?

Log in

No account? Create an account

February 26th, 2015

Я писал в статье про определение причин кризиса по Хазину: Кое что о причинах современного кризиса человечества и путях его преодоления.

«Течение кризиса и прогнозы по кризису пока не соответствуют предсказаниям авторов. Они недооценили способности демиургов учиться и делать выводы. И менять тактику антикризисных мер. И ещё ряд факторов. Об этом я писал в статьях В чём ошиблись Хазин и другие предсказатели кризиса? И Техника создания современных экономических кризисов.

Но всё равно, другой теории, описывающей причины кризиса нет. А эта в выявлении его причин вполне адекватна. Так что советую почитать.

Хазин там и в последующих своих работах определяет первопричину современного кризиса как «недостаток спроса». Но что такое недостаток спроса? Это «старый добрый» кризис перепроизводства по Марксу. Прямо по анекдоту: «Рецензия: Соискатель столь невежественен, что для подтверждения своих выводов он даже законы Ньютона вынужден был открывать самостоятельно». Или просто ссылаться на Маркса сейчас не модно и приходится заменять его определения эвфемизмами?»

Сейчас я попытаюсь в популярной форме дать определение сходства и различия современного кризиса и предыдущих.

В чём заключались классические кризисы перепроизводства по Марксу? В недостатке спроса – это по Хазину. Или в избытке предложения – это по Марксу. Что по сути, одно и тоже. Те же яйца, только в профиль.

А вот в преодолении классических кризисов и современного кризиса есть принципиальная разница.

Как преодолевался кризис во времена классического капитализма по Марксу? А очень просто. Методом естественного отбора. В результате кризиса уничтожалась слабейшая часть производственных мощностей. Слабейшая в экономическом и технологическом смысле. Избыток производственных мощностей уничтожался и тем самым подготавливался новый взлёт экономики на более современных мощностях, которые сохранились.

Происходивший этакий естественный отбор в экономике, стимулирующий научно-технический и экономический прогресс.

Процесс уничтожения лишних производств был болезненный. Чреват огромной безработицей, обнищанием широких масс населения и революциями. Для того чтобы это предотвратить, государства пытались во избежание кризиса затевать войны с соседями и захватывали колонии. Чтобы уничтожить производство соседей и расширить спрос на свою продукцию путём захвата военным путём дополнительных рынков сбыта и более дешёвого сырья для своей производящей промышленности. Ну и для увеличения спроса на промышленную продукцию через военные заказы.

После Октябрьской революции такое решение кризиса Демиурги посчитали опасным для себя. И Рузвельт (или те, кто его поставил) предложил загрузить избыток производственных мощностей не уничтожая их, а искусственно увеличив спрос на продукцию со стороны потребителей путём их, потребителей, инфляционного финансирования. А также увеличить платёжеспособный спрос со стороны государства путём инфляционного финансирования государственных программ, не вызванных экономической необходимостью в её узком понимании. Тоесть, предложено было регулировать спрос с помощью денежной политики. (И путём пропаганды безудержного потребления.) Вначале эта метода была реализована только в США. И для этого Рузвельт отвязал внутренний доллар от золотого содержания. Что в те времена было возможно ввиду ещё несформировавшегося глобального рынка.

В Европе ничего этого сделано не было. Кризис решили купировать привычным путём захвата чужих рынков сбыта. Под лозунгом «захвата жизненного пространства». Что привело ко Второй Мировой войне.

После которой западной Европе, оккупированная американцами, был навязан американский способ разрешения кризисов перепроизводства. Чему способствовало достижение ядерного паритета с СССР и всеобщее понимание недопустимости ещё одной мировой войны в эпоху ядерного оружия. А так же то, что экономика приобрела всемирный масштаб. И кризис, если его допустить, принял бы тоже всемирный характер. Негде было бы спрятаться.

Но как только после тотального уничтожения средств производства во второй мировой войне они опять наросли до излишнего уровня, пришлось для увеличения спроса путём инфляционного стимулирования потребления отвязать доллар, ставший к тому времени мировой валютой от золота уже в мировом масштабе. Этот нелёгкий процесс пытались оттянуть как можно дальше путём стимулирования спроса на продукцию военно-промышленного комплекса развязыванием контролируемой «маленькой победоносной» войны во Вьетнаме. Но маленькой победоносной не получилось. Что только укорило необходимость отвязки доллара и прочих валют от золота с целью инфляционного стимулирования спроса.

Для этого была проведена и идеологическая подготовка населения путём внедрения в сознание широких масс экономистов различных теорий об устаревании золота в качестве мировых денег, приравнивании валют к товарам и прочее. Эта идеологическая обработка населения в мировом масштабе стала возможным в результате создания и взятия под контроль мирового медийного пространства.

Метод сработал. Обеспечив относительно бескризисное развитие в течение полувека. Метод, однако, имел побочные результаты в виде мировой инфляции всех валют относительно реальных товаров. Был запущен инфляционный эскалатор, ведущий вниз. По которому надо было постоянно бежать, чтобы остаться на одном месте по уровню доходов и потребления.

Было и ещё побочное «преимущество» отвязки валюты от золота: отвязка валют от золота позволила заинтересованным силам печатать валюту в количествах, превосходящих потребности экономики. Что было вызвано внеэкономическими задачами. В том числе и задачами борьбы с СССР путём откармливания Большого Жирного Пиндоса в качестве идеала для подражания угнетённым народам. Об этом я писал по ссылке. Кое что о причинах современного кризиса человечества и путях его преодоления.

А для ликвидации избыточных производственных мощностей и избыточной ликвидности стали устраивать локальные производственные и финансовые кризисы путём надувания и прокалывания различных пузырей. Стараясь при этом новыми инфляционными вливаниями валюты не допустить их перерастания локального кризиса в глобальный мировой кризис.

Кризис потерял былую остроту, но стал хроническим.

Проявилось и ещё одно интересное последствие: ввиду того, что в кризисе не уничтожалось путём естественного отбора старое технологическое оборудование, сильно замедлился научно-технический прогресс. Не стало смысла готовиться к кризису, заранее максимально повышая свой технологический уровень. Зачем? ФРС и так профинансирует тебя за счёт печатания денег и их последующего перераспределения путём сложных финансовых схем. Надо только знать ходы-выходы в финансовом мире. Стало более практичным совершенствовать не производство мат.ценностей, а свои знания и навыки финансовых процессов перераспределения свежеэмитированных электронных денег.

Существует аналог между здоровьем экономики и здоровьем человеческой популяции: развитие медицины привело к прекращению естественного отбора в человеческой популяции. Который приводил к гибели более половины рождённых людей в первые годы жизни. При этом выжившие отличались отменным здоровьем и рожали здоровое потомство.

Сейчас выживают почти все. Никто не умирает, но все всю жизнь болеют. Всю жизнь от рождения до смерти живут за счёт лекарств и работают на лекарства, обеспечивая существование всё более дорогой медицины и фармацевтической промышленности.

И при этом с каждым поколением рождают всё более хилое потомство, отягощённое многими бракованными генами. Что внушает большой оптимизм насчёт перспектив развития фармацевтической промышленности.

Чем всё это закончится (я имею ввиду экономику)?

Кризис в результате прокола очередного пузыря ещё может сорваться в неуправляемую фазу. Вплоть до мировой войны. А может и не сорваться – демиурги удержат.

Если экономика не сорвётся в штопор и удастся избежать мировой войны, то, поскольку кризис явно приобрёл перманентный самоподдерживающийся и хронический характер, как я думаю, он реально закончится только в результате перехода человеческой цивилизации на следующий уровень: объединения человечества в единое государство и перепоручение управлением единой мировой экономики многократно поумневшим компьютерным системам.

Возможно, это и будет коммунизмом по Марксу.

Если же выравнивание спроса и предложения произойдёт по старым лекалам кризисов и войн в 19м-20м веке, то просто произойдёт перезагрузка цивилизации с откатом на 100 лет назад и затем новый виток прогресса. Возможно, уже с другим способом регулирования экономики, который придумает к тому времени поумневшее на своём горьком опыте человечество.

Но всё это случится ещё не скоро. Так что наберитесь терпения.

Теперь СБУ и прокуратура ищет доллар по всем обменникам, чтобы довести до него приказ Верховного Главнокомандующего.

Запрещены ли живопись и скульптура в Иране?



иран, живопись, iran, painting, картинаМои дорогие друзья,

Я нередко замечаю (и в ЖЖ, и в Гайдпарке), что некоторые из моих друзей и читателей находят странным, когда я помещаю в блоге репродукции картин или фото скульптур.
Они спрашивают: разве скульптура и живопись не запрещены в Исламе и в Иране?

В исламском мире существует 5 основных философских школ (или религиозно-юридических толков) - мазхабов: ханбалитский, шафиитский, ханафитский, маликитский и джафаритский.

Последователей первых 4 школ называют суннитами. Последователей пятого мазхаба – шиитами, и большинство иранцев следует именно джафаритскому мазхабу (шиизму).

Я не полностью знаком со всеми деталями первых четырех мазхабов, но согласно джафаритскому (или шиитскому) толку фотография, рисование портретов и скульптура не запрещены.
При этом, разумеется, не позволяется рисовать обнаженных мужчин или женщин.

Когда вы слышите, что Ислам запрещает изображать людей – вы слышите голос других мазхабов, а не джафаритского, и значит, это не касается Ирана.

Другими словами, в Иране не существует запрета на живопись, скульптуру и фотографию людей или других живых существ.

Если вам интересно взглянуть на пример иранской живописи и скульптуры, вы можете ознакомиться со следующими статьями:

Общее количество выданных иммиграционных виз в США


.
.

О плате за хранение денег на депозитах.



Отрицательные процентные ставки по депозитам шагают по планете. Если раньше речь шла о подобных шагах только в тех или иных европейских странах, то теперь эта волна докатилась и до США. Первые разговоры на эту тему в американских банках начались еще в декабре, но на тот момент это было скорее обсуждение с теми возможными клиентами, кто мог попасть под эту отрицательную ставку. Речь прежде всего шла о страховых и инвестиционных компаниях, небольших банках, хедж-фондах и крупных корпоративных клиентах, но никакой конкретики на этот счет не было. Также как не было разговора о том, что это неизбежно произойдет. Говорилось прежде всего о возможности такого шага.

Теперь же речь идет уже о совершенно конкретных вещах. Один из крупнейших американских банков JPMorganChase готовится взимать плату по определенным депозитам своих корпоративных клиентов.
.

Пока же банки западных стран продолжают делом убеждать своих клиентов в том, что за привилегию хранить у них свои накопления клиенты должны банкам платить. Возможно, в современной реальности в чем-то они и правы, не правда ли?
.
.

Храните свое золотишко в Лондоне, буратины. "Банк Англии признал, что большая часть австрийского золота исчезла"

Прогульщики и зубрилы.



Больше всего прогуливают занятия старшекласники Аргентины Турции  и Италии


прогульщики

А домашних заданий больше всего задают в Шанхае и России
Домашние задания
http://www.oecd-ilibrary.org/docserver/download/5jxrhqhtx2xt.pdf?expires=1424768946&id=id&accname=guest&checksum=85E1614F5EC2974B4AB492ECA00357AE
http://www.oecd-ilibrary.org/docserver/download/5jzb019jwmd5.pdf?expires=1424794995&id=id&accname=guest&checksum=72B955328630B40721B55430B1BB067C
http://www.oecd-ilibrary.org/education/pisa-in-focus_22260919;jsessionid=1alrrgs4k1e11.x-oecd-live-01

Украина не способна вести наступательные действия. Структура, которая в состоянии планировать успешные боевые операции, у нас отсутствует

Его глаза мне казались ироничными. Но сейчас, когда он надел балаклаву, скрывшую лицо и оставившую только глаза, я вижу в них злость и усталость. Усталость от бесконечного ожидания появления адекватных полководцев. Злость от того, что те, которые есть, знали о слабых местах обороны. И не сделали ровным счетом ничего, чтобы их устранить.
— Сепары, как дурные, ломились в Новогригорьевку, думали, что там наше слабое место. За один день наступления они потеряли пять танков под Новогригорьевкой. И все равно продолжали пробивать нашу оборону с севера. А потом совершенно случайно их ДРГ зашла с другой стороны, с юго-запада, в Логвиново. И они поняли, что наших там нет.
Я говорю с «Зеленым». Такой у моего товарища позывной. Цвет, вселяющий надежду. «Зеленый» уникальный человек. Талантливый офицер. Профессионал. Его группа артиллерийских разведчиков корректировала огонь изношенных орудий по колоннам противника, не давая окончательно превратить Дебальцевский карман в смертельное кольцо. Я раньше часто приезжал в Дебальцево и видел, как работает группа «Зеленого». Их слаженность и четкость вселяли уверенность, что Дебальцево мы удержим. Осенью, показывая карту «кармана», он говорил: «Теоретически они могут взять Дебальцево, если у них будет раз в семь больше сил, чем у нас. Но, поверь, для этого им нужно стянуть все, что у них есть на других участках фронта, а на это они вряд ли пойдут. Войск у нас здесь очень много. И, кроме того, им нужно заменить местных «гопников» и казаков на регулярные войска».
Так случилось, что невозможное стало возможным. Количество наших войск на плацдарме сократилось. Значительно ухудшилось качество. И противник смог создать необходимый семикратный перевес. А о том, что на той стороне россияне сколачивают регулярную армию, подтягивая наемников и уничтожая местных несогласных казаков, было известно уже в ноябре. Я хорошо помню, как один из офицеров, «Скорпион», докладывал об этом и сообщал, что вожаки группировок, хлебнув для храбрости и взяв гранаты в руки, приходили на наши блок-посты и предлагали вместе «е..нуть по этим русским». Все случилось так, как говорил «Зеленый». И вот, вспоминая свои слова, он тяжело признает: «Не ожидал, что я окажусь прав».
— Понимаешь, там, с юго-западной стороны от Коммуны и до Луганского практически не было войск. Можешь представить? На почти двадцать километров чистого поля всего три наблюдателя. Больше никого наших. Они просто не могли поверить, что это так. А когда зашли туда, то поняли «О, повезло». И начали закрепляться в селе. Подтягивать ротно-тактическую группу и формировать опорный пункт.
— Скажи мне, а возможно ли было их оттуда выбить? — спрашиваю. Ведь всего одна ошибка в военном планировании, и, наверное, думаю я, ее можно было бы исправить.
А «Зеленый» говорит, что ошибки нужно не исправлять, а избегать. Оказывается, накануне военной катастрофы он примчался в штаб сектора «С» и разбудил командующего сектором полковника Тарана. Было три ночи. Разведчик обрисовал полковнику ситуацию и сказал, что если немедленно не решить вопрос Логвинова и Калиновки, то мышеловка захлопнется. И в ней окажется вся украинская группировка в Дебальцево. К слову, Таран быстро понял суть ночного доклада и пообещал, что тут же будет звонить НГШ, Виктору Муженко.
— Позвонил? — спрашиваю «Зеленого».
— Не знаю, — пожимает плечами артразведчик, — не видел. Но, думаю, что да. Я видел его карту. У него, кстати, были отмечены и Калиновка, и Логвиново, то есть, степень риска он и до этого понимал.
Но события развивались так, словно не было никакого звонка. А, может быть, этот звонок просто ничего уже не решал.
Рано утром девятого февраля российский Т-72 обстрелял машину с офицерами 128-й горнопехотной бригады. Выехал в районе автобусной остановки с надписью «Логвинове» и открыл огонь. Замполит бригады получил тяжелые ранения. Казалось бы, все это вместе с докладом «Зеленого» должно было заставить штаб сектора принять быстрое решение. Но еще почти сутки после этого никаких активных действий со стороны украинских войск не наблюдалось.
Через сутки возле Луганского мы наткнулись на три грузовика с бойцами «Донбасса». Оказалось, они из Логвинова. Зашли при поддержке двух танков. И танки эти были сожжены боевиками. Судя по тому, что рассказали участники неудачной операции, их отправили на зачистку. Хотя сутки спустя, когда рашисты подтянули силы, нужна была не зачистка, а штурм. Даже из такого небольшого села, как Логвиново, — тридцать дворов, не больше, — выбить слаженную группу с помощью «полицейской» зачистки невозможно. Достаточно вспомнить, сколько времени держалась первая рота, «тараканы», из 25-го батальона в Редкодубе. Это наш военный опыт. И не стоит надеяться, что опыт противника уступает нашему, во всяком случае, в районе Дебальцево.
Грузовики с «Донбассом» стояли не очень долго. Подъехал офицер и, не выходя из своего «УАЗика», скомандовал машинам ехать на Артемовск. И снова потянулось время бездействия, каждая минута, каждая секунда которого, как оказалось, стоила жизни бойцам в котле, крышка над которым почти закрылась.
— «Зеленый», скажи, пожалуйста, а операция по выводу воинов из Дебальцево была спланированной?
Он подумал и сказал:
— Ну, конечно, спланированной. Другое дело, что планированием операции занимались не те люди, которым это поручила Родина. Планированием операции занимались офицеры среднего звена. Высшим командиром был комбриг 128-й бригады. То, что Дебальцево держалось две недели, было не благодаря, а вопреки действиям Генерального Штаба. Штаб сектора играл лишь одну роль: был приоритетной целью для артиллерии противника. В управлении войсками он не принимал участия никакого. Хорошо хоть, что не мешал командирам это делать.
В эту группу офицеров входил и он. Я уже знал и о многих десятках погибших при выходе бойцов и о том, что с «Поляны», из расположения 128-й бригады, люди уходили по трупам своих товарищей. Перед тем, как встретиться с «Зеленым», в Луганском мы нашли группу бойцов из 128-й бригады, которым пришлось прорываться, оставив по дороге грузовики с «200-ыми». Мне пришлось даже отдать свою аптечку солдатам — у парней не было медикаментов. «Цілий «Урал», ціла машина «двохсотих» там стоять, і їх звідти ніхто не забере, тому що там вже сєпари. Ми попадали вже в кільце», — говорили они, не стесняясь слез, которые оставляли светлые следы на их покрытых копотью боя лицах. — «Там, в «Уралах» лежать «двохсоті» наші хлопці і їх вивезти ніхто не хоче».
Но я хотел понять, что же происходило внутри той группы офицеров, которые выводили людей. И кто должен нести ответственность за Дебальцево. Более откровенно, чем «Зеленый», мне об этом вряд ли кто-нибудь другой смог бы рассказать.
Когда стало ясно, что из Дебальцево надо уходить, но генштаб при этом не дает никаких указаний, командиры бригад и батальонов стали разрабатывать план отступления. В авральном порядке. Ключевым местом сбора была «Поляна». Но к ней еще нужно было незаметно для противника подтянуть людей с разбросанных по периметру Дебальцево позиций. Были определены промежуточные точки сбора. Но делалось это в режиме строжайшей секретности. Если бы командиры батальонов и дивизионов связывались друг с другом через штаб сектора и генштаб, то операция провалилась бы и печальный список жертв был бы несоизмеримо длиннее. Так считает «Зеленый»:
— Между нами, командирами, должно было быть два штаба. Но, слава Богу, их не было, мы их исключили из схемы, поэтому операция прошла успешно. Мы разработали способы связи, коммуникации, уничтожали резервы, которые собирались отрезать группировки противника. Операция смогла быть успешной, потому что разрабатывалась на горизонтальном уровне, без участия вышестоящих штабов.
Все частоты слушались противником. Все позывные и топонимы были рашистам известны. Но офицеры смогли придумать такую схему связи, которая позволяла держать в секрете перемещения украинцев и вводить противника в заблуждение. Люди «Зеленого» до последнего оставались на своих местах, прикрывая отход колонн. Один из его артразведчиков, Андрей Кравченко, корректировал огонь по колоннам противника с осколком в груди. Он не покидал позицию. Видел, что от него зависят сотни людей, и готов был отдать свою жизнь за других.
О том, что котел будет, говорили после потери Углегорска. Одним из последних в безопасное место вышел «Скорпион», командир позиции в этом районе.
— Мне скрывать нечего, — признался он сразу же после выхода из котла. — Вот представь. Я наблюдал в течение крайней недели шесть колонн противника по десять-двенадцать машин. Танки, БТРы, БМП. Когда я давал точку, чтобы нанести удар по колоннам или разрушить мост, мне говорили: «Мы не можем туда стрелять». Это командование сектора говорило. Так что, то, что мы оказались в окружении, в этом виновато командование сектора, которое не относилось серьезно к нашей информации. Они даже не владели текущей информацией. Например, я «заказываю» артиллерию по определенной точке, а командование сектора говорит, что там стоят наши. А наших там нет уже неделю. То есть, командование сектора не знает, что наши бросили эту позицию неделю назад. В окружении не Порошенко виноват и не Збройні Сили виноваты. Виновато командование сектора, которое приехало себе звезду заработать.
Пару часов спустя, немного остудив свой гнев боевого командира, который не понимает бездействия штабистов, «Скорпион» берет в руки гитару. Поет. У него хороший голос. И почти мирный репертуар. «Мы еще сюда вернемся», — он подмигивает в паузах между песнями. Но «Зеленый» так не думает. Его слова оставляют после себя тяжелое молчание, как оставляют следы в пыли берцы отступающих солдат:
— Мы нескоро отобьем Дебальцево. Если это вообще в планах. Невозможно, не имея резервов, планировать наступательные операции. Невозможно силами офицеров среднего звена рисовать укрепления на карте, которые более эффективны с точки зрения обороны. И выстраивать между ними коммуникации. Наступательные действия невозможно планировать, не имея эффективных штабов. Генштаб не работает. Поэтому на сегодня Украина не способна вести наступательные действия вообще! Структура, которая в состоянии планировать успешные боевые операции, у нас отсутствует.
Меня как ведром ледяной воды окатили. И у меня вырвался вопрос. Наивный, простой и единственно возможный:
— Что же делать тогда, «Зеленый»?
— Делать?! — едва не взорвался он. — Я скажу, что делать. Надо менять Муженко немедленно, потому что не только он беда, но беда все те, кого он назначает. Абсолютно некомпетентных, непатриотичных, паркетных генералов и полковников, которые сидят в блиндажах, играют в свои карты и делают вид, что они участвуют в боевых действиях. Я всерьез думаю о том, чтобы перейти в добровольческие подразделения. «Правый сектор», «Азов» или какие-нибудь другие. Под руководством этих бездарей из Генштаба воевать не хочу и людей на смерть не поведу.
И мы начинаем говорить о том, кто бы, хотя бы теоретически, мог возглавить Генштаб и сделать успешной его работу. Обсуждаем качества Воробьева и других генералов. Вспоминаем командиров бригад. Ведь есть же среди них те, кто с самого начала на этой войне и имеет опыт успешных операций.
— А, знаешь, — говорит «Зеленый», — парадокс состоит в том, что, когда от военных зависит будущее всей страны, то на ключевые должности нужно ставить не пятидесятилетних, а тридцатилетних. Так было в Израиле в сорок восьмом, так было в Турции за тридцать лет до того. И там, и там все было на грани тяжелейшего поражения. И именно тридцатилетние командиры во главе армий побеждали противника, у которого был многократный перевес. Потому что мыслили нестандартно. Могли отказаться от шаблонов. И полностью игнорировали советы политиков.
Я пожимаю плечами. Не знаю, где же искать таких тридцатилетних. Но пессимист «Зеленый» оказывается оптимистом:
— Я их тоже не знаю. Лично. Но это пока. Такие люди у нас есть. На фронте сорок тысяч человек. Достаточно, чтобы найти таланты среди командиров, у которых в подразделениях дисциплина, нет пьянства, небольшие потери, а на счету успешные, может быть, дерзкие операции. Наше спасение не в «Джавелинах», САУ и «Ф-16″, вернее, не только в них. Нам нужны настоящие полководцы. И чем раньше они придут, тем быстрее закончится война.
Я молчу. Сектор «D», Луганский аэропорт, Иловайск, Новоазовск, Донецкий аэропорт, два блок-поста на Бахмутской трассе, теперь Дебальцево. Казалось бы, в этой невеселой топонимике войны уже должно бы появиться имя. Не мессии. Не лидера. А просто командира. Командующего. Полководца.
— «Зеленый», не слишком ли долго мы ждем? Страна ждет?
Но «Зеленый» лишь подмигивает в ответ. В его глазах пропадает злость и усталость, он снова становится ироничным, каким и был до Дебальцевского отступления.

Но «Зеленый» лишь подмигивает в ответ. В его глазах пропадает злость и усталость, он снова становится ироничным, каким и был до Дебальцевского отступления.
Кстати, артразведчик остался на фронте. Значит, «Зеленый», ты все же ждешь перемен!

Б-52 Ghost Rider или снова много шума из ничего





Стратегическое авиационное командование ВВС США вернуло в строй из резерва один бомбардировщик Б-52. Кое-где из этой истории уже начали делать какие-то далеко идущие выводы. Некоторые горячие головы даже предлагают увидеть в этом событии доказательство приготовлений Америки к новой Холодной войне. Однако, что же произошло на самом деле?



Один самолет действительно вытащили с резервной стоянки в Аризоне и восстановили до пригодного к полетам состояния. Не смотря на то, что в резерве он числился на протяжении семи лет (с 2008 года), перегонка машины на авиабазу Шривпорт, штат Луизиана, прошла в штатном режиме. Как отметил командир экипажа полковник Кит Шульц, никаких проблем в полете не было.



Зачем побеспокоили дедушку? Все дело в том, что у ВВС США сегодня наблюдается серьезная проблема со стратегической авиацией. На протяжении 30-ти лет на исследования в области разработки нового перспективного стратегического бомбардировщика было потрачено море денег и сил. Не сказать, что все они израсходовались зря. ВВС приняли на вооружение "стратег" Б-1. За ним "невидимку" Б-2. Но вскоре оказалось, что они для решения стоящих перед САК ВВС США задач пригодны мало. Они слишком дорогие, это во-первых, и слишком заточены под доставку ядерного оружия - во вторых.

Boeing B-52 Stratofortress берет на борт до 31 тонны бомбовой нагрузки. Самой разной. От обыкновенных неуправляемых фугасок до аэробалистических ракет SRAM, оснащенных ядерной БЧ W-69, мощностью в 100 Кт.



Средняя расчетная цена машины составляет 14,43 млн. долларов. (в 1962 году - 9,28 млн, в 1998 году - 53,4 млн.).



Теоретически ему на смену должен был придти бомбардировщик B-1B Lancer, способный летать со скоростью 1300 км/ч (у Б-52 - 960 км/ч) и нести бомбовую нагрузку в 56 тонн. Правда позднее выяснилось, что маркетологи немного пошаманили с цифрами. 56 тонн не вообще, а на всех узлах подвески, включая внешние. Но тогда ни о каких 1300 км/ч не может идти речи. Такую скорость В-1В обеспечивает только при размещении нагрузки во внутреннем отсеке, но туда влазит чуть более 20 тонн. Причем стоимость машины составила 283,1 млн. долларов (1998 год), что быстро поставило крест на программе замены им стареньких Б-52-х.



Потом была попытка заменить дедушку новейшим Northrop B-2 Spirit. Он скоростной и очень невидимы для радаров. Правда, в Югославии ПВО сумели сбить одну машину используя зенитный ракетный комплекс 70-х годов прошлого века. Но вот беда, его максимальная бомбовая нагрузка составляет всего 17,5 тонн, а вот цена... пустого планера без оборудования составляет 1 млрд. долларов, а с оборудованием - 2,1 млрд. По этому, вместо полной замены всех стратегических бомбардировщиков на Northrop B-2 Spirit Пентагон остановился на закупке всего 20 таких машин. Уж больно дороги эти новшества даже для богатой Америки



По этому 76 шт Boeing B-52 Stratofortress продолжают оставаться в строю и фактически являются основой воздушной компоненты стратегических ядерных сил США. Не смотря на то, что производство этих машин было прекращено еще в далеком 1991 году. Всего из было выпущено более 300 штук. В боях и всяких летных происшествиях потеряно - 30. После массового сокращения численности САК, больше 200 самолетов было отправлено на хранение на авиабазу ВВС США «Девис-Монтен» (г. Туссон, Аризона). Сухой местный климат отлично подходит для долговременного хранения самолетов. Сегодня на базе числится более чем 4400 машин разных моделей. Часть из них, как те же Б-52, используются в качестве источника запасных частей для самолетов, находящихся в эксплуатации.



Так вот, что касается Б-52. 76 машин останутся основным самолетом дальней бомбардировочной авиации США как минимум до 2040 года, когда будет полностью выработан ресурс планеров.

Естественно, эксплуатация не обходится без тех или иных происшествий. В прошлом году один Б-52 сгорел. Вообще история там темная. Утверждается, что случилось какое-то ЧП во время регламентных работ. Возник пожар. Бортовая система пожаротушения не сработала и машина выгорела практически полностью. Так это или нет, сегодня достоверно установить не получается. Однако известно, что этот Б-52, носящий имя Ghost Rider, восстанавливается и возвращается в строй исключительно для замены той, сгоревшей, машины.



Таким образом, ни о какой срочной расконсервации стратегических бомбардировщиков в США речи даже близко не идет. Имеет место быть обыкновенная рутинная замена одной машины на другую. И не более того.

Источник: http://www.dailymail.co.uk/news/article-2963435/Cold-War-era-B-52-bomber-resurrected-Air-Force-s-desert-boneyard-fly-seven-years-scrapheap.html?ito=social-facebook

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner