March 4th, 2020

Не будьте дураками. Не обращайтесь к врачу с гриппом. Если не хотите попасть в карантинную тюрьму.

На не определённое время с очень плохими условиями. (Не верьте слащавой картинке в телевизоре про счастливых обитателей карантинного санатория в Тюмени)

Почему на неопределённое время? Потому что карантин официально заканчивается после того, как 3 пробы с интервалом в неделю покажут отрицательный результат. А делают эти пробы только в Новосибирске. А вы где живёте?

Врачи могут отпустить и раньше, если вы им понравитесь своим благонравным поведением. А если нет, то поместят в одиночную камеру палату с решётками и будут кормить диетической кашей на воде и ждать результатов анализов из Новосибирска.

Кстати: именно этим и объясняется более высокий уровень смертности у гриппозных больных, чем обычно. Просто население прячется, запуганое карантинными тюрьмами. И обращается к врачу только после того, как грипп дал осложнение в виде пневмонии.
Чего никак не понимает один амерпрофессор из блогеров.

Справка: гриппов довольно много вариантов. И большая часть их вызывается именно короновирусами. Которых известно около 50ти. И ещё сколько то пока неизвестных.


«Я пью шестнадцать таблеток в день»

Россиян закрыли на карантин вместе с зараженным коронавирусом. Что происходит внутри?

Автомобиль скорой помощи у здания инфекционной клинической больницы №1
Автомобиль скорой помощи у здания инфекционной клинической больницы №1
Фото: Андрей Васильев / ТАСС

Россиянка по имени Юлия на днях вернулась из Италии в Москву, почувствовала недомогание и сама обратилась в скорую помощь, чтобы сдать тест на коронавирус. Но все обернулось так, что медики пригрозили ей полицией и отвезли в 1-ю инфекционную больницу — туда, где уже находится зараженный россиянин Давид Беров. Юлия рассказала «Ленте.ру», что в карантине люди больше страдают от условий и отношения врачей, чем от новой заразы, и объяснила, почему ей кажется, что медслужба в России больше озабочена сохранением секретности, чем лечением людей.

«Мы вызовем наряд полиции»

В Италии я находилась один месяц и почувствовала, что у меня немного поднялась температура и заболело горло. Решила вернуться домой раньше, чем планировала. Через два дня, 26 февраля, я прилетела в аэропорт Шереметьево.

Думала, что в аэропорту будет какой-то пункт досмотра или место, где я смогу обратиться за помощью. Ничего такого в терминале D не было. Никто нас не проверял, не встречал. Отправилась домой.

На следующий день я обратилась в скорую, чтобы спросить, где я могу сдать анализ на коронавирус, Боялась поставить под угрозу жизнь и здоровье близких людей, моего пожилого отца. Мне сказали, что пришлют участкового врача, он меня осмотрит и расскажет, как действовать дальше.

Врач приехала, зафиксировала мое состояние: красное горло, температура 37,2. Затем она вызвала бригаду скорой помощи. На них не было никаких особых костюмов. Обычная форма. Сказали, что нужно ехать в инфекционную больницу. Я сперва отказалась — спросила, почему нельзя взять у меня анализ и оставить дома?






Я согласилась поехать добровольно. Оказалось, что в частных клиниках этот тест пройти нельзя.

«Один туалет для мужчин и женщин»

В ночь на 28 февраля я приехала в 1-ю инфекционную больницу на Волоколамском шоссе. У меня взяли все анализы и поместили в палату, где уже было пять женщин. Все они тоже прибыли из Италии.

Были те, кто обратился к медикам спустя несколько дней после возвращения в Москву. Потом к нам поселили еще одного человека.






В других палатах нашего отделения — тоже от четырех до семи пациентов.






И вот сегодня Роспотребнадзор сообщил, что у Давида Берова, лежавшего в палате напротив нашей, положительные результаты анализа на коронавирус. С ним в палате находилось еще пять или шесть парней. Они теперь находятся в изоляции в соседних с нашим зданиях. Сам Давид — в отдельном боксе. Теперь их палата у нас единственная пустует.

«Заточение людей против их воли»

По сути, нас не имеют права держать в изоляции. Нет никакого официального документа, который говорил бы о карантине для людей, прибывших из Италии. Медики говорят, что есть распоряжение главного санитарного врача Москвы не о карантине, а об изоляции на инкубационный период, но эту бумагу нам они не показывают.

В Роспотребнадзоре также заявили, что никакого карантина пока не вводили. Только в чем разница? Речь идет о заточении людей против их воли в одном месте.

Мы уже даже не о коронавирусе думаем, а о различных других инфекционных заболеваниях, которыми можем заразиться друг от друга. Кому-то уже параллельно другие диагнозы ставят.

У меня первый анализ был отрицательным, даже обычного гриппа не было.

В качестве лечения (еще до получения результатов анализа) мне стали выдавать пилюли каждый день. Это какой-то дешевый аналог арбидола, некое противовирусное средство. Я пью шестнадцать таблеток в день.

На вопрос, можем ли мы купить себе более дорогие и качественные препараты, иммуномодуляторы, нам отвечают: «Вы не можете здесь принимать ничего, что государство не выделило». Фурацилин (противомикробное средство — прим. «Ленты.ру») можем только приобрести себе.

Нам меряют температуру электронными градусниками, но они не показывают реальную температуру. Нам приходится выпрашивать нормальные градусники и потом сообщать результаты измерений на пост или даже записывать их себе.

Вещи нам передают через специальный пост. Все пакеты тщательно проверяют. Есть список ограничений.

Общение с близкими происходит только по телефону и через интернет. Но печальнее другое: все новости, которые касаются нас напрямую, — к примеру, о результатах анализа Давида, — мы узнаем не от медиков, а из СМИ.

Врачи нас держат в информационном вакууме.

Непонятно даже, сколько времени мы должны провести в изоляции. Говорили, что две недели с момента прибытия из Милана на территорию России, но что будет теперь, после того, что показали анализы Берова? Будет отчет, наверное, вестись с момента контакта с ним, то есть с 27 февраля.






«Люди стараются лишний раз не мыться, обтираются влажными салфетками»

Говорят, что всем выдадут больничные листы. Однако многие здесь все равно боятся потерять работу. Здесь, как мы понимаем, все зависит от конкретного работодателя: способен он войти в положение или нет. Одна девушка тут с большим трудом добилась разрешения, чтобы ей передали ноутбук в палату — чтобы работать на удаленке. Мне повезло, что я самозанятая.

Особенность в том, что люди здесь лежат в основном достаточно обеспеченные. Многие могли бы заплатить за комфортное размещение, но такой возможности нет. Чтобы как-то снять общее напряжение, администрация прислала психолога, чтобы он нам помогал.

От неудобных кроватей болит спина. Смущает низкое качество питания, с которым ничего нельзя поделать. Это худший вариант столовской еды — с котлетами без мяса и так далее. Доставку сюда заказать невозможно. Особенно тяжело тем двоим, кто попал сюда из Ирана, — у них нет в Москве близких, кто мог бы им что-то передать, и они просто в шоке от такого питания.

Кроме ужасного туалета, у нас на мужское и женское отделение один ужасный душ на две кабинки. Там постоянно стоит вода на полу. Люди стараются лишний раз не мыться, обтираются влажными салфетками.

«Это стало для нас шоком»






За это время я прочитала не все, но достаточно много о коронавирусе. Я все-таки считаю, что это не настолько серьезная проблема. Люди вылечиваются. Вот Давид, к примеру, молодой парень, у которого даже симптомов никаких не было. Он себя нормально чувствует. Это просто грипп, другая форма гриппа и все.

Ужасно же, когда люди попадают в больницу здоровыми и заражаются уже здесь! Ужасно, когда к нам относятся не по-человечески, плюют на наши права.

Конфликты с администрацией у нас происходят каждый день, и отношение к нам становится строже. Я была очевидицей того, как одна женщина не выдержала и сказала: «Я здесь находится не буду. Это что за тюрьма?» Она написала расписку, что отказывается от принудительной госпитализации, и просто ушла.






Теперь же из отделения никого больше не выпускают и никаких расписок не принимают. В больнице дежурит Росгвардия или охрана.

На этих выходных мы несколько часов пытались добиться встречи с врачом, чтобы узнать результаты наши анализов. Нам сказали, что врач один на три корпуса.

Сейчас в больнице началось какое-то движение: появилось много врачей и медсестер, в туалете повесили держатель для туалетной бумаги. Видимо, готовятся к проверке.

Я полагаю, что нужно подавать какой-то судебный иск на главврача больницы из-за непонятной ситуации с анализами, а еще хотелось бы добиться отдельного бокса, но это уже, вероятно, поздно. Главное, чего мы все хотим и будем добиваться, — получения результата анализов и права вернуться домой! Нам ведь даже не говорят, сколько времени занимает исследование крови: часы, дни? Нам не говорят ничего — и это раздражает больше всего.

Как московские власти борются с коронавирусом

Про китайцев.

Идеальный стандарт, или Там, где русский бы спился... / Китайские нормы коллективного бытия



Ещё традиции Китая здесь, здесь и здесь

Хороший китаец, плохой китаец: особенности менталитета
Две стороны одного Китая / май, 2015

В Китае «замысловатые мелодии многочисленных рыгов, пуков и харканий становятся привычной и неотъемлемой частью звуковой картины мира. А иначе нельзя — потоки энергии ци должны беспрепятственно протекать через организм». ©


___

Филолог-востоковед Вера Ермилина ака weilami, живущая и работающая в китайском Гуанчжоу, — о положительных и отрицательных сторонах китайского менталитета.
«Тёмная сторона» китайцев

— Поскольку многие мои знакомые, зная, что я нахожусь в Китае, часто начинают диалог вопросом «Ну что, как там китайцы?», я решила посвятить первый серьезный пост в этом блоге своему восприятию жителей страны, которая в данный момент служит мне пристанищем, а в далекой перспективе — кто знает? — может стать для меня новым домом.

Сразу оговорюсь, что всегда с осторожностью отношусь к стереотипам и обобщениям в отношении каких-либо групп людей, тем более, таких крупных, как этнос. Однако, прожив какое-то время в стране, начинаешь волей-неволей отмечать для себя определенные закономерности, свойства, присущие подавляющему большинству представителей данной национальности. И, что касается китайцев, в определенный момент я пришла к неутешительному выводу: они мне не нравятся. Причин этому несколько, попробую их перечислить:

1. Бытовая культура

Так повелось, что для рядового китайца выражение «что естественно, то не безобразно» — жизненное кредо. Когда идешь по улице в Китае, с привычным городским шумом гармонично сплетается все богатое разнообразие звуков, издаваемых человеческим организмом — замысловатые мелодии многочисленных рыгов, пуков и харканий становятся привычной и неотъемлемой частью звуковой картины мира. А иначе нельзя — потоки энергии ци должны беспрепятственно протекать через организм и выходить из него в тот момент, когда это необходимо. Многие привычные западному человеку табу здесь не работают, особенно в отношении детей. Усадить 7-летнего ребенка пописать посреди улицы — нормально; кормить младенца грудью в метро — никаких проблем; позволять отпрыску носиться по ресторану, вопить и валяться на полу — почему бы и нет (впрочем, воспитание детей — вопрос из другой сферы, возможно, об этом я тоже когда-нибудь напишу). Тема для отдельного рассказа — культура использования общественных уборных: многие китайцы (наверное, в основном те, что приехали в город из провинции) не считают необходимым, заходя в кабинку, закрывать дверь; в тех редких случаях, когда в уборной есть унитаз, посмотрев на его состояние, предпочтение, как правило, все-таки отдаешь обычному «очку».

2. Неуважение личного пространства

Ни для кого не секрет, что китайцев много. Очень много. Поэтому там, где датчанин или швед обзаводится собственным домиком и участком с газоном, в пределах которого все подчинено его личному вкусу, и он может побыть наедине с самим собой, китайцы буквально сидят друг у друга на головах. Традиционные большие семьи, тесные квартиры, в которых живут одновременно 3–4 поколения, для старших из которых коллективизм является одной из основных особенностей мировоззрения — все это способствует возникновению у большинства китайцев привычки постоянно быть в толпе, не испытывая при этом дискомфорта. Отсюда крайне раздражающее большинство иностранцев поведение, например, в метро, когда, чтобы выйти из поезда или зайти в него, люди просто отпихивают друг друга в сторону; те, кто стоят на платформе, втискиваются в вагон, и, не подумав сперва выпустить людей из него, и это — не грубость, это — норма. Если вы едете на поезде или летите в самолете, а ваш сосед захотел с вами познакомиться — не надейтесь почитать книжку; если вы рядом, значит, открыты для общения, и привычный нам язык тела — направленный в другую сторону взгляд, замкнутая поза, холодные и лаконичные ответы — скорее всего, останется не понятым, и, хотите вы того или нет, придется услышать все о политических взглядах, кулинарных предпочтениях и перипетиях семейной жизни собеседника.

3. Узкий кругозор

Особенности китайского образования таковы, что обучение основано на бессознательной зубрежке и направлено не столько на получение максимального объема знаний, формирование широкого круга интересов и творческого мышления, сколько на сдачу школьных и институтских экзаменов (что-то это отдаленно напоминает, не так ли?). Поэтому, как правило, эрудицией китайцы не блещут; для большинства из них балтийские страны находятся где-то между Россией и Китаем, население Бельгии говорит, скорее всего, по-бельгийски, а Боливия — такой американский штат. В общем, картина мира — примерно такая же, как у большинства наших соотечественников, но дополняется она еще и нежеланием мыслить критически, анализировать, делать собственные выводы. По моим ощущениям, среднестатистический китаец — идеальная машина для выполнения базовых задач по стандартным схемам, его интеллектуальная деятельность строится на усвоенном еще со школы наборе идей и стереотипов (в России — холодно, большой нос — красиво, африканцы — агрессивны, пейте больше воды). Такое единство мнений среди жителей миллиардной страны — безусловный плюс с политической точки зрения: китайцами удобно управлять, их реакции понятны и предсказуемы. Однако в плане межличностного и межкультурного общения, как мне кажется, это способствует сохранению огромной коммуникационной ямы между «нами» и «ними».


___

Все вышесказанное, разумеется, относится не ко всем китайцам. Безусловно, среди них есть высококультурные и образованные люди, обаятельнейшие личности и прекрасные собеседники. Но я постаралась сформулировать те неприятные особенности, которые, по моим ощущениям, присущи большинству жителей этой страны.

«Светлая сторона» китайцев

— Наверное, пора, дабы не быть обвиненной в расизме\синофобии\нетолерантности и прочих грехах, напишу симметрично изложенному выше о том, какими положительными особенностями, на мой взгляд, обладают жители Поднебесной.

1. Столовая культура

Не уверена, что есть такое понятие, ну да ладно. Я из тех людей, которым блюдо в тарелке у соседа всегда кажется вкуснее собственного, и в ресторанах западного типа, где приходится из всего разнообразия вкусняшек в меню выбирать одну-единственную, мне бывает немного грустно. В китайских общепитах такой проблемы нет: заказывается всегда несколько блюд (причем, их количество, как правило, на 2–3 превышает количество сидящих за столом), которые ставятся на середину, и получается что-то вроде мини шведского стола. При таком раскладе, во-первых, удается попробовать гораздо большее количество блюд, во-вторых, даже если какие-то из них не в вашем вкусе, голодным точно не уйдете, так как что-то уж наверняка понравится, в-третьих, экономически такие ужины получаются более выгодными, потому что сумма чека обычно делится на всех едоков.

Мое отношение к китайской кухне неоднозначно: некоторые блюда я уплетаю с удовольствием (свинина с ароматом рыбы), другие кажутся мне довольно унылыми (всякие супы с пресной лапшой), а есть такие, существование которых я вообще никак не могу оправдать (вонючий тофу), но сама форма коллективного питания мне импонирует. Кроме того, здесь можно практически не беспокоиться о соблюдении столового этикета — никаких вам специальных вилок для устриц и пиалок для полоскания пальчиков — только палочки, только хардкор. Все ошметки, ракушки, кости и салфетки, как правило, кидаются прямо на покрытый целлофановой пленкой стол, либо на пол. С точки зрения эстетики — возмутительно, с точки зрения удобства — самое то. Если у вас, как и у меня, манеры чуть-чуть похуже, чем у королевы Англии, в китайском ресторане вам будет вполне комфортно.

2. Трудолюбие

Хотя, пожалуй, это не совсем корректно: любовью к труду китайцы (как, впрочем, и большинство представителей других национальностей) не отличаются; но вот их способность долго и терпеливо заниматься скучным и монотонным трудом иногда поражает. Самый яркий пример — это, конечно, работа на производстве. Зарплаты у рабочих китайских фабрик очень невысокие, условия труда, мягко говоря, не офис Гугла, но там, где русский бы спился, француз организовал профсоюзную забастовку, а немец занялся оптимизацией, китайцы спокойно отрабатывают смену за сменой, часто оставаясь сверхурочно, чтобы побольше заработать. Больше, чем возможность творческого самовыражения, карьерные перспективы и всякие столь милые европейскому сердцу challenges, рядовой китаец ценит стабильность. До тех пор, пока работа приносит стабильный доход, какой бы скучной она ни была, они будут пахать, кушать пресный рис и радоваться тому, что имеют — мне иногда кажется, что этому можно позавидовать. Качество выполняемой ими работы — это уже другой вопрос…

3. Терпимость

В Китае за всю его историю никогда не было религиозных войн. Ну, погоняли, допустим, в Тан буддистов, потому что они были большие любители пожить нахаляву за счет подаяний, а рабочих рук не хватало; ну, запретили секту Фалуньгун, потому что нефиг катить бочку на компартию… но кровавых конфликтов на почве того, что в одной деревне богиню Гуаньинь рисуют с 6-ю руками, а в другой — с 8-ю, здесь отродясь не бывало. До тех пор, пока ваши убеждения не угрожают национальной безопасности и не предполагают нарушений закона — верить вы можете во что угодно. В Китае, по моему опыту, вполне терпимо относятся к геям (по крайней мере, в больших городах) и прочим меньшинствам. У меня есть ощущение (возможно, ошибочное), что здесь очень терпимо относятся к физическим недостаткам, поэтому люди гораздо менее закомплексованы. На улицах и в парках многие танцуют, поют в голос, занимаются цигуном, и никто никого не осуждает за экстравагантность. Это немного странно, но, в общем, наверное, здорово.

4. Дружелюбие и гостеприимство

Наверное, это обратная сторона отсутствия личного пространства, но сути это не меняет. Китайцы — очень открытые ребята, всегда готовые помочь, подсказать дорогу, пригласить на обед. Они много улыбаются и довольно редко злятся. Будучи здесь иностранкой, я часто сталкиваюсь с любопытством в свой адрес (иногда чрезмерным), но никогда — с агрессией. Когда приходишь к китайцу домой, он очень старается сделать все, чтобы гостю было комфортно и сытно.


___

Как-то так… к каждому пункту хотелось добавить с десяток всяких «но», но я старалась как-то держаться на позитиве. Вот еще байские тетеньки с апельсинами, чтобы было совсем радостно.

Вера Ермилина
«Фактрум», 17 мая 2015