?

Log in

No account? Create an account

October 13th, 2018

Православный священник о жизни в Швеции и Шведской церкви

Интереснейший материал с портала Православие.ру, показывает жизнь в сытой и, казалось бы, благополучной Швеции, с точки зрения духовности.

Протоиерей Виталий Бабушин рассказывает о жизни в этой стране и Шведской церкви.

Предлагаю вашему вниманию фрагменты данного материала.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/78807.htm

«МЫ ХОДИМ ЗДЕСЬ, КАК ПО ЗЕМЛЕ СОДОМА И ГОМОРРЫ»

Протоиерей Виталий Бабушин о Швеции и Шведской церкви

«…– Отец Виталий, но ведь в 2005 году Русская Православная Церковь приняла решение о разрыве отношений со Шведской церковью в связи с учреждением в ней официального обряда благословения однополых пар…

– Этим разрывом Русская Православная Церковь поставила четкий акцент на том, что собой представляет нынешняя Шведская церковь. Другими словами, мы заявили шведам: «Пока вы ещё сохраняли какую-то христианскую идентичность, мы могли иметь с вами какие-то точки соприкосновения: обсуждать общехристианские темы, дискутировать, участвовать в культурных и социальных проектах. Но вы ввели в быт своей церкви совершенно противные христианскому образу жизни вещи – однополые «браки», участие в гей-парадах. С нашей точки зрения, Священное Писание перестало для вас быть авторитетом; для вашей организации Бог уже не авторитет, поскольку можно свободно в угоду своим страстям искажать Его Божественное Откровение. Всё, что было христианским в вашей церкви, перестало быть таковым».

Епископы и священники Шведской церкви. Фото: Kyrkans Tidning http://www.kyrkanstidning.se/inrikes/nya-praster-och-diakoner-i-svenska-kyrkan

Этот разрыв как бы констатирует тот факт, что, как Церковь, мы можем иметь дело только с Церковью, которой, на наш взгляд, Шведская церковь уже не является.

Исключительным случаем в наших отношениях является разве что святое Крещение. Пока протестанты совершают его во имя Пресвятой Троицы: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», мы можем принимать их в Православие через таинство миропомазания. Однако на деле протестанты сами требуют при переходе в Православие совершить над ними полный чин святого Крещения по восточному обряду. Говорю это к тому, чтослышал недавно о том, что шведские протестанты разрабатывают особую гендерную формулу Крещения, в которой не будет Божественных имен Отца, Сына и Святого Духа.Боюсь, что после такого нововведения Крещение шведов при их переходе в Православие станет естественным условием.

Однако если Шведская церковь попросит нашего участия в каких-нибудь форумах, то, я думаю, было бы неправильным не поделиться с ними своим мнением.

– Как вообще обстоят дела с духовной жизнью обычных шведов? В передаче шведского телевидения «Из Швеции на небо» журналистка с одинаковым восторгом посещала католиков, мусульман и идолопоклонников. Какое место в жизни современного шведа занимает Шведская церковь?

– Единственное, в чем по-настоящему активна Шведская церковь, – это социальные проекты, так как религиозных проектов у нее нет. Архимандрит Дорофей (Форснер), настоятель сербского монастыря в местечке Бредаред, – швед, из семьи шведского пастора. Никто, наверное, лучше, чем он, не знает состояния дел в современной Шведской церкви. Архимандрит Дорофей говорит, что состояние Шведской церкви перестало быть религиозным. 40–50 лет назад консервативная часть пасторов и прихожан Шведской церкви ещё сохраняла традиционный для лютеранских общин и семей уклад жизни. Сейчас же быть верующим шведскому священнику (или, скорее, «священнице») при так называемом «посвящении» совсем не обязательно. Это подчеркивает направленность их организации от религиозного христианского служения исключительно к социальному институту, занимающемуся погребением и «богословской» интерпретацией гендерных экспериментов.

Помимо сохранения кладбищ, другой основной задачей Шведской церкви является выдача свидетельств о крещении и браке, поскольку многие шведы по традиции, не мотивируя эти поступки религиозным чувством, крестят здесь своих детей и заключают браки. От тебя не требуется веры в Бога, каких-то религиозных усилий, участия в богослужении – всё сводится к заключению контрактов, членским взносам, какой-тоюридической функции.

Шведские выпускники на грузовике. Фото: Sveriges Radio http://sverigesradio.se/sida/artikel.aspx?programid=103&artikel=5882134

Я как-то один раз был на службе в соседнем протестантском храме, у которого мы арендуем помещение. Это совпало с окончанием учебного года, когда веселящихся школьников возят по городу на грузовиках, и они приходят в церковь под так называемое благословение. Я пришел с одним из наших прихожан посмотреть, в чем заключается это благословение. Женщина-священник минут сорок говорила выпускникам о том, сколько у нее было энергии, когда она была молодой, и она очень завидует их молодости, сексуальности и сожалеет, что годы её прошли. Она не может играть в футбол, резвиться, ездить под оглушительную музыку на грузовиках, как они. Я всё ждал, когда будет сказано хотя бы одно слово о Боге. Но таких слов не было, потому что разговор о Боге считается в таком случае чем-то неудобным, понуждающим думать, напрягаться, с Кем Высшим себя соотносить. А зачем молодежи об этом думать, если и так всё хорошо?

А другой священник, тоже женщина, полтора-два года назад в одном из городов Швеции перед началом сезона охоты на лося отправилась во время богослужения в ризницу, надела на себя плюшевую голову лося и вышла так проповедовать. Немногочисленные прихожане изрядно повеселились и уходили с прекрасным настроением: вот это служба, наконец-то в Шведской церкви нашлось что-то новое!

Sveriges Radio http://sverigesradio.se/sida/artikel.aspx?programid=93&artikel=5678453

Журналистам женщина-священник сказала, что, увидев на витрине охотничьего магазина интересный сувенир в виде головы лося, подумала: «Это – то, что надо. Это хоть немного задержит и развеселит людей в церкви». Задача Шведской церкви, по словам её служительницы, веселить людей, создавать им хорошее настроение. Чем? Головой лося. Это характеризует духовность или её отсутствие в шведском протестантизме. Поэтому я согласен с отцом Дорофеем, который считает, что современная Швеция – это постхристианская страна.

– Неужели в Шведской церкви вообще не осталось консерваторов?

– Об этом я могу судить, конечно, только на основании контактов нашего прихода. Нам приходится арендовать у протестантов помещения для проведения праздничных богослужений. Как таковых отношений со Шведской церковью у нас нет. В приходе в Лулео, например, мы в прошлом году организовывали совместно с русско-шведским культурным обществом и тем лютеранским приходом, у которого арендуем помещение, пасхальный праздник, на который пришли и шведы, и шведские дети. Мы за одним столом разговаривали о Боге. Шведские дети, возможно, в единственный раз могли услышать о Боге – из уст наших православных прихожан или священников.

Пасхальный праздник в Лулео, в котором приняли участие представители Шведской церкви. Фото из архива протоиерея Виталия Бабушина

Один раз шведский священник-мужчина сказал, что, раз уж вы будете служить в нашем здании, нужно поставить наблюдателя за вашей службой, и это будет женщина-священник. Он сказал это так провоцирующе, а потом добавил: «Вам, конечно, будет, трудно». В этом пасторе, судя по всему, был какой-то консерватизм, поскольку женщины в Шведской церкви – явление недавнее. На мою снисходительную улыбку на его слова он ответил: «Тогда постараемся, чтобы это был мужчина». Но всё равно была женщина, что сути не меняет.

У меня есть ощущение, что в глазах шведских священников, особенно женщин, мы, православные клирики, выглядим кем-то наподобие шаманов. Обрядовая сторона есть и у них, но они всё равно смотрят на нас чуть ли не как на язычников. Я не знаю почему, ведь в Шведском христианском совете помимо нас есть ещё другие православные – сербы, румыны, греки, но к ним почему-то шведы так не относятся, как мне кажется.

– Наверное, потому что у шведов нет исторически сложившегося страха перед румынами или греками, а перед русскими – есть.

– При этом мы, как и шведы, люди севера, хотя и называем себя Восточной Церковью. С нами у шведов гораздо более тесные исторические связи, чем с теми же сербами.

– Отец Виталий, обязательно ли шведу учить русский язык для того, чтобы быть православным? Проводите ли вы богослужения на шведском?

– Потребность в богослужебном шведском языке есть в местечке Арбуга, где живет шведская православная община, которую мы по их просьбе окормляем. Богослужения проводятся там и на шведском, и на церковнославянском. У шведов есть тяга к церковнославянскому языку тогда, когда им близки наши русские святые. В Арбуге шведы на своем приватном участке построили храм – маленькую капеллу, часовенку, по образцу храмов нашего северного зодчества. И они изучают церковнославянский язык, потому что им это нравится. А через богослужебный славянский язык они учат русский.

– Российские СМИ переполнены новостями об антихристианских «достижениях» Швеции: половом просвещении, кощунстве, свободе греха. Каковы ваши впечатления от этой страны, все-таки вы прожили здесь уже три года?

– Мое первое впечатление, которое с каждым годом становится всё острее, – это то, что мы ходим здесь, как по земле Содома и Гоморры. Даже рядом с нашим храмом существовало кафе с вывеской, на которой было недвусмысленно написано «Кафе »Содом»». Я точно уверен в том, что моя задача и задача тех людей, которых Господь вручил мне как паству, вести такой образ жизни, чтобы на эту землю Господь никогда не излил Свой гнев, как это уже было в истории. Я считаю, что любая страна существует исключительно благодаря тому, что в ней есть благочестивые люди, подобно библейскому Лоту. Точно они есть и среди шведов, ведь не все же здесь принимают и поддерживают то, что внедряется государством с ясельного возраста, – я имею в виду половое просвещение, гендерные игры.

Стокгольмский Прайд (гей-парад). Фото: http://www.stockholmpride.org/en/Join-Pride/Become-a-Proud-Sponsor/

Стокгольмский Прайд (гей-парад). Фото: http://www.stockholmpride.org/en/Join-Pride/Become-a-Proud-Sponsor/

Хотя, чтобы противиться государственной системе, жестко внедряющей свои экспериментальные программы воспитания, нужно обладать геройскими качествами. Некоторые родители, пытаясь сопротивляться этой системе, попадают в плоскость системы защиты прав ребенка. Тут хочешь – не хочешь, а виноватым окажется a priori не государство, а родители, как бы выпадающие из системы координат. Ты сам выпасть можешь, а ребенку не дадим! Поэтому многие родители скрывают свое негодование, держат это в себе, мечутся, ищут выход, а выхода нет. Это как бы такой тоталитаризм: у тебя на самом деле нет свободы – свободы отказаться от всего этого.

В Швеции есть специальные службы, следящие за жизнью детей начиная с момента постановки на патронажный медицинский учет беременной мамы. Если что-то покажется им сомнительным, они вправе это перепроверить, предупредить и принять свои воспитательные меры вплоть до того, что ваш малыш может не вернуться из садика или школы. Он окажется в чужой семье. Таких случаев и среди наших прихожан в Швеции достаточно, чтобы делать серьезные выводы.

Родители здесь попросту боятся заявить о своем нежелании приводить ребенка в детский сад, когда у них воспитатель – гомосексуалист или он был мужчиной, а стал женщиной: дети привыкли к дяденьке, а теперь он – тетенька. На наш взгляд, у ребенка, который наблюдает подобное уродство, формируется соответствующее уродливое мировосприятие. Не отсюда ли, кстати, та масса произведений «современного искусства», коими заполнено стокгольмское метро, уличные баннеры… все эти безумные скульптуры в школьных двориках, вездесущая реклама. Какая-то непреодолимая тяга к уродству, которая прививается под видом культурных прорывов и высших достижений цивилизации наравне с видимостью благополучия и чистыми улицами.

Современное искусство в центре Стокгольма. Фото: http://www.panoramio.com/photo/6008325

Не все родители готовы и могут решительно сопротивляться этой прививке духовного и нравственного уродства, потому что на них будет обращен взгляд этой системы как на нелояльных граждан, но при этом получающих зарплату и социальные льготы от государства. В этом парадокс. Не хочу одного и не могу отказаться от другого. Поэтому людям приходится искать какие-то способы обходить систему. Главной опорой в этом может быть только здоровая семья.

– Читал недавно в шведской газете про подростка, который, живя в глубинке, стал носить в школу платье и просить, чтобы его называли женским именем. Над ним стали смеяться, учительница запретила ему, сказав, что он мальчик. Возможно, на периферии в Швеции сохранился консервативный взгляд на семейные отношения?

– Жизнь горожанина и обитателя деревни, безусловно, различается. Это внеконфессиональное явление. У горожанина всегда есть масса свободного времени, за исключением людей, вынужденных трудиться на нескольких работах, чтобы прокормить семью. Им, а также жителям глубинки, занятым тяжелым трудом, некогда сидеть в интернете, ходить в злачные места, они добывают свой хлеб насущный. Такой человек, как правило, далек от мыслей, быть ему мужчиной или женщиной.

Здесь, в Швеции, нет таких больших хозяйств, как в России или как, скажем, существовавшие в Советском Союзе колхозы и совхозы, здесь все живут своими семейными хуторками или фермерскими хозяйствами. Мы сказали уже о нашем шведском приходе в Арбуге. Так вот, они как раз представляют собой такой маленький хуторок. У них есть дом, немного земли, огород. Сами построили у себя на участке православную часовню, проявляют ревность по Богу, живут, чем Бог пошлет, потихоньку занимаются миссионерской деятельностью. Это люди совсем другие, не похожие на горожан.

Православные шведы в местечке Арбуга. Фото из архива протоиерея Виталия Бабушина

Связь с землей, своими предками гораздо сильнее в деревне, чем в городе. Поэтому гей-парад проводят не в деревне, а в городе, ведь в деревне на него никто не выйдет: люди пашут землю. В городе, напротив, обилие свободного времени. Я смотрю, с каким упорством для поддержки физической формы шведы бегают по улицам Стокгольма, и вспоминаю советские картинки «В здоровом теле – здоровый дух». И шучу, думая про себя: где же они находят столько времени и – главное – здоровья заниматься спортом? Ответ напрашивается сам собой. Если у человека этот мир – единственное, что у него есть, то он будет максимально стараться сохранить его и обезопасить себя от всех возможных и невозможных проблем. Потому шведы, как правило, не склонны ввязываться в конфликты и даже общаются друг с другом как-то шаблонно, нежели от души, по сердцу.

Гей-парад проводят в городе, а не в деревне – потому что в деревне на него никто не выйдет

Здесь кругом разъяснительные и предупреждающие знаки. В России как? Если есть тротуар и ты едешь на велосипеде по велодорожке, и дорогу загородила многодетная семья, скорее всего ты не будешь трезвонить в звонок, чтобы они расступились, а просто аккуратно объедешь людей где-то по обочине. Швед, напротив, так не поступит (не всякий швед, конечно). Он будет до последнего звонить, потому что он едет по своей дорожке и ему одному обязаны уступить, даже если это зазевавшаяся многодетная мама со спящими малышами в коляске. Тот же самый порядок и на автодорогах. Конечно, хорошо, что каждый видит свою полосу и ориентируется на знаки, но при этом создается впечатление, что человек существует для знаков, а не наоборот.

Стокгольм. Фото: http://www.stockholm.se/TrafikStadsplanering/Trafik-och-resor-/Cykla-och-ga/

Я часто был свидетелем тому, как при поломке автомобиля на дороге швед останавливается на той полосе, на которую ему указывает знак, даже если из-за этого возникнет затор, – ему будет совершенно всё равно, кто едет следом. Потому что полосу пересекать нельзя. Единственное, что может его отрезвить, – это сирена полиции или «скорой помощи». Вот тогда он может проехать чуточку вперед.

– Напоминает мне картину, которую я видел на севере Швеции: воскресное утро, дождь, швед стоит на стремянке и красит свой абсолютно не выцветший дом. Скорее всего, у него эта задача записана в ежедневнике.

– Да. Всё верно. Шведы очень дисциплинированны и не любят перемен в расписании. Поэтому составляют его надолго вперед. К этому мне пришлось тоже привыкать. И ещё я всё более убеждаюсь во мнении, что шведы существуют в рамках закона, придуманного в качестве защиты от общения. Если у нас, например, на кассе в любом российском магазине тебе продавец вместо того, чтобы поздороваться, резко или даже грубовато скажет: «Пакет будешь брать?», между вами возникают отношения. Хорошие или плохие – это другой вопрос. Ты можешь сказать «да», можешь фыркнуть, можешь улыбнуться и сказать: «Конечно, давайте». В Швеции никто так не спросит, тем более в резкой форме; здесь тебе обязательно мирно красиво улыбнутся, и ты спокойно расплатишься карточкой. Никаких проблем!

На кассе в шведском магазине. Фото: ICA: www.ica.se/butiker/kvantum/malmo/ica-kvantum-malmborgs-mobilia-2765/butiken/avdelningar/kassa/

Словом «Hej!» («Привет!»), которым тебя всегда приветствует менеджер, он словно бы ставит между вами некий барьер. Я говорю тебе «Hej!», и это значит, что я не хочу, чтобы твои проблемы входили в мою жизнь. У меня могут быть свои проблемы, но я не хочу их тебе открывать, потому что ты откроешь свои в ответ, а мне этого точно не нужно.

А когда в России мне говорят: «Пакет будешь брать?», я чувствую, что кассиру либо всё надоело, либо его день не задался. И, может быть, как знать, с его стороны это обращение ко мне как христианину, чтобы я хоть немого сгладил его повседневную рутину за кассой и сказал в ответ что-то хорошее, а не грубое. Хотя бы улыбнулся. Не шаблонно.

Тут люди перестают общаться, все замкнуты шаблонами, правилами

У нас в России люди всегда общаются, а в Швеции они перестают общаться, здесь все замкнуты шаблонами, правилами. И если шаблон шведу не позволяет сделать шаг вперед, потому что там нарисована ограничительная линия, даже если он, шагнув, никому не создаст никакого препятствия, а наоборот, сделает возможным другим людям поехать или пройти, он этого никогда не сделает, пока не зазвучит громкая сирена, грозящая ему большими проблемами. Пока люди будут стоять за его спиной, терзаясь ожиданиями, он ни за что не будет думать о них, напрягаться, что кто-то может куда-тоопаздывать и что у кого-то могут быть проблемы посерьезнее, чем у него.

Отец Виталий Бабушин. Фото автора

Почему это так? Не знаю точно, ведь я здесь только пятый год. Может, этого срока недостаточно для объективных наблюдений. Но я прихожу к выводу, что виновата именно шведская система жизненных координат, в которой послушание закону выше человеческих чувств. Система, провозглашающая твое персональное благо, личное благополучие абсолютной ценностью, для достижения которого можно не думать о других, можно менять любые нормы, традиции, быть свободным от нравственности и Божией правды, провозглашать грех нормой, а голос совести сводить к консультации психолога, который обязательно откорректирует специальные препараты, помогающие не выбиваться из системы и дышать всегда чистым воздухом, гулять по специально проложенным экологическим дорожкам и любоваться интересными людьми на парадах радости с флажками цвета радуги».

Ну, Поросёнок известный жулик.
Но хохлы то...

Порось выдал хабаровский мост через Амур, который украшает российскую кюпюру, за проект моста через Дунай. Получил бурную радость укров.
Пообещал уничтожить российский флот в Азовском море с помощью двух ржавых посудин.
Хохлы прыгают от радости.
Пообещал победить Донбасс за 2 недели - холы до сих пор верят.
Пообещал хохлам автофекалию. Поучил присоединение УПК к Фонарной площади Истамбула, понижение Филарета с патриарха до митрополита.
Хохлы смеются от радости.

И обещает, обещает, радуя хохлов.
Хохлы радуются. (Те, которые не сбежал с ридной неньки).

"Подаст ли кто копеечку, ударит ли по темечку - смеётся дурачок!"

Сучьи войны в СССР.

«Трупы выносили из бараков с отпиленными головами»

Лучший карманник СССР — о том, как власти уничтожали воров в законе

Кадр: фильм «Путь домой»

Первые воры в законе — генералы преступного мира — появились в начале XX века и быстро встали во главе организованной преступности СССР, а затем и новой России. Их принципиальный отказ от любого сотрудничества с властями неизменно вызывал гнев последних. В советское время проблему непокорных авторитетов решали просто — вырезали воров в законе руками лояльных заключенных — сук. Однако кровавые войны за решеткой, испытания тюремными пытками и бесконечное насилие так и не уничтожили воровской мир, который и сегодня живее всех живых. О том, через что воры в законе прошли в XX веке и как живут сегодня, «Ленте.ру» рассказал Заур Зугумов, известный в криминальных кругах как Зверь и Золоторучка, — один из лучших карманников Советского Союза.

«Ворота открывались — и начиналась резня»

До середины XX века войти в воровскую семью в СССР было очень просто. Живя на свободе за счет воровства и соблюдая каноны воровского братства, человек, переступивший порог тюремной камеры, на вопрос, кто он по жизни, отвечал просто — вор. Этого было достаточно для определения его дальнейшего жизненного пути, связанного с преступным миром. Конечно, его прошлым интересовались — но все понимали, что такие проверки нужны для чистоты воровской семьи: нередко встречались сухари — люди из числа преступного мира, выдающие себя не за того, кем они являются на самом деле. Такие обманщики успевали немало воды намутить.

Однако все изменили сучьи войны — кровопролитная, смертельная борьба в местах лишения свободы. По одну сторону баррикад оказались настоящие, истые воры в законе. По другую — суки, бывшие воры, сдавшие своих сотрудникам правоохранительных органов и лишенные воровских титулов. До поры до времени это противостояние носило относительно бескровный характер. Но к середине 1950-х годов власти СССР осознали, что именно воры являются основой преступного мира, притом неконтролируемой, — и поставили вопрос об их ликвидации как класса.

Сценарий сучьих войн почти всегда был одинаков: сук грузили в «столыпин» — вагон для этапирования заключенных — и отправляли по заранее намеченному маршруту для уничтожения воров. Перед прибытием сук лагерное начальство загоняло мужиков (рядовых заключенных) на промышленные объекты: в подобных разборках они всегда становились на сторону воров. И вот утром, когда мужиков уже не было, а воры еще спали, ворота зоны открывались для сук — и начиналась резня.

Кадр: телесериал «Сучья война»

После такой внезапной атаки половина воров лежала мертвыми — зато вторая мгновенно начинала резать сук, не оставляя им шанса на выживание. И те, и другие бились не на жизнь, а на смерть. И хотя на стороне сук была внезапность, численное превосходство и физическая сила (с едой благодаря тюремщикам-покровителям у них проблем не было), в конце концов они чаще бежали на вахту, бросая своих раненых и убитых товарищей на поле брани.

«На увечья страшно было смотреть»

Впрочем, иногда воры в законе встречали сук во всеоружии. Вот как описывал одну из воровских битв очевидец:

«По зоне прошел слух, что из Магадана прибывает этап, почти сплошь состоящий из сук. У нас в бараке большинство было законниками [ворами в законе], они начали спешно готовиться. Таскали из рабочей зоны арматуру, доставали заточки… Но все равно началось побоище неожиданно. Посреди ночи с грохотом вылетела дверь — и в барак ворвалось около ста или ста пятидесяти человек, вооруженные железной арматурой. На рукаве у каждого было повязано полотенце — видимо, чтобы отличить чужих от своих. Их было явно больше.

Фото: Русская семерка

Нападавшие двигались плотной кучей, раздавая удары направо и налево. Обитатели барака не сумели организовать настоящий отпор. Их месили железом, вытаптывали ногами. Вскоре весь пол был залит кровью и покрыт корчащимися людьми. Охрана подоспела, когда нападавшие уже сделали свое дело и в большинстве скрылись. Весь остаток ночи мы оказывали помощь раненым. Убитых выносили и складывали возле барака. Наутро посчитали — их оказалось около 20 человек».

А вот воспоминания охранника одной из зон:

«На Колыме, на прииске "Экспедиционный", трупы выносили из бараков чуть ли не каждое утро. Да не просто трупы. С переломленными ребрами, раздавленными черепами, отпиленными головами… И все — матерые рецидивисты. Или воры, или активисты [добровольные помощники администрации]. В Хатынгах больница была в те времена переполнена пострадавшими в сучьей войне. Их привозили каждый день. На увечья страшно было смотреть. Казалось, люди были доставлены из какого-то подвала святой инквизиции. Их не просто били, их пытали. И ведь привозили только тех, кто выжил».

«Отказавшиеся попадали в ад»

Впрочем, испытанием для воров в законе стали не только сучьи войны: они проходили через ломки и мусорские прожарки — издевательства, пытки и другие противозаконные действия со стороны тюремщиков и сотрудников правоохранительных органов. После сучьих войн выживших воров развозили по пересылкам страны, чтобы затем осудить и отправить на крытку [в тюрьмы].

Крыток в то время по стране был не один десяток — в том числе в Тобольске, Златоусте, Владимире, Соликамске (печально известная тюрьма «Белый лебедь»), Махачкале, Тбилиси, Чистополе, Балашове, Шуше, Новочеркасске. В самих тюрьмах надзирателей можно было увидеть крайне редко: вообще, они были — но номинально. Их заменяли суки. После поражения в сучьей войне на зонах менты дали им шанс отыграться в крытках. Само собой, методы сук отличались особой жестокостью, садизмом и бесчеловечностью — при этом их ряды постоянно пополнялись.

Тобольская «крытка»

Фото: Русская семерка

Тобольская «крытка»

Происходило это так: к примеру, приходил воровской этап. Вначале для прибывших устраивали шмон — обыск — а затем всех водворяли в карантин. Воров встречал сам хозяин — начальник тюрьмы.

— Вы знаете и прекрасно понимаете, куда и зачем прибыли, — говорил один из начальников. — Здесь для вора свал [конец], выход один — в могилу. Так что во избежание лишних мук и страданий тому, кто в себе не уверен, лучше сразу к микрофону, косяк в зубы [надеть красную повязку] и в красный уголок [в администрацию]. Ну а остальные пусть готовятся.

После этого те, кто всего лишь был в воровской оболочке [звались ворами, но ими не были], давали подписки — подходили к микрофону, называли свое имя или кличку и отрекались от воровской идеи. Ко всему прочему, их еще заставляли ругать воров нецензурной бранью. «Вор», прошедший такую процедуру, автоматически становился сукой. Отказавшиеся попадали в ад.

«Опущенные набрасывались, как псы»

Вообще, пытки, всевозможные истязания, лишение пищи и так далее — для бродяг [так называют друг друга воры в законе и те, кто старается придерживаться воровских понятий] испытания привычные. Но были и вещи, влекущие очень серьезные последствия — это, в частности, так называемые пресс-хаты, которые были и раньше в тюрьмах, и существуют по сей день.

Первое время после попадания на крытый режим бродяга содержался на фунту — самой пониженной норме питания из 400 граммов хлеба. Затем его переводили в хату [камеру], но не в обычную, а в пресс-хату. Там содержалась «шерсть», или опущенные, — низшая каста заключенных, изгои тюремного мира. Бродягу заводили к ним, после чего кум [начальник оперативной части] демонстративно открывал кормушку [люк в двери камеры], бросал туда плиту или пачку чая и приказывал: «Изнасиловать!»

Фото: Гурин Владимир / ТАСС

Опущенные набрасывались, как псы. Если бродяга не успевал дать сдачи, его унижали — и он сам становился одним из них; пути назад не было. Его единственный шанс — быстро нейтрализовать кого-то из нападавших, желательно, чтобы была видна кровь (это моментально отпугивало психологически слабых противников).

Как правило, в арсенале бродяги было два приема. Первый — двумя пальцами, указательным и средним, выколоть одному из нападавших глаз или оба глаза. Второй — проткнуть одному из опущенных горло или глаз иглой. Эту тонкую иглу, сделанную из кости, товарищи загоняли бродяге под кожу еще до его попадания на крытый режим. Тюремщики, конечно, знали о такой практике — но даже под рентгеном не могли определить, где настоящая кость, а где вставленная.

Пока бродяга бился с опущенными, тюремщики стояли за дверью и слушали, что творится в пресс-хате. Если бродяга проигрывал — его просто оставляли там. Если выигрывал и калечил одного из противников, то его сразу выводили из камеры. Тюремщики знали, что бродяга, вошедший в раж, будет калечить и дальше, а много травмированных сидельцев им было ни к чему. Лишний шум, лишние проблемы.

«Это был удел избранных»

Длившиеся много лет сучьи войны и тюремные пытки, прямо спровоцированные или молча одобряемые властями, ожидаемого результата в конце концов не принесли. Конечно, в ходе них воры в законе понесли значительные потери. Но в то же время бескомпромиссная и беспощадная война за колючей проволокой еще больше сплотила их ряды, а статус воровской масти заметно вырос. Теперь право войти в воровскую семью нужно было заслужить — это был удел избранных.

Фото: Александр Поляков / РИА Новости

На всесоюзном сходняке (собрании воров в законе), который состоялся в Москве летом 1962 года, было решено: вором может считаться только тот, кого признают другие воры, а не тот, кто сам назвал себя вором. Саму процедуру признания стали называть коронацией, или, среди бродяг, — подходом. Претендент должен был постоянно общаться с ворами, познавать уголовный мир и обучаться всему воровскому укладу. Само собой, урка [уголовник], претендующий на воровскую корону, должен был еще и отсидеть пару-тройку сроков. При этом считалось престижнее, если воровской подход делали в местах лишения свободы, а на сходняке присутствовало большое количество воров.

Но прежде чем войти в воровскую семью, претендент задолго до сходняка ставил воров в известность о своем намерении. Затем по его просьбе кто-то из именитых воров представлял его на сходняке, ну а общая масса воров решала, принять его в семью или пока повременить. Если хоть один, к примеру, из 20 присутствовавших воров был по каким-то объективным причинам против, претенденту необходимо было доказать этому вору свою состоятельность. Только после этого он мог войти в воровскую семью. После этого новоиспеченный вор обычно выезжал за пределы того региона, где жил, для общения с другими ворами на сходняках. Любопытно, что между собой члены семьи себя ворами почти не называли. Урка, свояк, жулик, шпанюк — вот какие нарицательные были в ходу.

«Ворами рождаются»

Ворами в законе не становятся — ими рождаются. Желающий примкнуть к воровской семье урка должен обладать многими сильными качествами — к примеру, хорошими организаторскими способностями и задатками лидера, которые даны далеко не всем. А ведь настоящий вор должен уметь управлять не просто ватагой уличных пацанов — а карманниками, грабителями и даже убийцами. Именно поэтому говорят, что «вором нужно родиться».

Меня часто спрашивают, почему я, один из лучших карманников СССР, не стал вором в законе. По сути, в душе я всегда был вором — но этого было мало: требовалось признание сходняка. О нем я мечтал почти всю жизнь — и моя мечта сбылась бы, но помешал случай: судьба дважды повернулась ко мне спиной. Первый раз я поднимал свой воровской вопрос на свободе, но тот сходняк накрыли легавые. Позже почти то же самое произошло и в заключении. Это было не один десяток лет тому назад.

Кстати, любопытно, что сама воровская профессия — скажем, карманник, как у меня, — почти никакого отношения к понятиям воров в законе не имела. В мое время можно было часто встретить неплохого карманника или домушника, которые работали, находясь в заключении. Они считались воровскими мужиками (ВМ) — самой уважаемой в арестантском мире категорией мужиков. ВМ чтят воровские законы и поддерживают блатной мир, хотя сами не входят в состав отрицалова — тех, кто категорически отвергает любые контакты с тюремщиками. Именно из числа ВМ и сегодня порой выбирают положенцев (полномочных представителей криминальных авторитетов) на зонах и держателей разных общаков. Каждый ВМ зачастую имел и имеет огромное влияние среди общей массы арестантов.

Но путь в воровскую семью им был заказан. С одной стороны, ВМ сами знали, что не потянут эту ношу. С другой, как я уже говорил, они работали, находясь за решеткой, что противоречило воровскому кодексу. Обычно это была вынужденная мера: их некому было греть [поддерживать] — не было родственников — и работа была для них единственным выходом из положения. И человек мог быть карманником высшей пробы, не золотой — бриллиантовой ручкой, но из-за таких вот нюансов вход в воровскую семью ему был заказан.

«Воровское движение не умрет никогда»

Сегодня, если молодой человек встал на путь, ведущий в воровскую среду, — мы говорим в том числе про движение АУЕ («арестантский уклад един») — и ни родители, ни общество не могут его остановить, то не нужно и пытаться это делать. Здесь нужен более тонкий подход. Нужны люди, которых эта молодежь уважает, которые заслужили уважение не сидя на печи, а в тюрьмах и лагерях, будучи настоящими бродягами по жизни. Только они могут объяснить молодежи, где белое, а где черное. Проще говоря, если молодой человек решил идти по стопам воров, то хотя бы пусть знает, как правильно поступать в том или ином случае. А дальше жизнь ему все подскажет сама.

Сегодня движение АУЕ больше всего распространено в Сибири и на Дальнем Востоке — не в центральной России, не в Москве и не в Петербурге. На мой взгляд, объясняется это просто: в тех регионах живут внуки и правнуки как дореволюционных каторжан, так и жертв репрессий 1930-х годов, которых в свое время туда свозили тысячами. Поэтому и внимание к местной молодежи должно быть куда больше, чем, скажем, к молодым москвичам или петербуржцам. С теми, кто примкнул к АУЕ, надо работать, а не ставить на них клеймо уголовников.

Но мне все же кажется, что воровское движение в России не умрет никогда — тем более, что оно развивается и не стоит на месте. Скажем, в советское время арестанты писали малявы, прогоны и другие послания. Порой они шли до адресатов месяцами — и не было никаких гарантий, что дойдут вообще, хотя от них могли зависеть жизни людей. А сегодня один звонок из колонии в колонию, из тюрьмы в СИЗО — и все, вопрос решен. Конечно, может быть и прослушка, и какое-то предательство — но от таких вещей никто не застрахован. Поэтому воровской мир идет в ногу с прогрессом, использует все его достижения — а порой их и совершенствует. И так будет всегда.

Все прекрасно в Датском королевстве



В России тоталитаризм, а в Европе свобода слова. Всё прекрасно в Датском королевстве.



На сайте парламента Дании размещен законопроект, согласно которому жителям Дании будет грозить до 12 лет тюремного заключения, если их высказывания в период предвыборных кампаний будут отличаться от официальной позиции властей.

Об этом пишет датская газета Berlingske

К примеру датчанину будет грозить наказание, если он решит, что антироссийские санкции вредны для Дании, и поделится своим мнением в СМИ. Аналогичным образом закончится попытка как-либо повлиять на мнение в пользу реализации проекта газопровода "Северный поток — 2".

Сажать за выражение мнения? А как же свобода слова в этой демократической стране?

Частная начальная школа в США (из личного опыта)

Се­год­ня я хочу рас­ска­зать об аме­ри­кан­ской част­ной на­чаль­ной школе. Почему наш выбор пал на част­ную школу, а не го­су­дар­ствен­ную?

Мы про­жи­ва­ем в круп­ном городе. В го­су­дар­ствен­ную школу (Public School) ре­бе­нок опре­де­ля­ет­ся по месту жи­тель­ства. Со­от­вет­ствен­но, по­па­дет ре­бе­нок в хо­ро­шую или плохую школу, за­ви­сит от того, в на­сколь­ко пре­стиж­ном районе/городе вы живете.

Пре­иму­ще­ство про­жи­ва­ния в городе за­клю­ча­ет­ся в том, что до­брать­ся до работы за­ни­ма­ет около часа, а то и меньше. Недо­ста­ток - го­су­дар­ство предо­став­ля­ет суб­си­ди­ро­ван­ное жилье без­ра­бот­ным и ма­ло­иму­щим семьям именно в круп­ных го­ро­дах.

Размер по­со­бия, вы­пла­чи­ва­е­мо­го го­су­дар­ством этим семьям, за­ви­сит ча­стич­но от ко­ли­че­ства детей - чем больше детей в семье, тем выше пла­тит­ся по­со­бие. Здесь есть целые по­ко­ле­ния семей, ко­то­рые ни­ко­гда не ра­бо­та­ли в своей жизни (это объ­яс­ня­ет, почему в аме­ри­кан­ских филь­мах по­ка­зы­ва­ют много ма­те­рей-оди­но­чек, и почему рэперы поют про “baby-momma”).

Со­от­вет­ствен­но, таким ро­ди­те­лям не прин­ци­пи­аль­но ка­че­ство об­ра­зо­ва­ния, по­лу­ча­е­мое детьми. Ни для кого не секрет (да не на­зо­вут меня ра­сист­кой), что в ос­нов­ном это аф­ро­аме­ри­кан­цы. Можно также до­га­дать­ся, что они по­се­ща­ют го­су­дар­ствен­ные школы, с по­ли­цей­ски­ми и ме­тал­ло­де­тек­то­ра­ми на входе (зна­ме­ни­тые YouTube видео о драках в школах именно из таких мест).

Сред­ний же класс ста­ра­ет­ся по­се­лить­ся в так на­зы­ва­е­мых suburbs/ при­го­ро­дах. Один из недо­стат­ков такого про­жи­ва­ния – это время, ко­то­рое тре­бу­ет­ся, чтобы до­брать­ся до работы (неред­ко около двух часов). Однако уро­вень го­су­дар­ствен­ных школ будет на­мно­го выше, чем в го­ро­дах. Чем выше сред­ний за­ра­бо­ток про­жи­ва­ю­щих в кон­крет­ном по­сел­ке, тем выше будет сто­и­мость жилья, уро­вень на­ло­гов, на ко­то­рые со­дер­жат­ся мест­ные школы, a со­от­вет­ствен­но и выше ка­че­ство го­су­дар­ствен­ной школы. Ко­ли­че­ство ма­ло­об­ра­зо­ван­ных/ бедных в таких го­су­дар­ствен­ных школах, сво­дит­ся к ми­ни­му­му, ведь суб­си­ди­ро­ван­ное жилье в таких местах не стро­ит­ся.

Учи­ты­вая вы­ше­опи­сан­ное, наш выбор пал на част­ную школу. Хо­те­лось, чтобы дети в классе были в ос­нов­ном из семей об­ра­зо­ван­ных ро­ди­те­лей, где хотя бы один из ро­ди­те­лей ходит на работу, и ро­ди­те­лям не все равно, какое об­ра­зо­ва­ние по­лу­ча­ют их дети. Необ­хо­ди­мость пла­тить за учебу в част­ной школе в какой-то мере про­из­во­дит эту филь­тра­цию. Сто­и­мость обу­че­ния со­став­ля­ет $8000 в год на ре­бен­ка. Для част­ной школы это, в прин­ци­пе, не дорого, так как в США есть школы, сто­и­мость учебы в ко­то­рых бывает и  $60,000 в год, что срав­ни­мо с ценой учебы в кол­ле­дже.

Город, в ко­то­ром мы живем, имеет сле­ду­ю­щую де­мо­гра­фию: 32% белых, 25% черных, 20% ази­а­тов, 23% латино. В нашей же школе на класс из 15-17 че­ло­век при­хо­дит­ся 2 чер­но­ко­жих ре­бен­ка, 5 ази­а­тов (индусы, фи­лип­пин­цы), 2 латино, 8 белых. Пред­ста­ви­те­лей семей, жи­ву­щих на госпо­со­би­ях, в нашей школе нет.

Теперь немно­го о самой школе и учеб­ной про­грам­ме.

За­ня­тия на­чи­на­ют­ся в 8:30 утра, но сдать ре­бен­ка можно и к 7 утра, и в этом случае за ним при­смот­рят до начала за­ня­тий. В это время ре­бе­нок может до­де­лать уроки, съесть зав­трак (ко­то­рый надо за­па­ко­вать ре­бен­ку с собой) или по­смот­реть те­ле­ви­зор. “Утрен­ним сер­ви­сом” ак­тив­но поль­зу­ют­ся семьи, в ко­то­рых ро­ди­те­ли ра­бо­та­ют. Эта услуга стоит до­пол­ни­тель­но 20 дол­ла­ров в неделю.

За­кан­чи­ва­ют­ся за­ня­тия в 3 часа дня. С трех до шести идет про­длен­ка. Про­длен­ка стоит до­пол­ни­тель­но $175 в месяц. На про­длен­ке детям по­мо­гут сде­лать до­маш­нее за­да­ние, в хо­ро­шую погоду вы­ве­дут по­гу­лять на школь­ный двор. Также за до­пол­ни­тель­ную плату пред­ла­га­ет­ся по­се­тить раз­лич­ные кружки. Сред­няя цена кружка – 60 дол­ла­ров в месяц. Вот список круж­ков:


  • футбол

  • шах­ма­ты

  • ри­со­ва­ние

  • Лего

  • теннис

  • музыка (гитара и фор­те­пи­а­но)

  • ор­кестр

  • хор

  • про­грам­ми­ро­ва­ние

  • танцы

  • скейт­борд

  • ино­стран­ные языки (ис­пан­ский, ки­тай­ский)

  • юве­лир­ное ма­стер­ство

Ни­ка­ких до­пол­ни­тель­ных “офи­ци­аль­ных” по­бо­ров, кроме вы­ше­пе­ре­чис­лен­ных, в школе не де­ла­ет­ся. Ре­бен­ку вы­да­ет­ся все вплоть до тет­ра­дей. По­жерт­во­ва­ния школе – вроде бы как дело доб­ро­воль­ное. Тео­ре­ти­че­ски, если не по­жерт­ву­ешь, кам­ня­ми никто не за­ки­да­ет. В ре­аль­но­сти же тебя вся­че­ски вы­нуж­да­ют эти по­жерт­во­ва­ния сде­лать.

На­при­мер, в школу дети должны ходить в форме, и эта форма строго ре­гла­мен­ти­ру­ет­ся школой (на майке должен быть герб школы, штаны опре­де­лен­но­го от­тен­ка, носки и туфли – только темных цветов). В опре­де­лен­ные дни в школе устра­и­ва­ет­ся “день без формы”, но чтобы иметь воз­мож­ность одеть ре­бен­ка в майку и джинсы на его выбор, в этот день надо за­пла­тить школе 2 дол­ла­ра. Ко­неч­но же, никто не хочет, чтобы ре­бе­нок в этот день един­ствен­ный в классе, как пария, пришел в форме, и все дают своим детям по два дол­ла­ра.

Ро­ди­тель­ское со­бра­ние про­во­дит­ся один раз в год, в начале сен­тяб­ря. Учи­тель рас­ска­зы­ва­ет ро­ди­те­лям о планах на год, о том, как будет про­хо­дить учеб­ный день, и о своих общих тре­бо­ва­ни­ях. В те­че­ние года учи­тель про­во­дит встре­чи с ро­ди­те­ля­ми в ин­ди­ви­ду­аль­ном по­ряд­ке, раз в три месяца. На встре­чу надо за­пи­сы­вать­ся по ин­тер­не­ту, и каж­до­му ро­ди­те­лю от­во­дит­ся ровно 15 минут. Во время встре­чи на столе учи­те­ля стоит бу­диль­ник. Как только время вышло – необ­хо­ди­мо по­ки­нуть ка­би­нет.

Обеды в школе плат­ные. Сто­и­мость обеда со­став­ля­ет $5. Не все блюда, пред­ла­га­е­мые на выбор, можно на­звать на наш взгляд здо­ро­вым пи­та­ни­ем, учи­ты­вая, что мы, в ос­нов­ном, вы­рос­ли на суп­чи­ках, кот­ле­тах и ком­по­тах. Меню вы­да­ет­ся на месяц, и ро­ди­те­ли могут на ими вы­бран­ные дни за­ка­зать ре­бен­ку школь­ный обед. Вот при­мер­ный список блюд, пред­став­ля­ю­щих­ся на выбор:


  • Гренки с сыром и са­ла­том из ма­ка­рон

  • Жа­ре­ная курица со струч­ко­вой фа­со­лью и мор­ко­вью

  • Мек­си­кан­ские тако с го­вя­ди­ной, са­ла­том латук, по­ми­до­ра­ми и сыром

  • Сырные па­лоч­ки

  • Пицца с сыром (это просто пицца с то­мат­ным соусом и боль­шим ко­ли­че­ством сыра)

  • Ра­ви­о­ли с сыром

  • Ма­ка­ро­ны с ку­ри­цей

  • Блин­чи­ки

  • Хот дог

  • Сэнд­вич с ку­ри­цей

  • Спа­гет­ти с теф­те­ля­ми

Если в какой-либо день ре­бе­нок школь­ный обед не по­ку­па­ет (на­при­мер, мои дети сырные па­лоч­ки не едят), то в этот день ре­бен­ку необ­хо­ди­мо дать обед с собой. С утра я упа­ко­вы­ваю ре­бен­ку го­ря­чий обед в тер­мо­се, так как в школе мик­ро­вол­но­вок нет и воз­мож­но­сти разо­греть еду не име­ет­ся. Помимо обеда, необ­хо­ди­мо дать ре­бен­ку с собой что-либо для лег­ко­го пе­ре­ку­са (фрукты, пе­че­нье…)

Оценки вы­став­ля­ют­ся по сто баль­ной си­сте­ме. 90-100% - это A, 80-90% - B, 70-80% - С, а все что ниже – F (то есть по-нашему двойка). Несмот­ря на раз­ре­кла­ми­ро­ван­ную аме­ри­кан­скую спра­вед­ли­вость, пред­взя­тое от­но­ше­ние учи­те­ля к уче­ни­ку все же воз­мож­но. На­при­мер, ре­бен­ку сни­жа­ли оценки за непра­виль­но вы­бран­ный от­те­нок зе­ле­но­го, когда он рас­кра­ши­вал модель земли.

В тре­тьем классе ос­нов­ны­ми пред­ме­та­ми яв­ля­ют­ся чтение, ан­глий­ский язык, ис­пан­ский язык, ри­со­ва­ние, пение, музыка, физ­куль­ту­ра, при­ро­до­ве­де­ние, ма­те­ма­ти­ка и об­ще­ст­во­зна­ние. К первым семи пред­ме­там у меня во­про­сов не воз­ник­ло. Хо­чет­ся также вы­де­лить ка­че­ство пре­по­да­ва­ния музыки, так как ре­бен­ка на­учи­ли играть на ду­доч­ке, и он уже имеет ба­зо­вое пред­став­ле­ние о том, как играть по нотам.

При­ро­до­ве­де­ние по­ка­за­лось нам от­но­си­тель­но адек­ват­ным. В те­че­ние года дети про­хо­дят раз­лич­ные темы, такие как свой­ства ма­те­рии, кру­го­во­рот воды в при­ро­де, ба­зо­вые по­ня­тия о пла­не­тах, вра­ще­ние земли вокруг солнца, пи­ще­вые це­поч­ки итд. Вот пример во­про­сов из теста:

Гарви давит куском льда на глину, пы­та­ясь смо­де­ли­ро­вать ледник. Что из ниже пе­ре­чис­лен­но­го по­ка­зы­ва­ет, чем лед от­ли­ча­ет­ся от глины? Ва­ри­ан­ты от­ве­тов (пра­виль­ный ответ – Глина мягче):
- Глина мягче
- Глина тверже
- Глина грубее
- Глина более глад­кая

Вот еще пример во­про­са:

Песок был одним из ма­те­ри­а­лов, ис­поль­зо­вав­ших­ся Ро­д­ри­го для мо­де­ли­ро­ва­ния лед­ни­ка. Что слу­чи­лось с песком, когда Ро­д­ри­го провел куском льда по глине и песку? (пра­виль­ный ответ – Песок по­ца­ра­пал глину)
- Песок пре­вра­тил­ся в крошку
- Песок исчез
- Песок по­ца­ра­пал лед
- Песок по­ца­ра­пал глину

Ма­те­ма­ти­ка, ко­неч­но, остав­ля­ет желать луч­ше­го. Задач на сме­кал­ку (из серии про хвосты и копыта) нет как та­ко­вых вообще.

Си­сте­мы обу­че­ния, что в нашем по­ни­ма­нии озна­ча­ет пре­по­да­ва­ние кон­цеп­ций от лег­ко­го к слож­но­му, тоже нет.

Про­ис­хо­дит пе­ре­ска­ки­ва­ние от одной темы к другой, никак не свя­зан­ной с преды­ду­щей. На­при­мер, с темы сло­же­ния стол­би­ком, на ко­то­рую учи­тель по­тра­тил только одну неделю, пе­ре­шли на тему изу­че­ния дробей. Дробям по­свя­ща­ет­ся тоже неделя. По дробям пи­шет­ся тест, а на сле­ду­ю­щей неделе уже изу­ча­ют си­сте­му из­ме­ре­ний (ки­ло­грам­мы, литры, гра­ду­сы Цель­сия, ки­ло­мет­ры). А потом почему-то пе­ре­хо­дят на изу­че­ние гео­мет­ри­че­ских фигур. Зачем-то пре­по­да­ет­ся, как по первым двум цифрам скла­ды­ва­е­мых чисел опре­де­лить ПРИ­МЕР­НО сумму, и это уже после того, как дети на­учи­лись скла­ды­вать стол­би­ком.

Теперь же рас­ска­жу о пред­ме­те, ко­то­рый вызвал у нас с мужем взрыв мозга. Здесь будет много текста. Пред­мет на­зы­ва­ет­ся Об­ще­ст­во­зна­ние (Social Studies), однако учеб­ник на­зы­ва­ет­ся Недель­ные За­ня­тия по Де­мо­кра­тии. Внизу – фо­то­гра­фия этого ше­дев­ра.

Темы идут по неде­лям. Сразу замечу, что какой-либо си­сте­мы, по ко­то­рой от­би­ра­лись эти темы, нет. Такое чув­ство, что у со­ста­ви­те­ля про­грам­мы детей своих ни­ко­гда не было, и он/она/они явно чего-то пе­ре­ку­ри­ли и от­би­ра­ли темы по прин­ци­пу  ран­дом­но­го вы­тя­ги­ва­ния кар­то­чек. Итак, темы вы­ло­же­ны ровно в том по­ряд­ке, в ко­то­ром они идут в учеб­ни­ке.

Изу­че­ние каждой темы за­ни­ма­ет неделю. Имейте ввиду, что эти темы пред­ла­га­ет­ся изу­чить вось­ми­лет­ним детям.


  • Древ­ний Рим и Древ­няя Греция (зачем эта тема здесь вообще?)

  • Неза­ви­си­мость Аме­ри­ки

  • Новая нация

  • Раб­ство в Аме­ри­ке

  • Сво­бо­да в Аме­ри­ке

  • Права женщин

  • Гео­гра­фия Аме­ри­ки (да, мы прыг­ну­ли с прав женщин на гео­гра­фию. К этому мо­мен­ту в голове у ре­бен­ка полный дурдом)

  • Гео­гра­фия мира

  • Пер­во­от­кры­ва­те­ли

  • Об­ра­зо­ва­ние для всех (про пер­во­от­кры­ва­те­лей мы видимо уже забыли к этому мо­мен­ту)

  • Ха­рак­тер аме­ри­кан­ца

  • Пра­ви­тель­ство

  • Новая эра для Аме­ри­ки

  • Эле­а­но­ра Ру­звельт

  • Спра­вед­ли­вость и то­ле­рант­ность (да да! Здесь о том, что надо при­ни­мать других такими, какие они есть)

  • Ре­сур­сы

  • Мы за­ви­сим друг от друга

  • Сколь­ко Это Стоит?

  • Деньги! Деньги Везде!

  • Деньги в твоем кар­мане

  • Аме­ри­кан­ская юри­ди­че­ская си­сте­ма

  • Ста­но­вясь пре­крас­ным об­ще­ством

  • Закон и по­ря­док

  • Аме­ри­кан­ский труд

  • Раз­но­об­ра­зие и куль­ту­ра

  • Мо­ло­дая де­мо­кра­тия в Мали (почему именно в Мали?)

  • Де­мо­кра­тия во всем мире

Ма­те­ри­а­лы по де­мо­кра­ти­че­ским недель­кам из­ло­же­ны в виде га­зет­ных статей. Их со­дер­жа­ние – от­дель­ная тема. Нас очень сильно ин­те­ре­со­ва­ло, учи­ты­вал ли со­ста­ви­тель тот факт, что це­ле­вая ауди­то­рия – это вось­ми­лет­ние дети.

Вот фо­то­гра­фия недель­ки на тему “Деньги в твоем кар­мане”. Детям объ­яс­ня­ет­ся, что такое про­цент­ная ставка, и что в свои восемь лет они вполне могут вкла­ды­вать деньги в рынок ценных бумаг.

Вот фо­то­гра­фия из темы “Деньги, Деньги Везде!” Ре­бен­ку пред­ла­га­ют изу­чить, как по­явил­ся доллар, какие формы денег бывают, что доллар был обес­пе­чен зо­ло­том, кто и как пе­ча­та­ет деньги. На­сколь­ко такая ин­фор­ма­ция по­лез­на ре­бен­ку в 8 лет?

А вот как рас­кры­ва­ет­ся тема Второй Ми­ро­вой войны. Вы знали, на­при­мер, что Ру­звельт всех по­бе­дил с по­мо­щью Ста­ли­на и Чер­чил­ля? А что он ос­но­вал ООН?

За­меть­те также, что в теме о Второй Ми­ро­вой па­рал­лель­но рас­ска­зы­ва­ет­ся о про­ис­хож­де­нии мишки Teddy Bear. А почему бы и нет? И еще на всякий случай абзац о том, что надо ува­жать себя и других. Кто бы знал, как эти кон­цеп­ции свя­за­ны друг с другом.

Как мы за­пол­ня­ем про­бе­лы в об­ра­зо­ва­нии? Ре­бе­нок по­се­ща­ет до­пол­ни­тель­ные за­ня­тия в рус­ской вос­крес­ной школе, где ходит на ма­те­ма­ти­ку, шах­ма­ты и уроки рус­ско­го языка. На шах­ма­ты из­на­чаль­но за­пи­са­ли именно для раз­ви­тия ло­ги­че­ско­го мыш­ле­ния, а уроки до­пол­ни­тель­ной ма­те­ма­ти­ки по воз­мож­но­сти вос­пол­ня­ют грубые про­бе­лы аме­ри­кан­ской про­грам­мы.

Что ка­са­ет­ся де­мо­кра­ти­че­ских неде­лек, то мы, во-первых, за­ме­ча­ем, что по­ло­ви­на этого бреда в голове ре­бен­ка даже не оста­ет­ся (как в прочем и в наших, хотя муж до сих пор жа­лу­ет­ся, что он на всю жизнь за­пом­нил, что самый боль­шой гру­зо­вой са­мо­лет в США это CJ130 Hercules). Когда с прав женщин пры­га­ют на гео­гра­фию, а потом с пер­во­от­кры­ва­те­лей на об­ра­зо­ва­ние для всех, то в голове такая каша, что кон­крет­ных знаний ре­бе­нок не по­лу­ча­ет и по­про­сту уже не помнит того, что учили на про­шлой неделе. Во-вторых, поль­зу­ясь тем, что ре­бе­нок сво­бод­но читает на рус­ском, в со­от­вет­ствии с его воз­рас­том мы пред­ла­га­ем ему книги по рос­сий­ской про­грам­ме. Чем он будет старше, тем более де­таль­но и по­дроб­но мы осве­тим для него тему Второй Ми­ро­вой войны.

Что же ка­са­ет­ся во­про­сов прав мень­шинств, то­ле­рант­но­сти, расы и всего про­че­го, то мы задаем ему со­от­вет­ству­ю­щие во­про­сы, на ко­то­рые на­пря­мую сами не от­ве­ча­ем. На­при­мер, мы го­во­рим, что мама с папой оба ра­бо­та­ют. Пра­виль­но ли это, что мы платим 30% на­ло­гов с каж­до­го дол­ла­ра, что за­ра­ба­ты­ва­ем, а пра­ви­тель­ство ча­стич­но пе­ре­да­ет эти деньги в виде по­со­бий тем, кто пред­по­чи­та­ет годами не ра­бо­тать (таких людей он видит еже­днев­но на улице, и да, они не белого цвета). Что ка­са­ет­ся во­про­сов сво­бо­ды, то в преды­ду­щей статье я писала о том, что лето ре­бе­нок про­во­дит в России у ба­бу­шек/ де­ду­шек, где он сво­бод­но гуляет, ка­та­ет­ся на ве­ло­си­пе­де, может даже сам схо­дить в ма­га­зин. Выводы о том, где он себя чув­ству­ет сво­бод­нее и уве­рен­нее, он сде­ла­ет для себя сам.

Ав­тор­ство:
Ав­тор­ская работа / пе­ре­во­ди­ка
Ком­мен­та­рий автора:

От­дель­но от­ступ­ле­ние для тех, кто за­хо­чет на­пи­сать ком­мен­та­рий из серии “Чего вы пы­жи­тесь, ре­бе­нок все равно у вас будет аме­ри­кан­цем”.

Я ро­ди­лась  и вы­рос­ла в России, муж в Бе­ло­рус­сии.  В Аме­ри­ке мы оба про­жи­ва­ем более 10 лет. От род­но­го граж­дан­ства мы не от­ка­зы­ва­лись, дети у нас ро­ди­лись уже в Аме­ри­ке (то есть вопрос, а о каком бу­ду­щем для детей мы думали, когда ехали, от­па­да­ет, так как ехали мы ис­клю­чи­тель­но с целью ка­рьер­но­го роста, когда детей еще и в мыслях не было, а дол­го­сроч­ных планов по мо­ло­до­сти особо не стро­и­ли). Более того, домой мы ездим почти каждый год и связей не теряем.

Хотим ли мы вы­рас­тить из детей аме­ри­кан­цев? Ни в коем случае! Го­то­вим ли мы их к тому, что всю остав­шу­ю­ся жизнь они про­жи­вут в Аме­ри­ке? Нет, не го­то­вим, и мы не ис­клю­ча­ем того факта, что в даль­ней­шем они будет  жить в России. Да и каждый год, по­се­щая Россию и на­хо­дясь там  три месяца, они смогут сде­лать для себя выбор сами. Думаем ли мы вер­нуть­ся? Да, тео­ри­ти­че­ски это воз­мож­но. Ас­си­ми­ли­ро­ва­лись ли мы  в аме­ри­кан­ский образ жизни? Тоже нет! Наши самые близ­кие друзья – рус­ско­го­во­ря­щие.

С фразой “с вол­ка­ми жить – по-волчьи выть” ка­те­го­ри­че­ски не со­глас­ны. Так можно до­го­во­рить­ся и до того, что, к при­ме­ру, врачи, на­хо­дя­щи­е­ся на гу­ма­ни­тар­ных мис­си­ях в Зим­баб­ве, должны жить по за­ко­нам мест­ных племен…

Фразы “никто вас дома не ждет, мне на вас по**й” – просто иг­но­ри­рую, так как люди, до­воль­ные своей жизнью и на­шед­шие гар­мо­нию в своей душе, таких ком­мен­та­ри­ев не остав­ля­ют.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner