March 31st, 2012

История американской армии не от Голливуда в 5ти частях. Часть 3.

Продолжим. Начало см История американской армии не от Голливуда в 5ти частях. Часть 2.

Во Вьетнаме у американцев было, по официальным данным, 58 тысяч убитых и 2 тысячи пропавших без вести. То есть один пропавший без вести на 29 убитых. Тогда только одно умножение 8 тысяч пропавших без вести на 29 даёт 232 тысячи убитых американцев в Корее. Похожую цифру дают и северокорейцы: они заявили о гибели 150 тысяч американцев.

То есть за три года войны в Корее американцы потеряли убитыми больше либо примерно столько же, сколько они потеряли за четыре года своего участия во Второй Мировой войне.

Таким образом, китайцы и северокорейцы, имея очень небольшую военно-техническую поддержку СССР, уничтожили столько же или даже больше американцев, чем Германия и Япония вместе взятые. И это при том, что в отличие от Германии и Японии, они не имели линкоров, авианосцев, других крупных боевых кораблей, бомбардировочной и штурмовой авиации, баллистических и крылатых ракет.

Не буду касаться войны США во Вьетнаме. Она довольно хорошо изучена; благодаря многим обстоятельствам американцам не удалось в этом случае сильно скрыть свои людские потери.

В последующие годы самой крупной боевой операцией американцев стало их вторжение в островное государство Гренаду в 1983 г. для свержения местного крайне левого режима.

Как всегда, после очередной войны американцы выдали в мировую информационную сферу свою версию произошедших событий, как всегда изрядно занизив цифру своих потерь. Но если в Корее число своих потерь американцы занижали в 5-6 раз, то на Гренаде они решили не мелочиться и занизили истинное количество своих убитых примерно в сто раз, заявив о 30 погибших.

Эта типичная американская военная ложь продержалась довольно долго, потому что её не стало разоблачать тогдашнее советское руководство, исходя из принципа, провозглашённого в узком кругу тогдашним министром иностранных дел Громыко: "Не стоит злить американцев по пустякам". Следование этому принципу в эпоху Брежнева завело СССР очень далеко, прямиком в "новое мышление" Горбачёва и далее во внешнюю политику Российской Федерации 90-х гг. 20-го в.

Но тем не менее, постепенно стали выплывать различные весьма живописные подробности американского десанта на Гренаду, которые позволили восстановить подлинную картину произошедшего и установить довольно точное число американских потерь в живой силе и технике.

Прежде всего, выяснилось, что в ходе высадки было сбито около ста транспортных вертолётов. И практически все сбитые вертолёты имели на борту от 15 до 30 человек и по 3-5 членов экипажа. Таким образом, даже если не все на сбитых вертолётах погибали, то и тогда количество погибших только на сбитых вертолётах должно было составить около 2 тысяч.

Точно известно, что на десяти сбитых вертолётах на Гренаде в полном составе погибла, не успев вступить в бой, группа спецназа "Дельта" в количестве двухсот человек.

Группу "Дельта" называли элитой американского спецназа. Но за всю историю своего существования эта группа так ни разу не смогла вступить в бой с реальным противником. Вскоре после своего создания в 1980 г. она потеряла 40% своего состава во время неудачной попытки освобождения американских заложников-дипломатов в Иране. Спустя три года, на Гренаде, группа "Дельта" погибла полностью. В живых остались штабной и обслуживающий персонал, не покидавшие США.

Самое интересное, что все американские вертолёты и самолёты были сбиты на Гренаде советским оружием времён Второй Мировой войны: крупнокалиберными пулемётами ДШК образца 1938 г. и 37-мм автоматическими зенитными пушками "61-К" образца 1939 г. Хотя также применялись в небольшом количестве 57-мм автоматические зенитные пушки "С-60" обр. 1951 г.

Ничего удивительного. Амеры во Вьетнаме тоже удивились, когда увидели, что их оружие второй мировой войны более эффективно, чем самое современное. То оружие и делалось для войны, а не для впаривания чиновникам военного ведомства.

За две недели боёв на Гренаде американцы потеряли столько же вертолётов, сколько советские войска - за первые шесть лет войны в Афганистане.

Такие большие потери в людях (3 тысячи убитых) и технике (100 транспортных и 20 боевых вертолётов, 10 боевых самолётов) были вызваны тем, что 30-тысячная группировка американских сил столкнулась с примерно тысячей кубинцев, вокруг которых объединились около 3 тысяч солдат и офицеров гренадской армии и полиции, пожелавших сражаться, и вооружённых партийных активистов. При этом из тысячи кубинцев только двести были офицерами (армии, полиции, госбезопасности), обучавшими гренадцев из соответствующих силовых структур. Остальные 800 кубинцев - гражданские строители, модернизировавшие гренадский международный аэропорт и ранее служившие в армии.

В то время как большинство кубинских военных советников организовывали и возглавляли сопротивление тех частей армии и полиции, которые пожелали сражаться, кубинские рабочие, подобрав брошенные большей частью гренадской армии стрелковое оружие, а также крупнокалиберные пулемёты ДШК, 37-мм зенитки "61-К", миномёты и безоткатные орудия, дали силам вторжения организованный отпор. Вначале они расстреляли прямо в воздухе несколько сот спускавшихся на парашютах солдат из 82-й воздушно-десантной дивизии, затем сбили несколько десятков транспортных и боевых вертолётов и несколько штурмовиков с авианосцев. Несмотря на подавляющее превосходство в огневой мощи и живой силе, американцы не смогли сломить сопротивление кубинцев до тех пор, пока у них кончились боеприпасы.

     Уничтожив за несколько дней боёв в районе аэропорта около 2 тысяч американцев, кубинцы за это время, по данным самих же американцев, потеряли убитыми 50 человек.

Это соотношение потерь говорит о том, что в 1983 г. американские офицеры так же не умели управлять артиллерийским огнём и авиаударами, как и во время Первой и Второй Мировых войн. Кроме того, это говорит о трусости американских лётчиков, которые после потери нескольких самолётов от зенитного огня наносили ракетно-бомбовые удары, не входя в зону досягаемости зениток, то есть с высоты около 5 км. А поскольку вплоть до настоящего времени, несмотря на все технические усовершенствования, ракетно-бомбовые удары с высоты более 3 км являются неприцельными, то американские солдаты наземных войск и расплачивались сотнями своих жизней за непрофессионализм своих офицеров-артиллеристов и авианаводчиков и за трусость лётчиков.

Арифметика тут простая. Если бы американские лётчики штурмовой авиации не трусили и наносили бы удары не с 5-километровой высоты, а с высоты 500-1500 метров, то они бы, потеряв примерно 25 самолётов и около 20 своих жизней, уничтожили бы 200 кубинцев, а остальных бы ранили и тем самым ценой 20 своих жизней спасли бы жизнь примерно тысячи своих пехотинцев.

О том, что многотысячные потери американских войск убитыми во время боёв на Гренаде - это реальность и что причиной этих потерь были кубинцы, говорит поведение американских войск на Гренаде в отношении здания кубинского посольства и кубинских дипломатов. Спустя несколько часов после начала вторжения американцев кубинские дипломаты, хорошо зная характер своего северного соседа, спешно покинули здание своего посольства и укрылись у советских коллег. Спустя несколько дней, вконец обозлённые своими неожиданно гигантскими потерями, американцы буквально по кирпичикам разнесли здание кубинского посольства.

Но потери американцев от кубинского огня продолжали стремительно расти, и так же стремительно росла американская обозлённость. И когда после захвата Гренады началась эвакуация с острова всех, кто находился в здании советского посольства, то в зале аэропорта американские солдаты и офицеры образовали "живой коридор" и, пропуская через него эвакуированных, награждали щедрыми оплеухами и пинками всех мужчин, имевших хотя бы малейшие признаки латиноамериканской внешности.

Поскольку американцев, при всей массе их отрицательных качеств, садистами назвать всё-таки нельзя, то такое, мягко говоря, необычное поведение могло быть вызвано только необычайно высокими потерями.

Но с головой у американцев что-то всё-таки не в порядке. С захваченными в плен в аэропорту кубинцами, отправившими на тот свет пару тысяч их соотечественников, они обращались, соблюдая в общем международные конвенции о военнопленных, а кубинских дипломатов, которые их пальцем не тронули, - избивали.

Никаких уроков из своих очередных ошибок и коренных пороков в устройстве вооружённых сил, выявленных боями на Гренаде, американцы, конечно же, не извлекли - в силу полного отсутствия в англосаксонском характере склонности к самокритике. И поэтому спустя 6 лет - в 1989 г. в Панаме - вновь наступили на те же грабли. Хотя в ходе войны с панамцами появилось и кое-что новое - например, чрезмерное количество случаев ведения огня по своим, который американцы стали "деликатно" называть "дружеским огнём" и который после Панамы стал устойчивой традицией американской армии в ходе боевых действий.

Но поскольку американцы чересчур прямо понимаю принцип "победителей не судят", то после своих сомнительных побед на Гренаде и в Панаме они никаких мер к устранению коренных пороков своих вооружённых сил предпринимать не стали. Вместо этого - в очередной раз: "Обычное самомнение американцев, поднятое этой победой на небывалую высоту, продолжает держаться на уровне, отнюдь не соответствующем достигнутым результатам. Ни выяснившаяся неподготовленность войск, ни медленный ход военных действий - ничто не в состоянии утолить разыгравшиеся аппетиты". Эти строки донесения русского консула в Нью-Йорке В. А. Теплова от 04.06.1898 о первых итогах испано-американской войны наглядно характеризовали обстановку в США, сложившуюся спустя 92 года, в 1990 г. "Мы окончательно преодолели вьетнамский синдром", - радостно орали американцы.

Следствием этого "преодоления" стала война США с Ираком 17 января - 1 марта 1991. Итоги её для американцев были весьма плачевны. Потеряв за шесть дней наземных боёв 24 февраля - 1 марта около 15 тысяч солдат убитыми и 600 танков, они только при поддержке средств массовой информации всего Запада и тогдашнего горбачёвского СССР сумели убедить мир в своей "победе" над Ираком. Хотя, конечно, никакой победы не было, поскольку основные цели, поставленные перед этой войной, не были достигнуты: не удалось окружить и уничтожить иракские сухопутные войска в Кувейте и Южном Ираке - и как следствие этого не удалось свергнуть режим Саддама Хусейна и поставить у власти своих либеральных марионеток.

Но понесённые в ходе первой войны с Ираком потери и невыполнение американской армией поставленных перед ней задач опять не привели к каким-либо серьёзным реформам американских вооружённых сил и подготовки их личного состава.

Единственным выводом, который сделала американская правящая элита из очередного свидетельства неспособности своих войск вести войну с серьёзным противником, стало желание этого противника подкупить, чтобы он сдался и позволил в очередной раз продемонстрировать "американскую военную мощь". То есть попытаться повторить сценарий с Роммелем во время высадки американских войск во Франции 6 июня 1944. Именно этот сценарий и был применён в первой фазе второй войны США с Ираком - в период с 19 марта по 9 апреля 2003. И, вопреки распространяемой версии, дело было не в примитивном подкупе десятка иракских генералов.

Дало было в том, что сам иракский режим оказался не столь тоталитарным, как это выглядело внешне. Вклады в зарубежных банках, целый комплекс других связей с Западом и вызвали у правящей элиты Ирака готовность капитулировать. А иракские генералы только исполняли капитулянтские приказы политического руководства по ведению опереточной войны, во время которой сопротивление иракской армии и иностранных добровольцев служило аргументом в торге о более благоприятных условиях капитуляции. А фигура "великого и ужасного" Саддама Хусейна выполняла роль козла отпущения. Реально Ираком управляли другие люди. Одним из них был, например, Тарик Азиз, который после капитуляции Ирака перебрался в Англию и которого никто никаким судом судить не собирается.

Если иракская армия, подчиняясь приказам, и вела опереточную войну, то потери американцев в этой войне оказались отнюдь не опереточными. Прежде всего, это коснулось американской боевой авиации - главной ударной силы американской армии.

В отличие от других видов иракских сил, ПВО вела войну по-настоящему. Это объяснялось весьма основательными опасениями иракской элиты, что американцы, господствуя в воздухе, могут попытаться от неё избавиться, дабы не обременять себя разного рода договорённостями и, главное, денежными расходами.

Поэтому к началу войны иракская ПВО была наиболее подготовленным и оснащённым видом вооружённых сил и вела борьбу с американской авиацией на полном серьёзе, прекратив её только за пару дней до входа американских войск в Багдад.

В результате соотношение американских потерь в различных видах боевой техники оказалось в этой войне очень необычным: 400 танков и около 600 боевых самолётов - тогда как во время первой войны с Ираком американцы потеряли 150 самолётов и 600 танков. В эпоху реактивной авиации в крупномасштабных войнах количество уничтоженных боевых самолётов в несколько раз меньше, чем количество уничтоженных танков.

Гигантские потери американской авиации над Багдадом и в его окрестностях начались буквально в первый час войны. Информагентства сообщили, что в первый налёт на Багдад отправились 20 лёгких бомбардировщиков типа F-117А ("Стелс"). Потом поступили сообщения, что непосредственно на объекты в Багдаде сбросили бомбы два F-117А. Вопрос: а куда делись остальные 18 "стелсов" из 20 вылетевших к Багдаду? Ответ напрашивается простой: эти 18 самолётов были сбиты иракской ПВО во время прорыва к Багдаду.

Таким образом, в первый час войны авиация США потеряла только над Багдадом не менее 18 F-117A из 45 самолётов этого типа, находившихся в составе ВВС США. Неслучайно, что спустя два дня после начала войны исчезли всякие упоминания об участии в боевых действиях и "невидимых" стратегических бомбардировщиков "B-2".

Недавно пресловутые невидимки F-117A были сняты с вооружения, как доказавшие свою неэффективность.

Такая очень высокая эффективность иракской ПВО объяснялась, во-первых, десятилетним опытом ведения боевых действий, когда в 1992-2002 гг. она почти ежедневно вступала в бой с американскими и британскими самолётами в так называемых "бесполётных зонах" к северу и югу от Багдада. В результате в этот период времени ежегодно сбивались от 30 до 50 американских и 10-12 британских боевых самолётов.

Однако, при этом несла значительные потери и иракская ПВО, прежде всего в радиолокаторах, которые быстро обнаруживались и затем поражались и затем поражались воздушным противником. Кроме этого, американские самолёты-разведчики и спутники, имея аппаратуру по съёму электромагнитного излучения с кабелей связи, довольно успешно вскрывали расположение подземных командных пунктов и пунктов управления ПВО. После чего по ним наносились удары специальными бомбами и ракетами, что серьёзно нарушало систему управления ПВО Ирака.

Поэтому в конце 90-х гг. 20 в. иракцы с помощью китайских инженеров заменили прежние электропроводниковые кабели на оптиковолоконные, которые не давали электромагнитного излучения. Затем, в 2000 г., иракцы нелегально закупили у Украины четыре локационные станции пассивного наблюдения типа "Кольчуга" советского производства. Это окончательно лишило американо-британскую авиацию господства в небе Ирака.

Дело в том, что говоря о значении "Кольчуг" для Ирака, все рассматривают чересчур узкий аспект их действия - обнаружение "невидимок" F-117A и B-2. Но "невидимость" самолётов этих типов - миф. Она существует только для американских и натовских радиолокаторов. Радиолокаторы советского производства, даже 40-летней давности, имея другие частоты электромагнитного излучения, их прекрасно видели. Но они по своему излучению очень быстро обнаруживались американскими и британскими самолётами и поражались специально для этого предназначенными авиационными ракетами.

Принципиальное значение "Кольчуг" для ПВО Ирака заключалось в том, что они не являлись радиолокаторами в прямом смысле. Это очень чувствительные радиопеленгаторные станции. Они сами ничего не излучают и поэтому не могут быть обнаружены. Но они способны обнаруживать воздушные цели даже по сравнительно слабому излучению их бортовой радиоэлектронной и электротехнической аппаратуры.

Единственный недостаток "Кольчуги" - что эта станция не может точно обнаруживать цель в одиночку. В этом случае она определяет только направление, откуда движется цель. Поэтому для полноценного обнаружения воздушных целей должно работать одновременно три станции, образуя "триангуляционную координатную систему". Тогда они выдают полные координаты цели (расстояние, высоту, направление, скорость).

Ирак закупил четыре "Кольчуги" для того, чтобы в случае выхода из строя одной из установок с помощью запасной быстро восстанавливать состояние "треугольника".

Вместе с оптоволоконной связью "Кольчуги" сделали иракскую ПВО практически неуязвимой для воздушных ударов.

Неуязвимость новой системы ПВО Ирака показала неудача американо-британского воздушного наступления в период с августа 2002 по 18 марта 2003. В его ходе, в середине января 2003, иракская ПВО подверглась удару одновременно 200 американских и британских самолётов. Это было небывалое количество за всю историю реактивной авиации.

В ходе этого воздушного наступления, длившегося семь с половиной месяцев, США и Англия потеряли около 300 самолётов, из них 50 британских. Иракская ПВО не пострадала. Зато Англия в ходе этого воздушного наступления и авианалётов 2000-2002 гг. лишилась большей части своей авиации. По данным военно-справочных изданий, в 2001 г. ВВС Англи имели около 300 боевых самолётов. А к началу марта 2003 оказалось, что у Англии в наличии только 110 боевых самолётов. Из них в исправном состоянии - 60.Из них 50 были направлены на войну с Ираком.

Как начался первый час войны США с Ираком. 19.03.2003 для американских "невидимок" F-117A, я уже рассказал. Но и для обычных американских самолётов дела обстояли очень неважно.

В период с 19 марта по 4 апреля 2003, когда ПВО Багдада управлялась централизованно, по сообщениям различных информагентств, ежедневно только над городом сбивалось от 3 до 5 американских самолётов. А поскольку иностранные журналисты в Багдаде в условиях военного времени были ограничены в передвижениях, то реально над Багдадом и его ближайшими окрестностями в этот период ежедневно сбивалось 10-12 американских самолётов.

Таким образом, только за период с 19 марта по 4 апреля 2003 и только над Багдадом американцы потеряли около 200 самолётов. А ведь кроме этого, они бомбили ежедневно также Киркук, Мосул, Тикрит и целый ряд других крупных городов, входивших в зону действия централизованной ПВО Ирака и несли там потери.

Кроме того, не бездействовала и армейская ПВО Ирака, прикрывавшая боевые порядки иракских войск.

