November 15th, 2020

Оболганая война или история в качестве служанки идеологии.

Во первых, война не была Крымской. Она была для России глобальной.

Война велась с анголо-французами на всём периметре российских морских границ. На белом, Балтийском, Чёрном морях и Тихом океане.

А так же с турками и их союзниками в Закавказье и на восточном побережье Чёрного моря. И с турками на северо-западе Чёрного моря в Одесском регионе.

Кроме того, вела Кавказскую войну с союзниками турок – северокавказскими народностями.

А кроме того, русские регулярные войска вместе с иррегулярными казачьими и бурятскими формированиями двигались на юг Дальнего востока к современному Владивостоку и Хабаровску.

Это была грандиозная война сразу всех держав, окружающих Россию, при активном участии Англии и Франции против России с целью остановить её экспансию. (И при постоянной угрозе Австрии и Пруссии нарушить нейтралитет и выступить против Российской Империи).

Цель противников России в этой войне достигнута не была.

http://www.kadet.ru/lichno/Shahm/Krym.htm

«Между тем, бои с врагами развертывались одновременно на нескольких театрах военных действий. Так, ещё весной 1854 года союзники открыли боевые действия и на Балтийском море. Английская и французская эскадра имели 11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 пароходофрегата и 7 парусных фрегатов. Балтийский же флот не только уступал численно. В нём было всего лишь 11 паровых кораблей, а всего он насчитывал 26 парусных линейных кораблей и 17 фрегатов и корветов ( в том числе 11 уже упомянутых винтовых). Союзники действовали осторожно, боязливо и все их замыслы не имели успеха. Осенью 1854 года союзники покинули Балтику. На севере английские и французские корабли совершили рейд, во время которого обстреляли рыбацкий посёлок Кола, уничтожив просто так, без всяких целей немало рыбацких домом и перебив мирных жителей, затем, войдя в Белое море, попытались атаковать Соловецкие острова и Архангельск, но тоже не добились успеха. Попытались союзники организовать боевые действия и на Дальнем востоке. Вражеская эскадра вошла в Авачинскую губу и 20 августа (1 сентября) попыталась высадить десант, чтобы овладеть Петропавловском. Отпор был решительным. Потеряв 450 человек, союзники предпочли покинуть Авачинскую губу.

Развивались боевые действия и на Кавказском направлении. Там действовали турецкие войска. В мае 1854 года 120 тысячная турецкая армия атаковала 40 тысячный корпус генерала Бебутова. Несмотря на то, что Бебутов как раз в это время вынужден был выделить 18 тысяч человек на борьбу с Шамилем, турки успеха добиться не смогли. 4 (16) июля отряд генерала Андроникова в бою у реки Чорох разбил 34-х тысячный батумский корпус турок, затем 17 (29) июля нанёс поражение на Чингильском перевале разгромил Боязитский отряд и овладел Баязитом. 24 июля (5 августа) главные силы турок числом 60 тысяч человек были разбиты и обращены в повальное паническое бегство Русским Александропольским отрядом. Этим завершился полный разгром турецкой армии, которая более уже в этой кампании не могла представлять собою серьёзной силы.»

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D1%8B%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0

13 (25) февраля 1856 начался Парижский конгресс, а 18 (30) марта был подписан мирный договор.

Россия возвращала османам город Карс с крепостью, получая в обмен захваченный у неё Севастополь, Балаклаву и другие крымские города.

Чёрное море объявлялось нейтральным (то есть открытым для коммерческих и закрытым для военных судов), с запрещением России и Османской империи иметь там военные флоты и арсеналы.

(Большая часть российского военного флота была затоплена русскими в бухтах, чтобы предотвратить заход в них судов интервентов. Так что речь шла не об уничтожении Черноморского флота, а о запрете его воссоздания.)

Плавание по Дунаю объявлялось свободным, для чего русские границы были отодвинуты от реки и часть русской Бессарабии с устьем Дуная была присоединена к Молдавии.

