July 31st, 2014

Наиболее страшно ювенальная юстиция дейсвует во вроде бы патрихальном и религиозном Израиле.

Отсюда: Наиболее страшно ЮЮ дейсвует в патрихальном и религиозном Израиле.

http://samlib.ru/editors/e/epshtejn_s_d/prgiiu.shtml

Сначала влезают в семью. Вся поддержка даётся тому из родителей, который плохо относится к ребёнку. Если мать несколько лет замахивается на ребёнка ремнём и загоняет его в депрессию, то вся поддержка даётся матери, а отца устраняют. Если отец бьёт ребёнка, то опекунство дают отцу, а мать устраняют (у меня есть тому примеры ). По их расчётам, конфликт между родителями разрастётся ещё больше, ребёнок быстро войдёт в депрессию и можно будет сказать : " Смотрите : из-за конфликта между родителями ребёнок в депрессии и необходимо его отнять у родителей вообще ". После этого дети исчезают, как и в 50-е годы.

Они говорят : " ЙЕМЕНСКИЕ ДЕТИ " -- это история, сейчас ничего подобного нет и Израиль - это демократическое государство. В феврале 2008 года в "Едиот ахронот" ( ведущая газета Израиля ) была напечатана статья "Сироты социальной службы", а на развороте написано : "ГОСУДАРСТВО КУШАЕТ СВОИХ ДЕТЕЙ". Журналистка в этой статье пишет, что то, что происходит сейчас, хуже, чем " ЙЕМЕНСКИЕ ДЕТИ ", что сейчас процент отнятия детей у родителей в Израиле в 5(пять) раз выше, чем среднее число по западным странам. Вдумайтесь в это. Это означает, что еврейский народ, который всегда славился своим чадолюбием, вдруг стал таким жестоким, что только и делает, что издевается над детьми и необходимо массовое отнятие детей у родителей, чтобы спасти их от этой жестокости.

Семья Хаима и Виолетт Хавиви это самый наглядный пример произвола, царящего в Израиле. Это семья, которая может служить примером всем семьям в мире. Если в Израиле возможно разрушить такую семью, то что можно сказать о конфликтных семьях?! Он офицер полиции, она воспитательница. Это интернациональная семья (он еврей, она полячка), которая пребывала в полнейшем согласии и любви до тех пор, пока не вмешалась пкидат саад. Она сумела отнять у них всех их детей. И в тюрьме сидит Хаим, а она продолжает гулять на свободе и "спасать" детей от родителей. Один сын Хаима и Виолетт, Хэн, пропал вообще, никто не знает, где он. Может, его уже разобрали на органы?! Самого маленького, которого отняли от груди матери, когда ему было 1,5 года, ей вернули после того, как они совершили свой экстраординарный поступок: взорвали петарды в церкви в Нацерете. Это единственный случай за все 60 лет, что ребёнка вернули матери после того, как отняли. Но, ради того, чтобы матери вернули ребенка, Хаим должен сейчас сидеть в тюрьме два года. Остальным его детям сломали психику. Спрашивается: почему в тюрьме сидит Хаим, а не те, кто разрушил его семью?!

Но, в отличие от 50-х годов, сейчас, в конце ХХ и начале ХХ1 веков открылась возможность неизмеримо более выгодного бизнеса, чем продажа детей в приемные семьи - это разбор детей на органы и продажа этих органов зажиточным людям, у чьих детей есть проблемы со здоровьем. Китайские гены для еврейских детей наверное не очень подходят, а израильские как раз. Вы скажете: это слишком чудовищно, чтобы быть правдой. Я отвечу - отнюдь нет: если за чудовищное преступление против йеменской алии до сих пор никто не сидит в тюрьме, то есть оно осталось безнаказанным, то почему бы не продолжить столь выгодный бизнес?! Совершенно ясно, что у этих "людей" нет абсолютно никаких моральных сдержек, и как только открылась возможность неизмеримо более выгодного бизнеса, нет никаких причин, чтобы к нему не подключиться.
Вы скажете: такие тяжкие обвинения требуют доказательств. А я скажу - нет: это они должны доказать мне, что детей, отнятых у родителей, не продают для разбора на органы - дети исчезают бесследно, и весь государственный аппарат от начала и до конца участвует в этих преступлениях, потому что их покрывает.

Мне рассказали, что приблизительно 4 года тому назад по российскому телевидению в программе " Частный детектив" речь шла именно об Израиле, о социальной службе и продаже детей для разбора на органы.

Спрос рождает предложение!
В конце II тысячелетия нашей эры появился удивительный и невиданный за всю историю человечества спрос: спрос на человеческие органы. Раз есть спрос - он должен быть удовлетворен. Полностью удовлетворить этот спрос только за счет естественных катастроф и несчастных случаев, конечно, невозможно. Следовательно, необходимо брать живых людей, умерщвлять их, а их органы и ткани поставлять на свободный рынок. Опыт Китая показывает, что можно не умерщвлять, а вырезать органы и ткани у живых людей. После чего они, конечно, уже престают быть живыми. Такой товар считается лучшего качества и поэтому ценится дороже. Для спасения детей с врожденными уродствами требуются, естественно, доноры - дети. Чем здоровее и красивее будет ребенок - донор, тем дороже его органы.

Рассмотрим пример, который, думаю, можно считать типичным. Возьмем американского миллионера, у которого ребенок с врожденным пороком сердца. Будет ли он задумываться, откуда взять сердце для пересадки, если речь идет о спасении его любимого чада. Если такие пересадки потребуется делать каждый год, он будет покупать каждый год новое сердце.

За 2 года, что я сижу в палатке протеста, я уже 30 раз слышал одну и ту же историю, которая повторяется на протяжении всех 60 лет существования Израиля. Женщина рожает в государственной больнице. Ей говорят : " Твой ребёнок умер". " Где он, я хочу его видеть". "Нет, по закону нельзя, мы его уже похоронили ".

Одному парси (выходец из Ирана ) сказали: " Твой ребёнок умер". Он взял ножик, взял врача за шкирку и говорит : " Если сейчас же не вернёте мне ребёнка, я начинаю всех резать". Вернули ему ЖИВОГО ребёнка.

Эту историю рассказал мне человек, которого предназначили для " захоронения " сразу после рождения.
Сейчас он живёт во Франции. Когда мать его родила, врач ей говорит : " Твоему ребёнку осталось жить 48 часов". Она вышла заплаканная в коридор и встретила там медсестру, которая оказалась её хорошей знакомой. Она рассказала ей то, что сказала ей врач. Медсестра привела её в одну из комнат и говорит : " Вот твой ребёнок. Быстро забирай его и беги отсюда ".
Из множества таких историй, которые мне рассказали, только в этих двух случаях дети чудесным образом спаслись. Во всех остальных случаях люди верили врачам, что их ребёнок умер. Как то я рассказал всё это водителю рейсового автобуса. Он говорит мне : " Когда моя жена рожала, я ни на секунду от неё не отходил. Я хорошо знаю это государство ". Только вдумайтесь в это : люди боятся отправлять своих жён рожать в государственной больнице.
Хочу подчеркнуть : такая система практикуется в этой стране все 60 лет её существования.

2. Приюты для рожениц (матерей-одиночек). Они существуют не для того, чтобы помочь им родить, а для того, чтобы вынудить матерей отказаться от своих детей. Всех их там "убеждают" подписать отказ от ребёнка. Теперь представьте себе, сколько таких приютов по всему Израилю и какие деньги можно на этом сделать. Об этом мне рассказала одна из таких матерей, которой удалось сбежать оттуда до того, как она родила.

3. Доведение ребенка до дебилизма (специальные классы) с помощью психотропных препаратов или кормление детей ритолином.
В каждой школе Израиля есть несколько "специальных" классов. 99% этих детей психиатры довели до такого состояния. Теперь подсчитайте, сколько таких классов по всему Израилю и сколько в них детей. Таким образом, речь идет не о десятках тысяч уничтоженных детей, как мы думали раньше, а о сотнях тысяч, а если взять весь период существования Израиля, то это больше миллиона. То есть, эта катастрофа вполне сопоставима по масштабам с катастрофой европейского еврейства во время второй мировой войны, только неизмеримо страшнее ее по всем параметрам:
а) Местные уничтожают собственный народ под видом помощи детям, в отличие от фашистов, которые уничтожали чужой для них народ;
б) Уничтожение мозга ребенка при сохранении его физического существования неизмеримо хуже и страшнее его физического уничтожения.
в) Уничтожение детей - это, фактически, также и уничтожение их родителей. Потому, что после такой процедуры их уже нельзя назвать в полном смысле живыми людьми - это живые трупы.
Теперь представьте себе ребенка, превращенного в дебила, то есть у которого уничтожили мозг. Ведь все остальные органы у него функционируют нормально. Это наилучший объект для разбора на органы. Скажу вам по секрету, что все израильское школьное образование - это "хинух меюхад" (специальное образование) и предназначено для того, чтобы самую умную в мире нацию в кратчайшие сроки превратить в самую дебильную. Создается впечатление, что это еврейское государство придумали и создали фашисты, чтобы подготовить для евреев вторую катастрофу.

16.04.09 будет ровно 22 года, как я в Израиле. В 1987 году я мог спокойно ехать в США, но я хотел почувствовать, что это значит : ЖИТЬ В СВОЕЙ СТРАНЕ.
И в страшном сне я не мог себе представить, что государство будет прикладывать все усилия, чтобы уничтожить моего единственного ребёнка.
Я дал себе слово, что не уйду со своей демонстрации, пока не повесят всех, кого я обвиняю в преступлении против человечества. Если вы, уважаемые форумчане, поможете мне раздуть международный скандал, буду вам очень благодарен. Если бы вы смогли весь этот мой форум опубликовать в российских газетах и журналах, было бы отлично. Только я, честно говоря, сомневаюсь, что это вам удастся. Потому что свободной прессы давно уже не существует во всём мире. Есть темы, на которые наложено табу. Делается это просто. С помощью денег главными редакторами ведущих газет во всём мире ставятся нужные люди, а они уже следят за тем, чтобы запретные темы не просочились. За 2 года, что сижу в палатке протеста в самом центре Израиля, ни один журналист не захотел со мной побеседовать. Журналисты уже приучены, они знают,
о чём можно писать, а о чём нельзя. Вторая древнейшая профессия.
Правда, одна меня проинтервьюировала, но после этого её выгнали с работы. НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК в действии.
Кстати, у меня сложилось впечатление, что все или почти все правозащитные организации находятся под патронажем НМП. Ни одна правозащитная организация России не захотела мне помочь. В Израиле только одна организация мне немного помогла. Но тех людей, которые мне помогли уже там нет, а на их месте сидят нужные для НМП люди. Амнести Интернейшнл - это сейчас совсем не та организация, которая была ещё в начале 90-ых годов.
Гаагский суд также отказался принять моё заявление, так как "от частных лиц они жалобы не принимают" ( о нём пишет в своей книге Джон Колеман ).
Теперь моё мнение об арабо - израильском конфликте.

http://sites.google.com/site/aganathorim/israel
http://sites.google.com/site/aganathorim/israel/guid/11
Схема лишения родительских прав в Израиле

1. Письмо учителя в социальный отдел от том, что ребенок рассказал(или нарисова,или написал), что его дома бьют.
2. Социальный отдел присылает детского следователя,который допрашивает ребёнка .Допрос записывается на видео .
3.Следователь причылает в соц. отдел своё заключение о допросе .
4. Соц. отдел подаёт в суд на основании заявления учителя и заключения детского следователя.
5. Социальный отдел передаёт требование о срочном изъятии ребёнка к пкидат саад( уполномоченный судом социальный работник по работе с детьми ) .
6. Пкидат саад выносит заключение о "мацав херум" ( состоянии опасности ) и направляет ребёнка в "мерказ херум" ( центр для детей
находящихся в опасности ) , и затем выносит решение об изъятии ребёнка из семьи .
7. Уведомление о судебном заседании родители получают , как правило, по телефону в самый последний день .
Документы по делу родителям для ознакомления не высылаются .
8. На суде за 10-15 минут в присутствии родителей , которые как правило ничего не могут сказать по существу дела ,
соглашаясь со всеми требованиями социальной службы подписывают все документы .
В конце заседания родители получают постановление суда об изъятии ребёнка . Как правило , причина изъятия - пьянство и насилие в семье .
Эти обвинения не подкрепляются никакими доказательствами и фиксируются судом , как факт . Это приводит к
необходимости обращения к экспертам с целью опровержения выдвинутых обвинений .
9. Социальная служба предлагает родителям , которые просят вернуть им детей , пройти обследования у определённых ,
сотрудничающих с социальной службой экспертов , которые имеют материальную заинтересованность и знают какой диагноз хотят
получить работники социальной службы. Выносятся рекомендации о длительных курсах лечения от не существующих заболеваний .
Курсы лечения длятся годами и отодвигают на длительный срок возможность пересмотра дела , становясь в
материальном плане непосильной ношей для семьи .
10. Приёмные семьи и владельцы интернатов , получившие тендеры от социальной службы и амутот , также составляют характеристики на детей , подтверждая их запущенность и необходимость долгосрочной многолетней реабилитации.
11. Психические травмы, полученные детьми во время разлучения с родной семьёй и многократных перемещений по
интернатам и приёмным семьям вменяются в вину родителям и служат доказательством запущенности детей в семье.
12. Детям внушают , что родители у них невменяемые люди и они не желают ими заниматься, иначе давно бы их уже забрали .

Наслаждайтесь там по ссылкам много "прекрасного".


Лавовое плато, поросшее травой. По нему очень тяжело ходить.

Картинка кликабельна.

Фотоальбом с этой и другими фотками здесь: http://fotki.yandex.ru/users/bulochnikov-boris/

Оригинал в полном размере здесь:
http://img-fotki.yandex.ru/get/6105/119305193.7/0_838a9_8a246432_orig

Основательный обзор предыстории, истории и настоящего войны в Новороссии. В ссылках на источники.

Предыстория:

Чем и как воюет на Донбассе украинская армия

Чем и как воюет на Донбассе украинская армия
.

Вести с войны от 31.07.2014.

Сообщение журналиста пресс-службы ЛНР Алексея Топорова



"Информация поступила с территории, контролируемой украинскими войсками. От трех независимых источников, один из которых - украинские солдаты-срочники. Пацаны ушли с места расположения, где сидели под ударами наших "градов" несколько недель, без питания, медицинской помощи. А с четырех сторон стояли полностью укомплектованные и откормленные "нацики". Их ребята боялись больше всего. Переговоры с солдатами велись недели две, как минимум, они все не решались, но расстрел автобуса и машины с гражданскими стал последней гирькой на весы терпения.
Уходили с боем, тридцать человек, отстреливаясь от нациков. Им предложили перейти на нашу сторону, но те сказали, что больше не хотят участвовать в братоубийственной бойне. Но, самое главное, что прозвучало от пацанов: "Теперь мы поняли, кто настоящий агрессор".
.
.

Хунта будет сажать выживших солдат как "дезертиров".



дезертирЕсли первый приговор по "уклонистам" был вынесен еще весной в Одессе, то уголовные пр-ва по дезертирам не имели до недавнего времени такого размаха. Но случился южный "котел", в котором "растворяются" в черноземе вояки 72, 79, 51 бригад и частей усиления, и солдаты побежали из гибнущих частей десятками, а затем сотнями. Хунта понимает, что если сейчас не репрессирует показательно и публично выживших путем бегства солдат, то скоро побегут домой уже тысячами, и не с пустыми руками. Ведь именно вооруженные дезертиры летом - осенью 1917 свергли Временное правительство.
Сначала министр обороны В. Гелетей признал факт перехода 25.07.14 40 военнослужащих ВЧ А1978 ( 55 отд. артиллер. бригада, в составе 51 ОМБр) госграницу. Виноваты неназванные командиры, проводится служебное расследование. Особенно взбесило рук-во их интервью российским ТВ, что недовольны карательной экспедицией и не хотят воевать с собственным народом.
Из николаевской 79 ОАэМбр дезертировало больше, уже 54 бойца. И тут совсем другие тона звучат в предварительной оценке их поступка: "Опозорили себя... , оставив боевое оружие и предав своих товарищей".
Колеблются окруженные почти месяц под Краснопартизанском вояки 72, 51 ОМБр., 24 ОВДБр, ВЧ 0666, 3 полк Спн ГУР. Намекают, что если срочно не окажут помощь, разбегутся. Ком. танкового взвода старлей Д.Радченко уже обвинен в дезертирстве(см. видео). Уже сдалось ополченцам 42 солдат:

Днепр. област. прокуратурой вынесено обвинение по ст. 408.2 ККУ в отношение 2 солдат, дезертировавших из ВЧ с намерением примкнуть к ополчению.
.

Злая судьбина...



Новый котел...под Шахтерском...
10443345_673388376068897_3995488989337066697_n
.

С мест сообщают...



Нет подтверждения...Если да - наверняка очередную подляну задумали...

Укры уходят. Спешно, полностью выводя подразделения. Горловка, Артемовск, Краснолиманск, Донецк, другие населенные пункты.
На сейчас в Горловке, Краснолиманске и Артемовске укров не осталось ВООБЩЕ. Ни техники, ни живой силы. Не наблюдаются беспилотники, которые каждую ночь делали облеты местности.
.


Ни рук, ни ног... Убитых было не менее 100, их запишут в дезертиры — боец «АТО» (видео)

Ни рук, ни ног... Убитых было не менее 100, их запишут в дезертиры — боец «АТО» (видео) | Русская весна

Боец «АТО»: «Мы воюем против ополченцев и собственной коррумпированной власти и предателей в Минобороны».

Богдан Лозицкий из 72-й бригады рассказал украинской «Неделе» о большом количестве погибших, которых записывают пропавшими без вести, беспомощность автоматов против тяжелой артиллерии, восточные «котлы» и предательство высших эшелонов ВСУ.

Сам он с Барышевки. Поехать на Восток Богдан решил еще во время первой волны мобилизации. «Обманул мать и жену — сказал, что мне повестку прислали. На самом деле не было… Я сам пошел в военкомат и попросил, чтобы мне ее дали. И поехал», — рассказывает мужчина. Около трех месяцев назад он и не думал, что вернется домой не с победой, а по другой причине — потому что… «отказывается выполнять преступные боевые приказы».

Воспоминаний с войны у Богдана Лозицкого множество. Но самые страшные — о 11 июля.

«Ни рук, ни ног»

«Все началось еще 10-го числа. Мы — ребята из 72-й бригады — к тому времени уже пять суток сопровождали военную колонну с пищей, водой, бензином, боеприпасами, — вспоминает он. — «Прикрывали» зенитками и пулеметами, проводили по точкам Луганской и Донецкой областей, где находились наши. Сделав круг, уже должны были возвращаться на место дислокации, но к нам подошел начальник, подполковник Николай Мужук, приказал нам выйти из колонны и проводить 79-ю бригаду… Колонна пошла дальше без нас. На вопрос, как она будет ехать без прикрытия, нам не ответили».

Кроме внезапного изменения курса на бойцов ждала еще одна неожиданность. «Нам приказали стереть с бортов знак (две вертикальные полосы), что отличает нас от ополченцев, хотя мы с ними имеем одинаковую технику… Почему? Не знаю еще. Это все равно, что надеть в 1941 году немецкую форму. Нас могли разбомбить и наши… Однако приказ есть приказ: в тот день мы замазали полосы на технике грязью и отправились вперед с 79-й бригадой».

НАМ НЕ ДАЮТ ПРИКАЗОВ на отстрел. ПО НАМ бьют, мы видим вражескую технику, НО НЕ ИМЕЕМ КОМАНДЫ УНИЧТОЖИТЬ ЕЕ

Ребята должны были забрать боеприпасы в одной точке, затем прибыть на базу 79-й, а затем, на следующий день, по команде вернуться в родную 72-й. Но вышло все иначе.

«В дороге нас застал вечер, и мы заночевали на базе 24-й бригады, которая стояла под селом Зеленополье в Луганской области. Когда приехали туда, нам сказали ложиться отдыхать прямо посреди поля. По логике военных маневров мы должны были разместиться в лесопосадке рядом — чтобы противник не видел нашей техники, боеприпасов. Кроме того, расстояние от машины до машины должна составлять 20–50 м, — замечает мужчина с военным образованием и опытом срочной службы. — Так почему же посреди поля?! — Не задавайте лишних вопросов, — ответили нам. — Сказал командир — значит, так и должно быть. Мы тогда уже пять суток, как спали всего по два-три часа. Так и улеглись на ночлег…»

Около 4 утра 11 июля в 24-й бригады прибыла их колонна с боеприпасами. «Ее поставили квадратом вокруг нас — тоже посреди поля», — замечает боец. В 4 колонна встала. В 4:15 всех уже накрыло «Градом» …

«Потом ребята говорили, что разведка докладывала о наличии системы «Град» на определенном расстоянии от нас. Однако от командования поступил приказ не уничтожить ее, а… наблюдать. Интересно, что когда нас разбомбили, то рядом не было ни одного офицера. Единственный ранен офицер — медик…» — говорит Богдан Лозицкий.

У места дислокации 24-й бригады был заброшенный ангар. «Там мы сделали временный госпиталь… Ну, как госпиталь… Мы просто заносили ребят туда и там уже выясняли, где у нас «трёхсотый» и где «двухсотый», — опускает глаза боец. — «Двухсотый», — объясняет, — это «груз 200» — погибшие. «Трехсотый» — раненый. Люди умирали на руках. Оторванные руки, ноги. У кого пятая болтается, у кого глаз нет, кто сгорел…

Пострадавшим оказана медицинская помощь. Убитых начали грузить на «Уралы»: «Заполнили четыре машины. Не за что поднимать — ни рук, ни ног… Где за ремень брали, где просто за тело…»

По официальной версии, в тот день под Зеленополье погибли 19 украинских военных.

«4 Урала… Какие 19? Не менее сотни. «Двухсотый» — сто минимум», — констатирует очевидец.

Зачем, а главное, как официальные сводки уменьшают количество погибших? Ведь о гибели ребят все равно узнают родственники. «Сейчас многие с кем нет связи. А то, что будет потом, будет потом. Война, как говорится, все спишет, — говорит Богдан. — С кого дурака сделают, с кого дезертира… Кому медальку дадут». Тела погибших, как он рассказывает, отнюдь не всегда попадают домой.

«В Зеленополье был мой товарищ Анатолий Савченко с Киевщины. Боец 72-й бригады. 21 год пацану… Здоровый такой, метра два! Но в душе — плюшевый мишка… И настоящий казак. Настоящий патриот. Он очень нас любил, очень любил жизнь, любил нашу Родину. От обстрела «Градом» у него были многочисленные ранения, полголовы раздробило. Сначала Савченко лежал в коме, а потом умер. Его закатали в цинк — и… тело исчезло. Зачем? Нет тела — нет дела. Сейчас его считают без вести пропавшим. Из него, думаю, сделают дезертира — и родителям не надо ничего выплачивать, и дело можно замять», — рассказывает о побратиме Богдан.

И кто-то поставил нас там, посреди поля — на мисочке с голубой каемочкой

Далее говорим о Зеленополье… «Кипиш. Паника, — констатирует Богдан Лозицкий. — Мы не понимали, как уцелели вообще, и все проверяли друг друга: не ранены? Потому бегали люди, помогали, а потом выяснялось, что они и сами очень травмированы… Шоковое состояние».

Впоследствии бойцы 72-й перезвонили к командиру. «Вы что, целы еще?» — Спросил тот.

«Мы начали докладывать ему: что из наших 14 ребят один умер, трое раненых. А он начал задавать вопросы глупые — цела техника? Конечно, она тоже сгорела… Говорим: командир, забери нас отсюда! — Ведь наших осталось 10 человек. А он: как я вас заберу оттуда, если вас там не должно быть? Мы были в шоке. Это теперь уже знаем, что не было документов на сопровождение этой колонны, не поступало приказа сверху… Пусть этим уже занимается военная прокуратура. Ведь откуда раздавались все эти приказы, в частности — и стирать полосы. И кто-то поставил нас там, посреди поля — на мисочке с голубой каемочкой».

Растерянные ребята из 72-й начали звонить к другому командира — на командный пункт в Солнцево Донецкой области. Попросили доложить комбригу, что с ними произошло, и сообщить, что им нужна срочная помощь. «Но тот, кто должен был идти к нашему комбрига, сказал, что к нему не пойдет — потому что» у него очень важный гость и не хочется его беспокоить».

Выбирались самостоятельно — попросили десантников, которых сопровождали, забрать их с собой. Погрузились и поехали на базу 79-й бригады. «Прибыли вечером. А в 12:30 ночи началась бомбежка их боевой техники…» — рассказывает Богдан.

И в 24-й бригаде, и в 79-й бомбили чисто боеприпасы. Лозицкий убежден: это означает, что враги знали точные координаты. «Крысы среди руководства, — говорит он. — Дать точные координаты обычный солдат или офицер не может. Чтобы знать их, ему нужно поехать в одну точку — куда стрелять, потом в другую — откуда стрелять, и привести. Все это делается минимум полдня, а не 15 мин: когда в 4 утра приехал, а в 04:15 начался обстрел… Кроме того, если в 24-й бригаде все «на ладони», то в 79-й боеприпасы спрятаны в конце лесопосадки и залп из «Града» был по ним. Разведка и беспилотники не могут знать точные координаты — рассмотреть хорошо замаскированные боеприпасы в лесополосе невозможно».

По удар по 24-й добавляет: «Тогда, в 4 утра, никто не мог знать, что эта колонна приедет и станет именно в этой точке… У врагов должен был быть план по точными данными, поставят колонну, — ударили метр в метр. Сепаратистам заранее было известно, и наши военные становились туда, куда была приведена оружие»…

«Автомат не нужен»

Война в городах — та, которую любят показывать СМИ — очень отличается от войны в поле. «Да, там ребята наступают, воюют… А тут солдаты охраняют передовую, — объясняет Лозицкий. — Мы отбиваемся, а те снова заходят через границу. Это замкнутый круг. И все знают, что наемники еще прут. Все знают, откуда они прут. Но все куплено».

«Ребят, которые стоят на позициях и прикрывают границы, берут в кольцо и истребляют, — объясняет боец. — Просто со всех сторон валят. И, скажем, наш полковник Грищенко прекрасно знает, что там стоят те, кому не доставляют ни воды, ни еды, ни горючего, ни боеприпасов, мотивируя тем, что мы туда не можем сейчас зайти, там сепаратисты… Так вся Украина знает, что там сепаратисты! Почему не выбить их? Боятся? Но не побоялись поставить там солдат, за жизнь которых сейчас никто не беспокоится. Никому не интересно, что бойцы сейчас едят и пьют. А они ничего не едят и не пьют…»

Таких котлов на сегодня как минимум пять — семь, говорит Богдан. «Наших отдали на растерзание волкам. Помощи нет, просто говорят: «Держитесь». Но ничем даже отбиваться! Стоит система САУ, радиус выстрела которой — 17 км. Заметьте: 17 км, в то время как «Град» бьет по меньшей мере с 20 км. Уже не долетает! Они бьют с 40 км, с 90 км…»

Иногда ребятам удается вырваться самостоятельно. «Таковы, — кивает человек. — Например, подразделение 1-го батальона. Вырвались. Приехали на командный пункт. Побили морду командиру. Сказали, знают, что там было, что это предательство и что они не будут участвовать в измене… И 134 человека с командного пункта сели на нашу технику и поехали в Белую Церковь. Им обещали, что в пгт Розовка (Запорожская область) их встретят автобусы и заберут. Но там их обматюкали и сказали, что они дезертиры…»

90 дней призыва уже закончились во многих бойцов АТО. «Будьте добры, сделайте ротацию, — говорит Богдан. — Пусть ребята на «гражданке» увидят, что их предшественники вернулись, получивших статус участников боевых действий. Тогда уже вторая волна видеть, что государство за них переживает. Но их заманили в ловушку и не выпускают из нее. Из тех, кто оттуда то вырывается, делают дезертиров».

Может ли быть такое, что ротацию не хотят проводить, чтобы избежать лишней огласки? Чтобы ребята не рассказывали СМИ, что было там, в зоне? Богдан Лозицкий считает, что да. И недаром вспоминает о статусе участников боевых действий. Сам он, например, до сих пор нет справки о том, что находился в зоне АТО, хотя некоторым их удалось достать. Знает он и о том, о чем мы уже не раз упоминали в наших публикациях: «списывание» солдат, получили ранения во время АТО, ведь оно является безоговорочным доказательством присутствия на войне. «Есть у меня знакомый, которого ранили, а когда стали поднимать документы, то его на Востоке вообще нет. Также мне известно, что врачей заставляли ставить пострадавшим в бою диагноз «воспаление легких» или «грипп», — рассказывает собеседник.

Есть и множество других проблем. «Броник», которые бойцы ВСУ должны «через одного», — не самая мелкая из них. «Нам не дают приказов на отстрел. По нас бьют, мы видим вражескую технику, но не имеем команды уничтожить ее… Должны просто смотреть, как нас истребляют. По документам ребята стоят и якобы воюют. А по факту… Стрелять без команды нельзя: ее должен дать хотя бы какой-то младший офицер, который понимает, куда наводить и стрелять. Как в Крыму? Да. Только уже с жертвами. Это элементарный отстрел наших солдат. Зачем посылать туда бойцов, если им снова выдадут только автоматы и пулеметы? Это оружие для боев в населенных пунктах. Против украинской армии сейчас действует артиллерия, против которой тоже надо применять тяжелую артиллерию! Автомат потребуется, когда в дом придут…»

Незлым тихим словом вспоминает боец и так называемое перемирие. «Мы их тогда почти добили… За это перемирие они все завозят, но их нельзя трогать! Стоят 500 м от блокпоста и окапываются, укрепляются, заливают бетоном. Но их нельзя трогать! Им бы дали время восстановить силы…»

«Что сейчас нужно от нашего руководства, то это опомниться. Посмотреть трезвым взглядом на все те «мелочи», потому что они и определяют исход войны. Обратить внимание на границы, где за все уплачено. Это политические баталии, отмывания денег. Хотя… Я уверен, что верхушки знают, что там происходит. Там уничтожается цвет нации. Гибнут патриоты. Это да гнило… — Богдан закуривает уже далеко не первую сигарету. — Сейчас идет еще одна волна мобилизации. Этих выбьют, тех выбьют — вот так, по-тихому. А потом, в конце концов, когда враги пойдут на Украине, — а я уверен, что они доберутся до Киева, — нас может уже не быть. Может не быть кому защищать родную землю — они уничтожают нас.

«…Если это возможно, не прерывайте репортажей безнадежностью», — советуют медиа-профсоюза. И мы не будем.

«Враги — это и сепаратисты, и Россия, и наша коррумпированная власть. Мы сейчас против всех воюем. И украинским должны просто знать это. Знать, делать выводы и готовиться к войне с Россией. Доверять только самим себе. Рассчитывать только на самих себя», — добавляет солдат.

http://www.youtube.com/watch?v=Hk8637pkROI&feature=player_embedded

Тиждень.уа