?

Log in

No account? Create an account

September 16th, 2015

Религиовед Роман Силантьев: Ваххабиты уже стали министрами и прокурорами

     

Фото: Юля Зыкрянова для 66.ru

Приговоренный российскими ваххабитами к смертной казни ученый рассказал, когда начнутся религиозные войны на Урале, как отличить мечеть от ячейки радикалов и почему «ВКонтакте» оказался во власти воинов джихада.

«Убить Романа Силантьева» — такой пункт занимает не последнее место в списке дел российского ваххабита. И не мудрено: московский ученый давно занимается борьбой с мутировавшим исламом и за это время успел нажить себе очень много врагов. Однако отступать он не собирается: по мнению Силантьева, радикальное мусульманство, или ваххабизм — страшная болезнь, которую срочно нужно лечить. Если этого не сделать, то Россию захлестнет волна беспорядков, по сравнению с которыми Болотная покажется «цветочками».

В своем интервью для Портала 66.ru он корит российские власти за неразборчивое отношение к иммигрантам, рассказывает о полпроценте отличий между ваххабитами и мусульманами и об угрозе гражданской войны в нашей стране.

— Львиная доля тех иммигрантов, которые есть у нас в России, — так или иначе мусульмане. На ваш взгляд, люди, которые приехали из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, они как-то влияют на религиозный фон в стране?
  — Иммигранты у нас разные бывают. Наверное, самый спокойный тип иммиграции — это когда люди просто хотят заработать денег. Если есть в них потребность, то тогда можно привлекать такую рабочую силу. Но это надо делать умно.

— Что вы подразумеваете под этим?
  — Я всегда привожу в пример иммиграцию в ряде мусульманских стран — Катаре, Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах. Их политика очень просто строится: хотите приезжать зарабатывать деньги — зарабатывайте деньги, но не более того. Идентичность национальную им там никто не позволит выпячивать. В России все совсем по-другому.

— Связана ли как-то российская политика в отношении иммигрантов с проблемой ваххабизма, о которой вы очень много говорите?
  — Просто к иммигрантам надо относиться разборчиво. Есть вот какая проблема: люди, которым у себя на родине по каким-то причинам не рады (некоторых к стенке ставят или сажают), они затем перебираются в Россию. И эти люди зачастую становятся ваххабитами.

— То есть вы хотите сказать, что ваххабитам на родине не очень рады?
  — Им просто очень не рады. И создают им невыносимые условия для жизни, из-за этих невыносимых условий они едут потом к нам, а мы их зачем-то принимаем. В 2001 году такого Анвара Сатимова, если мне память не изменяет, поймали в Свердловской области. Узбек, ваххабит, которого на родине в розыск объявили международный. Он на Урал приехал, работал тут имамом, тут его и поймали. Он ничего больше не умел, себе какую-то общину сколачивал, уже и самопровозглашенные муфтии там появлялись. В некоторых мечетях уже коренных мусульман нет. Не только там, но и вообще по стране.

— Это что означает?
  — Это означает, что в мечетях теперь совсем другой национальный состав. У нас есть наблюдение: если татары в мечеть перестают ходить, значит, на мечети можно ставить крест.

— А может, это нормальный процесс? Может быть, постепенно весь традиционный ислам перекрасится в ваххабитский?
— Может, но нужно иметь в виду, что ваххабиты не уживаются, в отличие от традиционных мусульман, с христианами. Между ваххабитами и нормальными мусульманами всего лишь полпроцента различий, но эти «пять десятых процента» не дают ваххабитам ни с кем мирно сосуществовать.

— Есть ощущение, что внутри ислама идет какая-то война, передел сфер влияния.
  — Она идет. Это совершенно не скрывают. В идеале в каждом регионе должен быть один муфтий. А у нас в некоторых областях бывает по пять мусульманских юрисдикций. Вот митрополит представляет интересы всех православных, и интересы мусульман должен представлять один, а не три враждующих муфтия. Но, к сожалению, у нас мусульманское сообщество сильно расколото по России, причем этот раскол прогрессирует, и в последние годы особенно сильно. И в итоге мы имеем по несколько муфтиев в каждом регионе. Причем нередко один из них муфтий традиционный, нормальный, другой — ваххабит.

— И у нас на Урале есть ваххабиты?
  — Да, есть. Здесь, например, пять юрисдикций. Два муфтия — традиционные, два — ваххабиты, про одного до конца пока понять не можем. В Челябинской области доминируют традиционные мусульмане. Там три юрисдикции, но муфтия два — один ваххабит, один — нормальный. В Тюменской области — два муфтия ваххабита, один нормальный.

— А официальный ислам вас признает? Они считают, что вы можете сказать: вот это ваххабиты, а это не ваххабиты?
  — Я с традиционными мусульманами в хороших отношениях. Меня зовут периодически лекции читать. В Алма-Ату звали, в Челябинск часто приглашают. С Татарстаном я дружу. Отвечая на второй вопрос, я могу сказать, что мы разработали экспресс-тесты, как определить, ваххабитская община или нет. Если в общине чтут Гайнутдинова Равиля (мусульманский богослов, — прим. ред.) — это плохая примета. Если имам учился в Саудовской Аравии — это тоже вызывает много вопросов. Если имам — не коренной национальности, а того хуже — русский или еврей, или цыган, или якут — это также плохая примета. Кроме того, подозрителен имам, если у него мечеть открыта круглосуточно. Хорошая примета — когда имам пожилой. Хорошая примета — когда это сельская община, моноэтническая, татарская например. Из этих показателей с вероятностью до 99% можно понять, чья это община.

— Какие последствия от этих мутаций ислама?
  — Сейчас модно говорить, что люди, которые вышли на Болотную площадь, представляют серьезную угрозу власти. Но могут ли они свергнуть власть? Для начала, те, кто ходит на Болотную площадь, не очень большой процент населения составляют, а главное — они малобоеспособны. Человек ничего тяжелее айпада не держал, с ОМОНом ему драться проблематично. Десять омоновцев могут разогнать практически любую такую группу. А вот если человек имеет опыт боевых действий в каком-нибудь Афганистане или на Кавказе, а то и в Пакистане или Сирии (а таких людей среди ваххабитов довольно много) — это уже другое развитие ситуации.

— С этого места поподробнее.
  — Есть, например, город Покачи (город в Ханты-Мансийском автономном округе, 17 тысяч человек, — прим. ред.), где приходит имам-ваххабит к администрации и спрашивает, почему ему так мало денег дают. Ему объясняют, что помогают как могут. Он говорит: «Вы неправильно понимаете, я с автоматом в следующий раз приду». Они ж настолько перепугались, что отменили даже празднование 9 Мая. Народ понял, что это совершенно не теоретический уровень. И реально сейчас встала угроза повторения Буденовска и Кизляра.

Ведь любой народ можно собрать на каком-то мусульманском празднике и завести его. Поднять клич, к примеру, «Защитим ислам», «Мусульман убивают», какой-то слух пустить, что тут мусульманина зарезали, что тут русские пришли… Волнения будут — с Болотной площадью небо и земля.

— Давайте немного поговорим об истории вопроса. А почему в Советском Союзе такого не было?
  — Было. Мы тоже дружили с мусульманами. У нас ваххабизм считался когда-то очень положительным явлением. Считалось, что это союзный мусульманский тренд антиимпериалистического характера. Правда, быстро выяснилось, что это не так. Что это английский проект.

— Английский проект?
  — Да. Традиционные мусульмане считают именно так. А другие считают, что британцы просто в какой-то момент выявили перспективную мусульманскую секту и поддержали ее. То есть она появилась без их участия, а они просто вложили в ее раскрутку деньги.

— И сейчас продолжают ее контролировать?
  — Я сильно подозреваю, что контроль уже во многом потерян; но то, что ваххабитские страны очень дружат с американцами и англичанами — это факт. Мы видим, как ваххабиты в симбиозе с американцами и англичанами просто сносят всех своих врагов.

— У нас есть какая-то историческая иллюзия, что мы сидим на Урале, и с татарами мы вроде как в хорошем добрососедстве, и с мусульманским миром потихоньку сращиваемся. А в Екатеринбурге у нас такое может быть гипотетически?
  — Как правило, большой город они пока захватить не могут, Екатеринбургу это вряд ли угрожает, а какой-нибудь отдаленный город на севере — типа Ивделя например — запросто.

— Ну разграбили город. А дальше что?
  — Людей перепугают до полусмерти всех. Одно дело — когда теракты только на Кавказе и в Москве: люди, живущие, например, в Карпинске или Ирбите, как-то на себя это не примеряют. Когда же ваххабиты захватят неподалеку город размером с Ирбит — у людей сразу другой будет уровень безопасности.

— Но вы, наверное, должны понимать, что такое должно произойти, чтобы люди расчехлили автоматы и пошли захватывать город? Должен быть какой-то повод, сигнал или стечение каких-то обстоятельств.

— Повод? Ну например, если ваххабизм объявят вне закона. Мера, которая, кстати, могла бы стать началом системной борьбы с этим явлением. Почему покушались на муфтия Татарстана? Потому что он с ваххабизмом боролся, выгонял их отовсюду, где они засели. А те просто ему ответили — в принятой у них манере.

— А наши спецслужбы ведут статистику: например, в этот год в таком-то муфтияте прибыло 100 человек? Есть там свои люди внедренные, которые за процессом следят, докладывают, телефонируют и держат хоть что-то под контролем?
  — Правоохранители и силовики — они разные. Где-то они умные, а где-то нет. Где-то они своих людей внедряют, а где-то верят на слово. И вторых — больше. Кроме того, ваххабиты же тоже за последние 25 лет сложа руки не сидели, они своих детей отправили учиться и в академии МВД, и в юрвузы. Многие, например, прокурорами стали, министрами. Правда, пока не на федеральном, а на региональном уровне. Вот банду ваххабитскую ликвидировали в Карачаево-Черкесии. Пожалуйста: глава села — глава банды, которая замешана в убийстве местного имама. Люди-то непростые, небедные.

— У вас у самого жизнь спокойная?
  — Живой пока. На большинстве ваххабитских сайтов пишут, что неплохо бы меня ликвидировать. Не без этого. Ну, а что делать? Большинство моих коллег угрозы получают. Проще сказать, кто не получает.

— На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы хотя бы какая-то иллюзия безопасности была?
  — Люди должны реально смотреть на вещи. Нам в общем-то ничего хорошего в будущем не грозит. У нас уже идет в стране война, это не отдельные контртеррористические операции, у нас людей гибнет больше, чем в Афганистане. Поинтересуйтесь, сколько погибло в терактах только в Дагестане и только правоохранителей с начала года. На сентябрь было 330, сейчас уже, наверное, 400. Это не считая чиновников, имамов, просто мирных жителей. А Ингушетия, а Кабардино-Балкария, теперь Татарстан? Расширяется география терактов. Кроме того, эта болезнь крайне пагубно влияет на авторитет власти. Главная функция любой власти — это защита населения. Если в стране происходят теракты, люди задают вопрос: за что они платят налоги? Надо эту болезнь срочно лечить, при этом понимая, что лечение будет болезненным. Если у тебя на ноге гангрена — не надо колоть туда морфий, надеясь, что само рассосется. Надо ложиться в больницу и делать операцию.

— Наверняка как эксперт вы общаетесь со многими чиновниками. Что во власти думают по поводу вопросов безопасности?
  — Во власти не все так просто. Есть люди, которые альтернативную точку зрения высказывают, считая, что ваххабиты — это хорошие, мирные люди, и все проблемы оттого, что мы их притесняем. В Дагестане послушали таких «миротворцев» вначале, усадили местных мусульман с ваххабитами за стол переговоров, радовались, что вот, мол, историческое событие, легализовали ваххабизм, и в этом году — самые жестокие теракты против традиционных мусульман. А в Чечне его вне закона поставили — и терактов стало резко меньше. Да, Кадыров потерял много людей, но тем не менее он их оттуда выпер.

Проблема в том, что борьба с ваххабитами приведет к большему числу терактов и большему числу жертв. Они-то пока надеются без боя взять власть, они ж тоже боятся смерти, и если есть возможность мирным путем прийти к власти, запугав просто всех нормальных мусульман, они так и сделают. Если им оказывают сопротивление — начинаются теракты; если сопротивление это усиливается — терактов будет больше. Они, конечно, пойдут ва-банк, это очевидно, и многие чиновники не готовы к обострению. У нас то саммит АТЭС, то чемпионат мира по футболу, то Олимпиада. Да их просто отменят, если теракты будут! Кому это надо? Ваххабиты прекрасно это знают. Универсиада в Казани? Вот будете нас притеснять — не будет у вас универсиады...

— Вы думаете, конечная цель ваххабитов — деньги?
  — Они умнее. К сожалению, ваххабит — не бандит. Бандиту нужны золотые пистолеты и майбахи. А ваххабиту власть нужна. Ведь власть сама по себе, в качестве побочного эффекта, имеет и майбахи, и сауну, и девочек, и дворцы. Это только у людей с бедной фантазией все в деньги упирается.

— Интернет для ваххабитов какую роль играет?
  — Для вербовки — значительную роль. Высшим шиком у террористов считается завербовать людей так, чтобы исполнитель даже с тобой не встретился ни разу, но сделает то, что ты захочешь. Соберет бомбу, заложит ее где надо.

— Через соцсети?
  — Через все: социальные сети, форумы, сайты. У нас 80% сайтов по исламу на русском языке — ваххабитские, и скорее всего человек, вбив «ислам», попадет туда. Посмотрите, сколько «ВКонтакте», например, групп ваххабитов.

— Если человек способен завербовать другого человека через «ВКонтакте», то это, наверное, какой-то очень умный человек.
  — Или те, кого завербовали, не очень умные.

— Я вот не могу, например, сантехника своего завербовать, чтобы он ходил и делал что нужно.
  — Когда многим мусульманам 20 лет промывают голову, что ислам в России притесняют, что настоящие мусульмане — это Шамиль Басаев и прочие, у нас романтика, мы ментов режем — то привлечь людей не так сложно.

— Умные люди, которые вербуют через сети других людей, им деньги за это платят?
  — Да. И выдают методичку «Как завербовать лоха»: татарина, чеченца, карачаевца.

— Кстати, о финансовом вопросе. Вы много ездите по стране, посещаете различные мероприятия. Кто вас спонсирует?
  — Есть центр «География и религии», и в рамках отдела по взаимоотношению церкви и общества там есть некоторый бюджет. По церковной линии, по линии Лингвистического университета какие-то мне проекты заказывают, просто приглашают. Естественно, при этом оплачивается дорога, нормальный режим рабочий организовывается. Так что, в общем, проблем с этим нет.

— Вы государственный человек?
  — Я зампред совета по религиоведческой экспертизе, но это не госчиновник, я не являюсь сотрудником Минюста. Также я преподаю в госвузе (Московский государственный лингвистический университет) — этим мое отношение к государству ограничивается.

— Вернемся напоследок к джихаду. Вы говорите, что межрелигиозные распри более опасны, чем политические. Те, кто раскачивает лодку в политическом плане, — мы все эти имена знаем. А те, кто занимается более серьезным подрывательством, — вы можете назвать кого-то конкретно?
  — Зачастую это одни и те же люди. Тот же Джемаль, например, он у нас одновременно и белоленточник, и апологет-террорист откровенный. Или Максим Шевченко, его друг. Когда Удальцов приезжает в Казань и говорит, что все, кто против Путина, — наши друзья, и неважно, кто они. Это тоже о чем-то говорит.

— Давайте на чем-нибудь позитивном закончим.
  — Могло быть все гораздо хуже! Мы пока еще отбиваемся.


Tags:

Мишка кушает рыбку.

Это превьюшка.
Оригиналы в Яндекс-фотки.
Кто хочет посмотреть, вам сюда:
https://img-fotki.yandex.ru/get/9318/119305193.f/0_a4f1d_35c0f64a_orig
Там есть опция подбора размеров изображения

1—Я уже писал на эту тему в статье Евреи как фактор прогресса и деградации в "иудео-христианской" цивилизации. Сейчас вице-президент США Джо Байден подтвердил: Попалил, сцуко!

”Как сообщила газета » Washington Post», 21 мая на приеме, организованном Национальным комитетом Демократической партии США для » Jewish American Heritage Month», вице-президент США Байден произнес речь, в которой он признал исключительную роль евреев в том, что идея нетрадициооных браков («gay marriage») была законодательно признана в некоторых штатах Америки.
Кроме этого он заявил, что «85% всех изменений, происшедших за последнее время в Голливуде и в общественных средствах массовой информации, стали возможными только потому, что эти отрасли возглавляют евреи… влияние которых огромно… поистине огромно…»

Байден отметил также влияние евреев в области «… изменений иммиграционного законодательства, движения за гражданские права и достижений феминизма». По мнению второго человека в стране после Обамы, » Мы (США) — великая страна во многом благодаря тому вкладу, который приносят нам еврейское наследие и еврейские принципы».

Пафос выступления вице-президента показался чрезмерным даже некоторым из его слушателей. Джонатан Чейт из «New York Magazine» высказал предположение, что речь Байдена может дать козыри противникам евреев, косвенно подтвердив существование «еврейского заговора».”

http://www.washingtonpost.com/blogs/post-politics/wp/2013/05/22/biden-jewish-leaders-helped-gay-marriage-succeed/

.

2--В Западной Европе широко обсуждается легализация инцеста

Сразу после легализации усыновления детей парами гомосексуалистов, в ЕС всерьёз принялись за обсуждение легализации инцеста. Европейские политики открыто в прессе и на ТВ представляют инцест как европейскую «гендерную норму». При этом по аналогии с «гомофобией» предлагается ввести понятие «инцестофобии», за проявления которой наказывать.

«Однополые» или, как они себя называют «новое гендерное сообщество», намереваются легализовать инцест для начала в Швеции, Дании и Швейцарии. Поток публикаций в европейских СМИ свидетельствует: «гендерной нормой» предлагается признать половую связь между отцом и дочерью, матерью и сыном, братом и сестрой, а также всеми родственниками, включая кровных. При этом всех «инцестофобов» предлагается наказывать, сообщает  пресс-служба Международного общественного движения «Русские матери», приводя ссылки на статьи политиков во влиятельных газетах этих стран.

Легализовать инцест в Швеции предлагают, в частности, депутат Риксдага (шведского парламента) от социал-демократов Моника Грённ. В Дании признать инцест «гендерной нормой» требует политик Пернилле Шкиппер.  Борьба с инцестофобами – важное направление программы европейских неолибералов. «Легализация инцеста – завоевание победившей в Скандинавии либеральной революции», – говорится в программной статье скандинавских неолибералов в издании  Metrobloggen.se.

Напомним, правительство (бундесрат) Швейцарии ещё в 2010-м году инициировало  общественный скандал в стране, опустив в новой редакции уголовного кодекса  уголовную  статью  за инцест. Христианско-демократическая народная партия Швейцарии, Евангелическая народная партия  и Швейцарская Народная партия  с возмущением восприняли такое предложение правительства. Всего через три года  легализация инцеста дискутируется уже в швейцарском парламенте.

Не отстают от европейских  сторонников Содома  и их заокеанские коллеги.  В декабре 2012 года Конгресс США приступил к предоставлению статуса юридической и федеральной защищённости таким «сексуальным ориентациям», как инцест, некрофилия, зоофилия, педофилия, сообщали «Христианские новости». Педофилия уже фактически получила от федерального правительства статус защиты. Согласно принятому в 2009 году «Закону против гомофобов» (Matthew Shepard and James Byrd, Jr. Hate Crimes Prevention Act), словосочетание «сексуальная ориентация» без определения сути этого термина отнесено к юридически защищённым категориям.

Добавлю.
На данный момент инцест легализован во Франции, Бельгии, Нидерландах, Швейцарии, Португалии, некоторых штатах США. Исторически получил широчайшее распространение и фактически легализован в Норвегии. Инициаторами декриминализации инцеста везде выступали либералы и/или леваки.


Наиболее жёсткие законы против кровосмешения действуют в Сербии, Польше и Ирландии.

.

3—А всё потому, что в США нет пятой колонны. И  у нас пора уничтожить.

Из Соединённых Штатов пришло трагическое известие: городок Мур, штат Оклахома, был накануне почти полностью стёрт с лица земли страшным торнадо. Погибло свыше 90 человек, точное число всё еще неизвестно. …

…Сразу вспоминается Крымск, разрушительный паводок, переросший в наводнение, в котором погиб 171 человек.

Однако между Муром и Крымском имеется одно важное различие. Год назад, в июле 2012-го, наш южный город перенёс не только удар стихии, но и невиданную истерику, поднятую в прессе. Либеральные СМИ оттоптались тогда по полной на власти, на целой стране и даже на народе, который, видите ли, действовал не так во время самой катастрофы и, в особенности, после неё.

Сразу после наводнения в Крымск прибыли целые «медиа-десанты», задачей которой была «раскачка» ситуации. Чтобы люди, как максимум, возненавидели власть и устроили мини-революцию в отдельно взятом городке, а как минимум, чтобы вся страна ещё долго не могла прийти в себя от осознания собственного бессилия перед лицом катастрофы. Тот факт, что немедленно после трагедии в Крымске было возбуждено уголовное дело по факту массовой гибели людей, и уже через две недели местные представители власти в лице глав районов и поселений были помещены под стражу, ничуть не поколебал настроений либеральной прессы, буквально проклинавшей страну за то, что ей пришлось пережить удар стихии.