Россия лишалась предоставленного ей Кючук-Кайнарджийским миром 1774 года протектората над Молдавией и Валахией и исключительного покровительства России над христианскими подданными Османской империи.

Россия обязалась не возводить укреплений на Аландских островах.

В феврале 1856 года султан Абдул-Меджид I был вынужден издать гатти-шериф (декрет) Хатт-и хумаюн (HattHümayun), которым провозглашались свобода религии и равенство подданных империи независимо от национальности.

Это то, о чём пишет Викпедия.

А вот о чём Викпедия не пишет:

В ходе войны Российская империя окончательно утвердилась в Закавказье. Более никакие державы не пытались оспорить её завоевания в этом регионе вплоть до 90х годов 20го века.

Российская империя окончательно подчинила себе восточное побережье Чёрного моря. Выселив впоследствии оттуда больше сотни тысяч враждебно настроенных к русским адыгов в Турцию.

Россия окончательно переломила ход Кавказской войны в свою пользу. Хотя война и длилась ещё несколько лет, постепенно затихая.

Российская империя окончательно завоевала всё северное Приамурье и тихоокеанское побережье вплоть до Татарского пролива.

А каковы военные итоги войны для противников России?

Как бы там не хорохорились их историки, но они для врагов Российской империи не утешительны. Все противники России, кроме англичан и французов в небольшом районе Севастополя, потерпели поражение.

А англо-французы, хотя и выиграли пусть и важное, но всё таки локальное сражение за Севастополь, но убедились, что относительно успешно они могут воевать против России только на очень ограниченном участке побережья при поддержке флотов. При логистике с опорой на флот и снабжение войск морем. И при этом удержать захваченные территории сколь ни будь длительное время не получится. Именно это и привело к расколу союзников, сепаратным переговорам французов с Россией и оставлению захваченного Севастополя. Никаких территорий или баз англо-французы в России не приобрели.

Во время этой войны потери интервентов были больше российских. При этом в бессмысленных кавалерийских атаках на русские позиции погибло много представителей лучших дворянских семей Англии. Выражение «Атака лёгкой кавалерии» с тех пор вошла в английский лексикон, как синоним отчаянной, но безнадёжной затеи.

И это несмотря на полное техническое превосходство их оружия: у союзников уже были нарезные винтовки и пушки, которых у русских тогда ещё не было.

Вряд ли такие итоги большой военной компании можно было назвать «позорным поражением».

Так откуда же взялось утверждение о поражении в войне?

Во первых, от самого русского общества. Поражение, даже локальное, от европейских армий, которого Россия не знала уже несколько столетий, шокировало дворянство и интеллигенцию.

Во вторых, смуту в умах породила странная «своевременная» смерть императора Николая Первого. Который хотел продолжать войну в Крыму до полной победы и изгнания оккупантов. И для этого распорядился подтянуть войска в Крым с других направлений. Именно информация об этом и породила раскол в англо-французской коалиции, и подвигла их свернуть войну на условиях, которые хоть как то можно трактовать как свою победу и не требовать от России лишнего.

В третьих, российским революционерам разных мастей в более поздние времена нужен был миф о гнилости самодержавия. Каковой они усилено культивировали. И большевики, захватив власть, соответствующим образом отредактировали историю. Для чего и понадобилось обозвать войну «Крымской»

Как сказал кто то из классиков: «История была, есть и будет только служанкой идеологии»

И действительно: стоит смениться идеологии, как меняется и история. Именно этот факт и породил известное изречение, что «в России не только будущее не предсказуемо, но и прошлое». Просто в России за столетие слишком часто менялась идеология. В отличие от некоторых европейских стран.

Все вольные блогеры с неполживыми светлыми лицами, не сами по себе. Это единый антироссийский проект

Сейчас это неполживцы засияли своими светлыми лицами со всех ток-шоу. Дана команда раскрутить из них перспективных политиков.

Это единый проект мирового масштаба.
Эти светлолицие никто и звать их никак. Грантов они никаких не распределяют. Денег не имеют. Только разве на то, чтобы костюмчик сидел. Работают по закакзу за малый прайс. Хотя надеются со временем на большой

Деньги распределяют из посольств через кучу посредников.

Просто каждый куратор перелистывает список своих подопечных. Выбирает подходящих. Связываетя с ними и даёт указания:

"С сегоднашнего дня поднимаем во всех ваших писаниях темы:

  1. Рашка вляпалась в Карабахе

  2. Рашка сдала Закавказье Туркам

  3. Рашка предала армян.

  4. Рашка осталась одна против могучего мира Ислама.

  5. Рашке хана.

Оплата по действующему договору."

Если отзывы хорошие - подкинут премию. Если эффекта нет - сбросят цену.
Вот так и работают блогерские сообщества той же эхе москвы.

Правда, руководство их ещё отправляет ориентировки в Кремль на своих авторов и агентов.
За одельные бонусы.

Почему путинскую элиту нельзя расколоть

Советский Союз пошел ко дну, но члены Политбюро не выстроились в очередь, чтобы дать показания друг на друга в Федеральном окружном суде Нью-Йорка или Высоком суде Лондона. Даже участие Горбачева в рекламе Pizza Hut не тянет на полноценное национальное предательство. Советские руководители не смогли сохранить страну, которой правили, но не превратились в перебежчиков, кающихся в своих грехах перед победителями. Российская элита, особенно правящая верхушка, какое-то время назад со стороны выглядела не так сплоченно. Иногда даже казалось: если страну немного тряхнет – перебежать на сторону атлантистов-глобалистов готовы будут все кремлевские обитатели, все обитатели Охотного Ряда, кроме, разумеется, коммунистов, все сенаторы и даже некоторые из членов Совета безопасности.

Но время доказало, что собственно путинская элита – это гранитная плита, расколоть которую атлантистам не под силу. Какие бы грозы ни бушевали за плотно закрытыми дверьми залов, переговорных, кабинетов и бильярдных, никто из путинских генералов не бежит на CNN или в ЦРУ, чтобы дать показания на всех и на каждого из своих врагов. Молчат о жизни за кремлевскими стенами, как будто набрали в рот воды, редкие жертвы путинской опалы и даже невозвращенцы вроде осевшего в Вене бывшего министра связи Леонида Реймана. Молчит и потрепанный жизнью первый бывший глава администрации президента Александр Волошин – он не стремится разорвать связи с родиной и сжечь за собой мосты.

Эту элиту – ковать ее Путин начал примерно 10 лет назад – не смогли сбить с пути истинного ни две войны, ни экономический кризис, ни другие неурядицы минувших непростых лет. Что же цементирует ее? Ответ прост – страх. Задолго до введения официальных санкций против России, задолго до Крыма члены находящейся у власти группы людей поняли, что выбор у них простой: или с Путиным, или в тюрьму. Американскую, вероятнее всего. Дороги на Запад для современных князей Курбских нет. Вместо почетной отставки и мемуаров они потратят остаток своей жизни в лучшем случае на беготню по судам, в худшем – на изучение нравов американских или европейских тюрем строгого режима.

Придите ко Мне все страждущие…

В XXI веке риски для чиновников из развивающихся стран заключаются не только в нарушении законов США или страны, где подотчетные им хозяйственные единицы ведут дела. После нескольких громких процессов последних лет стало понятно, что американские суды и прокуроры не считают, что у их юрисдикции есть границы. Их юрисдикция – весь мир.

Последствия такого широкого взгляда на вещи стали очевидны в ходе разбирательства по делу бывшего украинского премьера Павла Лазаренко. Реформатор первой волны, Лазаренко был у руля украинской экономики всего год – с мая 1996 по июль 1997-го. Его протеже Юлия Тимошенко именно тогда монополизировала поставки российского газа на Украину. Лазаренко начали преследовать на Украине в 1999 году, он сбежал в США, попросил политического убежища, но вместо убежища попал на нары. Его судили за преступления, совершенные не только в США, но и на Украине, он получил реальный тюремный срок, который начал отбывать в 2008 году. Дело Лазаренко стало «точкой невозврата» для американской правовой системы – она выказала готовность карать не только за преступления против США и их граждан, но и за преступления против граждан и интересов третьей страны.

