?
?

March 8th, 2015

Зато у них есть полная свобода слова.

В качестве пролога цитата из lev_sharansky2:

«Свобода лучше чем несвобода наличием свободы. И любой неравнодушный и приличный человек, гей или демократический журналист хорошо понимает это. Ведь дух свободы гораздо важней, чем еда или питье. Важно ощущать себя свободным, а не рабом. Пайку можно получить и в концлагере, а запах свободы – только в толерантной и демократической стране».

А вот подоспели последние сведения из цитадели всех свобод, надежды всего прогрессивного человечества, исстрадавшегося под пятой тиранов.

Источник: Сегодня.Ру «Штаты готовятся к приходу Зверя».


«В Сенат США подан законопроект S510, который сделает незаконными выращивание, использование, распределение, покупку или продажу пищи, выращенной в домашних условиях (!). Все это, разумеется, делается под предлогом защиты здоровья граждан. Уверяется, что выращенные частным порядком продукты чаще всего не соответствуют санитарным нормам и потому угрожают здоровью потребителей.

По мнению экспертов – S510, Законопроект о Пересмотре Безопасности Пищевых Продуктов 2010 года – может оказаться самым опасным законом в истории Соединённых Штатов.

“Будучи принят, S510 нарушил бы право граждан на выращивание, владение, торговлю, транспортировку продуктов питания и употребление природной пищи. Он станет самой отвратительной деятельностью против возделывания, торговли и потребления пищи и сельскохозяйственной продукции по выбору каждого человека. Законопроект будет антиконституционным, и будет противоречить закону природы или, если хотите, воле Бога”, - считает канадский доктор Шив Чопра, признанный авторитет в области продовольственной безопасности.

С подобной проблемой столкнулась Индия, когда во времена Британского владычества правительство Великобритании наложило налог на соль. Однако S510 расширяет контроль над всей пищей в США, нарушая основное право людей на питание.

Стоит напомнить, что ещё в 1990-х годах Билл Клинтон ввёл Положения Анализа Контроля над Опасностью (HACCP), якобы для борьбы с инфекциями в мясной промышленности. Это положение откровенно лоббировало интересы корпоративных производителей мяса в рамках Всемирной Торговой Организации, "контролирующих" с его помощью самих себя, и получивших возможность устранить с рынка конкурентов – тысячи мелких производителей мяса.

В 2008 году уже Хиллари Клинтон в ходе своей предвыборной кампании на пост президента настаивала на создании мощного централизованного агентства по безопасности продуктов питания. Хотя Клинтон и не стала президентом, но её идеи получили развитие в S510.

Итак, этот законопроект нарушает моральные, социальные, экономические, политические, конституционные и человеческие основы выживания – утверждают американские правозащитники и представители общественности. Они обращают внимание на следующие аспекты: этот законопроект, в случае его принятия, устанавливает тотальную власть Министерства Безопасности над всеми пищевыми продуктами и всеми фермами США, что помимо всего прочего создаёт благоприятную базу для коррупции и лоббирования.

В реальности закон покончит с суверенитетом США, отдавая государственные пищевые запасы под власть ВТО, тем самым, угрожая национальной безопасности. Это в свою очередь фактически отменяет Акт 1994 года – соглашение, подписанное в Уругвае, которое помещает суверенитет США и закон США под совершенную защиту. Вместо этого S510 провозглашает приоритет международных норм над национальными, поскольку гласит, что ничто в этом Акте (или поправке, сделанной этим Актом) не должно истолковываться в манере, не соответствующей соглашению, установленному ВТО, любым другим договором или международным соглашением, поддержанном Соединенными Штатами.

Кроме того, законопроект позволяет правительству, в соответствии с законом военного времени, рассматривать торговлю любыми продуктами питания (даже выращенными в США) и даже обмен ими как “контрабанду” в Соединенные Штаты, поскольку согласно этому закону США являются не территориальным образованием, а "корпоративной сущностью". Следовательно “ввоз пищи в США” включает пищу, произведенную где-то на территории страны и “ввоз” посредством производства.

Законопроект позволяет ООН, ВОЗ, Организации Питания и Сельского Хозяйства ООН и ВТО брать на себя контроль над всеми продуктами питания на Земле и препятствовать допуску к обычной натуральной пище. Его причудливая история и ожидаемое влияние при ограниченном допуске к натуральному питанию (при одобрении генетически изменённой пищи, генетически изменённых животных, пестицидов, гормонов, облучении пищи и так далее) несёт огромную угрозу здоровью людей, и исключает нормальное питание.

S510 лишает американских сельхозпроизводителей права на очистку, хранение и владение семенами в США, отдавая контроль над семенами в руки Транснациональных корпораций.

