?

Log in

No account? Create an account

March 18th, 2018

Что народ не понимает?
.
Меня всегда радуют умные рассуждения российских экономистов: вот, мол, какие дотации на Запалде сельскому хозяйству! - В вот на Западе деньги с вертолетов разбрасывают... А проклятая российская власть... И так далее.

Увы, увы, народ не понимает... Народ реагирует, как всегда, на ключевые слова, совершенно не понимая, что слова приобретают смысл исключительно в конкретном контексте.  Ну, типа, как ключ от квартиры и ключ...с чистой водой. А контекст в России и на Западе качественно иной.

Проблема Запада известна со времен Маркса, а, скорее даже со времен Адама Смита: это периодические кризисы ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА.

То есть "по жадности" денег капиталисты выплачивают людям  меньше, чем растущее производство продуктов.

Поскольку рынок запаздывает относительно производства, предложение начинает превышать платежеспособный спрос, цены падают, выручка производств падает ниже необходимой для покрытия себестоимости, предприятия разоряются, народ оказывается на улице, его доходы уменьшаются, что усиливает кризисные явления, так как падает платежеспособный спрос и кризис усиливает сам себя. Типичная неустойчивость.

Поскольку. речь на Западе идет о кризисе ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА, то для того чтобы его избежать можно и нужно а) дотировать СОКРАЩЕНИЕ производства - например, дотировать отказ от производства сельхоз продукции и
б) увеличивать платежеспособность населения - то есть разбрасывать деньги с вертолетов - или вкладывать в долгоокупающиеся инфраструктурные проекты, что краткосрочно эквивалентно эмиссии


Даже милитаризация на Западе работает в том же направлении. Поскольку народ танки, пушки и авианосцы непосредсвенно не потребляет, и, более того, военные ничего потребляемого не производят, то деньги которые военные и работники военной индустрии получают, вливаются в потребление и равносильны благотворной эмиссии, повышающией спрос.

Даже пресловутый велфер и талоны на еду помогают преодолеть кризис перепроизводства - потому что обеспечивают добавку к платежеспособному спросу.

Ничего подобного в Росссии нет.

Точнее все обстоит строго наоборот: для России характерено хроническое НЕДОПРОИЗВОДСТВО потребительских товаров и услуг.

Поэтому, когда российские, к примеру, сельхозпроизводители, кивают на западные дотации сельскому хозяйству, они морочат голову почтеннейшей публике. Ибо крестьянин на Западе работает грубо говоря, слишком хорошо и государство вынуждено субсидировать его чтобы тот не слишком усердно трудился. Государство своими дотациями  говорит крестьянам: " На дебе денюжку, Отдохни, парень, плииз!".

В России же крестьянин работает ПЛОХО, производит МАЛО и субсидировать его - значить поощрять лень, безхозяйственность, непрофессионализм.

Точно так же обстоят дела и с"разбрасыванием денег с вертолетов", например в форме инвестиций в инфраструктуру.

Причина в том, что инфраструктура дает отдачу, окупается, ДОЛГО. Время, за которое деньги, выданные для строительства оказываются в карманах населения, работающиго на инфраструктурный проект, много быстрее - иногда в десятки раз, - чем инфраструктура начинает их возвращать обратно.

Поэтому, строительство инфраструктуры в краткосрочной перспективе АБСОЛЮТНО ЭКВИВАЛЕНТНО ЭМИССИИ ДЕНЕГ. Ибо, в краткосрочной перспективе, ЭТИ ДЕНЬГИ ВСТРЕТИТЬ НЕЧЕМ.  Точнее нечем - из своего производства. Если есть экспорт, то возросший спрос можно покрыть импортом... Но резуьтатом инфраструктурных инвестиций будет, помимо прочего, падение курса национальной валюты относительно валюты, обеспечивающей импорт.

Аналогично обстоят дела и с проблемой военного строительства: военная индустрия увеличивает спрос на потребляемые товары, а они... могут быть покрыты только импортом, который в свою очередь, можно купить только на валюту, заработанную на экспорте.

Даже ипотека работает в российских условиях не так как на Западе. На Западе ипотека стимулирует платежеспособный спрос (хотя и делает людей крепостными). В России она, мало того, что пожизненно закрепощает население, она еще и является не покрываемой предложением эмиссией.

К сожалению,  некоторая часть советской школы экономистов, типа Глазьева или Делягина, Хазина так и не разобралась в том, как работает экономика, что такое баланс спроса и предложения, как устроена их ДИНАМИКА, и продолжает изобретать "вечные двигатели" и предлагать невероятные глупости, способные только вызвать инфляцию.

В России, к сожалению, структура экономики такова, что поле возможностей для маневра и ее развития крайне узко. Когда-то, в 90-е, я назвал ситуацию в которой находится Россия "индустриальной ловушкой" - по аналогии с известной "демокграфической ловушкой", характерной для многих бедных стран.

По существу, изобретательская задача для российских экономистов состоит в том, чтобы придумать, каким образом ОТБИРАТЬ У НАСЕЛЕНИЯ ДЕНЬГИ, ВЫПЛАЧЕННЫЕ ЕМУ В ХОДЕ РЕАЛИЗАЦИИ ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ПРОЕКТОВ, ЧТОБ ЛИШНИЕ, ПО СУЩЕСТВУ ЭМИТТИРОВАННЫЕ,  ДЕНЬГИ НЕ НАРУШАЛИ  БАЛАНСА СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

В СССР эта проблема решалась организацией двух контуров обращения денег: наличности, определяющей спрос населения и контура безналичного обращения, обслуживающего производство. Соотношение объемов между контурами регулировалось "руками", то есть внерыночным путем, в соответствие с оотношением, как тогда говорили, производства группы Б (потребительских товаров и услуг) и группы А (производства средств производства). В условиях рынка организовать такие два контура трудно, так как означало бы существование, по существу, двухвалютной системы без возможности конвертировать одну валюту в другую. Хотя, не исключено, что что-то сделать можно.

Другой вариант - это, как считается, стимулирование добровольные накопления населения, например в виде депозитов или пенсионных фондов: избыточные деньги, как бы откладываются "на потом" и выводятся из обращения. Однако, в условиях российского НЕДОПРОИЗВОДСТВА потребильских товаров и услуг, и это вряд ли будет работать, потому что здесь и сейчас на рынок будут выплескиваться деньги, "заначенные вчера". На Западе они работают против кризиса перепроизводства,  в России они будут лишь  вызывать инфляцию.

Увы, складывается впечатление, что понимания специфики российской экономики нет ни у либеральных экономистов, предлагающих тупую иммитацию западных механизмов без понимания разницы условий (Оно конечно, что для русского хорошо, то для немца -смерть... Но и обратное верно!), ни у "советских экономистов", которые до сих пор не разобрались как работает рыночная экономика, ни у российской "публики", которая безо всякого смысла повторяет кто западные, кто советские мантры.

Переворот.

Это превьюшка.
Оригиналы в Яндекс-фотки.
Кто хочет посмотреть, вам сюда:
https://img-fotki.yandex.ru/get/992373/119305193.23/0_d64bf_d878e1b6_orig
Там есть опция подбора размеров изображения.

Остальные фотки здесь: https://fotki.yandex.ru/users/bulochnikov-boris/
Там есть опция подбора размеров изображения.

Просто анекдот!

Вот вам для поднятия настроения после выборов:

Смертельная опасность "Северного потока-2"



Если Европа согласится с газопроводом в обход Украины, то после того как он будет построен, Россия закачает в него газ "Новичек" и в Европе все умрут. Только Украина способна спасти Европу, украв всё закачанное в ее трубу смертоносное вещество.

Крымский мост - это дьявольская пуповина Путина








Начало учебного года в американской школе. Классная руководительница
знакомит класс:
- Дети, у нас новенький – Шакиро Сузуки из Японии, знакомьтесь. А сейчас
начинаем урок и посмотрим, как хорошо вы знаете американскую историю.