Дело Лазаренко продемонстрировало чиновникам любой авторитарной страны – Турции, России, Ирана, Египта, – что искать утешения в объятиях Запада не стоит. Запад больше не хочет давать иммунитет высокопоставленным беглецам: их выгоднее судить, чем защищать. Даже те, кто успел воспользоваться гуманизмом властей в начале 90-х годов прошлого века, например бывший премьер Сомали Мухаммед Али Самантар, ни от чего не застрахованы. Самантар бежал в США в 1991 году, но бывшие сограждане нашли его и там: натурализованные в Штатах сомалийцы подали против него несколько исков, гражданских и уголовных. В 2010 году Апелляционный суд четвертого округа США решил, что Самантар не имеет права на иммунитет как бывший руководитель иностранного государства, и постановил, что дело о его обвинении в пытках должно быть рассмотрено по существу.

Медведев, Enron и либеральный директорат

Прецеденты Лазаренко и Самантара могли коснуться только сливок путинской команды – нескольких десятков высших чиновников страны. Но в 2011 году стало понятно, что жертвами американской Фемиды может стать неограниченно широкий круг простых заместителей министров и начальников департаментов.

Три года назад в конце своей недолгой президентской карьеры Дмитрий Медведев затеял кампанию по замене чиновников, заседавших в советах директоров госкорпораций, на профессиональных поверенных и экспертов. Либеральная общественность, экономисты, деловые круги приняли инициативу на ура: качество управления казенным имуществом вырастет, коррумпированные чиновники будут оттерты от кормушки, просвещение потихоньку начнет брать свое. В январе 2014 года газета «Ведомости» выяснила, что правительство, возглавляемое тем же Медведевым, вернет министров и их замов в советы. На фоне новостей о стагнации в российской экономике и аннексии Крыма эта контрреволюция показалась частным эпизодом – одним из малозначительных симптомов повсеместной реакции.

Ни к модернизации, ни к реакции изгнание чиновников и их последующее возвращение на самом деле не имели ни малейшего отношения. В 2011 году продажа иностранным коммерсантам долей в крупнейших государственных компаниях РФ казалась решенным делом. Ее поддерживали в Кремле, ее поддерживали в правительстве, ее поддерживал даже премьер Владимир Путин. Вице-премьер Алексей Кудрин уже занес будущие доходы от выгодных негоций в проект бюджета на 2012 год. Но была одна заминка. Предполагалось, что государство сможет выручить больше денег, если акции Сбербанка, «Роснефти» и «Совкомфлота» будут реализованы не в России, а в США, на Нью-Йоркской фондовой бирже. Чтобы попасть туда, российские компании должны были раскрыть массу деликатных сведений о своей деятельности и, главное, принять на себя риски работы в американской юрисдикции. После скандала с компанией Enron в начале 2000-х – компания подделывала отчетность, а ее служащие и директора использовали выручку компании в качестве своего основного кошелька – американские законодатели решили напомнить корпоративной Америке о том, кто здесь власть. Параграф 802 закона Сарбейнса – Оксли, принятого в 2002 году, вводил уголовную ответственность менеджмента и членов совета директоров за фальсификацию любых отчетов компаний, имеющих листинг на американских биржах.

Получалось, что как только акции российских госкомпаний поступят в продажу на NYSE, все чиновники в их советах директоров превратятся в потенциальных жертв американских прокуроров. Учитывая специфику традиций российского бухучета, коррупцию и сложившийся еще при президенте Путине институт неформального влияния чиновников на госкомпании, вероятность попадания какого-нибудь заместителя министра природных ресурсов или транспорта на американские нары вместо квартиры в Майами приближалась к 100%. Поэтому в 2011 году в Кремле и решили, что эта головная боль никому не нужна, и начали менять замминистров на профессиональных поверенных. Разговоры о торжестве либерализации стали приятным бонусом от этого, гигиенического по сути, мероприятия. К началу 2014 года стало понятно, что никакой приватизации, а тем более приватизации в американской юрисдикции, не будет, нужда в поверенных, которые спрячут российских чиновников от американских прокуроров за своими широкими спинами, отпала. Теперь все российские госкомпании будут проводить IPO на Московской бирже, а если Россия выручит меньше денег, то их спишут по графе «потери от санкций».

Чиновники на этой истории не заработали денег для страны, но обрели ценный опыт – понимание собственной уязвимости. Даже не посвященным в тонкости американского и международного права дремучим, советским еще по формату руководителям стало понятно, что сбежать с корабля не выйдет: сидел в совете директоров компании с иностранными акционерами, значит, виновен. И можешь оказаться в американской тюрьме. Эту тему несколько раз за последние два года обсуждали на Совете безопасности, единогласный вердикт: сидеть не хотим, Америке не поклонимся.

Виктор Бут как зеркало русской контрреволюции

И Лазаренко, и Самантар – всего лишь несчастные лузеры, сначала жившие по правилам своего уютного зазеркалья, а потом оказавшиеся под колпаком у американской Фемиды. Но под этим колпаком, как показала жизнь, могут оказаться не только беглецы, но и страны целиком, вместе с их никому не нужным суверенитетом. Это на собственной шкуре узнала несчастная Аргентина. В начале прошлого десятилетия страна объявила дефолт по суверенному долгу: все было сделано честь по чести, с большинством кредиторов даже заключили соглашения о реструктуризации долга. Но 30 центов с вложенного доллара показались нескольким американским фондам издевкой, а не компенсацией. Они скупили никому не нужные долги Аргентины, пошли в американский суд, и судья Апелляционного суда второго округа США… в сентябре прошлого года постановил, что Аргентина должна заплатить истцам по 100 центов за доллар долга. Несмотря на дефолт и все соглашения с инвесторами. Дело рано или поздно окажется в Верховном суде, суверенные заемщики с плохой кредитной историей, особенно бедные и слабые, с ужасом думают о том, чем для них все это может закончиться.

На фоне этого величия история простого энтузиаста международной торговли Виктора Бута – песчинка. Но для многих российских чиновников, даже самых высокопоставленных, она стала последней каплей, сделавшей бегство на Запад невозможным. Власти США добились от властей Таиланда ареста и выдачи Бута, хотя он даже не успел совершить преступления против Штатов, а всего лишь пытался продать агентам американских спецслужб, представившихся Буту повстанцами, транспортный самолет. Бут сидит в тюрьме, а президент Путин приводит его всем в пример: знать не знаю этого проходимца, но мне не нравится, когда вот так вот человека берут, хватают и тащат в тюрьму. И никому из тех, кто окружает Путина, сегодня это тоже не нравится. И поэтому никто из них не сбежит подышать воздухом свободы Барселоны или Лондона, а заодно поработать князем Курбским вместо покойного Бориса Березовского. В Москве душно и Следственный комитет иногда беспокоит, но лучше свой СК, чем американские нары – вот такой вот сложился консенсус в верхах.

Пять лет прошло с тех пор, как главред провластного журнала «Эксперт» Валерий Фадеев рявкнул думской оппозиции в прямом эфире национального телеканала: «Границы открыты, пожалуйста, вон отсюда!» Как в воду человек глядел, да? Как будто абсолютно точно знал, чем это все закончится. Но сегодня в той его фразе про открытые границы слышится даже какая-то досада. Для оппозиции, коммерсантов, лишенных бизнеса, журналистов, да и просто уставших от крепнущего единства партии и народа граждан границы действительно открыты. Для представителей верховной власти они давным-давно навсегда закрылись