November 23rd, 2012

Всё таки власть, особенно в Москве, сколько её не меняй, остаётся прежней

Об этом я писал в статьях в Tags: Реальный ретейл:

«Бедный, бедный ретейлер!»

«О связи торговых монополий и безопастности государства.»

«Необходимые пояснения по поводу предыдущих постов про ретейл.»

«Мы строили, строили, и наконец построили!».

«Об очередной компании по борьбе с котрабандой и контрафактом.»

«Насчёт причин закрытия "Черкизона" окончательно разъяснилось.»

Цитирую: «А знаете, почему «магазины, являющиеся объектами "цивилизованной торговли", всегда будут проигрывать рынкам»?

А потому, что население предпочитает покупать на «нецивилизованных» рынках.

Почему? Я об этом написал в ещё одной статьях:

«Где оно, качество?» и

«Нечего одеть!»

Там я основательно разобрал подоплёку маниакальной борьбы против независимой торговли наших властей. Туда и отправляю читателей».

 

А вот теперь на ту же тему написал статью другой автор в несколько другом аспекте и привёл дополнительныефакты: О рынках в Москве - их разгоняют

 

«http://www.newizv.ru/news/2011-03-14/142031/ В общем, понятно. Система такова, что Москва особых доходов от рынков не имеет. Белый нал составляет лишь малую толику от арендной платы. Зато бешеные деньги имеют владельцы рынков, местная милиция, проверяющие органы и многочисленные кавказцы, неспособные трудиться на производстве. Вся эта публика имеет массу машин, которые создают пробки, массу знакомств, которые разлагают власть и стимулируют преступность, она окуппирует мало-мальски дешевые ресторанчики, куда простой труженик не сунется. Именно так - не хочешь нервно оглядываться на кавказцев и затыкать уши от блатных песенок, плати втридорога за стакан чая. Только решается это всё иначе. Начинают с нуворишей от арендной платы и ментов, сперва борьба с большим черным налом, затем всё остальное.

Мы возвращаемся к моей любимой теме - борьбе с наценками и накрутками. Увы, этот путь для нас заказан, поскольку речь идет о борьбе с политически активной группой населения, способной скидываться по цепочке вплоть за самых верхних слоев власти и отстреливать мешающих бизнесу. В Китае и ФРГ их бы заставили смириться с вполне нормальными, легальными доходами. Покупали бы они себе машины и виллы, блюли бухгалтерскую отчетность, но не более. Далее борьба идет за низкие накрутки в оптовой и мелкооптовой торговле. Затем решаются вопросы с розницей.

Самое ненормальное в наших рынках это их конкурентоспособность в сравнении с универсамами и универмагами. Когда маленькая палаточка, где толком очередей нет, выигрывает конкуренцию с большим магазином, невольно задумаешься. Один хозяин, одна продавщица, производительность труда низка, а аренда в расчете на метр площади с учетом черного нала высока. Казалось, такая система должна рухнуть сама. Ан, нет, цены и ассортимент в больших магазинах таковы, что мелкий торг выживает. Значит, разбираться надо также со вполне официальным, крупным торгом. Именно там цены уже давно выше европейских. Там колоссальная монополизация, открывающая путь к монополистическому сговору.

Об этой странной аномалии я подробно писал по ссылкам. Прежде всего здесь: «Бедный, бедный ретейлер!» Если коротко, то торговые сети тонут в коррупции, бюрократизме, формализме и воровстве. Причём, на всех уровнях. От владельца до грузчика.

А Собянин? Собянин хочет жить. Он хочет, чтобы рынки покинули простенькие палатки и контейнеры и переехали под крышу дорогих, солидных рыночных помещений. Строительством и сдачей в аренду подобных помещений занимается у нас израильский капитал. Ему Собянин кинул большую, жирную косточку. Стройте, мол, ещё и богатейте. Богатеть Израиль за наш счет никогда не отказывался. Финансовые сливки этой страны за счет русских денег успешно идут к заветной цели - стать сопоставимой с евреями Британии финансовой группировкой. Благодаря деньгам России аж вся картина современного закулисья за последние двадцать лет поменялась. Теперь без израильских миллиардеров крупные дела в мире не делаются. Евреи США и Британии от зависти скрежещут зубами и подумывают о ликвидации Израиля за избыточную конкурентоспособность. А мы за это платим всякий раз, когда идем в магазин. И будем платить.

Однако не будем слишком хаять Израиль. Если мы поедем в провинцию, то увидим точно такую же монополистическую схему финансового грабежа населения. Незримый монополизм пронизывают всю схему оптовой торговли и арендной платы. Получается, что в лоб, что по лбу. Если аренда низка, то опт задирает цены, если опт не слишком набавляет, то аренда грабит. И везде черный нал. Если вы поговорите на местах, то узнаете много интересного. Без этого черного нала взвоет милиция и сливки провинциального общества, которым крупный бизнес отстегивает за содействие в монополизации торговли. Без этого черного нала нынешняя власть никому не будет нужна. Силовики взбунтуются, мэры на работу не выйдут, банды, собирающие черный нал и охраняющие вместе с ментами бизнес, выйдут на демонстрации протеста. Сами крупные собственники от страха перед рейдерскими захватами в бега подадутся. Никто не будет защищать их безопасность бесплатно. Везде у нас монополизм, покрепленный силой оружия и властью силовиков. Достаточно разрушить эту схему, и всю собственность в стране можно будет делить и переприватизировать».

 

Видимо, уничтожение киосков, с которого и начал Собянин своё воеводство, было не усердие не по разуму его подчинённых, оставшихся ему в наследство от Лужкова, а всё таки его личная инициатива.

Всё таки власть, особенно в Москве, сколько её не меняй, остаётся прежней. Всегда её собственный карман ей дороже малого бизнеса, социальной справедливости, священного права собственности, законности и прочих благоглупостей.