May 9th, 2014

Про снайперов и их оружие.

Снайпера подобрать трудно. Не всякий годится.

В снайперы берут в основном флегматиков и меланхоликов. Они усидчивее.

Снайперов в войсках недолюбливают. И друзей у них часто среди обычных солдат не бывает. В армии живут коллективом, а снайпер - одиночка. (Особенно, контрснайпер - снайперская элита). Он поэтому плохо сходится с коллективом. Их другие солдаты часто считают подлецами по натуре - снайпера привыкли действовать исподтишка. А ещё нытиками и занудами, которым не угодишь.
В меньшей степени это относится к обычным хорошим стелкам в боевых группах, вооружённых винтовкой с оптикой. Которые используются для прикрытия солдат своей группы. Сами себя они часто тоже называют снайперами. В общем то, не в полне обосновано.

Берут ли в снайперы чемпионов по стрельбе?

Снайпер: А какой с них толк? Он в тире по мишеням тренировался стрелять. Вот его бы по пояс в болото. Да чтобы мишеней было штуки три. Да чтобы эти мишени сами по нему стреляли. Да гранату в него бросили. Вот тогда и надо посмотреть, будет ли его стрельба чемпионской? Стрелков много – снайперов не хватает. Да и здоровье нужно. На холоде и под осадками полежи-ка в засаде! После учебок попадают в командировки, так довольно многих списывают из снайперов через месяц такой жизни с диагнозом "хроническая пневмония".

И действительно. Снайперу только стрелять мало. Надо уметь маскироваться. Надо часами лежать неподвижно. В снайперской дуэли часто кто первый шевельнётся, тот и труп. И при этом ссать и срать тоже надо. Сейчас памперсы появились. Облегчение. Но в войсках их мало. Приходится по старинке – без них.

(Поэтому из женщин часто получаются хорошие снайпера. У них хорошо получается затаиваться. Из-за свойственного женщинам повышенного инстинкта самосохранения и внимания к мелочам. А кроме того, они могут надолго задерживать мочеиспускание. Это у них с раннего детства. В нашем холодном климате заигравшейся на улицах девочке, в силу её анатомии, для того, чтобы пописать, надо много чего с себя снимать на морозе. А бежать домой не хочется. Вот и приучаются терпеть.)

А ещё снайперу надо правильно оценить скорость ветра, температуру, искажения атмосферы, направление движения солнца. Рельеф местности. Чтобы твой прицел не бликовал в сторону противника, чтобы после выстрела можно было быстро и незаметно уйти или поменять позицию. Выбрать правильные пути отхода. И ещё многое чего.

Одна из лучших в мире (Если не лучшая) снайперская винтовка – австрийская снайперская винтовка Unique Alpine TPG-1 (TPG обозначает Taktisches Präzisions Gewehr - тактическая прецизионная винтовка) разработана в Австрии компанией Unique Alpine.

(И вообще у австрийцев хорошо получается эксклюзивное оружие.)

Винтовка имеет модульную конструкцию, позволяет легко менять стволы и используемые патроны (калибры). Со специально отобранными патронами винтовка показывает кучность стрельбы порядка 0.5 угловой минуты (МОА).

Прицельная дальность – 1500 метров.

Винтовка легко очищается благодаря использованию противокоррозионных материалов.

Всё, что может регулироваться, всё в этой винтовке регулируется и подстраивается под стрелка.

Всё разбирается на детали и в чемодан-дипломат упаковавается.

Снайпер: Не ёб я такое ружьё! Она стоит как мерседес. Уроню её в ущелье – до пенсии расплачиваться буду? (Или до пенсии объяснительные писать). Да и кто простому снайперюге такую даст? Игрушка и только!

И кучность в 0,5 МОА для армейского снайпера не нужна. Двух МОА у СВД обычно достаточно. Дальше 600-800 метров обычно всё равно не видно. А в городе и дистанция в 300-500 метров редко бывает. В силу реального рельефа в местах её применения. Да и ручонки трясутся, а глазёнки слезятся на ветру.

Ну и подойти поближе обычно можно. А если очень нужно аккуратно стрельнуть дальше километра, пусть присылают спеца с калибром 12,7 мм. Он и стреляет дальше, и есть ружья, которые станком комплектуются. С наведением при помощи барашков.

То, что в TPG-1 всё регулируется – тоже плохо. Там всё на болтах, которые постоянно разбалтывабтся. А я их должен голыми пальцами на морозе крутить, да?

А чемодан – это для городских киллеров. В зелёнке надо иметь полностью собранное, а лучше – неразборное ружьё. И скорострельность нужна.

А вот сменные стволы – это правильно. Стволы наших винтовок выдерживают 6000 выстрелов. Против 8000 выстрелов зарубежных армейских винтовок. А что такое 6000 выстрелов? Снайперу, чтобы быть в форме, надо хотя бы 2000 патронов в год отстреливать. А ещё надо на командировку хотя бы 600 выстрелов оставить. И новую винтовку надо вначале обстреливать. Чтобы приспособиться. Хотя бы 300 выстрелов. Максимум 2,5 года и отправляй винтовку на завод – изготовитель на замену ствола. А так сам заменил ствол, отстрелял патронов 300 для подгонки и притирки и опять боеготов.

Командование ставило перед заводами вопрос о сменных стволах. Но заводы ни в какую – темнят что то насчёт точности стволов и прилегания к ложе. А причина в том, что завод изготовитель деньги получает за переустановку стволов. Кто же в безработицу от такого заказа откажется добровольно? Монополия.

И с патронами у нас не очень. Точность взвешивания пороха недостаточна. И пиротехнические составляющие пороха недостаточно стабильны. И патроны у нас не сортируют. Так что на СВД меньше 2 МОА не получишь.

Впрочем, это обычно действительно не критично. На калибре 7,62 0,5 МОА получается даже на TPG-1 только при определённой температуре и влажности воздуха в отсутствии ветра и дымки. И специально отобранными патронами. И зафиксировав винтовку на станке, чтобы исключить человеческий фактор. Тоесть, в лабораторных условиях при испытаниях.

Точность – враг надёжности и скорострельности. Для точности надо чтобы зазоров между деталями вообще лучше бы не было. А для надёжности при автоматическом заряжании, необходимым для скорострельности, надо чтобы зазоры были как можно больше. Чтобы пылинки между деталями не клинили. И зазор на тепловые деформации был. Поэтому СВД с автоматическим перезаряжанием, в принципе не может быть слишком точным. Самые точные винтовки - даже не многозарядные с ручным перезаряжанием, а однозарядные. После каждого выстрела надо вынимать новый патрон из патронташа, открыть затвор и вложить туда патрон руками. А потом закрыть затвор.

Так что приходится выбирать: точность или скорострельность. По опыту Второй Мировой для армейской СВД выбрали скорострельность. По нормативу армейский снайпер должен прицельно делать не менее 6и выстрелов в минуту при необходимости.
Хотя, если работать против террористов с заложниками и надо разнести с 500 метров голову террориста, прикрывающегося заложником, то нужна точность, а не скорострельность. Хотя и здесь можно обойтись. Ну сколько часов террорист сможет прикрываться заложником? Переговорщик пудрит террористу мозги, пока тот не устанет или посрать не захочет (Поссать можно и в штаны, если приспичит). Террорист ослабит хватку и тогда стреляют.

Хотя, если захватят в заложники видного государственного деятеля, то может и TPG-1 пригодиться. Но таких случаев ещё не было. Но оружие типа австрийской TPG-1, я слышал, на вооружении ФСО (Федеральной службы охраны) на всякий случай имеется. У них вообще много чего эксклюзивного имеетя на всякий случай.

Снайпер: Нас в учебке учили: стреляет ружьё, а попадает снайпер!

Именно так и есть.


Глядя на Украину, дополняю расхожую мудрость. (Или чем опасна борьба за мир.)

Известный афоризм:
"Если народ не хочет кормить свою армию, он будет кормить чужую"

Афоризм не полон. Надо его дополнить:
"Если народ кормит свою армию, которая долго не воюет, он тоже будет кормить чужую армию, которая постоянно воюет."

Помните, как свидомые агитировали на незалежность, что дескать, хорошо, что мы не в России. Иначе бы воевали в Чечне и в Афгане или ещё где.

Ну вот...

Интересное и поучительное чтиво от 09.05.2014.

Москва закрывает Охотское море

Весна в Охотском море

Президент России Владимир Путин закрыл всё судоходство и рыболовство других государств во всём Охотском море – на около 52 000 квадратных километрах океана, которые ранее были открыты для рыболовства и глубоководных исследований – действие, которое обострит международные конфликты в западной части Тихого Океана и демонстрирует, как именно Москва планирует действовать в Арктике.

Путин предпринял этот шаг после того, как Россия закрепила международное признание заявления Москвы о том, что российский континентальный шельф простирается по всему морскому дну этой акватории в соответствии с Конвенцией о Морском Праве ООН. Путин выступил на Совете Безопасности России, заявив, что «наши эксперты – основываясь на научных данных – предъявили весомые аргументы, которые подкрепляют неотъемлемое право России на эти районы. Впоследствии Пленум (комиссии ООН) согласился с нашими заключениями и сформулировал соответствующие рекомендации».

Москва давно добивалась этого решения, и её победа означает, что Россия теперь сможет использовать международные законы, чтобы воспрепятствовать другим странам заниматься рыболовством или другой деятельностью, в том числе исследованием и бурением морского дна. Несмотря на тот факт, что на Западе этому было уделено крайне мало внимания – хотя вызвало существенную озабоченность Японии и Китая – это новое решение крайне значимо по как минимум пяти основным причинам.

Во-первых, закрыт основной район рыболовства Японии и Китая, что лишает их существенных доходов и вынуждает конкурировать ещё жёстче в западной части Тихого океана, а напряжённость в отношениях  между двумя азиатскими державами продолжает нарастать. В самом деле, эта напряжённости сегодня столь велика, что Госсекретарь Соединённых Штатов Джон Керри счёл необходимым заявить Японии, что США будут обеспечивать защиту её территории (RT, 7 февраля). Но заявление Керри не касалось ещё более значимого для Японии вопроса: введения Китаем, а теперь и Россией запретных экономических зон в океане. Чтобы этому воспрепятствовать, Токио теперь понимает необходимость строительства большого флота (japanfocus.org, 28 апреля), и в Японии кое-кто может даже признать необходимость развития её ядерных возможностей.

Во-вторых, открытое российское притязание на Охотское море лишь стимулирует Китай объявить о своих притязаниях на богатое нефтью Южно-Китайское море, а эти заявки уже разжигают конфликт между Пекином с одной стороны и Токио и Вашингтоном с другой. Китай, очевидно, воспользуется решением по Охотскому морю ради обеспечения директив собственного Морского Закона.

В третьих, заявление Путина о том, что Россия закроет Охотское море, повышает ставки Москвы в ещё более широких заявках на Северный Ледовитый океан. Москва утверждает, что арктическое морское дно является частью континентального российского шельфа, включая районы, на сотни миль отстоящие от береговой линии Российской Федерации, и эту территорию стоит расценивать как Российскую исключительную зону (РИА Новости, 29 апреля). Комментарии* Путина по планам Москвы в Охотском море дают основания предполагать, что руководитель Кремля готовится это сделать.

С учётом глобального потепления, которое открывает Арктику для исследований и перевозок, крепнет уверенность в том, что арктическом морском дне содержатся значительные запасы нефти, газа и других природных ископаемых; технологии добычи этих природных богатств быстро развиваются, и в этих условиях действия России дадут старт новым конфликтам между Россией и другими арктическими державами, в число которых потенциально входят США, Канада, Дания, Норвегия и даже Китай – который считает себя членом этой группы даже при отсутствии арктической береговой линии.

Вероятность этого лишь усиливают комментарии Путина во время оглашения решения по Охотскому морю. Он заметил, что разведка и добыча Россией богатств, лежащих под дном Северного Ледовитого океана, должны быть «надёжно защищены от террористов и других потенциальных угроз», и что агентства безопасности страны, в том числе Министерство Обороны и Федеральная Служба Безопасности, должны разработать для этого совместную программу. Отдельно Путин призвал к созданию «единой системы базирования (российских) подлодок и кораблей» для выполнения этих задач (kremlin.ru, 22 апреля).

В четвёртых, планы Путина придать военный смысл российским заявкам на огромные районы омывающих территорию России океанов сейчас не только готовят сцену для конфликтов с другими державами, но и потребуют от Москвы резкого увеличения её усилий по строительству кораблей. С учётом времени, между разработкой корабля, закладкой и спуском на его воду, комментарии по ситуации вокруг Охотского моря служат показателем того, насколько далеко заходят планы Путина – они ещё более агрессивные и экспансионистские, чем считали многие аналитики, ныне сфокусировавшие своё внимание на Украине.

И в пятых, – что особенно важно для Соединённых Штатов – решение по Охотскому морю обращает внимание на умное использование Москвой возможностей международных организаций, где она имеет преимущество в некоторых случаях из-за того, что там не присутствуют США. Если более 160 государств подписали и ратифицировали Конвенцию по Морскому Праву, то Соединённые Штаты этого не сделали. В результате, у Вашингтона нет места за столом переговоров о принятии подобных решений, и они не могут заблокировать или хотя бы изменить его. Теперь США начинают платить за это высокую цену.

Примечание:

* – речь идёт о Перечне поручений по вопросу оформления прав Российской Федерации на континентальный шельф в северной и центральной частях Охотского моря.

.

Украинская страсть к халяве – главное оружие Путина.


Не забывайте, что Европа – оккупированная территория.

Европа прекрасно понимает,
кого назначили в США рождественской индюшкой и что такое для европейской экономики – увеличение цены на энергоносители, поэтому брыкается, как может. Однако, когда говорите про Европу не забывайте, что это – оккупированная территория, на которой официально размещены американские войска, значительно превосходящие  по своему потенциалу  все европейские войска вместе взятые.

И не только войска. Средства массовой информации, учебные заведения и самое главное оружие современности – банковский сектор, опутавший Европу кредитами, как паук муху, прямо или опосредованно подчинен заокеанским ТНК и ФРС. И в этих условиях Европа, даже если захочет, никуда из-под пресса не выскочит. Скажет ФРС:   «Убиться об стенку»! – сделает. Хотя умирать очень не хочется. Вот и брыкается. И визит руководства ОБСЕ в Москву  именно это конвульсивное движение к соломинке… А вдруг? Европа просит Россию предоставить ей хоть какие-нибудь отмазки, которые позволят как можно дольше саботировать категорические требования США о немедленной замене российских поставок топлива американскими.

Про статистику, продажную девку империализма.

«Честный и прозрачный» бизнес от янки

Речь пойдет не о конкретных случаях обмана выявленных на просторах западного бизнеса, а о самих этих просторах, являющих нам идеалы честности и прозрачности. Будем рассматривать бизнес США до 2007 года, чтобы исключить кризисные цифры последующих 5 лет и, не дай Бог, не бросить тень на этот “идеал”.

Американская бухгалтерия

Вся современная система американского бухучета создана с одной целью – закамуфлировать государственную политику тотальной фальсификации корпоративной отчетности. Если бы это было явно продемонстрировано всем, то нынешний кризис случился бы на 30 лет раньше, и мы уже давно забыли бы про то, что когда-то существовала такая страна, как забыли про Месопотамию. Т.е. фальсификация отчётности – это не самодеятельность отдельных компаний. Это – национальная политика и данная политика является одним из элементов инструментария колониального налогообложения Штатами планеты. Поэтому бухгалтеров уже с первого дня обучения под гипнозом учат воспринимать черное как белое, и плодить фальсификат так, что они даже не понимают, что пишут липу, поскольку их восприятие реальности безнадёжно искорёжено.

Запомните – ни одна крупная компания в США не может себе позволить не фальсифицировать отчетность, поскольку показатели статей её балансов немедленно начнут вызывающе расходиться с показателями балансов других корпораций. Если в хоре фальшивят все, то можно убедить слушателей, что это постмодернистский музыкальный эксперимент (постиндустриальная экономика). Но если кто-то один начинает петь чистым тенором, то становится понятно, что всем остальным хористам просто медведь уши оттоптал. Поэтому дирижер должен строго следить, чтобы певцы со слухом жевали во время пения вяленую дыню или грызли сухари. Если взять полный баланс какой-нибудь крупной компании за 2006 и проанализировать его с помощью безупречной американской методики чтения балансов, то, можно поспорить – он сойдется так же чудесно, как и прежде. С бухгалтерской точки зрения, по факту обанкроченная на сегодняшний день компания должна быть жива, здорова и находиться в блестящей форме, а новость о её банкротстве должна быть злостной инсинуацией или результатом настигшего мир ужасающего кризиса.

Дело в том, что формальная корректность бухгалтерской отчётности в американских корпорациях не отменяет того факта, что сама система бухучета в США, включая формальные требования к его ведению, построена таким образом, чтобы генерировать тотальный фальсификат. Фальсификат не в том смысле, что бухгалтер пишет в отчёт проводки, которых не было, а в том, что вся в совокупности реальность в принципе неадекватно отражается в балансах. И это не местная самодеятельность, а национальная политика. Более того – это жизненная необходимость для всей экономики США. Соответственно, в создание правил фальсифицирования реальности, саму фальсификацию, и проверку правильности фальсифицирования вовлечены абсолютно все, от бухгалтера Матрёны Джонсовны и её патрона Голдмана Саксовича, до председателей ФРС, Казначейства, и администрации Белого Дома. И, если мы будем сквозь буквальные строчки баланса просматривать реальность, то она будет разительно отличаться от бухгалтерского благолепия.

Такая массовая фальсификация финансовой документации корпораций и банков пошла еще в начале 70-х. А к концу 80-х это явление приобрело тотальный характер. Так что наши соотечественники, попав в США, даже не заметили разницы с поздним, перестроечным СССР – там были такие же приписки, как и на советских предприятиях. Только у нас приписывали расходы, а там приписывали прибыли. У нас воровались деньги из выручки и недоплачивали государству, а в США воровали деньги кредиторов и инвесторов.

Американское бухгалтерское сословие умудрялось все последние десятилетия маскировать реальность бухгалтерскими крючками, уверяя, что с американскими корпорациями и банками все замечательно, К их горестному недоумению, все эти крючки сломались на простой вещи – реальности. Меньше, чем за полгода 2007, мы имели удовольствие наблюдать де-факто банкротство 7 из 15 ключевых финансовых институтов США, у которых тоже было всё замечательно с бухгалтерией. И, не иначе как идеальное состояние американской корпоративной бухгалтерии заставляло Полсона держать три дня без сна и ланча Конгресс, выбивая из строптивых конгрессменов – совсем пустяки – $700 млрд., чтобы залатать самые дикие дыры в корпоративных балансах, которые там появились по причине бухгалтерских талантов.

Прибыли предприятия

Прежде чем рассматривать бухгалтерский баланс США, следует немного разобраться с бухгалтерией на более простом и конкретном примере.

Чистая прибыль предприятия (Net savings)

– это валовой доход предприятия, за вычетом всех текущих расходов, т.е. потребления основного капитала, оплаты труда, аренды, выплаты процентов по кредитам, дивидендов и пр., а также налогов. Но текущая прибыль – это еще не показатель эффективности предприятия. Очевидно, что каждая компания для своего функционирования нуждается в развитии производственных активов. Т.е. оно должно закупать новое и ремонтировать старое оборудование и машины, строить и модернизировать цеха, инвестировать в инженерно-конструкторские разработки, приобретать лицензии и патенты, закупать компьютеры, мебель, и т.п., в ряде случаев поглощать смежников и конкурентов. Эти расходы идут по балансовой статье – Капитальные инвестиции. Самоокупаемое предприятие – это предприятие, которое производит капитальные инвестиции из собственной прибыли. Заработало прибыль – вложило в развитие производства, на следующей итерации заработало еще больше прибыли, снова нарастило капитальные инвестиции, и т.д.

Если у предприятия есть все основания считать, что развиваясь быстрее, оно в будущем сможет получить гораздо больше прибылей, то вполне нормально, что оно берет кредиты на развитие производства, т.е. формирует часть своих капитальных инвестиций из заемного капитала. Когда оно завершит строительство, модернизирует оборудование и сформирует сбытовую систему, то заработает кучу прибыли, и отдаст из нее все кредиты. Это серьезное эффективное рыночное предприятие. Его реальная прибыль представляет собой разницу между (бухгалтерской) чистой прибылью и чистым приростом долгов.

Но, если проходит год, два, пять, десять, двадцать, а предприятие не только не начало выплачивать из прибылей взятые займы, но, напротив, с каждым годом только наращивает их, причем прирост текущих чистых займов в разы превышает текущую чистую прибыль, то необходимо признать – это предприятие вообще не является самоокупаемым. Его капитальные инвестиции были чрезвычайно неэффективны и не дают ожидаемого возврата в виде дополнительных прибылей. И теперь предприятие не может одновременно обслуживать свою кредиторскую задолженность и производить все необходимые для нормальной работы капитальные инвестиции. Прекратив наращивать долги, данное предприятие либо не сможет поддерживать на адекватном уровне свои производственные мощности, либо будет вынуждено объявить дефолт по своим финансовым обязательствам. Т.е. данное предприятие является планово-убыточным: несмотря на неизменно показываемую по балансу текущую прибыль, у него нет реальной прибыли, а есть вполне осязаемые убытки.

Суть утверждения в том,

что корпоративный сектор США уже давно принял на себя прямых финансовых обязательств на большую сумму, чем имеет реальных активов с учётом идущей с июля 2007 их фронтальной переоценки.

Берем вот эти отчеты: http://www.bea.gov/national/nipaweb/Ni_FedBeaSna/Index.asp и считаем капитал и активы корпораций нарастающим итогом по фактическим финансовым с учетом дефлятора (или CPI, или еще какого-то показателя удешевления доллара во времени) с 1960 г. То есть, смотрим, например, таблицу Table S.5. Nonfinancial Corporate Business – Нефинансовый корпоративный бизнес.

Строка 24, Current account > Net saving – это чистая прибыль после налогообложения. Прирост чистой задолженности вычисляете следующим образом: В статье «Счет финансовых операций» (Financial account) берете стр. 58 Net incurrence of liabilities (чистый прирост финансовых обязательств) и вычитаете из него размер привлеченного акционерного капитала (стр. 68, Shares and other equity).

Складываем, умножаем на кумулятивный CPI или дефлятор ВВП текущего года, получаем верхнюю оценку объема реальных капитальных инвестиций в постоянных долларах. Гарвардские мальчики, понимая, что такие цифры ни одному кредитору показывать нельзя, проявляют весь свой мошеннический талант в «Счете переоценки» (REVALUATION ACCOUNT), где мухлюют с изменением рыночной цены активов, складывают и вычитают, комбинируют с амортизацией и капитальными инвестициями, делят на Пи, возводят в степень e, прибавляют 666, и получают «Изменение чистой стоимости предприятия» (Change in net worth). Вот этот самый «Change in net worth», произведенный талантами всех мошенников США, и пытаются втюхать вместо реального положения дел, получающегося из анализа реального движения капиталов.

Однако, когда вы увидите финальные цифры, у вас выпадет глаз.

Скажем, акционерного капитала всех нефинансовых корпораций на конец 2006 едва набирается $2 триллиона, хотя BEA (Bureau of Economic Analysis) рапортует что его аж целых $13 триллионов. Чтобы было понятно: акционерный капитал – это собственные деньги корпораций и он формируется из капитализации прибыли, т.е. прибыли пущенной в развитие, продажи собственных акций и займа капитала. Можете поверить, что за всю историю США в развитие производства было пущено всего $2 триллиона акционерного капитала? А так оно и есть.

Ну, это ещё мелочи. А вот самое интересное с активами и пассивами.

И тех и других корпоративный сектор имел в 2006 на $84 триллиона каждого. Но если с пассивами все понятно – это номинальные финансовые обязательства, то с активами все гораздо веселее. На сегодняшний день все уже понимают, что заявка «Эта акция стоит $100» в норме никакого отношения к реальности не имеет. Во сколько там раз крякнулись акции Фрэдди Мэк? В 100 раз? В 1000? Так вот, если мы посчитаем американские активы не по «рыночной стоимости», которая прямо завтра может уменьшиться в 20 раз, а по реальным вложениям, т.е. как выше, нарастающим итогом по фактическим финансовым потокам с поправкой на дефлятор ВВП, и, для верности, вычтем «меленькую приписочку» Statistical discrepancy в $2 с небольшим триллиона, то цифра активов будет совсем другой – порядка $6 триллионов. Вот так. По реально вложенным деньгам стоимость всех американских корпораций составляла $6 ($8 без статистики) триллионов тогдашних баксов, против $84 триллионов совокупных финансовых обязательств, из которых $32 триллиона – это прямые долги в виде кредитов, облигаций и депозитов, а из них более $11 триллионов составлял внешний долг.

Такие вот пироги с котятами.

На каждый доллар активов – $2 прямых долгов иностранцам, $3.50 – своим, и $8.50 уже совсем ни к чему не обязывающих «обязательств» по акциям и пр. Причем, все данные открыты, и повторить эти расчеты может любой выпускник бухгалтерского ПТУ в любой стране.

Можно прикинуть, какова должна быть средняя прибыльность американских корпораций, чтобы довести американскую экономику до таких показателей за 45 лет. Т.е. чтоб Вы поняли – американские корпорации за эти 45 лет сожрали, переварили и спустили в канализацию $78 триллионов иностранных и американских сбережений. На такую сумму они просубсидировали свое планово-убыточное производство. На глазок, тут можно разглядеть цифру порядка 7% убытков в год каждый год в среднем по экономике.

Т.е. если в счете текущих операций у Вас год за годом, десятилетие за десятилетием рисуется примерно одинаковая чистая прибыль в постоянных ценах, а в счете финансовых операций (Financial account) постоянно растет чистая задолженность (Net incurrence of liabilities - Shares and other equity), которая включает недолевые ценные бумаги, кредиты, страховые резервы, кредиторскую задолженность, налоговую задолженность, и прочие финансовые обязательства, кроме акций и прочих долевых ценных бумаг, то Ваше предприятие де-факто перманентно убыточно – оно вообще не может функционировать без нарастающих займов. Если Ваши долги растут по экспоненциальному закону – значит, Вы полностью рефинансируете свои займы вместе с процентами, т.е. к кредиторам Вы никогда не ходите с деньгами, а ходите только взять новые кредиты. Если прирост Вашей чистой задолженности 40 лет подряд в разы превосходит Вашу чистую прибыль – значит, Вы давно уже обанкротились, а Ваша «чистая прибыль» сделана ровно так же, как делается «чистый убыток» в России. Здесь любое предприятие пытается правдами и неправдами увеличить текущие «бумажные» расходы, в частности завысить стоимость приобретаемых основных фондов и сократить по балансу срок их амортизации, т.е. списать как можно быстрее станки и здания, а потом продать их себе по новой через бомжатник. В США делается ровно наоборот – текущие «бумажные» расходы всеми возможными путями занижаются, в т.ч. занижается стоимость приобретаемых основных фондов и максимально увеличивается по балансу срок их амортизации, т.е. нефинансовые активы могут стоять на балансе даже тогда, когда они уже де-факто выкинуты, т.е. годами валяются в подвале раздолбанные на куски. Таким образом, возникает «чистая прибыль», на которую ведутся лохи акционеры и кредиторы.

Корпоративные операции на фондовом рынке

Теперь остается только понять,

сколько и с какими целями корпорации приобретают акций. Для этого мы проанализируем их операции по покупке и продаже акций третьих компаний, которые отражены в активе финансового счета баланса корпоративного сегмента. Анализ исторических финансовых потоков и сравнение цен опять будем проводить в постоянных долларах 2007. В первую очередь взглянем, как эти операции коррелировали с динамикой индекса широкого рынка S&P 500:

Складывается ощущение,

что корпорации (синяя линия) осуществляют на фондовом рынке демпфирующую функцию по отношению к операциям прочих секторов (зелёная кривая). Т.е., именно корпорации создают финальный импульсный спрос на подходе к среднесрочным максимумам рынка, когда остальные сектора уже начинают сокращать приобретения. Они же продолжают откупать в продолжение всего времени фондовых обвалов, когда прочие участники массово распродают свои портфели. И корпорации же задерживаются с началом входа на рынок, когда он снова начинает среднесрочно расти на вложениях других секторов.

Чтобы было понятно, к каким результатам это приводит, посмотрим на следующий рисунок, где показано соотношение текущей рыночной цены акций на балансе корпораций и прочих секторов, и суммы фактических затрат на их приобретение:

Единица – это средний для всех секторов уровень прироста рыночной стоимости акций к фактическим вложениям по финансовым потокам. В 2007 он составлял $2.10 в рыночной цене акций на каждый когда-то фактически вложенный доллар. Зеленая кривая – это уровень прироста рыночной стоимости акций к фактическим вложениям для корпоративного сегмента. Синяя – для всех секторов, кроме корпораций. Красная кривая отражает расхождение в доходности вложений в акции для некорпоративного и корпоративного сегментов.

Легко видеть, что доходность вложений корпораций в акции составляет менее 75% от средней доходности по рынку, и в 2.2 раза меньше, чем доходность вложений всех остальных секторов экономики. Что это означает? В среднем по экономике, каждый доллар, фактически вложенный в американские акции за все время существования фондового рынка США, или вложенный американскими резидентами в зарубежные акции, оценивается в $2.10 – такова рыночная стоимость приобретенных на него акций. Корпорации США за всю свою историю направили на приобретение акций американских же и зарубежных компаний $12,872.5 млрд. Логично предположить, что рыночная цена акций на балансе корпораций выросла минимум до $12,872.5 * 2.10 млрд, т.е. $27,032.3. Во всяком случае такой эффект получился бы, если бы управление инвестициями было доверено обезьяне с монеткой или генератору случайных чисел. Но по документам, рыночная стоимость акций на балансе всех американских корпораций составляет только $20,066.9 млрд. Т.е. на $6,965.4 млрд. или 26% меньше, чем наторговали бы тараканы, случайным образом бегающие по торговому терминалу.

Нонсенс? Конечно, можно было что-то напутать и неправильно посчитать ожидаемый рост цены портфелей корпораций. Давайте проверим – посмотрим, как шли дела с биржевыми операциями у физических лиц. На приведенном ниже рисунке видно, что за 48 лет физические лица вывели с фондового рынка 99% из $2,155.2 млрд., которые были ими вложены в акции до 1959, но при этом рыночная стоимость их совокупного портфеля акций возросла в постоянных долларах в 5.5 раз до $11,965.7. Т.е. у физических лиц с эффективностью инвестиций и спекуляций на фондовом рынке никаких проблем не было. Люди покупали акции подешевле, и продавали их подороже, затем часть средств выводили с рынка, а часть снова вкладывали в акции, на очередном витке снижения цен.

Подтверждается наше первое впечатление,

что корпорации покупают и продают акции в самые неудачные моменты, как будто компенсируя активность физических лиц, которые, наоборот, торгуют на фондовом рынке вполне успешно. Причем, можно поспорить, что значительная часть успеха физических лиц приходится на довольно ограниченную группу фигурантов, которая имеет самое непосредственное отношение к управлению теми самыми американскими корпорациями, которые инвестируют хуже обезьян.

Так как же возможно,

что одни и те же люди, принимая инвестиционные решения как физические лица, и как руководители корпораций, выбирали в первом случае преимущественно прибыльные стратегии, а во втором – неизменно убыточные?

Главная фундаментальная причина заключается в следующем. Акции третьих компаний составляют значительную часть активов большинства американских корпораций. Резкое падение их котировок означает приличную дыру в корпоративном балансе, снижение чистого капитала вплоть до отрицательных величин, и возникновение текущего убытка от переоценки активов, согласно правилам GAAP (Общепринятые принципы бухгалтерского учёта – англ. Generally Accepted Accounting Principles). Данные события, естественно, приводят к снижению привлекательности рассматриваемых корпораций для инвесторов, и немедленному падению их биржевых котировок. Теперь корпорации уже не могут выгодно привлечь новый акционерный капитал за счет дополнительной эмиссии, чтобы залатать возникшие кассовые дыры. С другой стороны, они не могут быстро продать и основной пакет падающих в цене акций – большая их часть выступает обеспечением банковских кредитов, ранее привлеченных корпорациями. Остается привлекать займы на долговом рынке. Но, после того, как у компании обнаружились серьезные проблемы, а ее капитализация упала, стоимость заёмного капитала для нее резко возрастает, и его становится труднее получить. Более того – проценты по ранее взятым займам также увеличиваются, а по тем их них, которые обеспечены подешевевшими акциями, банки требуют внести дополнительный залог. Вот так процесс, начавшийся с падения котировок нескольких бумаг, перерастает в серьезнейшую проблему для сотен и тысяч корпораций.

Соответственно, корпорациям выгоднее действовать иначе. Как только намечается масштабное падение котировок акций, находящихся в их портфелях, корпорации не продают их, а, наоборот, начинают еще больше покупать, привлекая для этого дополнительный акционерный капитал (из $16,254.4 млрд. реально привлеченного за всю историю акционерного капитала, американские корпорации потратили $12,872.5 млрд. или 79% на покупку акций). Поскольку то же самое делает большинство корпоративных инвесторов, то рассматриваемые акции падают в цене гораздо меньше, чем должны бы. В итоге, размер активов корпораций не только не уменьшается, но, наоборот, растет, а текущие убытки оказываются меньше, чем могли бы быть. Корпоративные балансы сохраняют приличный вид, и, как результат, капитализация корпораций снижается не так сильно, а статус заёмщика не ухудшается.

То есть, корпорациям критически важно, чтобы фондовый рынок рос или хотя бы не сильно обваливался. От этого зависит гораздо больше, чем просто прибыль или убыток от портфельных инвестиций – от этого зависит их устойчивость в целом. Ради этого они скупают акции на заведомо невыгодных, для себя, уровнях. Т.е., широко распространенное мнение, что американские корпорации скупают акции с целью получения прибыли от игры на фондовом рынке – неверно. Главная цель корпораций – удержать фондовый рынок любой ценой и, по сути, все их портфельные инвестиции являются планово-убыточными. Причем финансируют они эти операции за счет привлечения дополнительного акционерного капитала, де-факто перекладывая свои потери на фондовом рынке на акционеров, хотя те и не подозревают об этом. Действительно, чтобы всплыл реальный накопленный убыток, корпорация должна разом лишиться возможности привлечения заёмного и акционерного капитала. А это уже теория и фантастика – где это видано, чтобы солидной корпорации отказывали в деньгах? Такое случается раз в восемьдесят лет и, вообще, неправда.

Из всего сказанного следует, что, руководствуясь здравым смыслом, разницу между справедливой, т.е. средней по рынку, ценой покупки акций, и фактическими затратами корпораций на их приобретение необходимо относить на затраты, следовательно уменьшать на эту величину заявленную прибыль корпораций. Всего этой разницы за 48 лет накопилось на $3,314.5 млрд. В действительности, в убыток следует отнести вообще все расходы корпораций на приобретение американских акций. На следующем рисунке показано, как накапливался реальный убыток корпораций от приобретения акций по завышенной цене:

Если кому-то последнее рассуждение кажется натянутым и непонятно, почему часть затрат американских корпораций на приобретение акций содержательно следует относить не на финансовые инвестиции, а на текущие расходы, я предлагаю обдумать простой пример из реальной российской жизни. Пусть две компании, каждая заработав по 20 млн. руб. прибыли, покупают одно и то же производственное оборудование у производителя. Первая компания приобретает его по стандартному прайсу за 10 млн. руб., директор по снабжению второй покупает его за 15 млн., а разницу между стандартной и индивидуальной ценой получает в виде персонального отката от производителя. Обе компании теперь имеют по одинаковому комплекту оборудования, но у первой осталось 10 млн. руб. нераспределенной прибыли, а у второй – 5 млн. Бумага баланса, конечно, все стерпит, но любому вменяемому человеку понятно, что реальная прибыль второй компании в итоге оказалась на 5 млн. меньше, чем первой – 5 млн. прибыли были банально украдены и, по-хорошему, должны быть записаны в текущие расходы. А теперь вопрос – чем американские акции логически отличаются от российского оборудования?

Кстати, из приведенного примера можно вывести еще одну, хотя и не самую важную, причину убыточности портфельных инвестиций корпораций. Это банальная кража средств корпораций менеджментом, в форме злоупотребления служебным положением и использования инсайдерской информации. Как физические лица они совершают операции с акциями конкретных эмитентов в своих интересах. Как директора корпораций, они принимают решения, от лица управляемых ими корпораций, о покупке и продаже пакетов акций тех же самых эмитентов. Понятно, что крупные портфельные операции корпораций оказывают существенное краткосрочное влияние на котировки торгуемых акций. Таким образом, директора, используя средства корпораций, могут временно двинуть котировки любых акций, в т.ч. тех, которые принадлежат им как физическим лицам, в нужную им сторону. Соответственно, принятие решений о покупке или продаже корпорациями тех или иных акций зачастую диктуется не целесообразностью для корпорации, а желанием менеджмента выгоднее продать или купить свои собственные пакеты акций. Логика, старая как мир – ради личной выгоды на рубль не жалко выкинуть сто рублей доверенных тебе денег.

Еще один интересный момент.

График портфельных инвестиций «Прочих секторов» можно декомпозировать на основные элементы, а это физические лица и иностранные субъекты:

Вот теперь видно, что кроме американских корпораций, во всех фондовых пузырях, начиная с 1992, активно участвуют и иностранные субъекты, причем с такой же отрицательной эффективностью. «Младшие братья», «сбросившие путы коммунизма», во всем стараются подражать прогрессивному Большому Брату в лице его корпораций и дружно лезут откупать убытки у американских физиков. А физики в целом всё поняли и начали сворачивать свои операции на американском ФР еще в 1995г.

Итак, мы выяснили то,

ради чего начали копаться в инвестиционных портфелях – что американские корпорации покупают акции не для того, чтобы заработать, а чтобы не дать рухнуть фондовому рынку под тяжестью наполняющего его воздуха. Поэтому они теоретически не могут прекратить и даже заметно сократить скупку акций, как бы им этого ни хотелось. Как только корпорации перестанут откупать продажи других секторов, для них немедленно начнется последний день Помпеи, в виде обвала их инвестиционного и кредитного статусов, с неизбежным массовым банкротством в итоге. А, поскольку, даже из завышенных официальных прибылей невозможно накроить сколько-нибудь заметные суммы для портфельных инвестиций, то корпорации вынуждены привлекать акционерный и заёмный капитал для скупки акций. Попутно обнаружилось, что операции на фондовом рынке приносят корпорациям, вопреки всяким ожиданиям, совсем не доходы, а вполне реальные убытки в сотни миллиардов долларов в год. И самое главное – для сокрытия этих самых убытков компании вынуждены тотально генерировать фальсификат в бухгалтерской отчетности, делая его частью финансовой системы.

Вот такие пироги с котятами, а Вы говорите “честный и прозрачный бизнес”!

Войска хохлохунты на Юго-востоке. Сколько, кого и где?

Войска Хунты - кто, где, сколько /Харьков - Николаев/


Поскольку украинское министерство обороны испытывает суровый денежный голодняк и даже не способно накормить своих военнослужащих, кинутых на убой в боестолкновениях с народным ополчением, дерущимся за свою землю, то оплату деятельности ЧВК взяло на себя по привычной и давно отработанной схеме американское правительство — бесплатно наемники не работают.

Выделенных госдепартаментом США денег по контрактам с ЧВК на выполнение задач на Юго-Востоке хватило на содержание более 260 (Жлобы!) иностранных наемников, в том числе установлены:

Днепропетровская область:
- польская ЧВК «ASBS Othago» — 35 человек, из них военных летчиков — 8 человек;
- итальянская ЧВК «Lettera-43″ — 15 человек.

Донецк (все ЧВК американские):
- «Хелло Траст» — 35 чел.;
- «Грейстоун»- 140 чел.;
- «Кьюбикэппл и кэйшнинтернэшнл» — 25 чел.;

Кроме того, в Донецке расположились государственные военные специалисты США Германии, Польши и Грузии. Эти военнослужащие прошли боевое слаживание в составе тактических диверсионных групп (отделений) по 4-6 человек, при этом характерной особенностью является нахождение в составе группы 2 снайперов. Всего таких групп около 30, при этом им приданы 4 бронемашины милиции и три армейских БТР.

Раз уж речь зашла о наемниках, то следует упомянуть и сброд из «Правого сектора». Эти ублюдки, не являясь регулярным вооруженным формированием, тем не менее, представляют собой контролируемые «правительством» вооруженные банды, также получающие финансирование, как и ЧВК, хотя и в меньшем объеме про отдельным статьям бюджетных ассигнований ЦРУ и РУ МО США через левые схемы. Банды правосеков расквартированы под крылом государственных украинских ведомств и располагаются:

- в детских садиках, расположенных в с.Дергачи, Харьковской области (проводится подготовка к приему);
- на сев. окраине Жуковского, Харьковского района на заброшенной армейской «учебке» (около 40 человек).
- на базе отдыха «Огонек»на восточном берегу печенежского водохранилища в районе Металловка (свыше 200 боевиков);
- на базе отдыха «Соича» на восточном берегу печенежского водохранилища в районе Хотомля (около 30 боевиков).
- в детском лагере «Факел» — 1 км севернее с. Кочеток, Чугуевского района, Харьковской области. На нем правосеки тренировались и, возможно, будут размещаться;
- на базе отдыха МВД в н.п. Ракитное, Харьковской области;
- на заброшенной территории воинской части 44397 — 4 км севернее с. Старая Покровка. Здесь правосеки проводят стрельбы и тут же возможно, размещаются;
- на юго-восточной окраине Харькова (район Рогань) «военвед» — военный городок бывшего военного авиационного училища им. Грицевца, (около 30 человек). Учитывая, что там организована охрана периметра и требуют пропуск, то, скорее всего, будут прибывать еще;
- в здании антикоррупционного комитета в Харькове (ул. Малогончаровская д. 28), офис 10 (2 этаж). Здесь располагается штаб «национальной гвардии».

Любопытно, что на восточной окраине Харькова, где есть склад ГСМ, ранее принадлежавший воинской части 32058, куда принимаются грузовые поезда и заезжают грузовики с военными номерами, а за рулем грузовиков сидят не украинцы, а грузинские военнослужащие.

А 1 мая в Харькове высадился целый десант правосеков — около 900 рыл. Несмотря на то, что примерно половина из них одеты в обмундирование милиции и внутренних войск, отсутствие документов и смесь с остальным неряшливым быдлом выдают их с потрохами. Для приема и размещения почти тысячи ультранационалистов подготовлены и укреплены огневыми точками, устроенными из мешков с песком:

- дом 27 по проспекту 50-летия СССР;
- санаторий ГУ МВД Украины «Лесная сказка» (Коминтерновский район, ул. Померки, д.1).

Правосеки вооружены в основном легким стрелковым оружием, в числе которого автоматы АК-74, пулеметы РПК, винтовки СВД.

Перейдем непосредственно к армейским силам, представляющим собой сборище полуголодных военнослужащих и полуполоманной техники. Полуголодных — поскольку майданутая хунта так и не удосужилась должным образом организовать тыловое обеспечение, а полуполоманной — так как материальное обеспечение армии находится на противозачаточном уровне в связи с отсутствием таковой системы, разворованной и распроданной. Тем не менее, армия Украины имеет в своем составе все еще исправные боевые средства, которые обеспечиваются запчастями за счет разукомлектования «неходовой» техники.

Идея-фикс майданутого украинского генштаба, набитого полупомешанными идиотами, числящими пулеметы тяжелым вооружением — вторжение российских войск на территорию ДНР в духе компьютерных игровых стратегий, когда российские тяжелобронированные танковые клинья при поддержке пехоты и артиллерии взламывают наземные укрепрайоны, а военная инфраструктура уничтожается авиацией и массированными залпами оперативно-тактических ракет ближнего и среднего радиуса действия. В связи с этим основным средством сдерживания мифических стальных армад являются бетонные блоки, которые силами армии устанавливаются на основных дорогах, а для вскрытия обстановки используются все еще способные подниматься в воздух летательные аппараты.

Так, воздушное пространство Харьковской области с 13 до 18 часов ежедневно патрулируют 2 Ми-24, 2 Ми-8 и 2 Су-27, естественно, не одновременно. Однако в связи с тем, что топлива для них не хватает, развернута кампания привлечения частных, клубных и колхозных самолетиков и столь любимых Валерием Леонтьевым мотодельтапланов к освещению обстановки, правда, почти безуспешно — нет средств, а из своего кармана это делать чересчур накладно.

Из Яворова (Львовская область) на территорию Сумской области вяло потянулись части 24 отдельной мотострелковой бригады, призванные лечь костьми, но не допустить российские орды к Сумам. Кроме того, по Харьковской области в лучших традициях запутывания противника ездят туда-сюда два далеко пылящих ОТРК 9К79 «Точка-У», правда, имеются большие сомнения, что два оперативно-тактических комплекса способны хоть как-то повлиять на действия подвижных подразделений, поскольку целеуказания им никто не выдаст.

Поэтому основные надежды украинский генштаб возлагает на старые добрые пехотные средства. Так, на дороге между н.п. Гасичевка и Горск располагаются три умело замаскированные противотанковые пушки «Рапира» калибра 100 мм. Вот где фантастическая огневая мощь! К тому же, украинские канониры вовсе не одни — свыше двух сотен вооруженных гомо цапусов с как минимум двумя американскими инструкторами находятся в районе н.п. Журавлевка Харьковской области, готовые к победоносному блицкригу на Москву, а если нет, то куда прикажут.

Любопытно, что в Белгородской области России тоже есть п. Журавлевка, который соединяется с н.п. Липцы в Харьковской области. И вот, для блокирования бронеармад России, доблестная украинская армия, надрывая надпочечники, перекрыла сей широкий тракт целыми тремя щербатыми бетонными блоками.

Но этим создание противотанкового заслона не ограничилось — слева на километр и справа на 600 метров от блоков выкопан противотанковый ров шириной до 3 метров и глубиной до 2,5 метров. Все это фортификационное великолепие находится в координатах 50°17’46″ северной широты и 36°22’56″ восточной долготы. А для того, чтобы вовремя заметить выдвижение озверевших российских агрессоров, в точке с координатами 50°17’37″ северной широты и 36°20’36″ восточной долготы вырыта совсем незаметная траншея длиной 15 метров, из которой наблюдатели сквозь пожухлый ковыль наблюдают все подходы, потирая ладони в предвкушении того, как российские танки будут наезжать друг на друга, беспомощно сучить гусеницами, перевернувшись на спинку, и спелыми гроздьями падать в ров. При этом, видимо, предполагается на добивание беспомощно увязших танковых бригад пустить два припрятанных у поворота на КПП ЖУравлевка (в Харьковской области) БТР-80 и ЗРК «Тунгуска». Ну, а что? Лехко! Тем более, что на подмогу в течение часа всегда готов прискакать еще припрятанный один БТР из п. Огурцово, главное, чтоб механик-водитель был трезв, а не валялся мертвецки пьяным в наспех отрытом рядом капонире.

Еще одним неодолимым препятствием служат тщательно замаскированные БТР — 2 штуки и три танка, накрытые маскировочными сетями на повороте автодороги на Казачью Лопань в районе с координатами 50°18’46″ северной широты и 36°16’28″ восточной долготы. Правда, шумные танкисты, пристающие в поисках пропитания к проезжающим автомобилям, сразу же поставили рядом палатку и, видимо, обдолбившись горiлкой, нарыли каких-то буераков, что сводит на нет всю маскировку.

Но, конечно же, без поддержки с воздуха современный бой немыслим. И поэтому майданутый генштаб особые надежды возлагает на местную авиацию, дислоцирующуюся на полевом аэродроме Волчанска, а это ни много ни мало, аж целых 19 самолетов Ан-14, 4 самолета Ан-2 типа «Кукурузник» и целых семь вертолетов. Чем предусматривается поражать российские войска — химическим оружием в виде сельскохозяйственных гербицидов или обглоданными кукурузными початками с прошлогоднего урожая — вопрос секретный и находится в компетенции управления оперативного планирования, однако достоверно нам известно одно, весь этот хлам неисправен, а от вертолетов в наличии лишь фюзеляжи.

Нет, разумеется, есть и еще полки, в которых поддерживается высокий победоносный дух. Такой дух, лишь слегка отягощенный иными, не столь бравурными миазмами, присутствует у целых трех солдат, которые со своим БТР-ом отважно несут службу между п. Ворожба и Белополье в Сумской области. Там же, ближе к Белополью, предусмотрительно отрыт и противотанковый ров, для чего со 2 мая в ударном темпе работал старый экскаватор и ПЗМ. А к деревне Горки, что в шести километрах от п. Бунякино в Сумской области прибыли целых 30 человек, видимо, спецназовцев, вооруженных автоматами, которые сразу же принялись окапываться, строить полевой лагерь и блуждать по окрестностям в поисках пропитания.

Качественное обновление для поддержки действий армейской авиации провела и Государственная погранслужба Украины. Правда, это свелось в основном к кипучей деятельности Луганских погранотрядов «Бирюково» и «Краснодон», расположенных у соответствующих населенных пунктов, которые весьма умело покрасили и привели в богоугодный вид вертолетные площадки, а также поста «Северо-Гундоровский» ОПС «Краснодон», где даже вышка есть.

И, наконец, подтверждая старый тезис «Когда никто не хочет вставать, то встает милиция!», обозначили свою деятельность и вялые, как невыспавшиеся стриптизеры, Внутренние войска Украины. Около 220 таких «стриптизеров» в виде сводного(!) полка нацгвардии из Павлограда в Днепропетровской области переданы в подчинение командира командования «Центр» ВВ МВД. И так еле сформировали в Киеве, а теперь еще и переподчинили… Зато населенный пункт Подгородное в Днепропетровской области, где располагается воинская часть украинских Внутренних войск за № 3036 (учебный центр 16 спмп) пополнился 631 резервистом и 15 единицами техники. Наверняка из пузатых и согнутых, как вопросительные знаки, доходяг-резервистов там сделают беспощадных волчар, которые зубами на скаку все остановят и войдут во все горящие строения.Рейтинг блогов

Технологии Шарпа это всего лишь технологии создания предлогов для интервенции Запада.

Захватчики всегда создавали предлоги для вторжения. Без предлогов не нападал никто, начиная по крайней мере с Чингиз Хана.

Просвещённые мореплаватели использовали в качестве предлога гибель доброго миссионера, съеденного недемократичными дикарями.

Гитлеровцы использовали в качестве предлога для захвата Польши “захват поляками немецкой радиостанции”.

Сейчас в 21м веке не может быть другого предлога для интервенции, кроме мнения народа, собравшегося на революцию.

Устраивают большой митинг. (Как? Читайте в тэге Государство и р-р-революция.) Потом, показывая на экран телевизора, показывающего митинг, предлагают правителю добровольно уступить власть тому, на кого укажут.

Если он отказывается, устраивают государственный переворот под видом революции.

Если переворот не удаётся, начинают вторжение. На первом этапе с помощью наёмников.

К чему я это написал?

А к тому, что некоторые наивные жители Украины решили, что методика Шарпа имеет ценность сама по себе, а не как предлог для вторжения. И поставили палатки на площади и запели хором.

Результат закономерен: палатки с их обитателями сожгли. Или расстреляли.

Почему? Смотри заголовок.