Армейская ПВО Ирака имела на вооружении несколько сотен передвижных ракетных комплексов "Оса", "Квадрат", "Куб", "Стрела", "Роланд", несколько тысяч переносных зенитных ракетных комплексов "Игла" и "Стрела" и около 4 тысяч зенитных орудий. И всё это вооружение в ходе боёв с американскими и британскими войсками также не бездействовало. В результате одних только американских ударных вертолётов "Апач" в отдельные дни сбивали по несколько десятков. Отчего затем в информагентствах появлялись сообщения, например, о 30 "апачах", попавших якобы в "пылевую бурю" и не вернувшихся на базу. А иракское телевидение, издевательски резвясь по этому поводу, показывало возле одного из сбитых "апачей" 90-летнего дедушку с английской винтовкой образца 1895 г., утверждая, что он из неё сбил этот вертолёт.

Как и в Корее, во Вьетнаме, на Гренаде, в Сербии, в Ираке в 2003 г., американские самолёты и вертолёты прекрасно сбивались 37-мм зениткой "61-К" образца 1939 г., её двуствольной модификацией образца 1946 г. и 57-мм "С-60" образца 1951 г.

Что касается реальности потерь американской авиации в период первой фазы войны в Ираке (19.03 - 15.04.2003), то весьма ощутимым подтверждением этого стало поведение украинской правящей элиты, которая в 2000 г. неплохо заработала на продаже "Кольчуг" Ираку (благодаря которым и стали возможны столь гигантские потери американцев в воздухе).

За 12 лет украинской независимости украинская правящая элита, состоящая из брюхастых, жопастых и мордастых дядек из аппарата бывшего ЦК Компартии Украины, упорно избегала участия украинской армии в крупномасштабных зарубежных войнах. А осенью 2003, "вдруг" послали в Ирак, по призыву американцев, целую бригаду численностью 1600 человек. Очевидно, американцы довольно быстро поняли, что именно "Кольчуги" - причина гигантских потерь их авиации в Ираке. И американская "ярость благородная вскипела, как волна". Увидев, что американцы разозлены не на шутку, правящая воровская элита Украины, опасаясь за свои счета в американских банках и боясь объявления в международный розыск на основании показаний Лазаренко, поспешила задобрить американцев посылкой в Ирак украинского наёмного пушечного мяса. Словом, ситуация прямо как в одном из стишков времён Гражданской войны в России:

"Чего жалеть рабов-солдат

С душой бескрылою и куцей?

Пусть гибнут тысячами,

Добря поля грядущих революций!"

Не лучшим образом обстояли дела во время первой фазы войны с Ираком и с американской бронетехникой. Разрекламированные за последние 20 лет американские танки М-1 "Абрамс" в ходе боевых действий поражались всеми типами советских противотанковых управляемых ракет, в том числе и самым первым образцом этого вида оружия - "Малюткой", принятой на вооружение в начале 60-х гг. 20-го в. - а также всеми типами советских гранатомётов и безоткатных орудий, принятых на вооружение в период 50-60-х гг. 20 в.

Кроме этого, в борьбе с американскими танками пригодилась и многочисленная иракская противотанковая артиллерия, оснащённая различными типами советских противотанковых орудий от 100 мм БС-3 образца 1944, 85-мм Д-44 образца 1946 и до 100-мм "Рапиры" конца 60-х гг. 20 в. На Западе противотанковую артиллерию без особого шума похоронили в конце 60-х гг. прошлого века, после появления на танках прицелов с лазерным целеуказанием и системы постоянной стабилизации танковых орудий во время движения. Считалось, что после этого противотанковые орудия будут гарантированно поражаться танками с первого выстрела.

Но, как показали первая и вторая американо-иракские войны, на Западе в последние полвека военная теория всё чаще и чаще расходится с практикой. И иракская противотанковая артиллерия успешно расстреливала "абрамсы", а те почти ничего не могли сделать в ответ. Дело в том, что танки, по мысли американских горе-теоретиков, не должны были участвовать в прорыве полевой обороны противника, а должны были вести борьбу с танками. Поэтому боекомплект "абрамсов" состоял из кумулятивных снарядов.

В отличие от фугасных снарядов, которые могут вывести из строя противотанковую пушку, взорвавшись в трёх метрах от неё, то кумулятивный снаряд выводит из строя пушку только прямым попаданием. А в условиях реального, а не компьютерного, боя - это вещь довольно редкая, даже если танковая пушка - с лазерным целеуказанием и постоянной стабилизацией.

Что касается другой американской бронетехники - бронетранспортёров, бронемашин, боевых машин пехоты и самоходных 155-мм гаубиц-пушек - то кроме всех вышеперечисленных противотанковых средств, её и находившейся под её бронёй пехоте изрядно доставалось от 16-ствольных 140-мм реактивных РПУ-14 образца 1956 г. Один из результатов залпового огня РПУ-14 по колонне лёгкой бронетехники американской морской пехоты показали многие иностранные и российские телеканалы. Около полусотни бронетранспортёров и бронемашин "Хаммер", просто грузовиков были не просто сожжены, а страшно изуродованы. То есть явно попали под реактивный залповый огонь, и в каждый бронетранспортёр попало по несколько реактивных снарядов. Американцы, по своему обыкновению, тут же начала лгать, заявив, что эта колонна попала под так называемый "дружеский огонь" и потеряла только полсотни человек ранеными. Но глядя на то, в какие груды металлолома превратилась американская бронетехника, было ясно, что только убитых тут было не меньше сотни.