Ещё один момент: законопроект включает NAIS – программу отслеживания животных, якобы угрожающих мелким фермерам и владельцам животноводческих ранчо. Представители ВОЗ, ВТО, Всемирной Организации Здоровья Животных ООН, а также обслуживающие их интересы американские "пищевые" спецслужбы получат право на массовое истребление даже племенных животных даже без точного установления их "болезни". Только лишь по первому подозрению или в целях профилактики. Биологическое разнообразие животных на фермах заменится генетически модифицированными животными, патентами, на разведение которых владеют корпорации. Будут объявляться мнимые болезни. S510 предусматривает существование Центров по Контролю над Заболеваниями, несмотря на их коррумпированное вовлечение в скандал с вирусом H1N1 (свиной грипп), который, как сейчас говорят, был состряпан корпорациями.

В итоге, законопроект разрушает все, что осталось от американской экономики. Он забирает сельское хозяйство и питание, которые являются краеугольными камнями всех экономик, из рук граждан и отдаёт их под контроль многонациональных корпораций, включая ООН, ВОЗ, ВТО и других, действующих как агенты Министерства Внутренней Безопасности. Устраняется возможность перестройки экономики, основанной на фермерстве, садоводстве, производстве продуктов питания и натуральных продуктов. Наряду с этим исчезают все сельскохозяйственные работы, орудия труда и смежные занятия.

Также документ позволит правительству одобрять антибиотики, гормоны, пестициды и генетически модифицированные продукты. Он поставит на промышленную основу каждую ферму в США, что сделает пищу ещё более вредной. Но с особым цинизмом новый закон вводит понятие "пищевые преступления" и позволяет воспользоваться ими, как поводом к созданию полицейского государства и введению тотального контроля. Он прекращает действие всех существующих правил, определение наказуемых преступлений и наказаний. Он подрывает фундаментальные права всех граждан страны, делая их предметом рассмотрения корпоративных трибуналов с неограниченной властью и возможностью внесудебных наказаний. Он означает конец законности в США.

Казалось бы, это чисто американское событие, не имеющее к нам никакого отношения. Однако, логика развития событий, их глобальный размах, а также печальный опыт двух последних десятилетий, как и настойчивое стремление нашего руководства в ВТО, подсказывают, что вскоре похожий законопроект может быть внесён на обсуждение в Госдуму. Тихонько так, без лишнего шума. Вслед за внедрением электронных идентификаторов».

Автор Алексей Николаев 01/03/2011 21:58

Насчёт внесения в Госдуму, это Николаев поторопился - добавил для симметрии. Разве можно, лягнув светоч демократии, дважды не лягнуть родное отечество?

Неправильно поймут там, где надо.

Не могу не привести в качестве эпилога попурри из того же lev_sharansky2:

«Падение режима неизбежно. Любой приличный и совестливый человек, гей или демократический журналист понимает это и старается приблизить этот праздник все посильными и непосильными средствами. Ведь нам нужна одна победа. Одна на всех, мы за ценой не постоим».

«По пути мы решили узнать настроения питерской интеллигенции и иногда подходили к приличным людям, завязывая неравнодушный разговор. К сожалению, большинство отнеслось скептически к беседам о демократии и свободе. Стало вдруг гадливо и совестливо на душе. Как из душа окатило. Хотелось схватить за бороденку такого питерского интеллигента, разбить очки и грубо сказать «Поцелуй меня в пачку!». Но ради вашей и нашей свободы приходилось вежливо разъяснять преимущества евроатлантического выбора, всеми силами пропагандируя общечеловеческие ценности. Типичный разговор выглядел так:

- Мне не нужна свобода, - брызгал слюной питерский интеллигент.

- Свобода лучше чем несвобода, - тут же парировал я.

- Чем лучше? – пытался увильнуть питерец.

- Чем несвобода - выдавал я железный контраргумент, и на лице интеллигента появлялось печать размышлений и задумчивости.

- Потому что жить надо не по лжи, - как гвоздь вбивал я последний и самый неотразимый аргумент в мозг собеседника и вместе с Соломоном Хайкиным растворялся в местных подворотнях, оставляя питерца с раскрытым ртом и заявкой на вступление в ряды «Солидарности».

«Тоталитарные режимы угнетают свободных людей. И ради правды на земле, пропаганды общечеловеческих ценностей и защиты слезинки ребёнка живут и существуют правозащитники. Стараясь жить не по лжи и совестливо. Призывая к покаянию тоталитарные народы. Но часто правозащитники идут в авангарде борьбы за свержение тиранов и диктаторов, являются наконечником демократических революций».

Вот таким беззаветным и бескорыстным служением свободе и правам человека приличные совестливые интеллигенты, демократические журналисты, просто рукопожатные люди и геи с помощью нано-инноваторов и нано-модернизаторов-десталинизаторов при власти таки доведут и туповатый и быдловатый спивающийся российский народ рабов до царства свободы и торжества прав человека.

Ох и заживём тогда…

Военнопленные необъявленной войны.

Что рассказали военнопленные Донбасса



Фото: Игорь Найденов



На юго-востоке Украины не без сложностей, но все же началось выполнение Минских договоренностей. Когда обе стороны отведут тяжелое вооружение, начнется обмен заложниками и незаконно удерживаемыми лицами по принципу «всех на всех». Далее последует принятие закона, обеспечивающего помилование и амнистию «в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Луганской и Донецкой областей Украины». Корреспондент «РР» встретился с ополченцами, которые будут обеспечивать этот процесс, и военнопленными, которых он непосредственно коснется



«Со мной сидел парень из батальона «Восток», ополченец. Они ему сначала пластиковую трубку засунули в… ну, в попу, в общем, а потом через нее колючую проволоку ввели внутрь. Трубку вынули, проволока осталась. А они потом раз — и выдергивают проволоку резко», — молодой человек по имени К. на видеозаписи показывает, как выдергивают, копируя увиденное движение: словно воздух рукой режет. Поясняет: «Это у них пытка такая. Парень тот потом умер». После некоторой паузы спрашивает: «И как нам с ними жить после этого?»



Мы вместе с сотрудниками миссии московского Красного Креста находимся в кабинете начальника контрразведки ДНР Виктора Зайца. По нашей просьбе он демонстрирует видеозаписи опросов ополченцев, побывавших в плену украинской армии и нацгвардии, а также записи опросов гражданских лиц, подвергшихся арестам со стороны СБУ. Заяц объясняет, что молодой человек на видео по национальности татарин, сам из Киева, живет в Донецке, осудили в Мариуполе условно по статье «Дружеские отношения с участниками ДНР» — теперь там такая есть. Бабушка принесла хлеб ополченцам, кто-то дал им молока, кто-то лекарство — способствуете сепаратизму. За георгиевскую ленточку, за фотографию в компании ополченцев — сажают. Позвонил родственникам в ДНР — статья. Одного гражданского задержали просто за то, что его отец в ополчении. Работает сталинский принцип: сын за отца отвечает.

«А еще хлопчик там был, — продолжает на записи К. — Его раз пять расстреливать водили: выбивали показания. Мне кажется, он свихнулся. Там вообще живых ополченцев мало было — они не выдерживали пыток. Я там был пять дней. Каждый день по два-три человека в яму кидали, и больше я их не видел. А гражданским всем оружие суют: наручники наденут, а после сзади в руки гранату вкладывают. Вот отпечатки пальцев и готовы. Все делают быстро. Мое дело рассматривали всего двадцать дней».

— А вот я вам еще мальчика покажу, — говорит Виктор Заяц. — С ним летели из Краматорска в Харьков, в тамошнее СБУ, привязав человека веревкой к колесу вертолета. Клик мышкой — на экране новый ужас. «…Они злые становились, когда к ним привозили их “двухсотых”. Я тогда сразу в угол забивался», — раздается голос совсем еще подростка А. «Они сначала хотели меня подкинуть, чтобы разрубило винтом вертолета. А потом один сказал, что я тогда им всю машину запачкаю. У меня на голове мешок был, когда летели. И я описался», — стыдливо завершает свой рассказ юноша.

— Как по учебнику пыток, — говорит Виктор Заяц.

Его компьютер под завязку забит подобными свидетельствами. Вот ополченец, у которого на груди вырезано раскаленным ножом «Сепар». Вот другой — у него на ягодице выжжена фашистская свастика.

— Еще хотите? — спрашивает он и открывает еще одну папку.

— Нет, достаточно, — отвечаем. Нас, честно говоря, и так уже подташнивает. — Может, кого живьем покажете.

— Сабирова сюда, — кричит он в коридор.

Заводят парнишку, малахольного, жалкого, такие в школе обычно становятся изгоями. Он заходит в кабинет боком, опасливо косясь на пришпиленную к стенке фотографию украинского корректировщика огня и подпись, что при его задержании надо быть особо осторожными. Вполне приличная, кстати, физиономия, в очках.

Парнишка оказывается из местных, родом из Амвросиевки, восемнадцать лет. Зовут Олегом. Записался добровольцем в батальон нацгвардии «Азов» — под видом гражданского собирал информацию о боевых позициях армии ДНР. Ему пообещали денег, но так ни разу и не заплатили. Находится под арестом. Обстоятельства его задержания не раскрываются.

— А что с пальцем? Пытали? — участливо спрашивает врач Красного Креста.

— Порезался, — усмехается он.

— Вы лучше спросите его, как он человека убил, — предлагает кто-то из контрразведчиков.

Участливость доктора сразу пропадает.

— Что ты сделал?

— Застрелил. В Розановке…

— Кого?

— Девчонку.

— Что за девчонка?

— Не знаю, откуда он ее привез. Двадцать один год. Сказал, что она с ополченцами.

— Кто — он?

— Старший. Он дал мне пистолет. Сказал, что если не выстрелю, то он сам меня убьет. Что мне было делать? — говорит даже с вызовом.

— Куда стрелял?

— В голову.

Контрразведчики ждут, когда фронтовая ситуация позволит начать поиск останков девушки.

— И как такого амнистировать? — спрашивают они не столько нас, сколько самих себя. — Его судить надо. 

— Когда я записывал эти видео, у меня волосы дыбом вставали. Все можно понять: этот с автоматом, тот — с автоматом. И у обоих задача: убить врага и выжить самому. Но тут же просто в голове не укладывается. А вы говорите — прощение, помилование. Слова это все, — задумчиво говорит Заяц.

Необходимое отступление: мы практически не сомневаемся в подлинности этих материалов. Но наверняка найдутся те, кто решит, что все это постановка, косметическое шрамирование, пластический грим и вообще фокусы спецслужб. В качестве возражения им можно сказать следующее. Во-первых, большинство увиденных нами очевидцев — люди простые, порой примитивные. Им не то что сыграть роль — небольшой текст запомнить трудно. Во-вторых, вряд ли контрразведчики стали бы фальсифицировать такое множество свидетельств. Им достаточно было бы для публикации десятка «вопиющих». Кроме того, опыт предшествующих войн и межнациональных конфликтов, которые приходилось освещать, дает нам право на критическую оценку.

— Вы зачем это собираете?

— Ради будущего возмездия.

— Это видео есть в сети?

— Нет. Только у нас и в Следственном комитете России.

— Почему же вы его не размещаете?

— Да кому оно интересно, кто смотреть будет? Правозащитники? Ну да — они к нам приезжают иногда. Говорят: «Дайте нам несколько военнопленных, мы их с собой заберем». Я отвечаю: «Вы видели, как они у нас содержатся, как чувствуют себя — нормально? Тогда покажите мне хоть одно видео, где вы встречаетесь с нашими военнопленными на той стороне». Они отвечают: «Нам не дают такой возможности».

— А Украина?

— На Украине все равно скажут, что все сфабриковано. И люди им поверят.

Война информационная

— А информационную войну мы с вами, ребята, проиграли полностью, — говорила нам накануне Дарья Морозова, омбудсмен ДНР, словно предвосхищая сказанное контрразведчиком. — Вот я, допустим, одной из первых получаю оперативную сводку. Но что выходит? Я сажусь перед телевизором, включаю украинские каналы и уже через двадцать минут начинаю думать: «А может, мы действительно сами себя бомбим?» Воистину, чем топорнее, тем эффективнее. А наши каналы все объективность пытаются соблюсти.

В ее кабинете фоном работает телевизор. И прямо ведь беда с этими шипящими русского языка: не разберешь, то ли ополченцы зачищают Дебальцево, то ли защищают.

Вообще говоря, все, кому по долгу службы, как и Дарье Морозовой, приходится общаться с военнопленными ВСУ, да и просто с людьми, живущими на той стороне фронта, говорят о том, что их головы донельзя замусорены агитпропом.

— Звонит одна женщина из Черкасс, — рассказывает Лилия Родионова, заместитель Комитета по делам военнопленных ДНР. — Киборга своего, говорит, ищу, нареченного, жениха то есть, пропал он. «А что он здесь делает», — спрашиваю я. «Меня защищает», — отвечает она. «Вы живете там, в Черкассах, — говорю, — а он защищает вас здесь, в Донецке — все правильно?» Она помолчала. Потом медленно произнесла: «Я об этом не думала».

Лилия Родионова тоже была в плену. Она — медик. Ее скорую обстреляли нацгвардейцы под городом Снежное, арестовали. Затем предъявили обвинение в сепаратизме. Со следователем СБУ у нее состоялся такой разговор:

— Ты же голосовала на референдуме?

— Да.

— Значит, ты за отсоединение?

— Нет.

— Но ты же оказываешь медицинскую помощь сепаратистам.

— Я врач.

— Вот, если бы такие, как ты, не помогали им, то и войны бы не было.

А тогда, под Снежным, она ехала за раненым солдатом ВСУ, чтобы доставить его в областную травматологию.

Лилии Родионовой регулярно звонят родственники солдат ВСУ, в основном матери.

— Это обычные сельские, нередко малообразованные люди, как правило, с Запада — там, где прошли первые волны мобилизации, — говорит она. — Им сказали, что Россия напала на Украину, а их сыновья пойдут защищать свою родину. Они и поверили. Недавно позвонила женщина: «У моего сына завтра день рождения, девятнадцать лет. Освободите его пораньше, пожалуйста. Сделайте мне и ему такой подарок». Мы ищем его в нашей базе данных — там его нет. Спрашиваем, когда и где он пропал. Отвечает, что в августе под Иловайском. Почему же только сейчас звоните, спрашиваем. Она говорит: «Но ведь он 338-й в списке у Рубана (генерал ВСУ Владимир Рубан, переговорщик, занимающийся обменом пленных. — «РР»)». Выясняется, что она считает этот список очередью на обмен. А между тем он пропал без вести.

Один из сотрудников комитета тихо и недобро произносит:

— Хотел я ей сказать, что не исполнится ему 19 лет. Да пожалел ее.

Око за око

Практически все, кто так или иначе причастен к обмену пленными со стороны ДНР, негодуют по поводу того, в каком состоянии украинская сторона возвращает людей. 

— Когда я забираю пленных, меня трясет от ярости, — говорит Дарья Морозова. — В последний раз были девять человек. И стоит Олег Козловский — переговорщик с украинской стороны. Он их привез. А они все черные, как баклажаны, в синяках, отекшие. Я спрашиваю, что это такое. Стрелять не умеют, отдача от автомата, отвечает Козловский. И сидит дедушка, слушает все это. А потом спрашивает меня: «Дочечка, а мы что — правда дома?» Я говорю: «Правда, правда». И он тогда навзрыд: «Дочечка, они нас ***** как собак последних». Я на это говорю Козловскому: «Олег, вы же мужчина. Вам не стыдно?» Он промолчал. Это же все пустые для них вопросы теперь. Они забыли, что такое стыд, конституция. Они озверели. Когда и если настанет мир — я туда к ним никогда не поеду. Не смогу после всего.

Накануне февральского перемирия обмены пленными застопорились — последний крупный состоялся в конце декабря. Как они будут происходить сейчас — мало кому понятно. Ведь четких и справедливых правил нет.

— По некоторым нашим пленным в базах есть данные о том, где они содержатся, — говорят в Комитете по делам военнопленных. — Мы даем Украине списки на обмен. А они отвечают, что таких нет. И пока мы номер камеры и койку — вторая у окна — не укажем, например, в мариупольском СИЗО, они не признаются. Так что чем больше огласки, тем вернее сохранить жизнь человеку. Но все равно этот постоянный саботаж с их стороны очень нервирует.

Такой расклад ополченцев, конечно, не устраивает.

— У нас есть требование: закрыть все уголовные дела по статьям «терроризм», «сепаратизм» и другим, возбужденным Киевом в отношении наших пленных, — говорят они. — Но там пока это делать не спешат. По какой причине — неизвестно. Может, дело касается юридических деталей. А может, это политика.

Растолковать бы надо

Перед контрразведкой мы заехали в Калининскую больницу Донецка. Фасад одного из корпусов изрешечен осколками. На стене в коридоре висит фотография с подписью: «С прискорбием извещаем, что 29.01.2015 года в 23:00 подлой пулей снайпера ВСУ под населенным пунктом Никишино был убит врач-реаниматолог Ставинский Константин Сергеевич 25.09.1963 г. р.». Там же сообщается, что он был первый, кто создал фронтовую бригаду врачей-реаниматологов.

В этой больнице мы разыскали военнопленного А., помещенного сюда после подрыва на гранате-растяжке. Охраны возле его палаты нет — значит, контрразведка уже проверила, не засланный ли казачок. Палата обычная — на соседней койке лежит плановый пациент из гражданских. Рядом с кроватью стоят сапоги, на руке приличные часы. Ноги, тело и голова его — в осколочных ранениях. К его счастью, все они поверхностные. Донецкие врачи готовят его к операции. Он сообщил об этом по телефону своему дяде, а родителям не звонит, чтобы у мамы не случилось приступа.

В сущности, его история похожа на истории многих — таких же, как он, украинских солдат. 26 лет, родом из Херсонской области. Работал в Крыму, в городе Армянске, занимался строительством. Как-то приехал в гости к матери в Каховку — а его уже ждут с повесткой. Мобилизовали в мае в территориальный батальон обороны, сказав, что он будет защищать Украину от возможной российской агрессии со стороны полуострова. Обещали, что служба будет недалеко от дома. Но в ноябре их перебросили на Донбасс.   

— Как объяснили?

— Что террористы убивают мирное население.

— То есть ты поверил, что ополченцы ДНР стреляют по жителям?

— Да. И еще нам говорили: попадешь к ним в плен — они сначала руки отрежут, потом нос, а потом писюн.

— И как — отрезали?

— Я думаю, им в Киеве, в Херсоне и вообще везде надо бы как-то все это растолковать — что все неправда.

Скорее всего, этого солдата будут обменивать. Но сможет ли он на той стороне кому-то что-то растолковать — большой вопрос.

Виктор Заяц ведет нас в лазарет при контрразведке, где содержатся украинские военнопленные.

— Как у нас живут заключенные? Да так же, как мы, — рассказывает медсестра Люся. — Двухразовое питание, едим с ними из одного котла. Есть баня. На каждого заводятся учетные карточки. Трусы, носки, мыло, зубные щетки, чистое постельное белье — все выдаем. А нам, слава богу, вчера привезли операционную лампу. Есть еще жарочный шкаф. Ищем старую кушетку — клизму ставить. Будем подключать теплую воду, несильно обгоревший имеется — ему нужна. А если ампутации, тяжелые ранения — мы их сразу отдаем на украинскую сторону. Родители привозят им продукты, одежду.

Перед тем на КПП нам действительно встретилась пожилая женщина, с которой охранник попрощался словами: «Я же говорил, что с ним все в порядке». Это, как оказалось, мать одного из военнопленных батальона «Донбасс», он из иловайских. А она переехала сюда из Харькова, чтобы быть поближе к сыну. При следующем обмене он хочет публично отказаться уезжать на Украину и записать по этому поводу видеообращение. Контрразведчики утверждают, что это его решение — добровольное.

Таких, кто отказывается, немало. Некоторые даже начинают воевать за ДНР. Например, юноша из Львова теперь в отряде у Моторолы. А еще рассказывают, как два совершенно мирных брата из Житомирской области оказались в батальоне ополченцев «Оплот». У них был небольшой бизнес: рисовали аэрографию на автомобилях. И как-то раз на одной из машин изобразили картинку, напоминающую российский флаг. «Правому сектору» это не понравилось. Их арестовали, бизнес, машины отняли. Впоследствии они сказали, что после такого им ничего не остается, как идти воевать.

— Родители часто приезжают? — Спрашиваем мы медсестру Люсю.

— Приезжали. Пока украинцы не ввели на границе пропускную систему.

В одной из палат лазарета лежат шестеро раненых. Глаза у всех разной степени испуга — в зависимости от болезненности ран и силы воображения.

Выясняется, что при артобстрелах медсестры на носилках сносят лежачих раненых в подвал, оборудованный под бомбоубежище.

— Они в вас стреляли, а вы их в подвал?

— Не хочется им уподобляться, потерять человечность. Это то, за что мы цепляемся. Зло порождает зло. Нужно делать добро, и оно к тебе вернется, — говорит начальник контрразведки. — Вы знаете, что у нас здесь содержатся еще и наказанные за провинности ополченцы? А как же — ведь дисциплину еще никто не отменял. И в ИВС сидят — по уголовным делам, ждут суда. Среди ополченцев тоже разные люди попадаются. А украинские военнопленные, узнав об этом, приходят в шок.

Здесь надо отметить, что в контрразведку, как и в Калининскую больницу, мы ехать не планировали, попали в оба адреса случайно, никто о нашем визите не знал. Стало быть, и подготовиться к нему у персонала не было возможности.

— Как вы считаете, откуда вся эта бесовщина вдруг взялась, откуда столько психопатической жути в людях? — спрашиваем Зайца.

— Я думаю, дело в безнаказанности и наплевательском отношении к закону. На Украине потеряно уважение к любой власти: царит анархия и беспредел. Посмотрите, кто руководит боевыми украинскими подразделениями. Взять командира спецбатальона «Шахтерск» МВД Украины Руслана Абальмаза. Судим за изнасилование, разбой. Расстреливал людей в городе Торез. Одиозный криминальный авторитет — подчиняется лично министру. Или командир подразделения «Азов» в Краматорске — такая же история. Торговля наркотиками, убийства. Отсидел четырнадцать лет. Недавно вышел. Получил от Коломойского четыреста тысяч гривен, а затем Героя Украины. Это же с ума можно сойти.

Их батальоны: «Днепр-1», «Киев-1», «Киев-2», «Шахтерск», «Донбасс» и прочие — они же никому не подчиняются, по крайней мере, так говорят в Комитете по делам военнопленных. Появилась целая куча формирований, не подконтрольных главному командованию — в том числе многочисленные и довольно крупные диверсионные группы, которые в любой момент могут устроить провокации, способные привести к отмене перемирия.

О том же сообщают их киевские коллеги, занимающиеся обменом: нет никаких рычагов воздействия, а имеет место натуральная махновщина — уже установились кровожадные расценки. Например, батальон «Донбасс» берет полторы тысячи гривен за освобождение человека. Они арестуют обычного гражданина, который едет за продуктами, и говорят ему: «Плати — или тебя никто больше не увидит». Так люди и пропадают. «Где, в каких ямах мы их потом найдем и найдем ли вообще — никто не может сказать», — говорят ополченцы.

Неудивительно, что скапливаются и скапливаются в толстых папках бумаги, за каждой из которых трагедия:

«Помогите спасти мужа. Вчера повез лекарство в Горловку. Последний раз разговаривал по телефону в 21:10. Был на каком-то посту укропов. Позвонил и перед отключением связи сказал, что он в Горловке и ему жопа. Зовут Бойко Максим Владимирович. Машина — “Ланос”, серая. Помогите, Екатерина».

«Пропал человек. Мой отец Каплун Владимир Давыдович, 1958 г. р., последний раз выходил на связь 1 сентября в районе блок-поста у н. п. Обжоры».

«Доброполье. Людмила Николаевна Виноградская. Предположительно: похищена неизвестными. Есть информация, что ее одежда обнаружена в каком-то подвале возле торгового центра».

Неожиданно одному из сотрудников Комитета по делам военнопленных Андрею Р. на телефон приходит SMS: несколько военнослужащих украинской армии хотят перейти на сторону ДНР. Спрашивают, как это безопаснее всего сделать. Если поймают — расстреляют, уверенно говорит Виктор Заяц. Как будто нарочно, именно в этот момент телевизор сообщает свежую новость: бойцы заградотряда ВСУ расстреляли троих солдат, пытавшихся перейти на сторону ополченцев. На экране крупным планом появляется военный билет одного из них. Все впадают в оцепенение, предчувствуя роковое совпадение. Но длится оно мгновенья — его разрушает новое сообщение от перебежчиков. Значит, не те. Значит, живые. Ну и слава богу.

(Редакции «РР» известны фамилии и контактные данные всех упомянутых в тексте людей, скрытых за инициалами.)


Интересно, кто захватит украинские чернозёмы: Потоцкие и Вишневецкие по реституции или Монсато?

Ну что, майдауны, примите искренние наши поздравления, и не только наши!

Судя по вчерашней новости о том, что в ЕС отказали принять Украину в свой состав в связи с офигенной резолюцией ЕС — закон о реституции всех государств, которые входят в состав ЕС, пришёл полный пинзес Украины!

Реституция — это закон о том, что каждое государство и каждый гражданин проживающий в ЕС имеет полное право вернуть любое имущество, которое принадлежало его предкам до начала первой мировой войны! И евросоюз поставил Украине ультиматум — Украина может войти в состав ЕС только после выполнения всех правил этой реституции! А это означает — пять западных областей Украины должны вернуться домой — в Польшу, Юго — Восток в состав России, остальное все пропади оно пропадом???

Теперь то надеюсь понятно почему Польша кричала и громче всех, и рвала свои интимные места за происходящее на майдане ! Результат налицо ! Львов, Закарпатье, Ивано-Франковск, Тернополь и Черновцы автоматически уходят в состав Польши, все остальное испокон веков принадлежало России!

Аплодирую стоя! Украинская проституция стала жертвой реституции! Вы воистину Великий Политик — Владимир Владимирович!!!

Наука - не место для дискуссий!


Университеты Британии ужесточают цензуру и запрещают дискуссионные клубы



Свобода слова в британских университетах находится под угрозой. Согласно новому исследованию, образовательные учреждения Великобритании запрещают противоречивые, на их взгляд, дискуссионные клубы и сообщества, часто выходя за рамки требований законодательства. С подробностями — корреспондент RT Полина Бойко.

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=fDx7WJ-udf0


Похоже, в последнее время британские университеты превращаются в бастионы цензуры. Исследование, проведенное журналом Spiked, показало, что 80% британских вузов ограничивают свободу слова.

Газета The Sun запрещена на территории более 30 университетов, потому что на третьей странице издание традиционно печатает фотографии полуобнаженных моделей. Не стоит приходить на занятия в университет Бирмингема в сомбреро, или в наряде коренных американцев – это могут посчитать проявлением расизма.

А тем, кто увлекается танцами на шесте, лучше не появляться в университете Суонси: местный студенческий союз решил запретить эту модную разновидность фитнеса из-за её близости к стриптизу.

«Говоря в общем, идёт борьба с политическими объединениями, чья позиция может хоть кому-то показаться оскорбительной. Меня это волнует больше всего. Многие поступают в университет, чтобы участвовать в политической жизни, обсуждать спорные вопросы. А оказывается, что они не могут ни создавать сообщества, которые хотели бы создать, ни вести дискуссий на острые темы», – отмечает Том Слейтер, координатор проекта «Рейтинг университетов по степени соблюдения свободы слова».

Например, студентам Оксфордского университета не довелось обсудить тему абортов. Активисты, выступающие в защиту жизни, готовились провести дебаты, но их пришлось отложить, так как в университетском движении за права женщин пригрозили сорвать мероприятие.

Выступление комика Кейт Смёртуэйт в Голдсмитс Колледже отменили за день до намеченной даты. Что примечательно, заявленная тема – свобода слова.

«И вдруг всё отменили. Я бы поняла, если речь шла о выступлении экстремиста … Я слышала, что экстремисты, сторонники исламского фундаментализма, требовали, чтобы аудитория была разделена по половому признаку. Но у нас ситуация совсем иная. Мы говорим о феминистках, борцах за социальную справедливость и защитниках прав человека, которым вдруг заявили: на наш взгляд, вы заняли неверную позицию», – рассказала Кейт Смёртуэйт.

Прошлым летом Клуб Ницше из Университетского колледжа Лондона развесил в здании ВУЗа плакаты с вопросом: «А не слишком ли мы политкорректны?». Ответить на него они так и не успели, потому что клубу запретили проводить здесь свои встречи. Студенческий союз колледжа решил, что обсуждение Ницше – любимого философа Бенито Муссолини – может способствовать распространению фашистской идеологии.

Согласно новому законопроекту британского правительства о безопасности и противодействии терроризму, преподаватели будут обязаны сообщать о студентах, которых, по их мнению, может привлекать террористическая деятельность.

«Сегодня я виделся с коллегой, который на дне открытых дверей общался с будущими абитуриентами. Он говорил, что в этом году его студенты пригласили выступить перед ними бывшего члена группировки «Исламское государство», который с тех пор пересмотрел свои взгляды на жизнь. Думаю, власти с тревогой отнеслись бы к встрече такого рода, и, по сути, это мешает вести откровенное и открытое обсуждение», – считает профессор кафедры международных отношений Билл Дуродье.

Итак, результаты исследования, похоже, говорят о том, что ограничение свободы слова в университетах в основном вызвано страхом оскорбить чьи-либо чувства. Однако некоторые считают, что подобная политика вряд ли подготовит молодежь к жизни в реальном мире.

А нахера головам гонгадзе ещё и мозг?

О Немцове и Навальном: обыкновенная правда



Это хорошо, что Немцова нет.

Покойный вносил в жизнь ультралиберальной оппозиции дурь и хаос. Путался под ногами вначале  у Каспарова с Касьяновым, потом у Рыжкова, и наконец, в последнее время, у Навального. Был лишней картой.

Признаем, что  Борис был дурак, и идей у него не было. Он известен тем, что привёз в Нижний Новгород Тэтчер и предложил чиновникам пересесть на "волги". (Бурные аплодисменты !)
Я думаю, что тот факт, что его  после смерти вдруг восхваляет эстаблишмент РФ, объясняется нежеланием власти отдать этого заметного увесистого мертвеца, ультралибералам.  Не удивлюсь, если трюк с присвоением Немцова властью придумал самый умный и креативный среди них, - Владислав Юрьевич, сами знаете кто. Во всяком случае это его почерк.

Навальный тоже заурядный дурак. Я как то встречался с ним на протяжении четырёх часов и кроме тщеславия (он всё повторял важно:  "я - политик", "я как политик", "я ведь политик" ) ничего  в нём не обнаружил.

Навальный дурак, и идей у него нет.
Навального держат на плаву российские и иностранные  СМИ, а тон задаёт  могущественное  "Эхо Москвы". Если бы "Эхо" не раздувало  в баснословные размеры слона каждую муху, севшую на Навального, не преувеличивало гротескно его каждый "пук", Навальный бы давно исчез с радаров нашего общества.

Посты Навального ужасающе скучны и преисполнены  незатейливого  здравого смысла, он вывешивает скучные документы, которые дочитать мешает наваливающаяся сонливость.

В этом, похожем на американца парне, нет перчинки. Пресный парень.
Занимаемые им по жизненно-важным горячим проблемам позиции - всегда позиции ультралиберального подавляющего  меньшинства, так например он приветствовал киевский майдан, и  упорно с самого начала выступал против воссоединения Крыма с Россией.
На что он надеется, выбрав для себя политическое поприще, - малопонятно.

Он известен, но он персонаж, претерпевающий злоключения, а не политик

Предвидя обвинения в "зависти", заявляю :
Мне невозможно завидовать глупым людям низшего, чем моё, духовного развития (да, я имею наглость так считать, что низшего ), по сути дела людям из низшей духовной касты.   Я всего лишь правдиво рассуждаю, не употребляя византийскую ложь, принятую обыкновенно при оценке способностей заметных персонажей общества.

Я говорю обыкновенную правду.
Читайте, это полезно.
Я, - Эдуард Лимонов

Сановник объясняет мировое устройство. Примерно в том же ключе, что и я объяснял в тэгах внизу стать

Президент РЖД раскрыл суть нового мирового порядка

Владимир Якунин
Владимир Якунин

Президент РЖД Владимир Якунин подверг критике современные глобальные экономические и политические тенденции. Свою позицию он высказал в ходе конференции «Европейский выбор: глобализация или ресуверенизация?», проходящей в Женеве, передает РИА Новости.

«Новый мировой порядок можно определить как посткапитализм. Классическая формула капитализма, описанного Карлом Марксом, была: деньги — товар — деньги. Сейчас формула: деньги — деньги — деньги. Сегодня банки диктуют, как должна развиваться экономика», — отметил Якунин.

Якунин обратил внимание на сопровождающую процесс глобализации идеологию, которая породила «войну нового типа» за мировое господство. Речь при этом, по его словам, идет о господстве даже не США или Запада, а наднационального сверхобщества.

По его мнению, с глобализацией появилась новая аксиология — ценности потребления замещают собой все остальное, в том числе традиционные нравственные ценности, традиционный взгляд на семью.

Якунин процитировал первого президента Европейского банка реконструкции и развития, члена Бильдербергского клуба Жака Аттали: «В грядущем новом мировом порядке будут побежденные и победители. Число побежденных, конечно, превысит число победителей. Они будут стремиться получить шанс на достойную жизнь, но им, скорее всего, такого шанса не представят».

По данным Якунина, в сложившихся условиях сегодня русский политолог не может разместить на Западе ни одной статьи, если в первых абзацах не высказывает критического отношения к существующему в России режиму и главе государства.

Мировые войны глава РЖД рассматривает как часть реализации глобалистского проекта, причем с очень тяжелыми и пролонгированными последствиями для побежденных стран Европы.

Якунин упомянул книгу экс-главы западногерманской военной контрразведки Герда-Хельмута Комоссы «Немецкая карта». В ней говорится, что договор от 21 мая 1949 года ограничивает суверенитет ФРГ до 2099 года в пользу западных стран-победительниц. В их банках должен храниться золотой запас ФРГ, они контролируют СМИ и политические партии Германии, а каждый канцлер должен подписывать канцлер-акт, гарантирующий следование договоренностям.

Якунин подчеркнул, что глобализация как разрушитель национальных государств соответствует взгляду США на мир и оказывается в итоге его американизацией. Альтернативой глобализации, по его мнению, может стать ресуверенизация государств.

Глава РЖД является основателем Фонда Андрея Первозванного и Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций». Также он имеет ученую степень доктора политических наук.