Кто сказал "Свобода или смерть"?
В классе мертвая тишина. Сузуки вскидывает руку:
- Патрик Генри, 1775 год, Филадельфия.

- Очень хорошо. А чьи слова: "Государство – это народ, и как таковое
никогда не должно умереть"?
Опять рука Сузуки:
- Абрахам Линкольн, 1863 год, Вашингтон.

Учительница строго смотрит на класс:
- Стыдно, дети! Сузуки – японец, а знает американскую историю лучше
всех!

В этот момент тихий голос с задней парты:
- Заебали сраные япошки!
Учительница резко оборачивается:
- Кто сказал???!!!
Сузуки вскакивает и оттарабанивает:
- Генерал МакАртур, остров Гвадалканал, 1942 год.

При полном онемении класса, возглас с камчатки в сторону учительницы:
- Да соси ты!
Училка идет пятнами:
- Ктоооо???!!!
Сузуки мгновенно вскакивает:
- Билл Клинтон Монике Левински в Овальном кабинете, Вашингтон, 1997 год.

Возмущенный вопль:
- Сузуки – говно!!!
И ни секунды задержки:
- Валентино Росси на мотогонках ГранПри-Бразилия в Рио де Жанейро, 2002
год! –выпаливает японец!

Класс в истерике, училка в обмороке, распахивается дверь и появляется
разъяренный директор школы:
- Еб вашу мать! Что здесь за бардак???!!!
Не успевший сесть Сузуки:
- Президент Ельцин, заседание парламента России, 1993 год!



Мандатная кoмиссия дoкладывает




В завтрашнем бюллетене для гoлoсoвания   - 
четыре еврея, трoе русских и oдин мoрдвин.

Пo oбразoванию   -   двoе экoнoмистoв, двoе юристoв, двoе инженерoв (oба выдвинуты кoммунистическими партиями), oдин филoлoг-тюркoлoг и oдин пoлитoлoг.


Вот тут Почем бензин? нашёл толковое и небанальное  объяснение про ценообразование на бензин. Цифры по ценам несколько устарели, но остальное всё правильно.

«ФАС, как известно, наехала на российские нефтяные компании по поводу монопольно высоких цен на топливо. ФАС не первый раз это делает, но в первый раз оказалась относительно успешной. (Весьма относительно. Вначале ФАС наложила огромный штраф, но потом арбитражный суд его сильно уменьшил.)
Бензин в России стоит дороже, чем в нефтеимпортирующих Штатах, но, например, сильно дешевле, чем в нефтеэкспортирующей Норвегии. Собственно, уровень цен на бензин тут вообще не показатель, он слишком сильно искажается налогами, куда интереснее маржа, которую участники получают в разных звеньях цепочки стоимости.

Как это выглядит в России?

Начинается все с добытчика нефти где-нибудь в Западной Сибири. Поскольку дефицита экспортных мощностей для нефти сейчас в стране нет, этот производитель хочет за свою нефть, поставленную на российский НПЗ, выручить столько же, сколько за нефть поставленную на мировой рынок. Эта цена на жаргоне специалистов называется «экспортный нетбэк» и выглядит следующим образом :
(цена Брента в Роттердаме) – (скидка на качество российской нефти) – (стоимость морской доставки от Петербурга до Роттердама) – (стоимость транспортировки нефти по стране до Петербурга) – (экспортная пошлина на нефть)

Тут у нас появился первый сильно искажающий картинку налог – экспортная пошлина на нефть. В России она весьма высока, при средней цене Брента в 2009-м году в $61, она составляла $24.5. В итоге внутренняя цена нефти в Сибири, обеспечивающая ту же доходность, что и экспорт, составляла около 7 тыс. рублей или $30.5 – и это та цена, по которой НПЗ покупали нефть. Дальше им нужно было доставить нефть на заводы, это обходится еще примерно в 500-600 рублей, в зависимости от расположения завода. Итого, ладно, не будем скупиться, нефть обходится заводу в 8 тыс. рублей за тонну. Заметим, что маржинальная ставка ныне действующей пошлины составляет 65%, так что, рост внешней цены на $10, означает рост внутренней на $3.5 за баррель или на 1000 рублей за тонну.
(здесь и в дальнейших вычислениях принимается курс $1=30RUR, и коэффициент перевода баррелей в тонны 7.3)

Далее завод «разбирает» нефть на компоненты и продает их по частям. На среднем заводе это обходится еще рублей в 500 на тонну. И в итоге из тонны нефти получается килограмм 200 бензина, килограмм 300 диз.топлива, килограмм 100 керосина и 300-400 кило мазута. До сотни это все не сходится – часть нефти сжигается для собственного потребления завода, но с другой стороны, кой-какие другие компоненты, кроме нефти, в производсте нефтепродутов тоже используется. Маржа завода в итоге начинает зависеть от того, почем продаются все эти продукты. В принципе, как несложно видеть, главным продуктом, производимым российскими НПЗ, является мазут, который никому в России особо не нужен и потому цена на него низкая. Отчасти, уже поэтому бензин может быть дороже в России, чем в США, где заводы могут не производить мазута вообще, точно так же, как 150 лет назад полотно лахорского ткача могло быть сильно дороже, чем продукция мануфактуры в Лидсе.

Почти весь этот мазут идет на экспорт, где за него можно выручить примерно 70% того, что можно выручить за нефть. В Европе мазут отправляется на европейские НПЗ, где его обрабатывают в установках крекинга и превращают в диз.топливо. Правда, и доставка этого мазута на рынок обходится дороже, так как до порта он отправляется не по трубе, а по железной дороге. Но государство входит в положение и при экспорте тонны мазута берет всего 22% от той пошлины, которую взяло бы с экспорта тонны нефти, т.е. около $5 за баррель. Получается интересно – на разнице нефть-мазут теряем около $18 на баррель, но отыгрываем примерно столько же на разнице в пошлинах. Итак, считаем.
Мазут, допустим, весь пошел на экспорт. Выручили мы за него $60/bbl *0.7 =$42 за баррель, минус фрахт до Августы и портовые платежи $4 за баррель, минус пошлина $24.5*22%=$5.4 за баррель – получили $32.5 за баррель мазута в порту, или 6400 рублей за тонну. Железная дорога обошлась еще в 1400 рублей, так что, на круг нетбэк мазута к заводу составляет 5000 рублей на тонну. За 400 кило получается 2000 рублей. Запомнили.

Сколько мы выручим за светлые продукты, продав их на внутреннем рынке? В 2009-м году бензин в среднем продавался по 20 тыс. рублей, диз.топливо по 15 тыс, керосин по 16 тыс. С тонны перерабатываемой нефти у нас их получается, напомню, 200, 300 и 100 кг. соответственно. Правда, чтобы из этих цен еще нужно вычесть акциз – это в среднем 3 т.р. за тонну бензина (акциз разный на разные марки) и 1 т.р. на тонну ДТ. На керосин акциза нет. Итого – (20-3)*0.2+(15-1)*0.3+16*0.1=9.2 т.р. выручки за светлые продукты. Плюс 2 за мазут. 11.2 т.р. Ага, надо еще НДС вычесть, но не со всей суммы, а с той доли, что осталась в стране. Это примерно 400 рублей. Итого, на круг получается 2800 рублей на тонну нефти или 12.8 долларов за баррель.

Много это или мало? Вспоминаем, что добытчикам достается около 30. Гм… Смотрим на отчетность, например, BP и видим, что за последние 5 лет у BP эта цифра была около $7.5 за баррель, а в последние пару лет сильно ниже. Смотрим на данные компании Valero, специализирующуюся на нефтепереработке, считающюся самым сильным игроком в отрасли – у них маржа переработки в первые 3 месяца 2009-го была $5.8, в 2010-м – $8.9 – при том, что у этих фирм современные заводы, которые не производят большого количества невыгодного мазута. ( В этой презентации история с динамикой маржи переработки освещена чуть подробнее)

Заметим, предвосхищая возможные вопросы, что дефицита перерабатывающих мощностей в России тоже не наблюдается, около половины объема производства российских НПЗ идет на экспорт.

Но это только половина истории.

Сколько там бензин на воротах завода в среднем стоил? 20 тыс. рублей за тонну? Плотность бензина у нас 0.7, соответственно за литр это получается 14 рублей. Эге… А сколько он был в среднем на заправке в 2009-м году (если усреднять по маркам)? 22, никак не меньше. Эти 8 рублей на литр называются retail margin, розничная маржа. 25 центов на литр. Примерно 10 из них, так и быть, тратятся на перевозку, стоимость хранения и т.д. 15 – чистый профит. А знаете, какова розничная маржа торговли бензином на средней европейской или американской АЗС? Она нулевая, а бывает и отрицательной. Вот, пожалуйста, картинка цены на бензин в Мичигане - не забывайте, приводя эти цифры к привычным, делить их на 3.79 - они там указаны за галлон.

АЗС делают большинство своей прибыли на обороте магазина и кафе.
Ну и что следует из всей этой арифметики? Пункт первый, российские НПЗ действительно жили припеваючи по сравнению со своими иностранными собратьями. Впрочем, значительную часть этого счастья им обеспечивает льготный таможенный режим, как только при экспорте мазута придется платить не 22% от нефтяной пошлины, а втрое больше, как по совести следовало бы, т.е. лишние $11 за баррель, их маржа уполовинится. Если ФАС и есть за что курощать российских нефтепереработчиков, так это за то, что они не делятся своей экспортной льготой со своими покупателями. Хотя спору нет, столь высокая по сравнению с мировыми аналогами доходность должна вызывать у антимонопольщика большое желание посмотреть на ситуацию попристальней. Но вот куда действительно стоило бы заглянуть, это в торговлю. Впрочем, ситуация с бензином нисколько не уникальна. Корзинка товаров из супермаркета в Европе тоже частенько обходится куда дешевле, чем в Москве.

Причина тут в том, что в Европе и Америке зачастую на одном перекрестке стоит даже не две, а три или четыре заправки разных компаний. На автобанах заправки стоят каждые 20 км, и у каждого съезда – гроздью, volens nolens начнешь тут цены снижать (как мы помним, доход у заправок – с магазинов, с того, что именно в их магазины и кафе люди заходят). Вы такое в России где-нибудь видели? Главный корень дороговизны овсов для российских лошадиных сил, на самом деле, в весьма олигопольном рынке участков и разрешений на открытие заправок. Да, конечно, главные российские нефтяные компании держат рынок еще и тем, что не любят снабжать со своих нефтебаз независимых торговцев продуктами. Но рынок нефтепродуктов, тем не менее, весьма ликвиден, пусть с переплатой (но несравнимой с 15 центами за литр), независимый содержатель заправки всегда сможет найти топливо. Но вот никаких сил найти участок под свою заправку, а тем более, в бойком месте, напротив заправки конкурента, ему не хватит. И одним из аргументов на то, чтобы не выделять этот участок под заправку будет, кстати, тот, что одна уже есть поблизости. Наверное, этих сил могло бы хватить у грандов нефтяного рынка, но им-то как раз нет никакого интереса открывать конкурентные войны и раскачивать лодку, начиная вторжение на территорию противника. Тут и сговора-то никакого не нужно, сохранение существующей системы в их общих интересах.

Так что, если ФАСу действительно хочется привести цены на топливо к разумным, ему б стоило не за нефтяников браться, или как минимум, не только за них, но за рынок земли и разрешений. Но это, как мы все понимаем, уже совсем другая история».

А вот ещё одна раскладку, уже в другом аспекте. От nalymov:

Вот картинка за август 2008 года. С тех пор ничего по сути не изменилось.

А ещё есть и такое предположение: когда баррель на мировом рынке дорожает, то и бензин на внутреннем должен дорожать. А как же иначе?  Мы ведь часть мирового рынка!

А когда баррель дешевеет, то на внутреннем рынке бензин опять же должен дорожать. А как же: надо же отбить нефтяным монополистам и госбюджету потери от падения цен на мировом рынке.

Вот так и живём. От мирового рынка зависим.

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner