August 28th, 2014

Про ментов, полицаев, копов и опять про подзабытого майора-правдоруба.

Вот тут http://worldcrisis.ru/crisis/789139 забугорный автор рассказывает про порядки в амерполиции.

Порядки родные, до боли знакомые.

«В самом конце октября прошлого года нью-йоркский полицейский Эдриан Скулкрафт почувствовал себя плохо. Отпросившись, он ушел с работы на час раньше положенного. А в девять вечера услышал шаги у двери и увидел припаркованные у дома полицейские машины. Это коллеги пришли разбираться, сразу смекнул Скулкрафт. Он уже несколько месяцев безуспешно ходил по инстанциям, пытаясь привлечь внимание к порядкам, царящим в его полицейском участке N81.

Его отец, сам бывший полицейский, посоветовал не открывать дверь и притвориться спящим. Но копы убедили хозяина квартиры, в которой жил Скулкрафт, что у него склонность к суициду, и тот дал им запасной ключ. Скулкрафт лежал на диване, когда они вошли — 12 человек. Его обвинили в том, что ранний уход с работы не был согласован с начальством. Завязалась перепалка. Скулкрафт утверждает, что его били, таскали за волосы, надели наручники. Он смог только выкрикнуть: «Это что, Россия что ли?». (Нет, это оказалась не Россия… У нас Майора-правдоруба Дымовского за волосы не таскали.) Прежде чем мужчина успел опомниться, он оказался в психиатрическом отделении Jamaica Hospital Center. (Вот она, карательная психиатрия в действии! Где Валерия Ильинишна?!) Там, решили его коллеги, ему и место. Они и не подозревали, что у Скулкрафта в кармане рубашки был включенный диктофон.

Проведя с умалишёнными шесть дней и оплатив больничный счёт на $7000 из своего кармана, Скулкрафт узнал, что его вдобавок отстранили от работы. Но у него остался диктофон. А на нем — записи, которые он вёл 17 месяцев. Это сотни часов болтовни полицейских о своей работе и 117 записей с общих собраний. Пленки свидетельствуют, что многие копы сознательно нарушают закон и превышают свои полномочия. А подталкивает их к этому начальство.

Скулкрафт не побоялся подставить бывших сослуживцев и в феврале начал порциями сливать свои записи в СМИ. Его разоблачения стали настоящим шоком для нью-йоркцев, привыкших гордиться своей полицией, воспетой в многочисленных голливудских блокбастерах. Вскоре у Скулкрафта нашлись подражатели в нью-йоркской полиции (NYPD), и в прессу стало поступать все больше информации о беспределе в этой легендарной структуре. А недавно Скулкрафт решил засудить бывших коллег на круглую сумму. В то время как в России милицию переименовывают в полицию с надеждой, что когда-нибудь и россияне смогут поверить в своих стражей порядка, американцы эту веру теряют.

ПАЛОЧНАЯ СИСТЕМА

В разговоре с Newsweek 34-летний Скулкрафт сразу приносит свои извинения за высказывания о России — так, мол, сгоряча вышло, а русских он на самом деле уважает. Сам бывал во Владивостоке, когда служил в американских ВМС. «Не знаю, правда это или нет, — говорит Скулкрафт, — но в США журналисты кормят нас тем, что у российских милиционеров очень много власти и полномочий и что им все сходит с рук».

Сам он родился и вырос в Техасе, потом перебрался в Нью-Йорк. В NYPD он проработал восемь лет, поступить туда на службу его подтолкнули события 11 сентября 2001 года и мама, которая перед смертью попросила его последовать примеру отца. Но в последние месяцы работы Скулкрафта стала сильно напрягать ситуация на участке. Он рассорился с начальством и коллегами и стал носить с собой диктофон «в целях собственной безопасности». Записывал и никому об этом не рассказывал.

У него, например, есть плёнка, на которой записаны слова одного из начальников участка: «Так, сегодня мне нужно три ремня безопасности, один мобильник и еще 11 чего-нибудь». Это план по сборам штрафов на день. Как копы его будут выполнять, начальство не волнует. То есть это та самая «палочная система», на которую в свое время жаловался российский майор Дымовский. Есть у Скулкрафта и такая запись: «Если маленькая старушка утверждает, что у неё украли сумочку, то, наверно, она говорит правду [и можно принять заявление]. А если к вам пришёл крепкий парень, который может сам за себя постоять, то в его словах стоит усомниться». Так начальник (полиции) намекает, что, в отличие от штрафов, дополнительные нераскрытые преступления ему ни к чему.

Джон Этерно, бывший капитан NYPD, а ныне профессор криминальной юстиции в колледже Моллой, восхищается смелостью Скулкрафта. «Он пошел против полицейской этики, запрещающей выносить сор из избы», — напоминает эксперт. Скулкрафт признается, что ему приятно, когда его называют смельчаком, но себя он таковым не считает. «Я просто пытался исправить ситуацию в NYPD, всего-то», — говорит он.

Узнав от Newsweek о майоре Дымовском, Скулкрафт решил, что у них должно быть много общего. (И у меня тоже много общего. Об этом я написал в статье «Как всё таки много общего у меня с майором – правдорубом Дымовским!») «Я бы с радостью с ним пообщался, после того, как разберусь со своими делами», — говорит бывший коп. Сейчас он живет с отцом на скудные сбережения, но надеется скоро поправить свое финансовое положение. Скулкрафт подал иск против полиции и властей Нью-Йорка. Свои убытки и моральный ущерб от помещения в психушку и отстранения от работы он оценивает в $50 млн. Его адвокат Джон Норинсберг признает, что цифра взята с потолка: «В графу "сумма" надо было что-то вписать, в итоге она может оказаться иной». Для подкрепления доказательной базы иска своего клиента Норинсберг месяц назад создал сайт, цель которого — позволить другим полицейским поделиться схожими историями. Адвокат утверждает, что собрал уже более ста исповедей.

Одним из последователей Скулкрафта стал 29-летний Адиль Поланко из нью-йоркского полицейского участка N41. Он рассказал газете Village Voice, что ему и его коллегам приходилось придумывать «бредовые подозрения, чтобы задерживать прохожих». «Нам говорили — он должен подходить под описание, что означало — задерживайте черных и латиносов, (Но за то они кавказцев незадерживают! Вот чем отличается подлинная демократия от суверенной!) — говорит Поланко. — Я извинялся перед задержанными». История нью-йоркского детектива на пенсии Гарольда Эрнандеса и того страшнее — в его округе переквалифицировывали категории преступлений на менее тяжкие. Так, по словам Эрнандеса, один маньяк гулял на свободе, пока его не застали с седьмой жертвой, которую он собирался изнасиловать. Его предыдущие преступления полицейские оформляли как административные правонарушения. Они не хотели портить свою отчетную статистику.

Кстати: у нас скрывают преступления, но уже пойманных преступников в мелкие хулиганы не записывают. Скорее наоборот. Мелкого хулигана в маньяки оформят. Видимо, у нас по другому уровень преступности считают, которую надо снижать.

Журналистка Дебби Нейтан знает о полицейских бесчинствах не понаслышке. В феврале этого года, пока она шла днём по парку, мужчина схватил её и утащил в чащу. Там он, не отпуская Нейтан, принялся мастурбировать. После того, как он убежал, Нейтан дошла до дома и вызвала полицию. Приехали шесть человек, допрашивали её два часа. «Они выходили в коридор, получали по телефону указания от руководства и возвращались с новой порцией вопросов», — вспоминает Нейтан в беседе с Newsweek. В итоге дело было возбуждено по статье «насильственное касание». «Насильственное касание — это когда вас ущипнули за попу», — возмущается женщина.

ВЫЖАТЫЙ ЛИМОН

Нэйтан, Скулкрафт и его последователи уверены, что виной всему Compstat — система отчетности, принятая в 1994 году нью-йоркской полицией. Ее суть в том, что вместо обычных письменных отчетов о положении дел в отделениях их руководителей раз в неделю вызывают в управление NYPD для устного доклада. «Во время таких бесед успевают расспросить обо всем, в самых малейших деталях, и порой весьма эмоционально», — говорит Леонард Левитт, автор книги «NYPD конфиденциально: власть и коррупция в самом выдающемся полицейском подразделении страны». Левитт припоминает случай, когда начальнику не понравился устный отчёт одного из руководителей отделений, и он прямо во время беседы высветил на проекторе на всю стену картинку Пиноккио с удлиняющимся от вранья носом. Другой начальник кидался стульями.

«Сначала система была успешной, уровень преступности неуклонно падал, — говорит Джон Этерно, бывший капитан NYPD. — Но начальники не смогли вовремя остановиться, хотели, чтобы цифры продолжали падать и падать». И продолжали давить на своих подчинённых. Он проводит аналогию с лимоном. Когда его выжимают, сок сначала идёт очень хорошо, а потом все хуже и хуже. Этерно говорит, что все больше полицейских стали понимать: чтобы не огрести от начальства, бороться надо не с преступностью, а с цифрами. Эксперт объясняет, что такое «хорошая статистика» в понимании приверженцев Compstat: минимальное количество тяжких преступлений, таких как изнасилование, и побольше мелких нарушений, к примеру, штрафов за неправильную парковку. Такой подход не портит имидж города и приносит неплохую прибыль за счет штрафов.

Так вот оно в чём дело! С насильника штраф в казну не возьмёшь, а с пьяницы можно и нужно. Доход в казну очень полезен в кризис. А ещё один канадец писал, что местные копы из маленьких городков по трассе везде поставили в пределах границ городка знаки «40», сидят в засадах и ловят несущихся по трассе мимо городка жителей рядом расположенного мегаполиса, спешащих на работу и с работы. Точно как у нас в известном анекдоте. Тоже казну пополняют.

Леонард Левитт объясняет, что в Нью-Йорке имидж — все. «[Шеф полиции Реймонд] Келли просто потерял контроль над своим эго», — уверен Левитт. По его словам, Келли то и дело «светится» в компании селебритиз, имеет собственного портного и не отходит от телекамер. Он хочет, чтобы город выглядел безопасным, а подчиненные хотят ему понравиться. И это просто — нужно только подкорректировать статистику.

Что в этой истории удивительно, это то, что её практически не освещают в американских СМИ. (Свобода слова ведь. Хочу – пишу, не хочу – не пишу. Не пишу - значит, не хочу!) Эксперты объясняют это по-разному. Левитт считает, что Нью-Йорк ещё не забыл 11 сентября и для его жителей полицейские — все ещё защитники от террористов. Элай Силверман, профессор колледжа криминальной юстиции имени Джона Джея, говорит, что здесь есть элемент и самоцензуры: журналисты не хотят ссориться с копами, которые часто предоставляют им эксклюзивные материалы. Силверман рассказывает, что две недели помогал журналисту из крупного нью-йоркского издания собирать материал по теме Compstat. Накануне предполагаемого выхода статьи в печать он получил от журналиста письмо: «Редактор дал обратный ход».

Журналистка Дебби Нейтан добавляет: когда она ходила разбираться в полицию из-за умышленного переквалифицирования ее дела на более мягкую статью, ей как жертве в участке посочувствовали и рассказали, что такие случаи за последние полтора года не редкость. Когда же копы узнали о её профессии, они сразу замолчали.»

А здесь: «Стоит ли нам цивилизовывать ментов до уровня копов» Я написал про то, что отличает наших ментов от амер.копов. Пока отличает.


Нарочно не придумаешь... (А придумаешь - не поверят).

Это Италия, детка



--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В конце 90-х, в бытность мою депутатом ГД, парламентская делегация полетела в Италию. Депутатов перед поездкой долго инструктировали, говорили, что Италия    -    страна тотального воровства, чтобы депутаты зорко следили за своими вещами, носили через плечо сумки, прижимая их руками к пузу, запирали всё на ключ и т.д. Надо ли говорить, что все эти предостережения были безалаберными парламентариями проигнорированы?....

У одной депутессы на улице мотоциклист сорвал сумку с плеча, у кого-то что-то спиздили в номере в отеле, кому-то разрезали карман и свистнули бумажник, в общем, к концу поездки у каждого члена делегации что-нибудь да спиздили. Кроме Игорька Лукашёва:))). Был такой волгоградский депутат от партии Яблоко, у которого ничего не украли и он над всеми глумился, гнусно хихикая, чем всех страшно раздражал    -    мол, вы все лохи, рты пораскрывали, что-то у меня ничего не крадут, потому что вы все раззявы, а я нет. В общем, к концу поездки Лукашёва уже были готовы порвать на кусочки, настолько он всех достал.

При отлете назад в аэропорту Лукашёв затарился разным бухлом, но, видимо, не хватило, поэтому уже в полете, на борту самолета, когда стали развозить товары дьюти-фри, он решил прикупить ещё вискаря. И вот тут самолет грохнул от хохота    -     Игорёк достал из нагрудного (!!!) кармана бумажник, а там не просто денег нет, а вся сердцевина бумажника вырезана с мясом. Причем ещё какой-то час назад он из этого бумажника расплачивался в аэропорту... Надо было видеть игорьковскую физию.... Вот тут-то все на нем и выспались, оттянувшись от души за все понесенные обиды:)))    -    гогот стоял до самой Москвы.

К чему я все это рассказываю?.... Просто вчера Медвежонок позвонил из Рима    -    при посадке в электричку у него спиздили сумку, в которую он предусмотрительно сложил все гаджеты   -    ноутбук, планшет и чужую (редакционную:((() видеокамеру. Вот такое завершение поездки, получите и распишитесь.

А я теперь себя корю, что не рассказала ему про Лукашёва и не провела должный инструктаж. Глядишь, внимательнее был бы...
.
.

К вопросу о независимости Украины



Чем принципиально отличается президент России Владимир Путин от главаря украинской хунты Порошенко.

Вчера после двусторонней встречи Путин сразу направился к журналистам, чтобы высказать свою президентскую позицию.

А Порошенко помчался к Эштон, а потом перезвонил в Вашингтон, чтобы получить инструкции, что же ему можно говорить.

Это к вопросу о независимости Украины...
.
.

Свидомая фальш





На фотке, которую распространил укр. "24 канал", бравый гвардеец из карательного батальона "Азов" радуется подрастающей смене. Но это - сентиментальная картинка для "Свидетелей Майдана". На самом деле это - фотошоп. На оригинале - американский солдат по имени Кит возвращается из Ирака (6 марта 2008 г.). Но у "Свидетелей" всё ненастоящее: и майдан, и совесть, и честь...


.
.

Кто куда идёт по версии Гугла.



Screenshot_2014-08-27-22-47-18-1



Про "Тефлонового Рони", понаехавших мексов и клубнику. И немного про экономику и национальный вопрос

эБыл такой не слишком известный актёр президентом США – Рональд Рейган. Кстати, был он популярный президент. Кличка у него в вашингтонских кругах «Тефлоновый Ронни». Потому что к нему как то не липла грязь от всяких скандалов, постоянно случающихся, как и положено при правлении любого президента. Он всегда выглядел чистым и незамаранным в глазах электората.

Так вот, этот Тефлоновый Ронни был выходцем из Калифорнии, где он губернаторствовал довольно долго, а ещё раньше промышлял на жизнь в Голливуде. Актёром вторых планов.

А в Калифорнии и вообще на Юге США белое большинство в то время было (Да и сейчас также. Только белое большинство постепенно превращается в меньшинство) недовольно мексами, которые «понаехали тут» и всё портят. Основная уличная преступность на Юге США – это банды латиносов. И вообще шляются без дела и поганят благородный южный акцент своим наречием. А если проверить, то многие из них окажутся нелегалами, которые вообще не имеют права находиться в Штатах.

Короче, став презиком, решил Рейган избавить любимую Калифорнию и вообще всю страну от запоганивших её мексов. (Выполняя чаяния своего электората, естественно. Как и положено демократически выбранному президенту в демократической стране).

И для этого он ужесточил эмиграционное законодательство и дал соответствующие указания силовым и контролирующим органам.

Но возникло ряд непредвиденных обстоятельств.

Прежде всего, резко – в три раза – подорожала клубника. Которую вручную за гроши собирали мексы. В том числе и не имеющие права жить и работать в США. Клубнику собирать тяжело. Работать приходится внагибку под палящим солнцем. Клубника ягода нежная и поэтому убирается только вручную. Амер. граждане за эту работу браться не хотят - тяжело. Клубничные фермеры предлагали собрать любому сколько угодно клубники половина на половину. Половина себе – половина фермеру. Но желающих поесть клубники таким образом было немного. И большая часть урожая сгнила на корню.

И ещё многое чего вздорожало. Прежде всего - мясо. На скотобойнях юга тоже работали в основном мексы, среди которых было много нелегалов. Амер. граждане не хотели возиться в грязи и в крови опять же за гроши.

Скотобойни сократили приём скота, так как некому было его забивать и обрабатывать. Вздорожали корма. Хотя в производстве кормов участие мексов не было решающим, но потребность в кормах резко возросла. Так как фермеры были вынуждены передерживать скот на откорме, вместо того, чтобы сдать его на скотобойни. Перед многими сельхозпроизводителями замаячила угроза банкротства.

И ещё многое чего нарушилось.

- А как же с уличной преступностью? – спросите вы – уж она то поуменьшилась?

Как бы не так!

В ходе эксперимента выяснилось, что уличная преступность – тот же рынок со своим «спросом и предложением». В каждом конкретном месте можно отобрать только определённое количество кошельков у подвыпивших посетителей ресторанов. И на каждой площади или улице мотоциклисты могут выдернуть только ограниченное количество дамских сумок у туристок. Если выдёргивать их слишком много, то никто просто ходить на эту площадь не будет. И вообще нечего станет дёргать. Даже если бы в страну понаехало в десять раз больше нелегальных мексов и прочих латиносов, количество выдернутых у дам сумок от этого радикально не увеличилось бы.

Таким образом оказалось, что не мексы создали уличную преступность, как это про это думалось обывателю. Мексы просто вытеснили с этой преступной ниши конкурентов – коренных американцев. И как только мексов не стало, на улицы вернулись американские гопники и с энтузиазмом занялись этим «мексиканским» промыслом.

По результатам применения рейгановские нововведения в области борьбы с нелегальными эмигрантами тихо похерили и всё вернулось на круги своя.

К чему я всё это пишу?

А для иллюстрации, что проблемы экономики и миграции нельзя решать с позиции рассерженного обывателя, у которого понаехавшие нерусские гопники отобрали айфон. Связи в экономике и демографии так сложны, что не только обывателю, но и маститым экспертам всяческих наук не всегда видны.

Вы что, и в самом деле думаете, что если в угоду обывательскому мнению уничтожить все цыганские «таборы», в которых почти в открытую ведётся наркоторговля, то никто так и не продаст наркоманам их заветную дозу? И наркоманы от безысходности вынуждены будут завязать навечно или повеситься?