Вспоминая Крымск и читая американскую прессу о трагедии в Муре, невольно ожидаешь встретить схожую истерику. Но нет! Американские масс-медиа отнеслись к инциденту совершенно лояльно, как и подобает национальным СМИ. Для примера можно взять большой свежий репортаж с сайта CNN, озаглавленный «51 человек погиб в гигантском торнадо в Оклахоме, вот-вот будут обнаружены ещё 40 тел». В этом материале вообще нет ни слова о том, что кто-то все-таки виноват в смерти девяноста с лишним человек. Само случилось. Налетел ураган – вот люди и погибли. Человеческие переживания, конечно, показаны, но в меру: вот очевидец сравнивает увиденное с фильмом-катастрофой, а кто-то даже находит комизм в случившемся – в местном госпитале врачи спасались от урагана в морге! Начинается же материал, как и положено, с героических усилий спасателей…

.

4--БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ

На самом деле, чтобы хоть сколько-то представить себе, что сейчас происходит в Швеции, нужно смотреть сюда, где раскрутка сюжета идет в реальном времени...

На самом деле, .уровень мятежа уже зашкалил за все рамки, известные нам по событиям в Париже, Брюсселе, Лондоне, Остенде и тэдэ. Такого Европа не видела, пожалуй, - что-то в этом духе уже прозвучало открыто, - со времен знаменитых
баррикадных боев середины ХIХ века. Во всяком случае, к концу пятого дня бунта, - а он реально бессмысленный и беспощадный, - никаких признаков усмирения нет даже в намеке. При всем том, что полиции еще позавчера дали какие-то "дополнительные полномочия", что-то реальное сделать она не может, - напротив, под градом бутылок с "Молотов-коктейлем" и кислотой, камней, а если слухи, что и чего-то покруче, стражи порядка медленно отступают, позволяя мятежникам просачиваться из сомалийско-азиатских районов, где власть Трех Корон уже пала, к центру города.

И при всем том - молчание. Все новостные ленты, все ведущие телекомпании мира, кроме шведских, упоминают о событиях, но как бы вскользь, пунктиром, без малейших деталей. Ни слова не говоря о жертвах, которых за почти неделю уже не стычек, а боев просто не может не быть. Цифра "потерь" все та же, что была мимоходом проброшена три дня назад: "четверо полицейских легко ранены", - и все: из Ютуба сколько-нибудь подробные репортажи исчезают мгновенно, без пояснений или с пояснениями типа "шокирующий сюжет", а сообщения блогеров и стрингеров, пытающихся вести прямые трансляции, чья-то невидимая руках не менее старательно вычищает из социальных сетей.

Очень соблазнительно делать выводы в стиле "Ага, допрыгались!", но давайте слегка обождем. Все, похоже, не совсем так, как бывало раньше, и риск ошибиться крайне велик. Во всяком случае, я сказать, что это за "бунты нового типа", кто их начал, кто раскручивает и кто совершенно явно не позволяет погасить, пока что не могу. А ерничать на тему "Куда смотрят разнообразные Хьюман Райс, прочему молчат о праве народа на бунт и революцию?" не хочу. Потому что ясно: молчат, ибо велели. Они вообще без приказа глухи и немы. Зато в полной мере присоединюсь к вопросу, четко сформулированному дорогим takeshi_katana: какого хрена тупо молчит российская пресса, которой, казалось бы, сам Бог велел кричать?

Вдумайтесь: в стране пусть не НАТО, но практически НАТО, считающейся самой (ну, не самой, но близко к тому) приятной и симпатичной в Европе, творится невесть что, а события окружены заговором молчания. В такие моменты самое естественное: включить СМИ на полную катушку, отправить в Стокгольм группы журналистов, фотокоров, правозащитников  и официальных наблюдателей, предоставить слово послу РФ в Королевстве. В конце концов, Россия пока еще постоянный член СБ ООН, и она не только вправе, но и обязана. И если вместо реализации этих более чем естественных, никаких законов и правил не нарушающих действий Москва присоединяется к тому самому заговору молчания, значит, вопросов становится еще больше.

И - да.
Вполне согласен с дорогим takeshi_katana также и в том, что если (когда) хотя бы 5% подобного случится на улицах Москвы, та же Швеция, - не говоря уж о всех остальных, - молчать не будет, а вопрос о необходимости "немедленно вмешаться" и "помешать российской диктатуре топить в крови мирные митинги" мгновенно встанет на повестку дня ООН, как наиважнейший.


Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner