?

Log in

No account? Create an account

August 31st, 2019

Отсюда: „Канцлер-акт“: сказка или реальность?

Существует ли этот утаиваемый от общественности документ, который до сих пор должны подписывать все канцлеры Федеративной Республики Германии и признавать его положения?

.

Существует ли этот утаиваемый от общественности документ, который до сих пор должны подписывать все канцлеры Федеративной Республики Германии и признавать его положения?
Тайная бумага, которая принуждает соответствующее правительство Федеративной республики действовать по указке союзников, поддерживать их версию Второй мировой войны, не обращая внимания на благо и интересы немецкого народа?
Считается, что „Канцлеракт“ является частью тайного государственного договора от 21 мая 1949 года, с помощью которого союзники гарантировали себе в числе прочего полный контроль над средствами массовой информации в Федеративной республике до 2099 года. „Канцлеракт“ – это, якобы, документ, который до сегодняшнего дня должен подписывать каждый немецкий федеральный канцлер ещё до принятия присяги, как что-то вроде заявления об обязательствах по отношению к союзникам - в частности, по отношению к США.

.
Единственное подтверждение существования этого тайного государственного договора или „Канцлеракта“ - это письмо государственного министра доктора Рикерманна из Федеральной информационной службы в адрес некоего не называемого по имени министра, которое уже давно можно найти на самых разных интернет-сайтах (мы привели его ниже). В нём упоминается, например, что золотые запасы Германии отданы в залог союзникам. То есть речь идёт о вещах чудовищных, требующих официального сокрытия от наших глаз.
С давних пор на многократные запросы по этому поводу в Канцелярию Федерального Президента, Канцелярию Федерального Канцлера и пресс-службу Федерального правительства оттуда приходят созвучные, очевидно согласованные друг с другом тексты ответов.

.
Приведём один пример:
»Тайный государственный договор – это из области легенд. Такого договора попросту не существует. И федеральный канцлер, разумеется, не должен ничего подписывать по распоряжению союзников, никакого так называемого «Канцлеракта», предваряющего его присягу. Поэтому короткий ответ на запрос звучит: Нет.
С уважением»
Однако, как тогда на фоне этого официального НЕТ относиться к тому бесспорному факту, что в своё время все победившие на выборах Канцлеры, вплоть до Герхарда Шрёдера с его предполагаемым заместителем "Йошкой" Фишером в 1998-ом году, должны были ещё ДО – а не ПОСЛЕ - своего назначения и служебной присяги лететь в Вашингтон, чтобы представиться – при этом общественность даже не ставили в известность о причинах такой поспешности, а по итогам этих визитов никогда не обнародовались какие-либо договорённости и официально не подписывались какие-либо соглашения. Прозрачно намекая, но, тем не менее, весьма туманно выразился тогда господин Фишер: Если большинство проголосует иначе, то может победить другая коалиция. Но никогда не будет никакой другой политики. Потому что слишком многое поставлено на карту. И все участники игры это знают.
Но и политики времён Промышленного чуда - времён, когда отнюдь не всё, что исходило из Бундестага, подлежало сомнению, времён, в которых ещё не ведомо было понятие Политический труп - не делают сегодня секрета из своих знаний о такой государственной тайне, как Канцлеракт и дают порой весьма недвусмысленные указания. Они делают это, имея в виду: Я теперь могу это рассказать - что вы сегодня мне вообще можете запретить?

Как тот же Эгон Бар (Министр по особым поручениям с 1972 по 1974 год – прим. переводчика. Про канцлеррат говорил не только он. Ещё и генерал разведки на пенсии генерала Герд-Гельмут Комосса ).  Он рассказал кое-что любопытное 14.05.2009 года еженедельнику „Die Zeit“, соиздатель которого, кстати, бывший Канцлер Хельмут Шмидт (приводим здесь несколько выдержек):

.
Три письма и государственная тайна
Под этим заголовком и со слов: „Весна 1969-го: Федеральному Канцлеру Вилли Брандту представили на подпись какой-то документ. Он отказывается его подписывать – но потом всё же делает это“ многолетний ключевой политик от СДПГ рассказывает в числе прочего следующее:
Это было одним из первых вечеров во дворце Шаумбург, после того, как туда въехал Вилли Брандт. (...) я принёс Брандту мой проект письма его советскому коллеге Косыгину (...). Брандту же было важнее сообщить, что с ним сегодня произошло. Один высокопоставленный чиновник представил-де ему на подпись три документа. Соответственно послам трёх государств: США, Франции и Великобритании – именовавших себя Высшими Комиссарами.
Подписанием этих документов он должен был подтвердить своё согласие с тем, что военные губернаторы в их письменном одобрении немецкого Основного Закона от 12 мая 1949 года указали в качестве обязательных оговорок. Как обладатели неотъемлемых прав победителей Германии в целом и Берлина в частности, они исключили те статьи предлагаемого проекта Основного Закона, которые они понимали как ограничение их владетельных прав.
Это относилось даже к статье 146, которая предусматривала введение общей Конституции вместо Основного Закона в случае будущего объединения Германии.
Статья 23 даже перечисляла области, в которых и дальше должен был действовать Основной Закон, до тех пор, пока другие части Германии после их вступления в ФРГ не примут его у себя. Ведь в 1949 году эти три властителя не могли ни гарантировать произошедшего в 1990 году, ни предвидеть его. (...)

.
Брандт между служебной присягой и обязательствами подчинения
Эгон Бар рассказывает дальше: Брандт был возмущён, что от него потребовали подписывать такие обязательства по подчинению. В конце-то концов, ведь он был избран Федеральным Канцлером и принёс Присягу. Какие-то послы не могут этого отменить! Но его проинформировали, что Конрад Аденауер в своё время тоже подписал этот документ. А после него и Людвиг Эргард, и Курт Георг Кизингер.
И то, что военные губернаторы к тому времени стали Высшими Комиссарами и согласно так называемому немецкому договору вместе со вступлением НАТО в 1955 году был провозглашён германский суверенитет, ничего не изменило. Брандт закончил словами: „Так что я тоже подписал эту бумагу“. И больше он никогда на эту тему не говорил.
Ещё Аденауер относился к своему признанию главенства союзников, как к государственной тайне. Оно ведь так портило общую атмосферу за 10 дней до основания государства, да и у трёх властителей тоже не было стремления трезвонить об этом во всеуслышание 23 мая 1949 года. Так дальше и пошло. (...) Победители замалчивали свои особые неотъемлемые права в течение всего этого времени: не только перед зарождением Федеративной республики, но и когда они в 1955 году стали военными союзниками. Когда я однажды упомянул эти пресловутые канцлерские обязательства в разговоре с бывшим Федеральным Президентом Рихардом фон Вайцзэкером, тот отреагировал, к моей неожиданности, искренне удивленно - он действительно ничего о них не знал. (...)«
Вот такие признания Эгона Бара на страницах „Die Zeit“.

.
На этом фоне становится понятным, что Федеративная Республика Германия - это не суверенное государство, а в лучшем случае может обозначаться как структурный компонент союзников, управляемый, в частности, финансовым тузом - США. Союзники просто выжимают из того, что называется Федеративной Республикой Германия всё, что можно, без того, чтобы её население что-то заметило и воспротивилось этому.
Продажа немецких фирм за границу, передача государственных коммунальных предприятий иностранным „ инвесторам“, продажа линий снабжения, мнимое возвращение, якобы, украденных немецкими оккупантами художественных произведений, отказ от немецких золотых запасов, военная поддержка американского империализма – только это или что-то ещё является теми условиями, которые должны принимать и подписывать наши канцлеры? Что произойдет, если какой-то канцлер откажется, а потом это же сделает и следующий за ним, и последующий? Произойдёт ли тогда бомбо-штурмовой Холокост на немецкие города? Увидим ли мы тогда новую войну - снова против Германии? (Зачем? В ФРГ стоят американские оккупационные войска. Для борьбы с СССР они явно слабы, а вот для гоударственного переворота вполне сойдут.) Можно ли в таких условиях считать Вторую мировую войну действительно завершённой?
Является ли сегодня Федеративная Республика Германия действительно суверенным государством или только находящейся под иностранным игом областью, имитирующей государство для живущих здесь граждан - каждый должен решить для себя сам.
Здесь мы приводим упомянутый в начале статьи документ:

Перевод документа:
Секретный документ
Строжайше конфиденциально
Федеральная Информационная Служба
Отдел Контроля II/QP
Только для Министра
Заголовок: Тайный государственный договор от 21.05.1949 года
Тема: Факт утери Копии номер 4
Уважаемый господин Министр,
Копия номер 4 тайного государственного договора между военными союзниками и переходного правительства Западной Германии от 21.05.1949г. окончательно исчезла.
Этот тайный государственный договор оговаривал, прежде всего, следующее:
- владение союзниками немецких газет, радио и телевидения до 2099 года. (При Меркель, вроде часть масс-медиа опять отобрали в пользу Германии)
- так называемый Канцлеракт, т.е. письменный документ, который каждый Федеральный Канцлер по требованию союзников подписывает до принесения Присяги.
- владение союзниками золотым запасом Федеративной Республики.
В случае попадания утерянной копии тайного государственного договора не в те руки, советую немедленно отказаться от её подлинности.
С глубоким уважением,
Государственный Министр
Д-р Рикерманн"


Источник

Про Хартмана.

Количество сбитых самолётов зависит от методики подсчёта. В Люфтваффе считсли, что если самолёт пойман в прицел иэто зафиксировал самолётный фотоаппарат, то он сбит. В СССР для того, чтобы зачесть самолёт как сбитый, надо чтобы разведка нашла его на земле.

Раньше и у нас считали как у немцев. Но Сталин это отменил после того, как к 42му году наши асы "уничтожили" таким образом всё люфтваффе. И непонятно было, кто же тогда бомбит советские города.

Самолёт сбитый молодым лётчиком могли записать на другого пилота, которому не хватало сбитых им самолётов для ордена Или не зачесть сбитый самолёт, если он утонул в озере, но записать не сбитый самолёт как сбитый при такой методике подсчётов стало невозможно.

Немецкие генералы сначала тоже боролись с приписками. Но после ряда поражений, когда Гитлер требовал побед, махнули на всё рукой ради красивых отчётов.

Это тоже сказалось на разнице в числе побед немецких и советских асов.


Имя Эриха Хартманна, которому приписывается 352 сбитых самолета, в том числе 347 советских, в России стало хорошо известно с начала 1990-х годов.

До того времени историки не заостряли внимание на успехах асов Люфтваффе. Но выход в Москве большим тиражом книги Хартманна "Небо войны" и множество публикаций о нем и других немецких летчиках стали не просто сенсацией, а поводом для утверждений, что Кожедуб, Покрышкин и другие советские летчики ничего выдающегося не совершили.

В те годы российские книжные магазины были буквально забиты книгами о немецких танкистах, летчиках, диверсантах, фельдмаршалах, генералах… Изданные на отличной бумаге, они не шли ни в какое сравнение со скромными томиками воспоминаний о подвигах советских военных.

Итак, Эрих Хартманн — легенда Люфтваффе, летчик, считающийся наиболее результативным пилотом-истребителем за всю историю авиации.

Родился в 1922-м в Германии. Его отец, доктор Альфред Хартманн, с женой и трехлетним Эрихом отправился работать в Китай, а через пять лет вернулся на родину. После возвращения экстравагантная фрау Хартманн первым делом купила… легкий двухместный самолет, приучив к небу и сына. Эрих дебютировал в качестве пилота в возрасте восьми (!) лет.

Неудивительно, что во время войны, парень попросился в Люфтваффе. В октябре 1942 года лейтенант Хартманн попал на Северный Кавказ. Двадцатилетнего новобранца, выглядевшего еще моложе своих лет, старшие товарищи тут же окрестили "Буби" (Малыш). Эрих обладал несомненным талантом, правда, никак не относящимся к военной сфере. Немецкий, китайский, английский, французский, русский — неплохо для мальчишки, который всерьез нигде и никогда языкам не учился!

Все авторы книг и статей о Хартманне отмечают его вспыльчивый, взбалмошный, истеричный характер, его пьянки и отсутствие элементарной дисциплины. Да и он сам целые страницы своей книги посвящает рассказам о том, как он психовал, как ненавидел сослуживцев… В конце концов нервы у него сдали, пришлось даже уезжать домой и месяц подлечиваться. Но там его ждал удар: отец заявил, что у Германии нет шансов на победу. Буби вернулся на фронт с желанием доказывать обратное.

В Люфтваффе не было пилотов, которые бы провели больше воздушных боев, чем Хартманн. Он совершил около 1400 боевых вылетов и 800 воздушных боев. Это характеризует напряженность действий немецких пилотов на Восточном фронте. В его книге не раз подчеркивается: три-четыре вылета в день были нормой. А если Хартманн провел в шесть раз больше воздушных боев, чем Кожедуб, то почему он не может, соответственно, и сбить больше самолетов?

Излюбленной тактикой Хартманна был удар из засады. Вот что он писал: "Если вы видите вражеский самолет, вы совсем не обязаны тут же бросаться на него и атаковать. Подождите и используйте все свои выгоды. Оцените, имеется ли у противника отбившийся или неопытный пилот. Такого пилота всегда видно в воздухе. Сбейте именно его. Гораздо полезнее поджечь только одного, чем ввязываться в 20-минутную карусель, ничего не добившись".

Часто он сближался с противником менее чем на 50 метров, прежде чем открыть огонь. Это была крайне опасная дистанция, где буквально волосок отделял победу от столкновения в воздухе. 14 раз Хартманна сбивали наши летчики. Но каждый раз он снова поднимался в воздух, как только появлялся новый самолет. 19 октября 1943 года Хартманн впервые попал в плен. Его самолет сбили зенитчики. Эрих чудом приземлился — прямо нашим в руки. Но уже на следующий день он был у своих! Притворившись тяжело раненым, обманул конвоиров и сбежал. Но при переходе линии фронта беглеца едва не шлепнул немецкий часовой.

В августе 44-го Буби сбил
300-й самолет. Так много не сбивал никто. В Германии молодого капитана чествовали как национального героя. Гитлер вручил ему высшую воинскую награду — Бриллианты к Рыцарскому Кресту. Получив отпуск, Эрих женился на Урсуле Петч. Они признались друг другу в любви еще до войны. Ему тогда едва исполнилось 17 лет, а ей — 15. В этот период головокружительного взлета популярности Хартманна немецкие войска несли большие потери. Командование требовало объяснений, в том числе и от летчиков. И Хартманн в своих докладах (а потом и в книге) жаловался на суровый климат и… наших летчиков. Мол, часто меняют тактику, придумывают всякие фокусы в небе, их очень трудно понять… Он умудрился сбить наш истребитель Як-7 даже в день капитуляции Германии — 8 мая 1945 года. Приземлившись, прочел приказ командования: Эриху Хартманну вылететь в Дортмунд и сдаться там англичанам. Остальным — дождаться советских войск и сдаться им. Но знаменитость ослушалась. Летчик Буби облил самолет бензином и поджег. Ас присоединился к колонне, бредущей в чешский Писек. В пути их взяли в плен американские танкисты, а потом, согласно ялтинским договоренностям, передали советской стороне.

Хартманн, как военнопленный, обвиненный в порче социалистического имущества, был приговорен к 10 годам заключений в лагерях строгого режима.

Коли 64 і 59 не менше, ніж 352
Эрих Хартманн

В книге он подробно описывает свои "мытарства" в советских лагерях. Да, он был частым гостем карцера — за демонстративное нежелание сотрудничать с администрацией. Он даже отказался подписывать протоколы, заполненные не на немецком: мол, не понимает. Хотя русский знал в совершенстве. Хартманна едва не подкосил поступок его друга и командира Германа Графа — настоящей "иконы" Люфтваффе. Граф вдруг объявил себя чуть ли не "лучшим другом СССР". Написал покаянное письмо, где изъявил желание… служить в Красной Армии. До такого анекдота, конечно, не дошло, но срок ему скостили.

В книге Хартманн приводит одно из своих писем жене: "Моя дражайшая Ушмутти! — писал он из череповецкого лагеря. — После того, как мы поцапались с русской администрацией, нас привезли в этот лагерь. Он находится километрах в 60 от Вологды. Живем в больших бараках — по 400 человек. Узкие дощатые лежанки, которые поднимаются. Санитарные условия — как тысячу лет назад. Медицинское обслуживание сносное. Паек — 600 граммов хлеба, 30 граммов масла, 40 граммов сахара и две тарелки супа каждый день. Также дают чашку овсянки. В качестве германского героя я получаю со стороны русских относительно хорошее обращение. Меня никто ни разу не ударил".

В 1949 году Хартманн был назван в числе военных преступников и приговорен к 25 годам лишения свободы. Помимо большого количества сбитых советских самолетов, асу припомнили уничтожение пекарни в 1943 году, а также гибель свыше 700 мирных жителей в деревне под Брянском. И Хартманн стал… лидером сопротивления. Отказывался работать, устраивал голодовки, призывал других заключенных саботировать работу и требовал прибытия международной комиссии для "улучшения условий содержания заключенных".

Вот оно как! Человек, на совести которого жизни десятков советских летчиков, в советском лагере добивался уважения и почтения, устраивал акции протеста. Советских военнопленных за малейшее неповиновение могли расстрелять на месте, либо тут же отправить в "лагерь смерти". Хартманн же позволял себе выдвигать требования к администрации… Сегодня немало тех, кто готов сопереживать несчастным немецким военнопленным, пережившим "ужасы сталинских лагерей", забывая о том, сколько горя и страданий принесли эти "солдаты фюрера" на нашу землю.

Он пишет: "Те, кто в плену отказался от нацистских взглядов и стал сотрудничать с Советами, — предатели и свиньи". Война, напомню, к этому моменту закончилась, но для Хартманна, она, очевидно, продолжалась…

В октябре 1955 года, во время визита в Москву, канцлер ФРГ Конрад Аденауэр потребовал от советского правительства скорейшего освобождения немецких пленных. Н.Хрущев не стал осложнять отношения с набиравшей мощь ФРГ из-за каких-то чудом сохранившихся гитлеровцев и просьбу удовлетворил. Тем более что взамен Западная Германия выделяла огромные товарные кредиты и финансовые займы.

И Хартманн, вернувшись домой, тут же влился в состав ВВС ФРГ, где командовал эскадрильей. Службу Хартманн продолжал аж до 1970 года, дослужившись до звания полковника. В отставку ушел не из-за последствий советского плена, а из-за разногласий с американцами по поводу новой летной техники. Умер от воспаления легких 19 сентября 1993 года.

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner