September 7th, 2012

Нано-тех или не тех?

Что такое нанотехнологии? Лично я это понимаю как сборка биомеханизмов и просто механизмов из молекул и атомов. Вот пишут, что коробочку собрали с крышечкой из ДНК. Или вот IBM отдельными атомами выложило свою абвеатуру на металлической пластинке. Пока это только игрушки, но имеют перспективу.

Но вот наш президент объявил о выделении денег на нанотех, чтобы не отставать. И началось…

Один изобретатель предложил нанопену для заливки стен щитовых домов. Очень хорошая пена. Тёплая. Другой предложил нанопорошок для тушения пожаров. Причём чёрного цвета!  У всех для этих целей порошок белый, а тут такой прорыв!

Всем вдруг захотелось приобщиться к нанотеху через его финансирование.

А как понимает нанотехнологии наше правительство? Ну, доподлинно я этого не знаю, но то, что я вижу по телевизору, позволяет предположить, что наши власти понимают это так: «Ну сделайте вы хоть что ни будь удивительное, чтобы весь мир, наконец, понял!»

На западе заявки на всякую науку идут от потребности. Говорят: «нужно покрытие на микропроводник, чтобы не ржавело как и золото, только чтобы дёшево было. За это будем платить!»

У нас тоже заявки на науку идут от потребности. От потребности удивить мир и доказать, что мы тоже не лаптем щи хлебаем! Чтобы зауважали.

Не сказать, что это только теперь так стало. И при СССР тоже задание науке от правительства так и ставились. И западу тоже не чужд такой подход. Один космос чего стоит! Но всё таки у них больше идут от практических потребностей.

А у нас ещё со времён СССР повелось так:

Вначале подбирают название темы, которое отвечало бы следующим критериям:

1.     Чтобы будоражило воображение и звало в светлые дали.

2.     Чтобы нигде в мире подобного не было. Приоритет был бы неоспорим. По крайней мере в названии.

3.     Что бы название соответствовало тому, что считается полезным на данном историческом этапе в Политбюро и правительстве.

4.     Чтобы в названии не было ничего такого, что бы напоминало названия смежных институтов. А то влезут в тему и отгребут часть финансирования.

5.     Чтобы лежало в русле научных интересов соответствующего академика. (А без академика никак. Только академик может выйти с идей на САМОГО.  А без САМОГО тоже никак. Финансирование отдельной строкой не получишь. Кому надо, те знали, что давало финансирование отдельной строкой!)

6.     Чтобы было дорого и долго. Если чего, так или ишак умрёт, или эмир сменится.

Остальное - при наличии этих критериев - не столь важно. А уж тем более заказчик. Когда сделаем (А точнее, когда всё финансирование освоим) тогда и будем думать, кому предложить на внедрение. Заказчик, естественно, будет упираться всеми четырьмя конечностями от такого подарка. Ну так на то Госплан есть и Госкомнауки. Заставят внедрять. (Даже словечко тогда особое было про продвижение науки в производство: «внедрять». Типа, как сваю в недра заколачивать. Преодолевая сопротивление среды. Ведь всем известно, что советская наука была самой передовой. Вот только промышленность была ретроградной)

А если и не внедрится, то беда небольшая. Учёные люди выдвинут ещё более грандиозную идею, в духе нового времени и отвечающую вышеприведенным критериям. На то ведь они и учёные. Именно этим и определялась дееспособность учёного-руководителя в СССР: способностью написать и пробить грандиозную заявку на финансирование. Чем грандиознее финансирование, тем гениальнее учёный.

Не сказать, что промышленность не давала заданий науке. Бывало и такое. Но и эти задания советская наука преобразовывала в соответствии с вышеуказанными пяти пунктами. Иначе было неперспективно.

Как это было на практике, покажу на реальном примере.

Одному машиностроительному заводу потребовался сверхточный эталон скорости вращения. Причём, скорость вращения была очень маленькая. Меньше оборота в минуту. Кроме того, эталон должен был стоять в цеху, где по полу шли мощные вибрации и температура и влажность примерно соответствовали таковым на улице. Получив финансирование отдельной строкой, учёные с энтузиазмом бросились его осваивать. Устроили в цеху завода мозговой штурм. В процессе которого какой то слесарюга, прикреплённый к учёным от завода, влез со своим дурацким мнением: «Мужики, а чё вы мучаетесь? Поставить огромный маховик на магнитном подвесе. Килограммов на 200. Или больше. Привод к нему приделать от маломощного индукционного двигателя. Раскрутит этот двигатель этот маховик за неделю, ну и хер с ним. Подождём. Зато потом этот маховик ничто не заставит изменить скорость. А для контроля и корректировки скорости  поставить стробоскоп с простейшей схемой регулирования момента индукционного привода.»

Выскочку облили ледяным презрением… «У вас, милейший, уровень мышления девятнадцатого века!» – бросил реплику какой то молодой ассистент. А матёрый член.корр. полушёпотом спросил у коллеги: «Маховик – это по ведомству института Прикладной механики?» После этого вопрос посчитали исчерпанным и занялись научным творчеством.

Творили они несколько лет. Поставили в цеху несколько шкафов, набитых современной электроникой, и добились таки подписи на документе об успешном внедрении. Заводчане ещё пару лет промучился с этими шкафами, которые больше ломались, чем работали. (Ретрограды – что с них взять? Не доросли до уровня современной технологии.) Наконец, списали продукт творчества НИИ в утиль и пробили разрешение закупить в Германии за валюту готовую установку. Закупили, привезли, установили. Из любопытства влезли во внутрь установки. А там огромный маховик на магнитном подвесе с индукционным приводом и стробоскоп с небольшой электронной схемкой. Так эта установка у них потом и работала.

В СССР иногда также случалось, что не учёные ставили сами себе задачу, а правительство. Это происходило, когда речь стояла о выживании страны. Так было с ядерным оружием и баллистическими ракетами, например.

И сейчас, судя по всему, во взаимодействии в треугольнике власть-наука-промышленность мало что изменилось.

Вот недавно власти опять осознали потребность не отстать в науке и при этом удивить мир. Не всё время ведь нефтью торговать. Да и подешевела она. И тут кстати кто то услышал про нанотехнологии. И про то, что это очень круто. Ведь как сказал сам Чубайс,  говоря о перспективах нанотехнологий: «Я был поражён, когда я узнал, что всего лишь в одной только земле Северный Рейн–Вестфалия количество малых и средних предприятий, занимающихся нанотехнологиями, около 500 – в одной земле. Это масштабы такие, которым просто завидуешь.»

 Ну, тут завидовать нечему. 500 средних предприятий – это не наш масштаб! По крайней мере, явно не для Чубайса. И не для такой великой державы, как Россия. Нам подавай всего одно нанопредприятие, но чтобы ОГО-ГО! Самое крупное в мире! Чтобы удивить! (И чтобы было не стыдно кому сказать, чем руководишь). И для этой цели и создали Нанотех во главе с гением организации Чубайсом.

 Пробили финансирование для нанотехнологий отдельной строкой. Наука тут же сориентировалась и пошла гнать нанопену вкупе с нанопорошком.

Но, поскольку то, для чего можно применить натотехнологии пока не придумали не только у нас, но и в остальном мире, то пока (чтобы Чубайс не простаивал) потихоньку переводят под крыло Нанотеха ещё оставшиеся бесхозными заводы и НИИ. Не век же им стоять бесхозными? Глядишь, и приспособит их Чубайс для чего ни будь полезного. Ну и Чубайс уже сам додумался выпускать солнечные батареи для альтернативной энергетики. Ну и для освоения бюджета, само собой. (А то ведь срежут, если не освоить весь…)
   Альтернативная энергетика, это, конечно, хорошо. (Я о ней писал в статье «О пользе альтернативной энергетики для экономики.» 
)

Вот только причём здесь нанотехнологии?

Государство и революция или очередные задачи российской власти.

Кто лучше всех в мире разбирается в революциях? Вы думаете, что Шарп? Тогда вы ошибаетесь. Шарп не практик, а теоретик. И не революций, а верхушечных переворотов, выдаваемой с помощью тотальных СМИ за революцию в пропагандистских целях. Если хотите поискать предшественника Шарпа, то это скорее всего будет Троцкий с его перманентной революцией. Но в отличие от Шарпа, Троцкий был не просто теоретиком, но и великим практиком и талантливым организатором.

А лучше всех разбирается в революциях гениальный организатор единственных настоящих революций за последние века – Ленин.

Давайте с позиции Ленина рассмотрим, возможна ли революция в современной России.

Революции могут быть мирными, не очень мирными и вовсе кровавыми. Это зависит как от глубины революционной ситуации, так и от субъективных причин для революции.

По Ленину революцию нельзя организовать на пустом месте. Она должна вызреть в недрах общества и привести к революционной ситуации.

Ленин различал объективные и субъективные предпосылки революции. Объективные, это несоответствие базиса (экономики) и надстройки (Системы управления. Прежде всего государственного аппарата) Или по другому несоответствие производительных сил и производственных отношений. Последнее шире, чем системы управления. И включает в себя распределения и перераспределения прибавочного продукта с помощью сложных финансовых механизмов.

Так вот, изобретатели изобретают, инженеры внедряют, предприниматели придумывают новые способы организации производства (Всё из-за конкуренции), а государственная машина и вообще система распределения не совершенствуется. А зачем? В государственной системе нет конкуренции. Элите и так хорошо.

И постепенно вызревают диспропорции. Система управления не справляется с управлением своего объекта управления. Это обычно наиболее остро проявляется в период войн и других атак (экономических и медийных) на подгнившее государство. Которые недалёкие умом аналитики выдают в дальнейшем за подлинные причины слома машины государства. (Привет Панарину!)

Революционная ситуация, чтобы перерасти в революцию, должна дойти до критического момента. Когда низы не хотят больше терпеть своё всё ухудшающееся положение, а верхи осознали, что по старому править уже не получается. В элите начался раскол. Кланы элиты начинают сепаратно разруливать ситуацию каждый в свою пользу и по собственному разумению. Что дополнительно усугубляет кризис.

Вот это и называется “Революционной ситуацией”.

Кроме объективных причин, есть ещё и субъективные. Это наличие революционной организации (партии). Наличие харизматического вождя. Наличие минимально необходимого единства в среде революционеров. Умело организованная и доходчивая пропаганда на потенциально революционные массы (классы). Наличие идеологии, способной зажечь массы или хотя бы класс на подвиг. И т.п.

Что произойдёт, если вызрели объективные причины для революции, а субъективных не создано?

Революционная ситуация разрядится серией не связанных между собой бунтов. Элита подавит эти бунты и ответит на них или реформами (что при умелом их проведении устранит революционную ситуацию). Или реакцией – жестокими репрессиями, которые ликвидируют на данный исторический момент  непосредственную угрозу правящему классу. Загнав проблемы глубоко вовнутрь. До следующего раза. Пока опять не взорвётся. Ибо реакция не устраняет несоответствие производительных сил и производственно-распределительных отношений. Просто убивает революционеров.

А что произойдёт, если внешними силами созданы субъективные условия для революции, но объективные не вызрели?

Революции не будет. Но может быть верхушечный государственный переворот, выданный в медийном пространстве за революцию в пропагандистских целях. Для масс. Потому, что массы уверены, что переворот, это плохо, а революция – хорошо.

Разница между ними в том, что в результате революции к власти приходит другой класс и приводит систему управления в соответствии с производительными силами. А в результате переворота  к власти приходят другие кланы того же правящего класса, которые ничего не меняют. По сути, всё сводится к замене персонажей в президиумах или на тронах.

Все “революции” на пост-советском пространстве последнего времени были именно организованными извне государственными переворотами. Кроме революции августа 91 года. Когда к власти пришли действительно другие классы и поменяли производственные отношения. Приведя их в соответствие. Помните пустые полки в СССР? Ярчайшее проявление несоответствия системы управления потребностям экономики. Были и другие проявления. Кто в те времена работал в народном хозяйстве, знает, о чём это я.

Для организации сих “революций” и применялись наработки Шарпа. Который тоже не всё выдумывал, а обобщил двухвековой опыт организации переворотов в Латинской Америке и позднее в других регионах.

Это организовывается примерно так:

“Так называемые "цветные" технологии были отработаны американцами на Латинской Америке за последние лет 150. За пределами Америки эта технология впервые удачно была использована в 50е годы в Иране для свержения антиамериканского премьера Моссадыка.

Вот суть этого метода: Территория страны наводняется "неправительственными" некоммерческими организациями, которые работают под гуманитарным идеологическим прикрытием. Их задача создать как можно больше разного рода самодеятельных организаций, вызывающих доверие у местного населения. От кружков кройки и шитья и спортивных секций (очень важный момент в плане – спортивные секции) до бесплатных лечебных и образовательных учреждений. На этом этапе необходимо поставить под контроль местные СМИ. Или через покупку соответствующих контрольных пакетов, или, где это невозможно, путём внедрения туда сагитированных или (что лучше) прямо завербованных сотрудников – агентов своего влияния. Которые до поры, до времени не раскрывают свои цели и убеждения. Им даётся инструкция быть предельными конформистами и приспособленцами и выжидать.


  Заранее готовятся и марионеточные правители. Обычно сразу несколько. На всякий случай. В конце концов, может понадобится принести сакральную жертву - погибнуть одному из них от руки антинародного режима во имя революции. Его знамя тут же подхватит другой. (Ну и второй нужен, чтобы первый знал своё место и не выёживался). Главное качество для них, это красивая внешность, высокий рост (женщины - наиболее активные избиратели) и полная подкаблучность по характеру. Для полного контроля к будущему правителю могут подставить "свою" жену. Прежнюю жену  при этом могут и убрать физически. Если разводится не хочет. Желательно, чтобы кандидат был, если и не гражданином одной из западных стран, то, хотя бы выучился на западе. Хотя и необязательно. Могут обойтись и местным кадром.

Далее всё делают подконтрольные СМИ. Они исподволь начинают взбивать пену вокруг кандидата. Незаметно внедряя в умы электората картинку о его простоте, чистоте и непорочности. Такая обработка может идти многие годы. После того, как образ кандидата создан и закреплён, его могут подставить к прежнему правителю в замы. Чтобы электорат с ним поближе познакомился. При этом он должен постоянно ссориться с правителем, заступаясь за народ. И незадолго до часа "Х" порвать с ним (Добровольно бросить власть!) и уйти в оппозицию. О всех перипетиях его нелёгкой борьбы за народное счастье электорату героически поведают "независимые" СМИ.


  Всё это время идёт работа с политической и военной элитой государства с целью её максимального коррумпирования и сбора компромата на неё. Для этого всячески поощряется казнокрадство и вывоз наворованного капитала в западные финансовые учреждения под "гарантии" западных политиков. Также агитируют на личном уровне за "вывоз" детей и внуков элиты в западные учебные заведения.

После проведения должной подготовки в час "Х" в центре столицы перед правительственными зданиями собирают митинг. Иногда этот митинг приурочивают к выборам. (Дескать, предвыборные страсти). Но это не обязательно.

Обязательно собрать на него как можно больше народа. Для этого митингу придают карнавальный характер в соответствии с местными традициями. Выступают музыканты, артисты. За деньги, естественно. Митинг стараются сделать постоянно действующим. Для этого организуют постоянное питание и палатки. Деньги для этого мероприятия заранее сконцентрированы в нужных руках. Для привлечения населения используются личные контакты добровольцев - благотворителей с местным населением. Аргументы могут применяться самые разные. От благодарности за помощь, ранее оказанную больному ребёнку, до игры на фактах социальной несправедливости в государстве. Главное – собрать много людей.

В организации митинга есть две чётко различающиеся группы людей. Массовка и ответственные за митинг. Последние, как правило, оплачиваемые. В их задачу входит всё: от раздачи питания и оказания медицинской помощи митингующим, до охраны митинга от хулиганов и провокаторов. Как раз для этой категории и нужны спортсмены из спортивных секций. Среди этой группы участников есть и агитаторы. Как правило, это женщины. Их задача удержать путём воздействия на солдат проправительственные силы от разгона митинга. Старушки простирают руки перед ОМОНом, крича: "Сынок! Что ты делаешь! Здесь твоя мать!" Девушки , нежно улыбаясь, вставляют цветочки в дула автоматов и т.д.

Но есть и третья группа. Назовём её условно "Боевики". Задача её захват правительственных учреждений. Для этого они специально подобраны и обучены.

Есть и четвёртая группа. Это послы соответствующих стран и резиденты их спецслужб. Их задача деморализовать местную элиту шантажом и посулами. Воздействуя на их жадность. (Капиталы то за границей). Чадолюбие (Ребёнок в западном университете попался на наркотиках). И страхом за свою шкуру. Угрожать международным трибуналом. Обещать политическое убежище и т.д. Главное – парализовать способность элиты к организованному сопротивлению.

В это же время активируются и агенты влияния в СМИ. Подавая информацию и формируя общественное мнение в нужном ключе. И агрессивно терроризируя несогласных с их курсом журналистов.

В нужное время, когда митингующие уже подогреты до необходимого состояния ораторами и спиртным, они, по призыву митинговых трибунов, должны подойти к ключевым правительственным зданиям "для вручения петиции властям от участников народного митинга". Двери учреждений, естественно, закрыты. И тут выдвигается вперёд ранее невидимая специальная боевая группа, которая должна выбить двери и войти в здание, с целью вынудить подписать засевших там правителей нужные документы. Желательно (но не обязательно) без убийств. Но надо создавать у чиновников впечатление, что если надо, то за последним дело не станет. Разъяренный народ их в клочья разорвёт! Мы его и так еле-еле сдерживаем.

Именно так и происходили все успешные "революции" в восточной Европе и бывшем СССР”.

Давайте рассмотрим, есть ли предпосылки к революции в современной России.

Объективных однозначно нет. Гос. аппарат соответствует своим задачам. Производительные силы в основном соответствует экономическим отношениям. Это подтвердили и экономические кризисы и две локальные войны: вторая чеченская и грузинская.

А может, субъективные предпосылки готовы и пусть не будет революции, но кровавого Путэна устранят государственным переворотом, который мы потом выдадим за народную революцию против кровавого режима?

Ой, не смешите меня!

Где у белогондонников единая революционная партия, способная поднять массы?

Может, у них есть идеология, привлекательная для шир.нар. масс? Ой, не смешите! А то усрусь от смеха.

Где у них система агитации и пропаганды в массах? (массы сетевых хомяков, из которых 80% не реальные люди, а боты, не имеются в виду. Боты годятся в случае удачного переворота для того, чтобы создать иллюзию массовой поддержки “революции”. А более ни для чего.)

Может быть в элите произошёл раскол? Ну, к этому и ведут. Концентрируя вокруг Медведева пятую колонну во власти. Но пока эта пятая колонна ведёт себя тихо и косит под патриотов. Вернейший признак, что всякие дворковичи, имея инсайд, не видят в ближайшее время перспектив в открытом противостоянии с путинистами. Вон один Гудков выскочил было, так его успешно дожёвывают.

Где у них харизматические всеми признанные лидеры?  Навальный? Каспаров? Ходорковский? Немцов? Да вы посмотрите на их морды! Харизма, от слова харя.

“А знаете, почему у современной пятой колонны в России пока ничего не получается?

Российский еврей пошёл не тот. Жертвенного горения нет. В отличие от своих прадедушек и прабабушек. Заелся. Измельчал. Современных «ррррреволюционеров» революция интересует только в качестве выгодного гешефта. Ну и на перспективу - в Сов.мин попасть после победы.

И пока сии «революционеры» и им подобные не снимут с себя клифт за $ 5000 и часы, ценой в автомобиль и не оденут спецовочку и не пойдёт работать на завод, в поле или в армию и агитировать за революцию внутри коллектива, они не опасны для власти. Прежние революционеры на это были способны. Особенно – евреи. И они готовы были умереть за идею. А эти?

А эти способны только жрать да срать. И блеять на разных эхах про антинародный режим. И бегать по издательствам за гонорарами и посольствам за грантами. Эти борцы за счастье народное больше всего на свете боятся не власти, а любимого ими народа. Называют открыто его быдлом и даже приблизиться боятся. И бойцами революции быть не хотят - только генералами. Так мало того, ещё грызутся между собой за пиар и гранты. всё выясняют, кто из них генеральнее.

Посмотрите на их физиономии: разве революционеры такие бывают? Родись они лет на 50 раньше, то могли бы позировать для Кукрыниксов на образ «лакея империализма». В их карикатурах.

А для русского населения гражданская война в собственной стране мало интересна. Разве только попиздеть на кухне под водочку, да власть поругать. Ну, категорически не хотят русские убивать друг друга за какие либо идеи! А уж тем более за идеи «свободы» и «демократии».

И даже ради борьбы с коррупцией и ювенальной юстицией”.

Так что же делать власти в этой ситуации?

Если кратко, то следующее:

Прежде всего следить за тем, чтобы не вызрели объективные причины для революции. Вовремя проводить назревшие реформы. Давить слишком борзых олигархов и чинарей, чтобы меру знали в обирании и угнетении населения. Не ввязываться в ненужные войны. (В прошлые разы все революционные ситуации в России сложились в результате тяжёлых бессмысленных войн, которым конца было не видно).

Ну и давить белогандонную оппозицию. Которая хотя и реально не опасна для основ государства в текущий исторический период, (пусть и раздражает своим криком), но в случае вызревания революционной ситуации может быстро обрасти мышечной массой из ранее пассивных обывателей. История сегодняшнем днём не кончается. Всяко может повернуться в исторической перспективе.

Надо вычистить белогандонных изо всех СМИ. Причём, там много законсервированных и законспирированных агентов влияния.  Надо и их вычислить и вычистить. А начать надо с зачистки преподавательского состава и отбора студентов в литературных и журналистских ВУЗов и факультетов. (А то придётся менять старый хрен на новую редьку). Это работа не на один год. А на поколение. Но надо начинать, пока история предоставляет время.

Большевики руководствовались принципом: “Лучше уничтожить 10 невинных, чем пропустить одного врага.” Этот принцип потом объявили неправильным. Но это в отношении простых обывателей. Да и то только в мирное время. В органах власти и СМИ этот принцип единственно верный. Убивать врагов и даже сажать их пока не обязательно. Не война чай. Необходимо просто лишить их власти и доступа в СМИ и пусть орут из своих окон. Пока разрешают.

И надо взять под контроль интернет. Не пожалев для этого денег на разработку технических средств контроля и внести соответствующие изменения в законы.

И главное: вывести пятую колонну из состава власти. Хотя бы высшей власти. Пусть идут в оппозицию. На вольные хлеба.

“В истории было много великих правителей -- реформаторов и контр реформаторов, спасающих страну от разгула бесовщины, дела которых которых их приемники просрали.
Причина: великий государственный деятель не зачистил правящую группировку от явных, а чаще скрытых своих противников. Пощадил их по родственным, клановым, династическим и прочим соображениям.
Или как Путин: поддерживая свой имидж верного друга, который не предаёт и не сдаёт своих.
Даже тех, которые давно уже перестали быть своими.

В нынешних временах не обязательно уничтожать противников реформ возрождения России. Достаточно выдавить их из всех органов власти. Место оппозиции в оппозиции. А не в исполнительных структурах государства. И вообще: наши партии должны соревноваться идеологиями. А сейчас у всех их одна идеология независимо от их названия: “власть превыше всего!”


Надо сепарировать: эстетически не приемлешь путинизм - пшёл в оппы!

Путину пора сделать выбор. Что для него важнее - Российское государство или его имидж хорошего друга и верного товарища? И кучка его "хороших друзей" рядом с ним во власти.

Иначе политический курс Путина просуществует только до тех пор, пока в своём нынешнем качестве существует сам Путин.”

Нечего играть с оппозицией роль кота Леопольда.

Компромиссы с внутренним врагом в политике возможны.

Но, как сказал Ленин, прежде чем объединяться, надо размежеваться. Тоесть определить свои принципиальные позиции и интересы, а только потом искать с попутчиками компромиссы и временные общие интересы, там, где они могут быть.

А не звать их в тандем в надежде на их последующую благодарность. Вон Каддафи тоже со всеми замирился и всех простил и приблизил...

Да, и помнить, что политкорректной эта борьба быть не может в принципе.