July 27th, 2020

Про карандаш и борьбу с педофилами.

В СССР ходил в среде управленцев такой анекдот про карандаш:

Пришёл на карандашную фабрику новый генеральный директор. Ознакомился с производимой продукцией. Собрал администрацию и задал вопрос: «Последние четыре сантиметра карандаша невозможно использовать – в руке не держится - слишком мал. Зачем вы в туда грифель вставляете? Если грифель укоротить до предела возможного использования, то представляете, какая экономия получится при наших тиражах карандашей?»

Подчинённые отреагировали. Стали вставлять в карандаш укороченный грифель.

Время шло. Генеральный директор тоже ушёл на пенсию. Пришёл новый. Собрал администрацию на совещание и спросил: «В последней трети карандаша нет грифеля. Зачем эту треть делаете? Если укоротить карандаш на ту треть, которой всё равно писать невозможно, представляете, какую экономию получить можно при наших тиражах карандашей?»

Подчинённые отреагировали. Укоротили карандаш.

Время шло. И этот генеральный директор ушёл на пенсию. Опять пришёл новый. Собрал администрацию на совещание и спросил: «А чего это вы выпускаете такие короткие карандаши? Если удлинить карандаш на треть, и поднять соответственно цену, представляете, как можно нарастить объём реализации при наших тиражах карандашей?»

Подчинённые опять отреагировали. Выполнили указание.

Время идёт, и этот генеральный директор собрался на пенсию. Коллектив опять готовится укорачивать грифель в карандаше.

К чему я это рассказал.

А к нашим законодателям. Творят законы точно в соответствии с этим анекдотом. (Апупею с нормами содержания алкоголя в крови у водителей помните? А про смену времён?)

Ещё был случай: как то депутат Мизулина со товарищи внесли законопроект об ужесточении наказания за педофилию. Вплоть до высшей меры. И возмущалась, что Госдума медленно принимает столь актуальный закон. Дескать, лобби педофильское среди депутатов мешает.

Мизулина, вроде, долго уже живёт, а память сохранила девичью: всё забыла. Такой закон уже был в СССР. Это уже вторая стадия усовершенствования карандаша. В своё время ввели по требованию возмущённой общественности. За изнасилование - вплоть до высшей меры. Причём, за изнасилование не только детей, но и взрослых. (Кроме взрослых мужчин).

Пришлось отменять.

Потому что злодеи после завершения процесса надругательства над жертвой стали убивать свои жертвы. А некоторые ещё до завершения процесса надругательства. И даже, привыкнув, до начала того самого процесса.

И действительно: так гораздо безопаснее. Одним свидетелем меньше. А то и несколькими случайными людьми, ставшими свидетелями. (Их тоже убивали) И пострадавшего нет в живых. А результат один: если поймают - и так, и так вышак. Терять нечего. А так шансов поймать меньше.

Нельзя давать за изнасилование высшую меру. Даже за изнасилование детей. Только за убийство. Как бы не кипел наш разум возмущённый.

Будет ещё хуже. А насиловать не перестанут..

Сейчас пошла третья стадия укорачивания карандаша – борьбы с педофилами.

Принудительное обследование девочек на предмет девственности с предложением сдать преступника – педофила.

Так и представляю себе зарёванную девку 13 лет в кабинете следователя:

Следак: Сознавайся! Кто тебе целку сломал! Сдай педофила! А то пойдёшь по статье за укрывательства особо опасного преступника!

Девка сквозь слёзы: Мамой клянусь! Сама! Ручкой от метлы! В туалете. Увлеклась. Степень нажатия не рассчитала!

Следак: Не верю! Давай в подробностях! Включаю запись!

Но кто то умный пресёк на корню эту инициативу. Вроде бы Путин.

Майданарбайторы как имитация народной воли. За деньги.Или потуги украинизировать РФ.

Фургал будет сидеть. И вот почему




Сейчас я на пальцах попытаюсь объяснить, почему Фургалу хана.

Начну издалека. Это был примерно 2006 год, я жил ещё в Виннице, но работал уже всё больше в Киеве. И к нам приехал из России в отпуск один офицер (имя тут никому ничего не скажет), с которым мы сидели в кафешке, тянули пиво и рассуждали за жизнь.

Сразу скажу, что в той тусовке, в которой я тогда был, считалось, что «незалежность» Украины – это дурацкое недоразумение, которое нужно исправить. И чем быстрее исправить, тем лучше для всех – и для страны, и для людей.

Для лучшего понимания, что такое Украина 2006 года: только недавно прошла «оранжевая революция». После этого все взятки и откаты выросли в размере в три раза. Если при премьерстве Януковича (под Кучмой) откат был 10%, то при Тимошенко под Ющенко – уже 30-40%. Новые, пришедшие к власти в результате майдана, были голодными и жадными, поэтому гребли как не в себя. Ну и поскольку большинство из них было безграмотными авантюристами (типа Зварыча – министра юстиции без диплома о высшем образовании, или Луценко – журналиста во главе МВД), то качество управления стремительно упало.

Плюс с помощью уличных протестов осуществлялся рейдерский захват различных должностей. Так, например, подсидели Винского, который был министром транспорта – привезли несколько автобусов профессиональных протестующих, и на волне «протеста» Ющенко его уволил. А на место министра транспорта, конечно же, поставили того, кто заказал данные «протесты».

Тогда даже особая «профессия» появилась на Украине – майданарбайтер. Потому что с определённого момента бесплатных митингов просто не осталось. Некоторые умудрялись с утра постоять с одной стороны, получить деньги, а после обеда поучаствовать в митинге с другой стороны, и тоже подзаработать.
Ещё одна «профессия», которая тогда процветала – это «сотники» и «тысячники». То есть те, у кого были списки желающих подработать, и они за свой процент обзванивали свою базу (в основном студентов киевских ВУЗов), чтобы те выходили на очередной митинг.

Я смотрел на всё это со стороны и матерился, потому что профессиональные протестующие убили сам смысл понятия «митинг». И каким-нибудь шахтёрам или заводским рабочим выходить на улицы, не получая зарплаты год или два, уже было бесполезно – их просто считали ещё одной проплаченной массовкой.

Так вот, сидели как-то мы с приехавшим из России офицером в кафе, пили пиво и разговаривали. А он и говорит:
- Знаешь, а у нас государственная машина заработала.
- Это как?
- А так. Если ты попал в разработку к прокуратуре, ФСБ или налоговой – тебя закроют. Поэтому лучше работать в белую и платить налоги, иначе будут проблемы.
- Да ладно. Не может быть.
Тогда я ему не поверил («Бандитский Петербург», «Улицы разбитых фонарей» и тому подобное шли полным ходом). Нормальная работа госорганов казалась фантастикой. Особенно на фоне украинских реалий, где покупалось и продавалось всё, включая должности глав областных управлений МВД и судей.

Шло время, и разрыв между ситуацией в России и на Украине в плане законности становился всё более заметным.
На Украине по-прежнему за каждую официальную бумажку требовали взятку, а в России вводили электронный документооборот и личные кабинеты в налоговой.

Арестовали Мавроди. Народ вышел на митинги. Посадили Мавроди, несмотря на митинги.
Арестовали мэра Ярославля Урлашова. Народ вышел на митинги. Посадили Урлашова, несмотря на митинги.
Арестовали Фургала. Народ вышел на митинги. Результат немного предсказуем.

И я вам объясню, почему. Потому что когда улица (а не суд) начинает определять, кто виновен, а кто невиновен – страна превращается в Украину. А ничего хуже Украины быть не может.

Потому что там Стерненко может зарезать человека ножом, есть несколько видео, как он это сделал – но его выпускают, потому что нацики смогли собрать под судом большую толпу.
Убийцы Олеся Бузины не сидят. Пашинский, который прострелил человеку ногу «просто так», не сидит. Убийцы одесситов не сидят. Убийцы мариупольских милиционеров не сидят. И продолжают убивать.
Это и называется «украинизация общества». И это ужасно.

И здесь тоже защитники Фургала заявляют «Ну и что, что на нём несколько заказных убийств? Это же было давно!».

Да хоть тридцать лет назад, да хоть миллион на улицы выведут – убийца, преступник должен сидеть. Будь он хоть журналист, хоть музыкант, хоть актёр, хоть губернатор – закон должен быть один для всех.

Мы чуть не потеряли Россию в девяностые. Были очень близки к этому. Потому что ничто так не уничтожает государство, как беспредел. И попытки выводить людей на улицы в защиту убийцы – это попытки возродить этот беспредел и беззаконие. Никто этого не допустит.
Поэтому Фургал будет сидеть. Причём в момент, когда его дело из уголовного попытались превратить в политическое, это стало неизбежным.

Майданарбайторы как имитация народной воли. За деньги.Или потуги украинизировать РФ.

Фургал будет сидеть. И вот почему





Сейчас я на пальцах попытаюсь объяснить, почему Фургалу хана.

Начну издалека. Это был примерно 2006 год, я жил ещё в Виннице, но работал уже всё больше в Киеве. И к нам приехал из России в отпуск один офицер (имя тут никому ничего не скажет), с которым мы сидели в кафешке, тянули пиво и рассуждали за жизнь.

Сразу скажу, что в той тусовке, в которой я тогда был, считалось, что «незалежность» Украины – это дурацкое недоразумение, которое нужно исправить. И чем быстрее исправить, тем лучше для всех – и для страны, и для людей.

Для лучшего понимания, что такое Украина 2006 года: только недавно прошла «оранжевая революция». После этого все взятки и откаты выросли в размере в три раза. Если при премьерстве Януковича (под Кучмой) откат был 10%, то при Тимошенко под Ющенко – уже 30-40%. Новые, пришедшие к власти в результате майдана, были голодными и жадными, поэтому гребли как не в себя. Ну и поскольку большинство из них было безграмотными авантюристами (типа Зварыча – министра юстиции без диплома о высшем образовании, или Луценко – журналиста во главе МВД), то качество управления стремительно упало.

Плюс с помощью уличных протестов осуществлялся рейдерский захват различных должностей. Так, например, подсидели Винского, который был министром транспорта – привезли несколько автобусов профессиональных протестующих, и на волне «протеста» Ющенко его уволил. А на место министра транспорта, конечно же, поставили того, кто заказал данные «протесты».

Тогда даже особая «профессия» появилась на Украине – майданарбайтер. Потому что с определённого момента бесплатных митингов просто не осталось. Некоторые умудрялись с утра постоять с одной стороны, получить деньги, а после обеда поучаствовать в митинге с другой стороны, и тоже подзаработать.
Ещё одна «профессия», которая тогда процветала – это «сотники» и «тысячники». То есть те, у кого были списки желающих подработать, и они за свой процент обзванивали свою базу (в основном студентов киевских ВУЗов), чтобы те выходили на очередной митинг.

Я смотрел на всё это со стороны и матерился, потому что профессиональные протестующие убили сам смысл понятия «митинг». И каким-нибудь шахтёрам или заводским рабочим выходить на улицы, не получая зарплаты год или два, уже было бесполезно – их просто считали ещё одной проплаченной массовкой.

Так вот, сидели как-то мы с приехавшим из России офицером в кафе, пили пиво и разговаривали. А он и говорит:
- Знаешь, а у нас государственная машина заработала.
- Это как?
- А так. Если ты попал в разработку к прокуратуре, ФСБ или налоговой – тебя закроют. Поэтому лучше работать в белую и платить налоги, иначе будут проблемы.
- Да ладно. Не может быть.
Тогда я ему не поверил («Бандитский Петербург», «Улицы разбитых фонарей» и тому подобное шли полным ходом). Нормальная работа госорганов казалась фантастикой. Особенно на фоне украинских реалий, где покупалось и продавалось всё, включая должности глав областных управлений МВД и судей.

Шло время, и разрыв между ситуацией в России и на Украине в плане законности становился всё более заметным.
На Украине по-прежнему за каждую официальную бумажку требовали взятку, а в России вводили электронный документооборот и личные кабинеты в налоговой.

Арестовали Мавроди. Народ вышел на митинги. Посадили Мавроди, несмотря на митинги.
Арестовали мэра Ярославля Урлашова. Народ вышел на митинги. Посадили Урлашова, несмотря на митинги.
Арестовали Фургала. Народ вышел на митинги. Результат немного предсказуем.

И я вам объясню, почему. Потому что когда улица (а не суд) начинает определять, кто виновен, а кто невиновен – страна превращается в Украину. А ничего хуже Украины быть не может.

Потому что там Стерненко может зарезать человека ножом, есть несколько видео, как он это сделал – но его выпускают, потому что нацики смогли собрать под судом большую толпу.
Убийцы Олеся Бузины не сидят. Пашинский, который прострелил человеку ногу «просто так», не сидит. Убийцы одесситов не сидят. Убийцы мариупольских милиционеров не сидят. И продолжают убивать.
Это и называется «украинизация общества». И это ужасно.

И здесь тоже защитники Фургала заявляют «Ну и что, что на нём несколько заказных убийств? Это же было давно!».

Да хоть тридцать лет назад, да хоть миллион на улицы выведут – убийца, преступник должен сидеть. Будь он хоть журналист, хоть музыкант, хоть актёр, хоть губернатор – закон должен быть один для всех.

Мы чуть не потеряли Россию в девяностые. Были очень близки к этому. Потому что ничто так не уничтожает государство, как беспредел. И попытки выводить людей на улицы в защиту убийцы – это попытки возродить этот беспредел и беззаконие. Никто этого не допустит.
Поэтому Фургал будет сидеть. Причём в момент, когда его дело из уголовного попытались превратить в политическое, это стало неизбежным.

А что, Россия уже подала заявку на вступление?

В ФРГ выступили против возвращения России в G7

Я
тоже против кое чего.
Напимер категорически против вступления Путина во всероссийское  общество ЗОЖ.

Пусть даже не подаёт заявку!

Что то странное творится с ценами на картофель в Петропавловске.

За месяц цены на картофель взлетели с 30р/кг до 100р/кг.
Самое дешёвое, что можно найти, это 75р/кг. (Если знать, где).
И это несмотря на новый овощной сезон.
В чём причина?

Причём, на некоторые овощи цены, как и положено, упали.
На зелёный лук, например, с 700р/кг до 400р/кг.

Готовят камчадалов на поддержку хабаровских протестов?
Картошка - второй хлеб в России. Основа питания.

В других дальневосточных регионах также или только у нас?