July 16th, 2012

А я об этом не знал! (Подчёркнуто то, о чём не знал).

Вот что пишет редактор Маргарита Симонян:  Реакция на арест журналистов -- update 

    "Суд над
нашими журналистами будет в январе. Тем временем, вношу некоторые пояснения в бурную дискуссию по этому поводу.

Первое. Наши журналисты не проникали на военную базу, не снимали стратегический объект, не вызнавали никаких военных тайн. И никто их не обвиняет ни в чем подобном. У американской полиции все претензии именно к тому, что журналисты снимали запрещенный митинг. Вроде наших Маршей Несогласных. То есть журналистов свинтили именно за то, что они работали журналистами. Кто не верит мне, поверьте хотя бы ОБСЕ. Суть обвинений сводится к одному -- illegal assembly. Незаконное собрание.

Однажды я на личном опыте узнала, что это за illegal assembly такое. В американской школе, где я училась, был театр, и я там играла. Однажды после премьеры мы с одноклассниками решили обсудить спектакль. Школа закрывалась, деваться было некуда, и мы на двух машинах приехали на городскую парковку, часов в семь. Вышли из машин и стали болтать о спектакле. Не пили, не курили, не фотографировали стратегические объекты. Даже, кажется, не ругались матом. Минут через семь (!) к нам подъехала полиция, ничего не спросила, не проверила документы, а просто велела разъезжаться по домам. Мы не разъехались. Через пять минут полицейские вернулись и уже очень строго потребовали немедленно разойтись, иначе нас арестуют. Я спросила, что мы нарушили. Может, проблема в том, что некоторые из нас были несовершеннолетними? Оказалось, нет. Проблема была в том, что в моем штате, в стране победившей свободы, для того, чтобы собраться в общественном месте в количестве более трех человек на время, превышающее 15 минут, необходимо разрешение на демонстрацию (это мне объяснили полицейские).

Предусмотрели на всякий случай в законе:больше трёх не собираться! Предусмотрительные законодатели в оплоте демократии и прав человека!

    Второе. Я писала не о двойных стандартах полиции (кто может исключить, что на наших запрещенных митингах наши правоохранители не арестуют как-нибудь журналистов американского телеканала? Я не могу). Я писала о двойных стандартах международных СМИ, которые картинки с тех же маршей фигачат в каждом эфире с возмущенными воплями, а историю с нашими журналистами не показал никто до сих пор. Приведенные мне в укор ссылки как раз подтверждают мизерный резонанс этой истории. Международный телек ни один не показал. У меня в кабинете висят мониторы, на которых круглые сутки вещают ВВС, CNN и иже с ними. Рассказать, сколько раз я там видела наши запрещенные митинги, где кого-то винтили? Рассказать, сколько раз видела американские? Правильно -- ни разу. Те, кто по-прежнему считает, что разгон демонстрации и посадка журналистов у нас - это объективно интересно миру, а то же самое у них - объективно неинтересно, либо пребывают в детских иллюзиях относительно алгоритмов работы мировых медиа (не переживайте, я в них когда-то сама пребывала), либо намеренно врут.

Третье. В страшном сне не могла представить, что когда-либо это сделаю, но вот, пожалуйста, подписываюсь под каждым словом из этого поста yashin."


     А ещё я на эту тему писал в статьях:

Про ментов, полицаев, копов и опять про майора-правдоруба.
Стоит ли нам цивилизовывать ментов до уровня копов?

Путин фактически демонтируе наследие (от слова "наследил") Медведева.

Вы заметили, что на заседаниях с президентом у чиновников куда то исчезли айпады? У Путина они опять записывают карандашами на бумаге.

И это правильно. Ибо айпады-айфоны инновационные шпионские устройства, которые то ли по умыслу, то ли по простоте душевной в инноваторском зуде усиленно внедрял в широкие массы чиновников Медведев.

Об этом я писал в статье Что мы знаем про айфон 4?
С тех пор пиндосы усовершенствовали свою вундервафлю. На старых айфонах и айпадах можно было вынуть батарею и тем самым отключить шпионский агрегат. Как пишут на айфонах-айпадах последней модели батарея несъёмная. Отключить то агрегат можно. Экран то погаснет. Но шпионские функции не отключатся, если они уже были активированы дистанционно. Это даже хорошо: на дольше хватит заряда батареи для передачи сведений об окружающей айпад среде куда следует. И хозяин не напрягается за свою приватность - вундервафля то не подайт внешних признаков жизни.
.

Но это ещё не всё: Путин фактически отложил массовую приватизацию оставшейся под контролем государства промышленности. Сказал: вообще то мы всей душой за частную собственность на средства производства. Это наш выбор!  Но сейчас кризис и промышленность стоит дёшево. Надо подождать, пока кризис кончится и опять подорожает. О пополнении бюджета думаем!

И это ещё не всё: в уголовный кодекс вернули статью о ответственности за клевету. Которую Медведев оттуда предусмотрительно убрал в предверии антипутинской вакханалии в медийном пространстве.

Ну и ещё Путин и путинцы там кое что отменил или собраются отменять по мелочи. Всего не упомнишь. Кому надо - пусть дополнит сам.

И самое главное, начал менять во власти скрытых представителей пятой колонны и просто нерешительных политиканов-соглашателей на решительных государственников. Наиболее показательные замены: на комитет по безопасности в Думе поставил решительною антиболотницу с Камчатки - Яровую, а на министерство культуры такого же решительного Мединского.

Ясно, что на этом не кончится. На очереди перетряска НКО в соотвествии с новым законом. А потом и до прессы, получающей гранты из-за бугра, дойдёт.

Интересно, давно назревший вопрос об несовместимости госслужбы с обладанием собственностью и банковских вкладов за рубежом таки решат или на нём застопорятся?
В некоторых важных ведомствах уже предложили владельцам или избавиться от собственности и вкладов за бугром, или подать в отставку в течении года.
В других ведомствах пока тянут.

А далее останется только перетрясти медведевское правительство, куда Медведев перетащил основных пиндосских агентов влияния во властной группировки.
При этом самого Медведку можно и не трогать. Без своей свиты он не опасен. Ибо хорошо ориентируется в обстановке и более всего хочет остаться во власти. А идеология для него вторична. Какая надо, такую и примет. Тем более, что он в силу своего характера сильно подвержен влиянию окружения.