May 5th, 2014

Личный опыт: как защититься в Германии.

Отсюда: О научной карьере Руслана Радчук, Институт генетики культурных растений, Гатерслебен, Германия



Начало.

Даже с самого начала пропущу кусок жизненьки, когда занесла меня нелёгкая в Германию. Поскольку сеять и жать я не умею (вру, конечно, я и коня могу на скаку и крестиком), то научилась я ДНК выделять и стала докторантом. В Германии есть два основных докторантских пути. Первый - теплицы для докторантов, колледжи. Выделяется бабло, набираются студенты, выдаются им темы, назначаются занятия и вперед, к титулу. Их лелеют пару лет, а после защиты выбрасываются на мороз голыми. Не знаю, как у них потом складывается, но это вариант для фармацевтов, например, чтобы посолиднее выглядела фамилия на вывеске в аптеке.

Второй путь: какого- нить шефа прет научными идеями, он пишет заявку в фонд на финансирование, обычно года на три. Ему дают денюжку, чтобы взять себе раба докторанта. Докторант - это пол-ставки. Шеф вывешивает позицию в людном месте, к нему валят заявки, он отбирает себе подходящего, вручает тему и все дела.

Тут для докторанта есть западня, но он о ней еще не догадывается. Во-первых, идея научная она чужая для докторанта. Во-вторых, она может быть гнилой изначально. Ну и шеф, он может быть гений в науке и деспот по жизни, может быть так себе в науке и лапочка по жизни, может быть так себе в науке и деспот по жизни (доктораны потом считают, что это единственно возможная комбинация). Может быть также и гений в науке и лапочка по жизни, но такая комбинация лично мне не встречалась. Эти особенности потом имеют значение, но сначала у докторанта пол-ставки, ненормированный рабочий день примерно 28 часов в сутки и светлая мечта заполучить титул к фамилии.

Обычно жизненные планы дальше вершины под названием "Защита" не просматриваются. Да и, откровенно говоря, покорение этой вершины само по себе настолько выматывает, что кажется, что сразу за ней расположены ворота в рай. А на самом деле, сразу после этого только все и начинается.

Ну защитился я и....

Сначала напиться. Потом пройтись хороводом, грудь колесом перед другими докторантами, которые еще не. Тем временем шеф, который или деспот, или лапочка, взял твои результаты (которые ух, какие интересные и многообещающие) и написал в фонд заявку на продолжение банкета. Еще на три года, но уже пост-док.

Вы спросите, а почему это не вы сами написали заявку в фонд? В потому что вы еще зеленый докторант и у вас нет постдоковского опыта - это раз. Во-вторых, заявку могут подавать те, у кого есть постоянное место работы. Но вы этих нюансов еще не знаете. Главное, у вас есть посдоковские денюжки, а это в два раза больше. И у вас нет геморроя, что по окончанию проекта вам надо кровь из носу защититься. Три года после защиты - золотое постдоковское время. Беззаботный постдок еще не знает, что он теряет время, которое по немецким законам как шагреневая кожа.


Шагреневая кожа карьерного роста.

Значит так, немецкий закон о вышей школе отводит на карьерный рост в науке 12 лет. Это означает, что за 12 лет вы должны стать профессором. А если не хочу? А вот никого не интересует. Или профессором, или досвидания. До защиты 6 лет, после защиты 6 лет. Как только приняли предварительную версию закона пару лет назад, из Германии потянулись вереницы "престарелых" потсдоков в Штаты. Потому что профессорских ставок нет. Потом закон чуток послабили и старичкам разрешили оставаться в науке и дальше, но на временные проектные ставки.

Сейчас статистика гласит, что 80% научных ставок в Германии - временные. И тут пост-док, где-то через три года успешной работы на чужую идею вдруг осознает, что надо что-то срочно делать. Несмело впервые открывает сайты фондов и узнает, что фондов раз-два и обчелся. Финансируют они преимущественно большие программы, а подать на собственное финансирование можно, но в рамках до 6ти лет после защиты. А уже три годочка миновало. Осталось еще три, а потом легальные ворот с лязгом закрываются.

Че делать, че делать?

В этот момент постдок прозревает, что между защитой и собственной научной карьерой лежит пропасть. Чтобы подать на финансирование, надо иметь научную идею, гипотезу. Причем на момент подачи желательно, чтобы она уже была проверена и половина работы сделанной. И самое главное, это должна быть его СОБСТВЕННАЯ идея. А мы помним, что до сих пор он работал как наемный рабочий на шефа и вскапывал его научную делянку.

Тут уже зависит много от шефа. Если шеф гений, даже если сволочь, то у него этих идей завались, он просто отпочковывает доктора вместе с вскопанной делянкой. Так формируются научные империи. Если шефу самому надо результаты, он мило прощается с постдоком, благодарит за проделанную работу и пишет новый проект на докторанта или даже на двух. Если постдок не дурак, а шеф не деспот, то дает возможность помимо проектной деятельности заниматься хобби- потихоньку вскапывать свою собственную научную делянку в свободное от работы время.

Этим, собственно, я и занималась.

Копала, копала и вырыла алмазик.

Я вам честно признаюсь, я перестала дышать где-то на пол-года, пока насобирала пригорошню. Ну, думаю, вот оно, мое счастье. Иду к шефу, показываю. Он мне говорит - клево! давай я подам твою идею на финансирование...Я так няшно смотрю, глазюки растопыренные блестят и говорю, я уже взрослая, я сама хочу подать. Он пожимает плечами и говорит, что ему не жалко, только ж мне не дадут, потому что у меня нет постоянной ставки. Постоянной ставки? Не поняла. Бегу я на сайт фонда и нахожу маленькими буковками под звездочкой это условие. Вот так я впервые сталкиваюсь с жестокой действительностью.

Должен же быть какой-то выход? Выход здесь.

Звоню в фонд, спрашиваю, как же так, ничего не понимаю. У меня есть идея, но нет постоянной ставки. Мне отвечают, что для таких придурков-некарьеристов есть опция для самостоятельного научного стартапа. Там для молодых ученых такие классные условия. У меня есть 2 месяца до 6ти лет, чтобы считаться молодым ученым и вскочить в последний вагон.

Пишу проект. Нет, не так, ПИШУ ПРОЕКТ. (Тут должно быть три абзаца мучений, но я их упускаю). И подаю на финансирование лично моей идеи за месяц до окончания моего персонального карьерного дедлайна. Это было два года назад.

Теперь внимание. Рассмотрение заявки длится пол-года. Через 8 (восемь) месяцев приходит мне конвертик из фонда. Отказ.

Утерев слезы, узнаю наконец, как это все функционирует. Фонд - это такой карман бюджетных денег, который управляется бюрократическим клубом. Бюрократы при фонде сами как бы решения не принимают, а служат посредником между научным комьюнити и ученым, подающим заявку. Заявку с научной идеей отправляют к анонимным экспертам. Затем собирают неанонимный коллегиум из научной среды, который избирается раз на пять лет. И этот коллегиум рассматривает экспертные оценки и решает кого финансировать, а кому отклонить. Бюрократы как бы ни при чем, чисто бумажки переслать туда-сюда. И конвертики.

Читаю экспертные оценки. За одно узнаю, на что именно следует обратить внимание. Ибо, как писать проект и что именно оценивается - это сакральные знания, которым меня никто не учил. Четких критериев оценки не существует. Итак, сужу со своей колокольни - есть замечания по делу, а есть явные придирки не по делу. Ладно. Проглотила обиды, сделала выводы, кое-чему научилась. Теперь зато знаю, как писать проекты.

Что же делать дальше?

Звоню в фонд и спрашиваю, уже все-все совсем все с моим персональным дедлайном? Отвечают, что есть еще в одном месте мелкими буковками под звездочкой, что если я первый раз успела подать до дедлайна, то даже если отклонили, то все-равно теперь есть опция "можно подать еще раз" и даже не раз. ОК.

За это время у меня поднакопились новые результаты и я решила подать заново, переписав акценты и добавив новенького. ПИШУ ПРОЕКТ намбер ту. Отправляю.

Проходит пол-года. Приходит мне конвертик из фонда. Открываю. Отказ. Читаю отзывы экспертов. Ни одного замечания, одни похвальбы. Вру, один из экспертов отметил, что я мало запросила денег и рекомендует фонду поднять бюджет на треть. А почему отказ? Читаю заключение неанонимного коллегиума. Вот пишу, чтобы вы знали, как оно в жизни бывает. Коллегиум считает, что им показалось, что это идея моего шефа, раз я с ним до сих пор работаю. А раз так, то пусть шеф и подает заявку. А я настолько зрелая и опытная, что они рекомендуют мне поискать работу на физическом удалении от шефа. Где- нибудь еще. Где? Ну, где- нибудь.

(Пропускаю приблизительно 4 абзаца самой глубокой ямы в моей жизни). Звоню в фонд. Говорю (вежливо), что я сейчас настолько полна решимости, что им стоит подумать, какие еще варианты могут быть.
В этот момент я узнала, что процедуры опротестования не существует в природе. Но они с радостью готовы получить от меня еще одну новую заявку, но ничего, разумеется, не обещают, не они решают.


ПИШУ ПРОЕКТ намбер три. (цензоред). Обнаглела настолько, что меняю только дату подачи. Иду к шефу и требую письмо с подписью и печатью, где он клянется мамой, что это исключительно моя идея и он тут вообще ни при чем. Иначе пишу в спортлото и ЖЖ иду к омбудсмену.

Да, прошло пять месяцев. Я уже писем ждать не стала. Звоню сегодня в фонд сама. Короче, все ОК. Официальной решение, правда, через месяц.

Заключение.

1. Вы спросите, а на что жить все эти два года долбления в стенку? Ото ж бо и воно. К счастью, с шефом мы отлично сработались и он за меня боролся. Все время отстегивал от других проектов деньги, там, где требовался мое участие.

2. Все это время я продолжала левой ногой полировать свои алмазики.

3. Помню, что когда отказали второй раз, мне казалось, что мне не хватит сил. Надо бороться, даже если кажется, что сил не хватает. Было очень плохо, потому что несправедливо. Очень несправедливо. Мне кажется, что даже сейчас я не переварила все это.

4. Есть другие пути в карьере? Есть. Они и в Германии называются личные знакомства.

5. Кто защитился, начинайте думать о карьере уже сейчас. Женщине с детьми делать карьеру сложнее.

6. Все-равно, это был прекрасный опыт. Теперь могу, наконец, спокойно заняться личным научным поиском. И то, на три года. Где-то через годик надо начинать бороться за продолжение. Но можно всегда плюнуть и опять кочевать по чужим проектам.

7. Те, кто не защитился, подумайте, надо ли оно вам.

Старый двурушник перешёл к многовекторности в геополитике. Кончит как и другие многовекторники.

Католики требуют признания Россией своей исторической вины перед поляками

В последнее время белорусское руководство, ранее отдававшее предпочтение Русской православной церкви перед другими конфессиями, стало проводить новый курс, утверждая, что Белоруссия является государством исконно многоконфессиональным, в котором к традиционным религиям относятся православие, католицизм, евангелическо-люте-ранская церковь, иудаизм и ислам.

В духе «нового подхода» укреплению авторитета католических кругов стало уделяться в Белоруссии особое внимание, что выразилось, в первую очередь, в поддержке Гродненской и Пинской духовных семинарий Римско-католической церкви. Официальный Минск предписывает уделять постоянное внимание взаимодействию с католическими организациями в сфере духовно-нравственного воспитания общества и расширения их участия в социальной жизни страны288.

Все это привело к активизации католического прозелитизма в сфере образования, что особенно заметно проявляется в деятельности Института теологии Белорусского государственного университета и Фонда св. Мефодия и Кирилла, ставших опорным центром филокатоликов.

Свидетельством того, что Ватикан по достоинству оценил «новый подход» белорусского руководства, стал прием папой Римским в апреле 2009 г. президента А.Г. Лукашенко. Это был первый официальный визит лидера Белоруссии в Европу с 1995 г., когда в европейских столицах его занесли в «черный список».

А.Г. Лукашенко встретился также с Великим Магистром Мальтийского ордена фра Мэтью Фестингом, с которым обсудил новые формы и направления взаимодействия Беларуси с этой организацией, которые позволят укрепить связи республики со странами Запада в политической, торгово-экономической и инвестиционной сферах.

Все это, как и встреча с президентом С. Берлускони и министром иностранных дел Италии Ф. Фраттини явно подчеркнули, что Ватикан стал рассматриваться едва ли не главным партнером Белоруссии в деле налаживания отношений с Европой.

В свою очередь Белоруссия рассматривается папой как «место встреч основных христианских религий» именно на белорусской земле А. Г. Лукашенко предложил осуществить встречу папы Римского и Московского патриарха. Как подчеркивалось в белорусских СМИ, тем самым А.Г. Лукашенко решал проблему своей «репутации и легитимизации режима, а Ватикан — укрепления своих позиций в Белоруссии»289.

К настоящему времени эти позиции настолько укрепились, что и в Белоруссии заговорили о христианско-иудейском сближении. В ноябре 2009 г. в Минске произошло уникальное событие — состоялась международная научная конференция «Христианско-иудейский диалог: религиозные ценности как основа взаимоуважения в гражданском обществе в условиях глобального экономического кризиса», в рамках которой впервые в истории Белоруссии на канонической территории Русской православной церкви встретились полномочные представители христианских и иудейских общин при участии знаковых европейских, израильских и белорусских экспертов.

Главную поддержку в организации конференции оказали представители Ватикана, свидетельством чему стало участие в ней кардинала Вальтера Каспера. Характерная деталь: среди участников круглого стола, завершавшего конференцию в Минске, был только один православный священник (игумен Филарет (Рябых)), зато — три раввина, несколько глав иудейских общин и пять католических священников.

Как откровенно заметил в связи с этим белорусский обозреватель А. Шуман, «возникает ощущение, что белорусское православие, оставаясь частью РПЦ, становится, тем не менее, более европейским, либеральным, если сравнивать его, скажем, с православием московских кругов или Санкт-Петербурга»290.

Плоды такой либерализации дали знать о себе немедленно. Уже в феврале 2010 года в Белоруссию прибыла Ариелль де Ротшильд, управляющий директор банковской группы Rothschild, которой была доверена роль консультанта при проведении в республике приватизации.

А. Лукашенко предложил госпоже Ротшильд принять участие в приватизации от пяти до семи государственных предприятий. А 29 марта А. Лукашенко провел встречу с представителями ряда крупных американских корпораций — «Ханивелл», «Майкрософт», «АрвинМеритор», «ЮЭС Интернэшнл Трейдинг Корпорейшн», «ЕРС-Инжиниринг», в ходе которой заявил, что американским инвесторам в Белоруссии будут предоставлены «самые благоприятные условия» и что американский бизнес мог бы способствовать улучшению отношений между Белоруссией и официальным Вашингтоном.

Особую роль в интеграции Белоруссии в западную цивилизацию играет Католическая церковь Польши. В настоящее время она активно участвует в реализации программы польского руководства по строительству Четвертой Речи Посполитой291.

Ключевой задачей осуществления данной идеи, провозглашенной еще в 2006 г., является достижение антироссийского исторического и геополитического реванша, результатом которого должен стать отрыв от России Белоруссии и прочное втягивание ее в свою сферу влияния. Достигнуто это должно быть не только путем глобальной консолидации польской нации, но и последовательным формированием в местах компактного проживания польских меньшинств (Гродненская, Брестская области и запад Минской и Витебской областей) национально-культурного ландшафта, называемого «Малой Польшизной».

Наряду с другими организациями (Польский институт в Минске, Союзы поляков в Белоруссии и др.) Польская католическая церковь обеспечивает культурно-религиозное и политическое влияние, продвигая польскую культуру и польский взгляд на историю, выделяя общее культурное наследие Польши и Белоруссии, навязывая ей позитивную оценку периода первой и второй Речи Посполитой.

  Фактически речь идет о смене цивилизационных и религиозных ориентиров белорусов, обосновании прозападного внешнеполитического курса белорусского руководства и обеспечении возрастания влияния польского и пропольского населения во всех областях жизни общества.

  В последнее время резко возросла активность католического клира по привлечению белорусских граждан в римско-католическое вероисповедание с последующим формированием у них польского национального самосознания, что облегчается тем, что из 407 католических священнослужителей в Белоруссии 161 являются гражданами Республики Польша. Католическое и польское религиозно-культурное и политическое влияние резко повысится в результате подписания конкордата между Апостольской столицей и Республикой Беларусь.

Ведя активную прозелитическую деятельность и стремясь к формированию максимально позитивного образа католицизма в глазах православной общественности, Польская католическая церковь заинтересована в обеспечении такого «исторического примирения» с Православием, которое стерло бы из нашей памяти страшные трагические страницы прошлого, связанные с насильственной католической экспансией, гонениями и преследованиями великороссов, малороссов и белорусов.

Между тем, оно не предполагает покаяния католиков. Напротив, в качестве главного условия примирения выдвигается признание Россией своей исторической вины перед поляками за трагические периоды, связанные с коммунистическим прошлым, и в первую очередь за недоказанные преступления в Катыни, которые, будучи представлены как главная болевая точка в польско-российских отношениях и как самое страшное злодеяние XX века, должны заслонить собой все остальные события.

  Поэтому польская сторона и Польская католическая церковь никогда не ставили и не ставят вопрос о признании вины режима Пилсудского за гибель 80 тысяч красноармейцев, оказавшихся в польских концлагерях во время войны 1919—1920 гг.

  Политкорректность обязана проявлять только Россия, и, похоже, это далеко идущая стратегия, нацеленная на то, чтобы направить развитие событий по уже известному сценарию, в котором Катыни отводится такая же роль в создании комплекса исторической вины России, какую сыграл холокост в отношении перестройки сознания немецкого народа. То есть Катынь стала важнейшим звеном в информационно-психологической войне против России.

 

Я бы и девчушек-веселушек с коктейлями молотова отловил бы по одной и тоже посадил бы на кол.

Снова Одесса

В век информации скрывать что-то довольно проблематично. На очередном видео бойни в Доме профсоюзов видно, что еще до начала пожара в здание вошла очень большая группа боевиков, которая находилась в нем практически все время, когда поджигали и пока горел Дом. То есть - не менее часа. Пожар еще только охватил вход и вестибюль здания, как на 4 этаже нацисты махали украинским флагом, гордо демонстрируя, что здание захвачено.


Понятно, что выводы должно делать следствие, хотя действия одесской милиции, скорее, направлены на то, чтобы вообще ничего не расследовать. Однако вопрос - откуда взялось столько трупов с огнестрельными и колотыми ранами внутри Дома, становится вполне понятным. За час зондеркоманда вырезала всех, кого нашла - поэтому часть людей выпрыгивала из окон помещений, которые не горели и даже не дымились - они спасались не от пожара, а от убийц.

Майданная пропаганда продолжает упорно утверждать, что действия убийц по поджогу здания были спровоцированы тем, что кто-то на крыше начал куда-то и что-то бросать - однако после того, как становится вполне очевидно, что в здании находились убийцы и убиваемые, трудно представить, что у жертв было время и возможность бросать что-то в толпу на площади - их убивали уже внутри, им было просто не до этого.
.

Ночные кошмары

Постепенно выясняется, что о трагедии, произошедшей в Одессе, мы не знаем практически ничего. Мы знаем лишь версию, которая подбрасывается в двух вариантах: то ли укрывшихся в Доме профсоюзов правосеки пожгли, то ли они себя сами, по неосторожности. На самом деле, «от удушья» не умер НИКТО.

Когда по крупицам была восстановлена полная картина, неожиданно выяснилось, что… впрочем, вы это при желании и крепких нервах прочтете сами

http://vvv-ig.livejournal.com/690116.html

Когда стало известно количество трупов и людей, находящихся в ментовке, одесситы узнали, что людей «пропавших без вести» раза в три больше.

Вечером в город «зачем-то» приехала новая порция правосеков, порядка двух тысяч человек. Выяснилось, что не гулять ребята приехали, делом заниматься. Важным делом – прибрать за теми, кто оттягивался здесь днем раньше.

«Сейчас на канале сказали, что в подвале Дома Профсоюзов еще нашли 160 трупов. Просто трупы в подвале. Убитые от огнестрела и зарубленых топорами!!!! есть дети, забежавшие с матерями мимо проходящих!!!

ПСы около 2000 падл окружили дом и будут вывозить-выносить трупы частями в поэтиленовых кульках.... они хотят скрыть такой ужас! 40 это не 160!!!»

https://www.facebook.com/rabbozhi.rostislav/posts/310909642397774?fref=nf

«Одесситы! Дорогие! Страшная новость. У вас более сотни человек числятся как пропавшие без вести, вы не находите их в больницах и моргах... Мне тяжело это писать, но их уже нет в живых. 126 трупов находятся в подвале Дома Профсоюзов. Их там убили, они не горели. Это было гестапо. По этой причине здание заблокировано. Сейчас в город нагнали около двух тысяч правосеков для того, чтобы обеспечить вывоз тел. Их вывозят, сжигают и закапывают. Я не знаю, НЕ ЗНАЮ, что делать в такой ситуации... И еще... Сегодня, в понедельник, ожидаются массовые похороны опознанных погибших. Планируются жестокие провокации прямо на похоронах. Будьте очень осторожны. Мужчины, несмотря на горе и, возможно, безысходность, вооружайтесь, кто чем может... В Одессе война. Настоящая война! Господи, сохрани вас всех от нелюдей и вечный покой невинно убиенным».

https://www.facebook.com/drugaya.ukraina/posts/650341771681866?fref=nf

Окончательное(и окончательное ли?) количество трупов в подвале выяснилось чуть позже – 217.

Журналист Анатолий Шарий:

«Я взял интервью у одесситки, выжившей в доме профсоюзов. Когда сделаю видео (есть моменты, которые я уберу по этическим соображениям) - предоставлю на обозрение. Выйдет материал на сайте From-UA.

То, что есть - правый сектор и "футбольные фанаты", ворвавшись в здание, убивали людей сразу, без разговоров. Мужчин убивали на месте, женщин делили "эту нах..., эту в подвал". В подвале людей убивали.

Потрясло - "не трать патроны, так давай", людей ЗАБИВАЛИ НАСМЕРТЬ, били даже мертвых, хотя женщины кричали, что они уже не дышат. Оружия у тех, кто был внутри, не видела ни у кого. Убивали людей из огнестрела, который был практически у всех, кто "зачищал".

Женщина - жительница Одессы, она готова подтвердить свои слова публично, конечно же - боится, конечно же - в шоке от пережитого. Но благодаря таким людям мы можем узнать про тот КОШМАР, что творился в здании, где все "умерли удушья"...»

https://www.facebook.com/anatolijsharij/posts/10203910596553730?stream_ref=10

Я оптимизма известного журналиста не разделяю: НИКОГДА мы всего этого не узнаем! Как не узнали бы и о злодеяниях немецких фашистов, если бы они победили во Второй мировой, если бы не было Нюрнберга, если бы не шесть миллионов евреев… Политика – дело грязное. .

.

На сегодняшний день в живых нет ни одного украинского "специалиста", стрелявшего в Грузии по русским самолетам. А они бежали очень далеко. Последнего нашли, посаженным на кол аж в США. Видимо, местные куклуксклановцы постарались.


Советы постороннего: Как отличить иностранного наёмника хохлохунты?

Хохлохунта натурализует иностранных наёмников. Путём выдачи им украинских паспортов и других документов.

Первое время чинари-формалисты выдавали их текущим числом. Потом или спохватились, или кто то их одёрнул – стали выдавать от прошедшего времени с разными датами выдачи.

Эти паспорта и прочие документы отличаются от подлинных своим свежим видом и часто типографским запахом, хотя по дате выдачи выданы несколько лет назад.

Среди наёмников большой процент украинцев иностранного происхождения и вообще славян. Хотя есть и западные европейцы.

Если кого захватят в плен в кармане с новеньким паспортом, выданным по дате несколько лет назад, но в свежем состоянии, допросите его для порядка с записью на магнитофон и расстреляйте. На всякий случай.

А если он не говорит ни по русски, ни по украински или говорит, но с акцентом, то расстреливать такого не надо. В накопитель его для создания обменного фонда.

Напоминаю, что на наёмников не распространяются правила обращения с военнопленными и положения Гаагской конвенции. С ними можно делать всё, что душа просит.

Хотя, забудьте про конвенции. В гражданской войне их не соблюдают.  Если вас поймает хохоунта, они вам не помогут.