January 1st, 2017

Заметки юриста: Рутина ювенальная.

Чувствуется приближение весны

Вода в кране запахла хлоркой, воробьи «поют» на солнышке, календарь подсказывает, — словом, всё — за то, что приближается весна.

Лично для меня, адвоката, занимающегося семейными делами, это означает резкое увеличение дел о лишении родительских прав. Почему именно весной? Родители мечтают, что успеют «лишиться» до лета, а значит, для поездки, например, в Европу, не потребуется разрешение на выезд второго родителя. И так — каждую весну…

К слову, следует отметить, что к лету мало кто успевает. Почему-то очень много лишений родительских прав заканчивается уже в сентябре, просто физически система правосудия не проворачивается за такой короткий период. На мой взгляд, февраль — последний «вагончик» отходящего поезда. Если вам надо успеть летом куда-то съездить, конечно.

Много стало обращений по вопросам усыновления. Существенно больше, чем год назад, например. Почему? Думаю, потому, что повышенное внимание к этому вопросу приводит к тому, что на простое, в сущности, с юридической точки зрения, дело об установлении усыновления начинают обращать внимание через лупу. Что приводит, увы, не к улучшению качества, а к мелочным придиркам, которые и усыновителей нервируют, и процесс усложняют.

Скажем, год назад «флагманом» проблем при усыновлении было то, что в процесс старались вызвать кровную мать (а иногда и отца) ребенка, даже если они написали «отказ» (то есть, согласие на усыновление ребенка), или даже если они лишены родительских прав. Сегодня этот вопрос, вроде, уже так остро не стоит.

Зато суды стали дотошно проверять те бумаги, которые оформляют на ребенка органы опеки. Процесс превращается, зачастую в «избиение младенцев»: судья требует и требует от опеки, а та — извивается, но резонно замечает, что те документы, которые вызывают претензии у судьи, готовили, вообще-то не они, а совсем другие люди и давно. Но процесс проходит вполне истерично.

Печаль ещё и в том, что ни суд, ни опека, как правило, не в курсе, как на самом деле всё это должно быть оформлено правильно. Не помогает в этом и прокуратура, роль прокурора на процессе, по-моему, вообще удивительна: что-то вякнет, вроде «а где у вас анкета на усыновителя?» (документ, который в суд никогда и никто не представлял, а при некоторых вариантах развития событий её вообще может не быть) — и суд начинает гадать, где бы эту анкету найти, трясёт орган опеки, те пугаются… В общем — неразбериха совершенная.

Продолжают приходить «педофилы», бывшие мужья, на которых написали заявления бывшие жёны, мол, «приставал» или «трогал». Слава Богу, оба случая — отказные, дело даже не возбуждалось. Традиционно ругаемся с органами опеки (хотя там не ругаться бы — просвещения требуют их глаза!), ходим по полициям на допросы и дежурно определяем порядок общения отцов с детьми. Но это — на обычном уровне, ни больше, ни меньше.

Про демократию и неотъемлемые от неё права человека.

Вперёд в прошлое

США: военные права благодаря «закону о предоставлении себе чрезвычайных полномочий»

Автор Себастиан Ранге

Конгресс США подписал закон о национальной обороне (NDAA – National Defense Authorization Act 2012), за который ещё 1 декабря проголосовал Сенат девяноста тремя голосами против семи. Речь идёт о бюджете министерства обороны, который принимается ежегодно.

682-страничный проект закона содержит некоторые пассажи, которые идут вразрез с конституцией США.

Речь идёт о разделах 1031 и 1032 данного закона. Согласно им иностранцы, а также граждане США могут быть задержаны на неограниченный срок армией США по законам военного времени без суда и предоставления защиты, если они подпадают под категорию «covered person», то есть подозреваются в связях с террористической организацией.

Как указано в разделе 1031, таковыми являются «персоны, спланировавшие теракт 11 сентября 2001 года, знавшие о нём заранее, помогавшие в его осуществлении или скрывавшие его виновников».

Такое определение появилось после теракта 11 сентября 2001 года, а теперь было обновлено. В данной формулировке это было описано так, что в круг подозреваемых попадает гораздо больше людей. В абзаце Б говорится: «Лицо, являющееся или бывшее членом Аль-Каиды, Талибана или поддерживающих их сил, враждебных Соединённым Штатам или их партнёрам по коалиции, в том числе лица, непосредственно проводившие враждебные акции либо помогавшие в их реализации».

Любой, кто попадает в эту категорию, может быть заключён в тюрьму на неограниченное время, до «окончания противостояния», без суда и следствия. Заключённые не имеют права на адвоката, а также лишаются возможности подавать апелляционные жалобы. Таким образом, заключённым отказывают во всех правах, гарантируемых им конституцией США. Принцип «habeas corpus», обязывающий предоставлять законные основания для заключения под стражу, тем самым был отодвинут в сторону. Таким образом, правосудие США вернулось в Средневековье.

Однако эти изменения почти не освещались в немецких СМИ. Хотя в США всё же шли жёсткие дебаты между сенаторами. Но, тем не менее, многие предложения о поправках, например, о нераспространении этого закона на граждан США, были отклонены. К примеру, заявка на исключение одной из формулировок, за которую проголосовало большинство сенаторов-демократов, была отклонена, поскольку получила всего лишь два голоса республиканцев.

Даже те сенаторы, которые категорично высказывались против действующей редакции закона, в конце концов, проголосовали «за». Этот закон поддержал даже сенатор Марк Кирк, который жёстко критиковал его и даже советовал своим коллегам перечитать конституцию. То, что критики в итоге всё же согласились, имеет определённую причину. Без подписания этого закона военный бюджет США не мог бы быть утверждён. Объединение отмены конституционных прав с принятием военного бюджета США можно рассматривать как средство, уменьшающее риск сопротивления в обеих палатах парламента.

К тому же, некоторые тезисы документа сформулированы настолько запутанно, что эта путаница сознательно используется сторонниками закона в открытых дебатах. Например, они указывают на то, что о неограниченном сроке заключения речь вообще не идёт. Это действительно так, но формулировка «заключение под стражу по законам военного времени без передачи дела в суд до окончания конфликта с противником» говорит практически об этом. Ведь «война с террором» не имеет чётко обозначенных целей и, следовательно, никаких временных рамок. Авторы этого закона – бывший президент Джордж Буш-младший и Дик Чейни – напротив, говорили о том, что этот конфликт не угаснет на протяжении жизни нескольких поколений. К тому же то, что называют «связанные с Аль-Каидой силы», может быть чем угодно. И исходя из того, что один из судей США на процессе по делу жертв и родственников погибших при теракте 11 сентября обвинил аятоллу Али Хаменеи, а также всех иранцев в поддержке террористов, этот «неоспоримый» закон выглядит особенно забавно. Нужно ли теперь всем иранцам опасаться того, что они подпадают под определение «covered persons»?

Причём Аль-Каида, со своей ваххабитской идеологией, считается откровенным врагом Ирана. Талибан также не числится в списке друзей этой персидской страны, потому-то Тегеран и сотрудничает с войсками НАТО в Афганистане.

Талибан – это детище пакистанской спецслужбы ISI, которая, в свою очередь, работает совместно с ЦРУ и получает финансовую и профессиональную поддержку от своего большого брата из США. Теоретически, в категорию «covered person» попадают и многие сотрудники из Лэнгли, хотя на практике им нечего бояться.

Подписанный на данный момент закон даёт армии США и Белому дому право по своему усмотрению, без всяких доказательств, заключать людей под стражу пожизненно. Поэтому критики называют NDAA «законом о предоставлении себе чрезвычайных полномочий».

Те, кто поддерживает NDAA, утверждают, что критики закона преувеличивают, ведь закон не распространяется на граждан США. Кроме того, в этом законе нет ничего нового – ведь США последние десять лет содержали без суда под стражей на своих военных базах людей, названных «врагами», теперь эта практика «просто» получила законные основания.

С одной стороны, правильно (что не оправдывает эту практику), но то, что граждане США не подпадают под этот закон, не соответствует фактам. Хотя в разделе 1032 о юрисдикции данного закона в отношении граждан США и легально пребывающих на территории США иностранцев написано, что он «на них не распространяется», но над данным разделом преобладает параграф 1031, где подчёркивается, что не исключено причисление этих граждан к категории «covered person». Здесь нужно читать внимательно. Ведь в том абзаце параграфа 1032, где говорится о том, что закон не распространяется на граждан США, ничего не написано о гражданах США, попадающих под определение «covered person». Закон даёт армии США право брать под стражу так же и граждан США.

В общем, это означает одно: например, афганец, поддерживающий бойцов Талибана, должен быть взят под стражу, а американец – может быть взят под стражу.

Законопроект также имеет так называемый «waiver», разрешающий президенту отпускать на свободу задержанного «в интересах национальной безопасности». Сторонники данного законопроекта заявляют о том, что в случае войны вражеский солдат может быть заключён под стражу до её окончания, чтобы он не совершил военных преступлений. Основным тезисом их аргументации является то, что в войне должны участвовать солдаты в форме (под действие Женевской конвенции подпадают солдаты в униформе – прим. ред.). Таким образом, скрывается тот факт, что «война с террором» – это асимметричная война против «террористов», а проще говоря, гражданских лиц, которая никогда не закончится. В результате этого мы получаем следующий итог: «военный арест» никак не ограничен временными рамками. И это также скрывается сторонниками этого закона.

Также они ссылаются на судебный приговор по делу Хосе Падильи. Летом 2002 года этот гражданин США был признан президентом Бушем «вражеским бойцом» и исчез в военной тюрьме. В сентябре 2005 года кассационный суд подтвердил президентское право содержать американского гражданина под стражей на американской земле без предъявления обвинений, так как авторитет президента США во время войны является важнейшим для выживания и защиты нации от террористических нападений.

Под давлением правозащитников Падилья всё же предстал перед гражданским судом – через три с половиной года с момента ареста. Он был приговорён к 17 годам и 4 месяцам тюрьмы, хотя в обвинении ничего не говорилось о том, что он, якобы, хотел создать «грязную бомбу». Прокуратура не предъявляла ему никаких конкретных обвинений и не инкриминировала ему прямые связи с Аль-Каидой, вместо этого он был обвинён в «заговоре с целью убийства людей за границей», а также в поддержке джихада за границей США.

Адвокат Падильи, Эндрю Пэтэл, заявил после вынесения приговора: «То, что случилось на этом заседании, нужно рассматривать в контексте Патриотического акта, согласно которому правительство не должно доказывать виновность в преступлении, а может обвинить людей в поддержке того, что, по мнению правительства, должно произойти. В данном случае обвинение использовало разговоры подсудимого о том, что должно случиться. При таком следствии правительству не нужно добывать доказательства, которые требуются при ведении нормального судебного процесса».

Пол Крэйг Робертс, заместитель министра финансов в правительстве Рейгана, сформулировал это более жёстко: «Процесс против Падильи перевернул конституцию США с ног на голову и нанёс больше ущерба, чем удалось бы самому страшному террористу».

В гроб конституции был забит ещё один гвоздь. Надежды на то, что президент Обама ещё сможет аннулировать этот закон, необоснованны. Ведь именно Белый дом был автором тех параграфов, которые отказали гражданам США в защите от бессрочного заключения под стражу военным трибуналом. Белый дом несколько дней назад заявил, что не будет накладывать вето на этот закон. Таким образом, бойцы с террором получили команду «фас!». Конституция США, принятая в 1787 году, была отменена. Добро пожаловать в XVII век.


Первоисточник на нерусском: http://www.hintergru...gangenheit.html

О пользе ипотеки для населения. (Не всякого).

Ипотека, раскрой личико.




Итак, Москва. Двухкомнатная квартира, 54 кв. метрах в Тропареве, через лесок от места, где я жил. Цена - 10,5 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ.

Средняя зарплата в Москве -66000 рублей в месяц или 792,000 рублей в год.

Цитата:

При выдаче займа Сбербанк обычно предлагает аннуитетную схему погашения. Это такая схема, при которой сначала платятся проценты банку, а потом выплачивается само тело кредита.



Считаем: 15 лет - 180 месяцев. Ставка годовая 15%, то есть: 0.15 - годовая, или 0.0125 - месячная.

Первый взнос - 2,000,000 рублей. Заем, таким образом - 8,500,000 рублей.

Считаем месячный аннуитетный платеж:

8,500,000*0.0125*(1.0125)^180/(1.0125^180-1)= 8,500,000*0.0125*9.36.8.36
=994110:8.36=118,912 РУБЛЕЙ в МЕСЯЦ

Итого, при аннуитетной схеме, вам придется выплачивать в месяц 118912 рублей в МЕСЯЦ. Или, за 180 месяцев: 21,404,160 рублей.

Так что, квартира номинальной стоимостью 10,5 миллиона рублей при первом взносе в ДВА МИЛЛИОНА РУБЛЕЙ обойдется вам - внимание! - в



23,404,160 рублей





Это 23,404,150:792,000= 29.6 лет! - Это КАК РАЗ 30 лет средне-годовых доходов: пожизненная кабала, как и было сказано!

АМИНЬ.

И это без учета того факта, что ипотека повышает номинальную стоимость в пять и более раз! - А без ипотеки, квартира как роз и стоила бы 2,000,000 рублей. Если не меньше: по советским соотношениям цены (кооперативного) жилья и средней зарплаты, скорее 1,500,000 миллиона - В ДВАДЦАТЬ РАЗ ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ ПРИ ИПОТЕКЕ.

Это не факт. Существует ещё себестоимость жилья. Которую нельзя в нуль укатать.
Она не зависит от платежеспособного спроса.