February 10th, 2017

Польша становится антиукраиной или это только интриги внутри польского политикума?

Тайные «Тезисы» о пророссийской Польше – вброс под Туска?

Тайные «Тезисы» о пророссийской Польше – вброс под Туска?
198 5 1
Польские СМИ опубликовали документ, в котором предлагалось перевести страну на пророссийски курс, отказавшись от проукраинского. Тезисы раскритиковал глава МИД Польши Ващиковский. Учитывая вражду между лидером правящей партии «ПиС» Ярославом Качиньским и председателем Европейского совета Дональдом Туском, можно предположить, что акция приурочена к майским выборам нового главы Совета. В российских СМИ замечания Ващиковского, в основном, проигнорировали. В украинских - и вовсе более обеспокоены пунктами пропуска на границе и безвизовым режимом.

Польша нашла кнопку в информационном пространстве, на которую и надавила, чтобы включить в новостные ленты российских и украинских информагентств упоминания Варшавы. Польские СМИ опубликовали критику главы МИД Витольда Ващиковского рассекреченного документа, к которому доступ имелся только у четырех человек. Сам Ващиковский якобы ранее не знал, будучи замминистра иностранных дел страны, о том, что в Польше в 2008 году на уровне МИД всерьез обсуждали внедрение пророссийской модели поведения официальной Варшавы вместо проукраинской. «Пророссийскость-2008» - это и есть рычажок, благодаря которому Польша запустила обсуждения в России сегодня.

Не менее любопытно было бы полякам посмотреть и на реакцию Киева, с которым имеются идеологические разногласия насчет Волынской резни и личности Степана Бандеры, с одной стороны, клятвы в вечной дружбе – с другой. Возможно, Ващиковскому пригодился опыт службы заместителем директора Бюро нацбезопасности Польши.

Также по теме: Вятрович: Волынская резня - не геноцид поляков

Согласитесь, за прошедшие девять лет документ мог «выстрелить» неоднократно, но по каким-то причинам его содержание стало известно только в начале 2017 года, когда Европа, откровенно говоря, не знает, что ожидать от новоизбранного президента США Дональда Трампа.

Также по теме: Поляки Киеву не верят

Итак, по польской легенде, опубликованной изначально на страницах издания «PAP», 4 марта 2008 года на свет появился документ «Тезисы о политике Республики Польши по отношению к России и Украине». Его подписал директор Восточного департамента МИД страны Ярослав Браткевич. О существовании бумаги до октября 2015 года знали только четверо человек, включая главу внешнеполитического ведомства Радослава Сикорского.

«Этот документ был началом отказа от проукраинской политики в пользу политики пророссийской. Авторы не имели иллюзий насчет успеха, но признали, что пророссийскость будет своего рода инструментом, трюком для применения по отношению к Западу, таким образом хотели улучшить репутацию на Западе», - прокомментировал Ващиковский.

Господин Ващиковский не уточнил, расценивает ли МИД Польши публикацию и рассекречивание этого документа выполнением «трюка» по отношению к Евросоюзу. Зато сообщил, что Украине в «Тезисах» не предлагали пути интеграции с [Европейским] Союзом, только квази-институциональные связи с Западом – то есть интеграцию фиктивную. Что касается России, то авторы документа предполагали, что Москва стремится восстановить статус великой державы, но это не означает, что у нее возникнут имперские амбиции. Ващиковский считает тезис об отказе России от такой «мещанской идеологии», как панславизм, православие или коммунистическая доктрина - ложным. К такому выводу он пришел по причине появления концепции «Русского мира», которая проводится через главу государства Владимира Путина с 2007 года. И, по его словам, о «Русском мире» авторы записки не могли не знать.

В «Тезисах» говорится о том, что отношение к России, как к «вечному врагу Польши», появилось вследствие недостаточно глубокого анализа. Отношения со странами бывшего СССР стали воспринимать как игру с «нулевой суммой», так как в Варшаве либо поддерживают независимость соседей и их стремление к Западу, либо сталкиваются с политикой Кремля. В то же время Москву в МИД Польши времен Сикорского расценивали как союзника Запада по борьбе против исламской радикализации и терроризма на проблемном Юге, а также как необходимый Европе сырьевой резервуар.

«Патриотически правильную» заинтересованность в пользу Украины предлагалось заменить прагматичными и, по необходимости, дружественно критичными подходами. Возможности и шансы этой страны по укреплению связей с западными странами нужно оценивать реалистично – членства в Евросоюзе в долгосрочной перспективе можно не ожидать.

В МИД Польши еще тогда считали, что интеграция Украины в западное общество позволит провести деимперизацию России. Авторы документа пишут о том, что это возможно, но при всех успехах в демократизации на Украине, модель трансформации страны отличается от польской и каких-либо других стран.

«В Киеве еще сильны остатки постсоветизма, проявляющегося в своеобразной политической культуре и провинциального политиканства, в существовании олигархического узкого круга (по образцу российских кланов) и коррупции», - говорится в документе.

Россия же в те годы в отношениях с Украиной «поддалась тактике местных элит, жаждущих похвал и обещаний» в контексте сопряжения с Западом. Причем обещания не обязательно выполняются – это используется в качестве весомого аргумента во внутриукраинских баталиях за власть.

Примечательно, что документ всплыл на фоне происходящего наращивания военного присутствия НАТО в Польше, которую воспринимают восточным форпостом Евросоюза и крупнейшим государством-членом, своеобразной витриной ЕС для экспансии. Параллельно с этим, в Польше начались обсуждения результатов так называемого Brexit – выхода Великобритании из ЕС.

Польский кризис

Что касается политической обстановки в Польше в 2008 году, стоит напомнить, что в октябре 2007 года в Республике состоялись досрочные парламентские выборы. Предшествовал этому раскол в правящей партии «Право и справедливость» («ПиС»). Оппозиционной «Гражданской платформе», которую возглавлял нынешний председатель Европейского совета Дональд Туск, удалось заручиться поддержкой более 40% избирателей. В результате кресла в польском Сейме заняли 209 депутатов от «ГП», а от «ПиС» - только 166. Дональд Туск сформировал новое правительство, сместив брата-близнеца президента Леха Качиньского Ярослава (лидер «ПиС»). На следующих выборах 2011 года соратники Туска выиграли 206 мандатов, соратники Качиньского – 157.

А в апреле 2010 года произошла авиакатастрофа под Смоленском в России, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский. Правительственный самолет, на борту которого находились представители польской элиты, задел деревья при посадке и развалился в воздухе. В июле 2010 года состоялись досрочные президентские выборы, на которых одержал победу над Ярославом Качиньским Бронислав Комаровский, кандидат от «Гражданской платформы».

Полномочия Комаровского истекли в 2015 году. Новым президентом избрали Анджея Дуду, который неоднократно заявлял о том, что намерен проводить политику Качиньского. В августе 2014 года в связи с избранием на должность председателя Европейского совета ушел в отставку и премьер-министр Дональд Туск.

Известный польский эксперт Еугениуш Смоляр считает, что сейчас Польша находится в глубоком кризисе, несмотря на положительные статистические данные. По его словам, «Гражданская платформа» проводила слишком скромные реформы, а Туск управлял страной, но не был ее лидером, не вел за собой. До определенного момента политическое влияние Польши росло, и к этому относились, как к очевидному факту.

Однако сейчас уровень безработицы составляет около 10%. Более 1,5 миллиона поляков уехали на заработки в другие страны. Производительность труда выросла, но не выросла заработная плата. Уровень рождаемости стал ниже, чем в той же Великобритании – по мнению Смоляра, это вызвано растущей неопределенностью. В Республике работодатели стараются заключать краткосрочные контракты, отказываются предлагать полную занятость соискателям.

Война партии Качиньского «ПиС» с «Гражданской платформой» началась еще в 2007 году. В 2015 году «натиск пропаганды» был настолько резким и оказалось, что все, что делало правительство Туска стало неправильным, экономические и дипломатические успехи – иллюзорными.

«Польша стала полуколониальным государством, управляемым немцами и… русскими. Авиакатастрофа под Смоленском в 2010 году, в которой брат-близнец Ярослава — президент Лех Качиньский, его жена и 94 члена польской гражданской и военной элиты погибли, — была представлена как покушение, в котором свою роковую роль сыграли Туск и Путин. Факты и логика оказались несущественны. И это сработало, в том числе благодаря открытой поддержке польской католической церкви, увидевшей в «Праве и Справедливости» защитника традиционных ценностей, которым угрожает вседозволенность приходящего в упадок Запада», - пишет Смоляр для «Новой газеты».

Слова Смоляра в подтверждении не нуждаются. Стоит лишь вспомнить неудачный дебют Витольда Ващиковского, который еще за один день до вступления в должность главы МИД Польши сообщил о намерении воевать с Россией в суде по… делу об авиакатастрофе, в которой погиб Лех Качиньский. Глава внешнеполитического ведомства Польши заявил, что подаст иск в ЕСПЧ против России – по его мнению, Москва затягивает следствие. Также он сообщил, что Варшава готова восстановить отношения с Кремлем в том случае, если Россия отдаст обломки президентского самолета.

«Туск, в свою очередь, открыто отказался от политического лидерства, отказался представить четкое видение дальнейшего развития, будучи убежденным, что в политике правит рациональный выбор. А потом просто уехал в Брюссель на должность председателя Европейского совета, оставив свою партию в плачевном состоянии», - продолжает Смоляр.

Эксперт считает, что Ярославу Качиньскому удалось ввести электорат в заблуждение. В предвыборную кампанию использовались небольшие протестные движения, но радикалам «убавили громкость». Качиньский намеренно стал продвигать свежие идеи.

Также по теме: Польские власти надеются, что Европа реализует политику Леха Качиньского

Смоляр указывает на признаки построения фактически диктатуры Качиньского, который не занимает никакой государственной должности, разве что является депутатом Сейма, лидером партии и человеком, которому верен избранный президент Дуда. Например, независимые прокуроры в Польше благодаря законотворческой деятельности «ПиС» стали подчиняться министру юстиции. Конституционный суд законодательно ограничили: трибунал становится практически бессильным и не может объявлять некоторые законы антиконституционными.

«Качиньский ставит перед собой задачу — контролировать все рычаги власти: парламент, правительство, судебную власть, государственные средства массовой информации и даже частный бизнес. Как в коммунистические времена, все, кто критикует политику новой власти, — объявляются предателями Польши, потакающими зарубежным интересам», - пишет Смоляр.

Эксперт считает, что также «ПиС» действует с антинемецким подтекстом, несмотря на крепкие политические и экономические польско-германские связи. При этом в партии прибегают к «старым антинемецким клише», в польском обществе все чаще звучит тема «исторической жертвенности». Наплыв мигрантов в Европу, европейские кризисы и проблемы с Востоком и Югом ослабили ЕС, что активно использует польская пропаганда.

Например, накануне Качиньский в эфире радио Вроцлав заявил, что Дональд Туск «несет ответственность за решения, которые вредят Польше». Он отказался поддерживать Туска на выборах председателя Европейского совета (май 2017 года), так как он – автор идеи «наказания для государства, не согласившегося принимать беженцев». Пожалуй, прекрасная иллюстрация к словам Смоляра.

Смоляр подчеркивает, что так как безопасность и экономическое развитие Польши зависят от сотрудничества с Европой, возникла угроза политической изоляции.

Россия игнорирует

В России же давно обращали внимание на отсутствие позитивных публикаций о Москве в польской прессе. Ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Олег Неменский в 2015 году констатировал факт господства в течение четверти века антироссийской и русофобской среды. В то же время радикализация общественного мнения о России из-за кризиса на Украине оказалась неприемлемой для многих, и в некоторых изданиях появлялись высказывания, осуждающие антироссийскую истерию польских властей. То есть, хотя русофобские настроения и превалируют, но общество нельзя представлять единым во мнении.

Более того, Неменский считает, что у поляков развился некоторый комплекс из-за отсутствия симметричного негатива к полякам со стороны россиян. Неменский называет это «обидой»: поляков раздражает, что их ненависть остается незамеченной, это их унижает. Напротив, когда в российских СМИ появляются ответные сообщения, в Варшаве радуются, так как появляется ощущение, что с их мнением считаются.

Яркий пример рассказал главный редактор ИА «SM-News», который, побывав в Кракове в 2012 году, имел возможность выслушивать претензии обычных поляков. Собеседники обвиняли Москву в именно «имперских амбициях» - якобы, захватить Москва их хочет, желает, чтобы в Польше упал уровень жизни. Более того, и президента Качиньского убили россияне.

На различные выпады местные жители получили краткий ответ: «мы вообще о вас не думаем, вы же не США или Китай». Реплика заставила поляков буквально открыть рты от беспомощности.

Кстати, Неменский объяснил, почему Польша ушла из массового сознания россиян. У нас нет такого же яркого образа Польши, как у них России. Связано это с тем, что во времена существования Варшавского блока враждебный стереотип о поляках был не выгоден – составляющие исключили из информационного пространства и учебников.

И для России Польша стала одним из славянских государств где-то у западных границ. Образ в худшую сторону начал постепенно меняться именно из-за политики братьев Качиньских, которые открыто выражали русофобские взгляды. Благодаря политикам, в поляках стали видеть «параноидальных русофобов», чему в Варшаве и не собираются противостоять.

Порошенко волнует выполнение его обещаний

На Украине же Польша представляется не столько соседом из Европейского союза, сколько страной, куда многим украинцам приходится уезжать на заработки. Население граничащей с Польшей западной части Украины за многие годы привыкло жить на две страны. Работать в Европе, а деньги перечислять родственникам.

В украинских СМИ чаще публикуются сообщения о влиянии Польши на ситуацию с безвизовым режимом, ежедневно – проблемы очередей на пунктах пропуска на границе. Периодически нейтральные сообщения разбавляют скандалами из-за актов вандализма. Или в Польше напишут на надгробиях бандеровцев, что в земле лежат палачи и убийцы, или на Украине разрушат памятник полякам.

У президента Украины Петра Порошенко же все просто: Анджея Дуду он называет другом, Польшу – большим другом, и традиционно благодарит Варшаву за солидарность с «незалежной». Тем более, что Польша направляет небольшие финансовые средства в Киев. В декабре 2016 года, например, Порошенко сказал «спасибо» Дуде за 100 млн евро в кредит на 30 лет от польского правительства, который выделен на благоустройство украинско-польской границы.

«Это позволит сократить очереди на украинско-польской границе. Особенно учитывая позицию о предоставлении украинцам в ближайшее время безвизового режима», - говорил Порошенко на встрече с Анджеем Дудой.

То есть, как видно, никакой съезд на пророссийские рельсы, как и отказ от проукраинской политики в Польше, не повлияет на украинскую дипломатию, выстроенную на благодарении политиков разного уровня за участие в обсуждении отмены визового режима для граждан Украины. Вряд ли польская публикация изменит что-то в Москве, готовой сотрудничать и обсуждать предметно вопросы двусторонней повестки дня, учитывая взаимные интересы.

Также по теме: Украина может войти в ЕС только с центром в Варшаве

То есть, акция МИД Польши с рассекречиванием документов носит больше популистский характер. Это как мальчик, который кричал: «Волки, волки!»

Прибрежная тундра.

Это превьюшка.
Оригиналы в Яндекс-фотки.
Кто хочет посмотреть, вам сюда:
https://img-fotki.yandex.ru/get/196365/119305193.1a/0_ceeab_c6d69b07_orig
Там есть опция подбора размеров изображения.

Остальные фотки здесь: https://fotki.yandex.ru/users/bulochnikov-boris/

Сотрудничай, не сотрудничай - толку не будет...

Современные вызовы и перспективы российско-европейского приграничья

Современные вызовы и перспективы российско-европейского приграничья
144 5 1
Приграничное сотрудничество – часть международных отношений Российской Федерации, международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ и муниципальных образований, которая представляет собой согласованные действия субъектов приграничного сотрудничества РФ и сопредельных государств, направленные на решение задач, определяемых международными договорами Российской Федерации
Антироссийская риторика, высказываемая различными европейскими чиновниками различного ранга, подогреваемая теми или иными мировыми событиями и всплывающая в зарубежных СМИ, стала в настоящее время чем-то весьма обыденным.

Трудно отрицать, что современные российско-европейские двусторонние отношения «откатились» на позиции занимаемые десятки лет назад – санкции и запретительные меры, которые были введены, в частности, европейскими лидерами, сменяются ответными со стороны российского правительства. Но неужели мы стали свидетелями кризиса взаимопонимания наших государств во всех возможных областях сотрудничества? Ответ – Нет.

Одной из таких сфер, где по-прежнему партнерство с Европейскими регионами остается на высоком уровне является приграничное сотрудничество. Для Калининградской области – окруженной со всех сторон европейскими государствами, вопросы сотрудничества с «соседями» приходится решать практически каждый день. Однако опыт этого региона не единичный, он касается почти всего Северо-Запада России, который у нас принято называть российское приграничье, а в Европе – внешние границы Европейского Союза.

Добрососедские программы сотрудничества

Одна из тем почти не освещаемая в европейских СМИ это программы приграничного сотрудничества России и ЕС на период до 2020 года. Как ни парадоксально, но в этом году 8 из них планируется к запуску. Уже сейчас на уровне ЕС одобрены программы «Польша-Россия» и «Литва-Россия», рассчитанные до 2020 года, также подписано финансовое соглашение о продолжении сотрудничества с Юго-Восточной Финляндией на ближайшие четыре года.

По данным департамента развития межрегионального и приграничного сотрудничества, Министерства экономического развития РФ сотрудничество охватит также Эстонию, Латвию, Швецию и Норвегию. И этот список не включает в себя еще и более мелкие проектные программы, реализуемые на муниципальном уровне. Беспрецедентная ситуация, которую трудно себе вообразить в условиях текущей политической напряженности между Россией и ЕС.

Что же стоит за этими программами, почему именно сейчас стала возможна реализация такого большого количества совестных двусторонних проектов? Что бы разобраться в этих вопросах, необходимо рассмотреть ситуацию как минимум с двух позиций, ведь если проекты запускаются – значит это кому-то надо. Чем же выгодно приграничное сотрудничество одной и второй стороне?

Европейская политика сближения

Почти семилетний опыт работы с европейскими партнерами из Ассоциации европейских приграничных регионов (АЕПР) – одной из старейших в Европе организаций занимающихся вопросами приграничного и еврорегионального сотрудничества, показал, что даже в ЕС вопросы налаживания добрососедских отношений необходимо отстаивать во всех возможных государственных институтах.

Как отмечали сами руководители Ассоциации, приграничные программы и их финансирование, даже внутри ЕС просто так не возникает, за ними всегда стоят люди, которые их разрабатывают, согласуют, лоббируют среди еврочиновников и т.д. Это серьезная работа, которую почти никогда не видно. Однако важность этих программ трудно переоценить, и касается это не только внешних границ ЕС, внутри стран-членов так же существуют районы где, не так развита промышленность или транспортное сообщение и, как правило, это именно приграничные – периферийные районы государств.
Как это зачастую происходит – государственные планы заканчиваются там, где проходит граница с другим государством. Это типичные случаи, когда добраться в соседний город находящийся фактически в другом государстве (что например, характерно для Швеции, Финляндии, Норвегии) добраться ближе, чем до других своих. А что делать, если там нет дорог, ведь в чьи обязанности должно входить ее строительство? И что делать, если законодательная система для трудоустройства там совсем иная?

Все эти и многие другие вопросы и призвана была решить программа приграничного сотрудничества, позволяющая не только государствам, но и самим муниципалитетам создавать условия для совместного планирования их общего жизненного пространства.

Аналогичная картина складывается и в отношение сотрудничества с российскими регионами, ведь мы для европейских муниципалитетов не только «захватчики» как принято слышать в европейских СМИ, но экономические партнеры в сфере транспорта, если говорить об использовании портовых возможностей, туризма (что очень популярно для Калининградцев, до роста курса евро, которые активно ездили за покупками в Польшу), культуры и т.д.

И мы не только рынок, куда можно импортировать товары, но и площадка для развития въездного туризма и совместных предприятий (особенно для регионов РФ со статусом ОЭЗ и ТОР).

Российский опыт приграничного сотрудничества

Для понимания общей ситуации с программами сотрудничества Россия – ЕС необходимо понимать еще один аспект. Европейское финансирование было доступно Российским регионам и муниципалитетам еще с 90-х годов их отличительной особенностью было то, что они не включали российские средства. Сейчас же РФ со-финансирует почти половину от бюджета выделяемого ЕС.

Что это значит, если бюджет программы «Польша-Россия 2020» составляет более 62 миллионов Евро, то российских средств там порядка 20 миллионов Евро. Т.е. Россия из фактически грантополучающего государства стала полноправным финансовым партером. Это уже не просто Европейские деньги, которые необходимо освоить, теперь это уже частично федеральные средства.

Тем не менее, только за программный период 2007 – 2013 годов реализовано 200 регулярных проектов, 50 из которых крупномасштабные – т.е. связанные с крупными инвестиционными или строительными проектами как, например, строительство дорог, очистных сооружений и т.д.

Как прокомментировал эти данные в своем выступлении заместитель Министра экономического развития Российской Федерации, Александр Цыбульский – «Реконструкция 1 км дороги по Программе «Карелия» составила 89 тыс. евро, что меньше, чем установленные расходы на ремонт и реконструкцию дорог подобного типа (91 тыс.евро), а также существенно ниже, чем в наименее затратных проектах по России (ремонт 1 км автодороги Енисей стоил 125 тыс. евро, ремонт 1 км дороги во Владимирской области стоил 147 тыс. евро)».

Также заместитель министра отметил, что регионы-участники активно развивают туристический сектор, динами которого в них вдвое больше чем общероссийский показатель (21,6 % по сравнению с 9,2 %).

Резюмируя все изложенное можно заключить, что для ЕС существующие программы приграничного сотрудничества это возможность инвестировать средства в депрессивные районы с целью улучшения их экономического и социального благополучия.

Одновременно с этим сохраняется возможность, продолжать развивать сотрудничество с российскими регионами. Так или иначе, но даже в Брюсселе понимают, что создание сбалансированной в экономическом и
социальном плане обстановки на внешних границах позволяет избежать больших проблем в дальнейшем, это касается вопросов комплексной безопасности, трудовой миграции и даже туризма. При этом часть средств программ покрывает правительство РФ, что, во-первых, выгодно экономически всем участникам, а во-вторых позволяет отстаивать российские интересы в ходе реализации проектов.

К тому же на федеральном уровне неоднократно подчеркивалось, что европейское направление является одним из самых передовых и системно выстроенных, что позволяет апробировать новые идеи и форматы совместной работы. Описанная схема партнерства может в первом приближении показаться слишком прагматичной, но возможно это именно то, чего сейчас не хватает современному политическому миру.

Бацьке нахлестали по мордасам?

Мнение знакомого из Беларуси на последние события


Мне вчера мой знакомый из РБ высказал такую точку зрения на последние события. (Передаю своими словами)

1. Прессуха президента не была запланирована заранее. Ее появление, очень длительный формат и особо скандальный характер не случайно совпали с обострением в Донбассе.

Лукашенко, прекрасно понимая в каком трудном положении находится правительство России, при котором поле для маневра сузилось до лезвия бритвы (вступать в военные столкновения с Украиной чревато огромным рисками и непредсказуемыми последствиями, не защитить дончан военными средствами и вовсе означает поражение без боя), выбрал наиболее уязвимый момент для нанесения удара в спину Путину. Действовал по согласованию с Порошенко, который обострял конфликт, чтобы сорвать возможное налаживание контактов России с Западом. Луй тоже заинтересован, чтобы Россия втянулась в конфликт, и тогда Путину можно будет выкручивать руки, заручившись поддержкой всего мирового сообщества.
Действовал в общем-то в обычной своей манере подлости и паскудства.
И то правда - вся риторика Луки на конференции сводилась к выражению, якобы, недоумения и озабоченности непредсказуемым, непродуманным, агрессивным поведением Москвы в отношении ни в чем не виноватого и верного союзника. Типа показать Западу, что Лукашенко больше не в состоянии сдерживать "утратившего связь с реальностью" (с-Меркель) Путина.

2. Мой знакомый считает, что Путин "очень крепко навалял" паскуднику по телефону. Об этом свидетельствует поведение Луя в Костроме, где он пресмыкался перед губернатором "как щенок бездомный". Особенно впечатлили слова Л. "в каждой белорусской семье живет безмерная любовь к России" и аналогичный словесный понос.