August 5th, 2020

Как работает биологический механизм деградации и что с этим делать?

Как работает механизм вырождения или отмирания отдельных органов и целых популяций в биосфере?
А благодаря несовершенству генетического механизма. ДНК, содержащееся в хромосомах, постоянно подвергаются химическому воздействию окружающей среда, космическим излучениям и просто ошибкам при самокопировании, которые ведут к постоянному изменению генома. Изменения каждый раз незначительные, но не прекращающиеся ни на секунду. Причём, изменяются не только гены, которые кодируют устройство организма, но и которые кодируют поведение организма.
На тысячи вредных изменений одно полезное. Просто по закону случайности.
Организм борется за своё существование в условиях окружающей среды. Окружающая среда воздействует на популяцию путём уничтожения слабейших в популяции или непосредственно, или путём недостаточно активного размножения организмов.
Таким образом накопленные генетические изменения, которые не поддерживаются естественным отбором уничтожаются. Вместе с организмами.

ия в которых нейтральны для выживания организма (вследствие ставшего ненужным самого органа) изъедаются генетическими мутациями, что приводит к их вырождению, не затрагивающему организм в целом. Орган деградирует и отмирает.
Так у человека (и ещё много у кого) деградировал и исчез хвост. А сейчас находится в процессе исчезновения аппендикс – бывший сычуг.
Что будет, если человечество научится левитировать? Но при этом будет вынужден вести жестокую борьбу за своё существование? Правильно: ноги, изъеденные мутациями, через сотни поколений превратятся в бесполезные отростки-веточки, а потом и вовсе отомрут. Зачем ноги, когда летаем?
А если не вести жестокую борьбу за существование с выбраковкой неблагоприятных генетических изменений путём уничтожения ослабленных организмов? Правильно: к деградации организмов с последующим вымиранием всей популяции.
Процесс этой деградации в его начальной (не ставшей пока фатальной) стадии мы сейчас и наблюдаем в европеоидной популяции человечества.
Так что же делать? Выхода четыре:
1.     Ничего не делать. Природа сама разберётся, кто займёт место европеоидной ветви человечества.
2.     Начать евгенический отбор по Гитлеру или по методике древних спартанцев, о чём я писал в статье О пользе евгеники для улучшения человеческой популяции. Риск этого пути в том, что человек может задать критерии искусственного отбора, неоптимальные в смысле адаптации к окружающей среде, которая сложится много поколений спустя. Например, начнёт выращивать белокурых бестий по экстерьеру, как породистых собак. Что в дальнейшем приведёт в вымиранию популяции. Попробуйте выпустить благородных догов и мастиффов в дикую природу и пусть они посоревнуются с беспородными волками за существование! Результат заранее известен.
3.     Создать искусственный отбор по Гитлеру, провозгласившего: "У каждого поколения немцев должна быть своя война!" Но тогда надо договориться всему человечеству о правилах ведения этих войн. Чтобы был важен не результат (победа), а процесс. И для этого надо договориться о конвекционном оружии. Лучше всего на уровне не выше средневекового. Типа турниров в раннем средневековье. Когда турниры по заданным правилам велись дружина на дружину. (Это позже перешли на индивидуальные поединки) А иначе человечество просто самоуничтожится в ядерном апокалипсисе. Сами понимаете, что такая договорённость в обозримом будущем - утопия.
4.     Быстро, пока не поздно, начать генетические эксперименты на животных с переходом к экспериментам с человеком с целью научиться отличать вредные мутации от полезных и исправлять первые на генном уровне. Опять же проверяя результат в жестокой искусственной борьбе за существование. Что пока не делается из религиозно-этических соображений.
Так что пока евроатлантическое человечество живёт по первому варианту: сладостно деградируя и вымирая. Как неандертальцы на этой же территории. Только быстрее: неандертальцы вымирали 20000 лет.

Какие деньги платили советским бойцам на фронтах Великой Отечественной

Сколько платили бойцам Красной Армии во время Великой Отечественной

Для военнослужащих Красной Армии за боевые заслуги было введено не только моральное (награды), но и материальное поощрение. Впрочем, и за ордена после войны первое время доплачивали.

У гитлеровцев же ничего подобного не существовало.

Кто получал меньше всех

Первые приказы о вознаграждении военнослужащих за успешное решение боевых задач были подписаны Сталиным уже летом 1941 года, когда наши пилоты летали бомбить Берлин. С начала августа каждый член экипажа, отбомбившегося на вражеской территории, получал по 2 тысячи рублей. Впоследствии подобные выплаты стали нормой, только с 1943 года была введена дифференциация такого материального стимулирования – члены экипажей получали от 500 до тысячи рублей, а командиру, штурману и борттехнику начислялось по две тысячи.

Самый низкий должностной оклад в Великую Отечественную войну был у простых стрелков (17 рублей). Снайпер, кстати, вопреки расхожему мнению, ничего не получал за очередного подстреленного вражеского солдата или офицера. Он мог дослужиться до сержанта, у которых денежное довольствие было почти наполовину больше, чем у рядовых; снайпер-сержант, воевавший три года, мог рассчитывать на 200-рублевый оклад. Однако профессия это была очень опасная, эти три года проживали редкие счастливчики, поэтому вряд ли размер должностного оклада в данном случае мог служить стимулом.

Размер денежного довольствия зависел не только от должности, но и от звания. К примеру, пилот истребителя, Герой Советского Союза в звании старшего сержанта мог получать больше командира своего полка (порядка 2 тысяч рублей) – ему шли надбавки за геройское звание, гвардейские, фронтовые и за каждый вылет. Командиру взвода (лейтенанту) платили 800 рублей, а комбату (майору) – 1100 рублей.

Кое-кому из партизан тоже перепадало. Правда, это был руководящий состав тех соединений, которые входили в Центральный штаб партизанского движения – неучтенных народных мстителей на военное денежное довольствие не ставили. Командирам партизанских взводов и руководящему составу отрядов начисляли, как минимум, от 500 до 750 рублей. Надбавить могли за выведенную из строя единицу немецкой техники (к примеру, эшелон с боеприпасами и живой силой).

К слову, материальное поощрение за уничтоженные самолеты, корабли и другие средства передвижения – это отдельная статья расходов военного бюджета СССР в Великую Отечественную.

Самые дорогие – корабли

За уничтожение вражеского эсминца или подлодки командир и штурман советского корабля получали по 10 тысяч рублей, а каждый член экипажа – по 2,5 тысячи. По ниспадающей в плане расценок шли гитлеровские транспортники (соответственно три и одна тысяча рублей), сторожевики (2 тысячи и 500 рублей) и буксиры (тысяча и 300 рублей).

Подбитые танки стоили дешевле – командиру орудия и наводчику полагалось по 500 рублей, остальной расчет мог рассчитывать на сумму в 200 рублей на брата. Но очень многим артиллеристам никогда не суждено было увидеть этих денег – они гибли в первых же боях.

Что можно было купить не эти деньги?

В Великую Отечественную работал Военторг с его автолавками, выезжавшими на передовую. Солдаты и офицеры могли приобрести разную мелочь повседневного спроса – бритвенные принадлежности, нитки, иголки, конверты и бумагу, карандаши и многое другое.

Военное время было суровым, в том числе, и в плане ценовой политики – все было очень дорого. Если в Военторге бутылка водки стоила 11.40, то в тылу ее цена могла доходить до 800 рублей. В целом, цены выросли в сравнении с довоенными более чем в 10 раз; цена буханки хлеба в городах взлетела до 500 рублей.

Многие офицеры отсылали свои денежные аттестаты домой, чтобы материально помочь семьям.

Немцев только награждали

Гитлер был скуповат на материальное вознаграждение своих подданных за боевые успехи – за сбитые советские самолеты пилоты люфтваффе получали лишь ордена. Только к концу войны подбившему наш танк военнослужащему вермахта могли предоставить отпуск домой или подкинуть продуктовую посылку его «frau und kinder».

О связи идеологии с генетическим вырождением.

Как связан либерализм и толерантность, равноправие полов и прочие достижения европейской цивилизации с вырождением и биологической деградацией европеоидной популяции?

Объясню для начала, в чём это вырождение выражается.

Прежде всего, в утрате или в сильном ослаблении инстинктов, необходимых для выживания популяции. Таких, как половой инстинкт, родительский инстинкт, инстинкт самозащиты и защиты своей популяции. А также в физической деградации: ожирении, демаскулинизации, снижении физической и физиологической выносливости.

Связь самая прямая. Таковое вырождение генетически предопределено в условиях всех этих, несомненно, великих достижениях человеческой цивилизации. Дело в том, что генетически заданные инстинкты, формировавшиеся для выживания в других условиях существования, по мере развития производительных сил, завели человечество в тупик. Производительные силы, избавив человека от корректирующего давления природы, создали такие условия существования человеческой популяции, в которых инстинкты работают неправильно и направляют деятельность организма к саморазрушению.

Например, инстинкт заставляет человека запасать энергию на чёрный день в виде жиров. В естественных условиях, если жира запасётся слишком много, гормонами резко ограничивается подвижность организма и, следовательно, способность добывать пищу в природе. Человек становится ленивым и сонным. Организм худеет, приводя себя в норму.

А что происходит в современной цивилизации?

В кровь впрыскиваются гормоны, делая человека всё более вялым и ленивым, а пища всё не кончается. Гормонов лени впрыскивается ещё больше. Результат—население деградирует от ожирения.

Второй пример: в природе самки всегда или в поисках полового партнёра, чтобы забеременеть, или беременны, или кормят детёнышей. В последних двух периодах половая активность самок отсутствует или минимальна. У женщин такой период длится года два—три. После примерно полугодового периода половой активности. В природе на одну сексуально активную самку приходится до десятка сексуально активных самцов. Самка долго сексуально неудовлетворённой не ходит – слишком много претендентов на спаривание с ней. Инстинкт направляет её не на борьбу за самцов, а на выбор лучшего среди них. Но сейчас человек научился вмешиваться в процесс полового воспроизводства. Беременность не наступает. Но организм запрограммирован забеременеть. И он добивается этого единственным доступным ему способом: впрыскивает самке ещё больше половых гормонов для более интенсивного поиска половых партнёров. Но организм не понимает, что самка вставила спираль и что совокупляйся, не совокупляйся—результат будет один. А гармоны то впрыскиваются в кровь! И наступает в популяции гендерный дисбаланс. Сексуально активных самок становится больше, чем их могут обработать имеющиеся сексуально активные самцы. Самки становятся всё более агрессивными и направляют свою агрессию на бесполезных самцов. У них сбивается половой инстинкт и они направляют своё половое влечение на существ одного пола с собой. И вот вам и феминизм и лесбиянство.

Самцы из-за сексуальной пресыщенности становятся всё более сексуально пассивными. Им нужны всё более сильные средства для возбуждения. Боясь агрессии самок, самцы направляют своё ослабленное сексуальное влечение на кого то или что то другое. Вот вам и все сексуальные извращения.

Третий пример: Женщины перестают рожать. Если рожают, то в лучшем случае одного. А 20% женщин в современной европеоидной популяции бесплодны: изуродовали себя вмешательством в свою половую функцию. Раньше рождалось много детей. Неудачные - с генетическим браком, ослабленные вымирали, не давая потомства. Инстинкт толкал женщину на защиту и выживание детей. После смерти каждого она горевала. А потом опять беременела и успокаивалась. Теперь ей на помощь пришла цивилизация с её медициной. Чтобы не горевала. Сейчас женщина с изуродованной половой сферой еле-еле родит одного задохлика и выхаживает его с помощью медиков. Задохлик выживет и начинает плодить таких же задохликов, передавая свои генетические пороки следующим поколениям. И уже сейчас никакая медицина не справляется с последствиями.

Четвёртый пример: Стресс. Стресс—генетическая реакция на опасность. Она предполагает ответ на опасность: дерись или беги. Для этого в кровь впрыскивается целый букет гормонов. Сердце начинает сильно биться, гоняя кровь для снабжения организма повышенными порциями кислорода. Сосуды сужаются, кровь густеет чтобы в случае травмы ослабить кровотечение. Ну и что происходит, если, скажем, гаишник или начальник вогнал человека в стресс? Бить его или бежать, чтобы впрыснутые гормоны разложились? Результат—гормоны долго циркулируют в крови и вот вам инфаркты и инсульты. Более дальний результат—вымирают самые активные и агрессивные особи. Самые биологически сильные.

И таких примеров тьма тьмущая.

Помните судьбу тасманийских небегающих и нелетающих птиц, некогда прилетевших на остров и достигших там полной безопасности и изобилия пищи до полной потери инстинкта и физической способности самозащиты? Съели их кошки и собаки—мигранты, развивавшиеся в другом месте в голоде и постоянной опасности.

Это всё понятно, скажете вы. А причём здесь либерализм и толерантность?

А при том, что человечество очень давно почувствовало несоответствие генетических инстинктов, не успевающих изменяться за цивилизацией. И пыталось откорректировать их идеологической надстройкой—жёсткими нормами навязанного обществом человеку поведения. (Кажется, это называется третьей сигнальной системой?) Чтобы легче было личности смиряться с запретами, их подкрепили авторитетом существа всемогущего и страшного. Это существо запрещало аборты и убийства. Жёстко регламентировало сексуальную жизнь. Устанавливало периоды искусственного голодания в виде периодических постов. Запрещало лечить болезни, объясняя их божьей карой и многое ещё чем изнуряло несчастного человека.

И вот, благодаря просвещению и гуманизации родился либерализм и толерантность. И объявили все эти изнурения мракобесием. Объявили сексуальные извращения просто особостью, к которой надо относиться толерантно. Объявили равноправие женщины с мужчиной во всём. Только не смогли наделить мужчину детородными функциями и поэтому предложили женщине избавить от таковых себя. Объявили, что это избавление женщины от своих природных функций есть её священное право, данное ей богом от рождения и признаком её достижения просвещённого состояния, равного мужчине. Да и самого бога и религию объявили просто одной из многих идеологий, равно неуважаемых и равно необязательных.

Короче, евроатлантическая или, как её ещё принято называть, иудеохристианская цивилизация, развиваясь невероятно, отменила всё это мракобесие и феодализм и тихо и сладостно скользит в пропасть к собственному самоуничтожению.

Суть дела такова, что если предоставить человека самому себе, а точнее своим инстинктам, то они в условиях изобилия пищи и отсутствия борьбы за существование, с неизбежностью восхода солнца приведут индивид к деградации, а популяцию таких индивидов к самоуничтожению. Что и происходит с европеоидами.

И теперь они с ужасом и мазохистским замиранием тасманийских беззащитных жирных птиц смотрит в щёлочки глаз крадущихся к ним хищников, чуждых всякому либерализму и толерантности. Которые просто хотят кушать, совокупляться, рожать и кормить детёнышей.

В отличие от просвещённых и высококультурных иудо-христианских европеоидов, избавленных цивилизацией от этих низменных животных потребностей.