоимости такой «палатки».

Итак, одна выделанная оленья шкура в розничной торговле оценивается в сумму около 20 тысяч российских рублей. Если покупать напрямую у оленеводов, то цена чаще всего падает в два раза. Так что средний чум стоит не менее 800 тысяч рублей, а при учете того, что нужны еще жерди и металлическая печка для обогрева, цена поднимается до 1 млн рублей.





Много это или мало? Конечно, это далеко не ипотека в Москве. Но однокомнатная квартира в ПГТ в ямальской глубинке сегодня стоит почти столько же. А учитывая, что чум – это своего рода шалаш, то для «цивилизованного» человека «палатка» оленеводов выглядит крайне дорогой.


Вот традиционная одежда, которая сейчас так же в ходу и которую шьют из шкур.







Оппозиция в РФ, как детище сытых нулевых. (И сытых, но неудовлетворённых своим статусом деток.)

ВЦИОМ подвел итоги опроса участников московского "Марша миллионов" "донавальных митигов"..

”Согласно результатам исследования, участие в акциях протеста принимают, в основном, граждане с высшим и неоконченным высшим образованием. При этом для подавляющего большинства активистов (78 процентов) главной ценностью является возможность самореализации, ради чего они готовы пожертвовать стабильностью”.

В переводе с эльфийского на русский, это означает, что ради иллюзорной возможности карьеры они готовы ввергнуть страну в гражданскую войну.

“Состав участников акций протеста изменился, подчеркивают исследователи. На акции стало ходить больше молодых людей. Кроме того, социологи отмечают то, что в протестных мероприятиях стало участвовать меньше рабочих и госслужащих”.

Меньше рабочих и служащих? Тоесть, трудящихся. А кого же тогда больше? Ну ладно, наша богема там засветилась. Но сколько их там? Хоть все телеэкраны ими забиты, явно не 15000 болотников. Ну какое то количество бомжей, пенсионеров и студентов, машущих плакатами за свою 1000 р. за выход. Какое то количество просто зевак, одуревших от скуки сытой жизни или случайных прохожих. А основная то масса из 15000 стойких участников кто?

А “безработная” молодёжь, сидящая на шее у родителей, которые достаточно много для этого получают, чтобы чадо не гнать на работу.

Однако у чада амбиции! Чадо не хочет быть простым тунеядцем. Чадо хочет величия. Чадо хочет править государством. Но чтобы всё и сразу. Чтобы не работать и чтобы без долгого подъёма по карьерной лестнице.

Ну да, любая революция это прежде всего миллион вакансий в органах власти и управления.

На неё и все упования.