Такой результат было только от одного залпа батареи 16-ствольных РПУ-14. А если бы иракцы вели войну всерьёз и по американцам открыли бы огонь имевшиеся у иракской армии двести 40-ствольных установок "Град" образца 1964 г., то через пару суток американская армия в Ираке прекратила бы своё существование.

Так что те 14 тысяч убитых американцев и 2 тысячи убитых британцев во время первой фазы войны 19.03-15.04.2003 можно отнести к категории "ещё дёшево отделались".

Продолжу завтра.

А Ленин то пожалуй, покруче Навального будет! (Или чем отличается революция от болотного стояния).

ЗАДАЧИ ОТРЯДОВ РЕВОЛЮЦИОННОЙ АРМИИ

(написано в октябре, позже 3 (16), 1905 г.)

1) Самостоятельные военные действия.
2) Руководство толпой.

Отряды могли бы быть всяких размеров, начиная от двух-трех человек.
Отряды должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога, веревка или веревочная лестница, лопата для стройки баррикад, пироксилиновая шашка, колючая проволока, гвозди (против кавалерии) и пр. и т. д.). Ни в каком случае не ждать со стороны, сверху, извне, помощи, а раздобывать все самим.

Отряды должны составляться по возможности из близко живущих или часто, регулярно в определенные часы встречающихся людей (лучше и то и другое, ибо регулярные встречи могут быть прерваны восстанием). Задача их — наладить дело так, чтобы в самые критические минуты, при самых неожиданных условиях можно было оказаться вместе. Каждый отряд должен поэтому заранее выработать приемы и способы совместного действия: знаки на окнах и т. п., чтобы легче найти друг друга; условные крики или свистки, чтобы в толпе опознать товарища; условные знаки на случай встречи ночью и т. д. и т. д. Всякий энергичный человек с 2—3 товарищами сумеет разработать целый ряд таких правил и приемов, которые надо составить, разучить, упражняться в их применении. Надо не забывать, что 99% за то, что события застанут врасплох и соединяться придется при страшно трудных условиях.

Даже и без оружия отряды могут сыграть серьезнейшую роль: 1) руководя толпой; 2) нападая при удобном случае на городового, случайно отбившегося казака (случай в Москве) и т. д. и отнимая оружие; 3) спасая арестованных или раненых, когда полиции очень немного; 4) забираясь на верх домов, в верхние этажи и т. д. и осыпая войско камнями, обливая кипятком и т. д. При энергии организованный, сплоченный отряд — громадная сила. Ни в каком случае не следует отказываться от образования отряда или откладывать его образование под предлогом отсутствия оружия.

Отряды должны по возможности заранее распределять функции, иногда выбирать заранее руководителя, начальника отряда. Неразумно было бы, конечно, впадать в игру назначения чинов, но нельзя забывать гигантской важности единообразного руководства, быстрого и решительного действия, Решительность, натиск — 3/4 успеха.

Отряды должны немедленно по образовании, т. е. теперь же, взяться за всестороннюю работу отнюдь не теоретическую только, но и непременно практическую также. К теоретической мы относим изучение военных наук, ознакомление с военными вопросами, чтение рефератов по военным вопросам, приглашение на беседы военных (офицеров, унтеров и пр. и пр. вплоть до бывших солдатами рабочих); чтение, разбор и усвоение нелегальных брошюр и статей в газетах об уличном бое и т. д. и т. д.

Практические работы, повторяем, должны быть начаты немедленно. Они распадаются на подготовительные и на военные операции. К подготовительным относится раздобывание всякого оружия и всяких снарядов, подыскание удобно расположенных квартир для уличной битвы (удобных для борьбы сверху, для складов бомб или камней и т. д. или кислот для обливания полицейских и т. д. и т. д., а также удобных для помещения штаба, для сбора сведений, для укрывательства преследуемых, помещения раненых и т. д. и т. д.).

Затем, к подготовительным работам относятся немедленные распознавательные, разведочные работы: узнавать планы тюрем, участков, министерств и пр., узнавать распределение работы в казенных учреждениях, в банках и т, д., условия охраны их, стараться заводить такие связи, которые бы могли принести пользу (служащий в полиции, в банке, в суде, в тюрьме, на почте, телеграфе и т. д.), узнавать склады оружия, все оружейные магазины города и т. д. Работы тут масса и притом такой работы, в которой громадную пользу может принести всякий, даже совершенно не способный к уличной борьбе, даже совсем слабые люди, женщины, подростки, старики и проч. Надо стараться сплачивать теперь же в отряды непременно и безусловно всех, кто хочет участвовать в деле восстания, ибо нет и быть не может такого человека, который при желании работать не принес бы громадной пользы даже при отсутствии у него оружия, даже при личной неспособности к борьбе.

Затем, не ограничиваясь ни в каком случае одними подготовительными действиями, отряды революционной армии должны как можно скорее переходить и к военным действиям, в целях 1) упражнения боевых сил; 2) разведки слабых мест врага; 3) нанесения врагу частичных поражений; 4) освобождения пленных (арестованных); 5) добычи оружия; 6) добычи средств на восстание (конфискации правительственных денежных средств) и т, д. и т, д. Отряды могут и должны ловить сейчас же всякий удобный случай для живой работы, отнюдь не откладывая дело до общего восстания, ибо без подготовки в огне нельзя приобрести годности и к восстанию.

Конечно, всякая крайность нехороша; все благое и полезное, доведенное до крайности, может стать и даже, за известным пределом, обязательно становится злом и вредом. Беспорядочный, неподготовленный мелкий террор может, будучи доведен до крайности, лишь раздробить силы и расхитить их. Это верно, и этого, конечно, нельзя забывать. Но, с другой стороны, нельзя ни в коем случае забывать и того, что теперь лозунг восстания уже дан, восстание уже начато.

Начинать нападения, при благоприятных условиях, не только право, но прямая обязанность всякого революционера. Убийство шпионов, полицейских, жандармов, взрывы полицейских участков, освобождение арестованных, отнятие правительственных денежных средств для обращения их на нужды восстания, — такие операции уже ведутся везде, где разгорается восстание, и в Польше и на Кавказе, и каждый отряд революционной армии должен быть немедленно готов к таким операциям. Каждый отряд должен помнить, что, упуская сегодня же представившийся удобный случай для такой операции, он, этот отряд, оказывается виновным в непростительной бездеятельности, в пассивности, — а такая вина есть величайшее преступление революционера в эпоху восстания, величайший позор для всякого, кто стремится к свободе не на словах, а на деле.

Относительно состава этих отрядов можно сказать следующее. Число желательных членов и распределение их функций покажет опыт. Надо самим начать вырабатывать этот опыт, не дожидаясь указаний со стороны. Надо просить, конечно, у местной революционной организации присылки революционера-военного для лекций, бесед, советов, но при отсутствии такового непременно и обязательно делать самим.

Что касается партийных делений, то члены одной партии, естественно, предпочтут соединяться вместе в одни отряды. Но ставить безусловные препятствия вступлению в отряды членов других партий не следует. Именно тут мы должны осуществлять соединение, соглашение практическое (без всякого партийного слияния, разумеется) социалистического пролетариата с революционной демократией. Кто хочет биться за свободу и доказывает делом свою готовность, тот может быть причислен к революционным демократам, с тем надо стремиться работать над подготовкой восстания вместе (конечно, при наличности полного доверия к лицу или к группе). Всех остальных «демократов» надо резко отделять, как quasi* -демократов, как либеральных говорунов, на которых полагаться непозволительно, доверчивость к которым со стороны революционеров преступна.

* quasi - мнимо. Прим.ред.

Объединение отрядов между собой, конечно, желательно. Выработка форм и условий совместной деятельности чрезвычайно полезна. Но ни в каком случае не надо при этом впадать в крайность сочинения сложных планов, общих схем, откладывания живого дела ради педантских измышлений и т. д. Восстание неизбежно будет при таких условиях, когда неорганизованные элементы в тысячи раз обширнее организованных; неизбежны такие случаи, когда придется действовать тут же, на месте, вдвоем, одному, — и надо готовиться к тому, чтобы действовать за свой риск и страх. Проволочки, споры, оттяжки, нерешительность есть гибель дела восстания. Величайшая решительность, величайшая энергия, немедленное использование всякого подходящего момента, немедленное разжигание революционной страсти толпы, направление ее на более решительные и самые решительные действия — таков первейший долг революционера.

Прекрасным военным действием, дающим и ученье солдат революционной армии, боевое крещение им, и громадную пользу приносящим революции, является борьба с черносотенцами. Отряды революционной армии должны тотчас же изучить, кто, где и как составляет черные сотни, а затем не ограничиваться одной проповедью (это полезно, но этого одного мало), а выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т. д. и т. д.

ПРИМЕЧАНИЕ

Эта статья (или заметки, или инструкция) была впервые напечатана уже после смерти Ленина в 1926 г. в Ленинском сборнике.

ЗАДАЧИ ОТРЯДОВ РЕВОЛЮЦИОННОЙ АРМИИ

(написано в октябре, позже 3 (16), 1905 г.)

16.Х. 1905.
Дорогие товарищи! Очень благодарен Вам за присылку 1) отчета Боевого комитета и 2) записки по вопросу об организации подготовки восстания + 3) схемы организации. Прочитав эти документы, я счел долгом прямо обратиться к Боевому комитету для товарищеского обмена мнений. Нечего и говорить, что о практической постановке дела я судить не берусь; что делается все возможное при тяжелых русских условиях, в этом не может быть сомнения. Но, по документам судя, дело грозит выродиться в канцелярщину. Все эти схемы, все эти планы организации Боевого комитета производят впечатление бумажной волокиты, — я прошу извинить меня за откровенность, но я надеюсь, что вы меня не заподозрите в желании придраться. В таком деле менее всего пригодны схемы, да споры и разговоры о функциях Боевого комитета и правах его. Тут нужна бешеная энергия и еще энергия. Я с ужасом, ей-богу с ужасом, вижу, что о бомбах говорят больше полгода и ни одной не сделали! А говорят ученейшие люди... Идите к молодежи, господа! вот одно единственное, всеспасающее средство. Иначе, ей-богу, вы опоздаете (я это по всему вижу) и окажетесь с «учеными» записками, планами, чертежами, схемами, великолепными рецептами, но без организации, без живого дела. Идите к молодежи. Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду и у студентов, и у рабочих особенно, и т. д. и т. д. Пусть тотчас же организуются отряды от 3-х до 10, до 30 и т. д. человек. Пусть тотчас же вооружаются они сами, кто как может, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога и т. д. Пусть тотчас же эти отряды выбирают себе руководителей и связываются, по возможности, с Боевым комитетом при Петербургском комитете. Не требуйте никаких формальностей, наплюйте, христа ради, на все схемы, пошлите вы, бога для, все «функции, права и привилегии» ко всем чертям. Не требуйте обязательного вхождения в РСДРП — это было бы абсурдным требованием для вооруженного восстания. Не отказывайтесь связываться с каждым кружком, хотя бы в три человека, при единственном условии, чтобы он был полицейски надежен и готов был драться с царским войском. Пусть желающие кружки входят в РСДРП или примыкают к РСДРП, это превосходно; но я безусловно считал бы ошибкой требовать этого.

Роль Боевого комитета при Петербургском комитете должна быть — помогать этим отрядам революционной армии, служить «бюро» для связи и т. д. Ваши услуги примет всякий отряд с охотой, но если вы в таком деле начнете со схем да с речей о «правах» Боевого комитета, вы погубите все дело, уверяю вас, погубите безвозвратно. Тут надо действовать широкой проповедью. Пусть 5—10 человек обойдут в неделю сотни кружков рабочих и студентов, влезут всюду, куда только можно, и везде предложат ясный, короткий, прямой и простой план: образуйте тотчас же отряд, вооружайтесь, чем можете, работайте изо всех сил, мы поможем вам, чем сможем, но не ждите от нас, работайте сами.

Центр тяжести в таком деле — инициатива массы мелких кружков. Они сделают все. Без них весь ваш Боевой комитет — ничто. Я готов измерять продуктивность работ Боевого комитета числом таких отрядов, с которыми он связан. Если через 1—2 месяца у Боевого комитета не будет в Питере minimum 200— 300 отрядов, тогда это мертвый Боевой комитет. Тогда его надо похоронить. При теперешнем кипении не набрать сотни отрядов — значит стоять вне жизни.

Проповедники должны давать отрядам каждому краткие и простейшие рецепты бомб, элементарнейший рассказ о всем типе работ, а затем предоставлять всю деятельность им самим. Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях, тотчас же. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие — нападение на банк для конфискации средств для восстания, третьи — маневр или снятие планов и т. д. Но обязательно сейчас же начинать учиться на деле: не бойтесь этих пробных нападений. Они могут, конечно, выродиться в крайность, но это беда завтрашнего дня, а сегодня беда в нашей косности, в нашем доктринерстве, ученой неподвижности, старческой боязни инициативы. Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых: десятки жертв окупятся с лихвой тем, что дадут сотни опытных борцов, которые завтра поведут за собой сотни тысяч.

Крепко жму руку, товарищи, и желаю успеха. Своего взгляда я отнюдь не навязываю, но считаю долгом подать совещательный голос.

Ваш Ленин



ПРИМЕЧАНИЕ

И "Задачи отрядов революционной армии" и "Письмо в боевой комитет при Санкт-Петербургском комитет" были впервые напечатаны уже после смерти Ленина в 1926 г. в Ленинском сборнике.

Еще раз отметим и экстремизм, и дилетантизм рекомендаций Ленина. Но в то же время и призыв к жестокости, и безжалостность - и по отношению к "противнику", и по отношению к соратникам: "Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых: десятки жертв окупятся с лихвой тем, что дадут сотни опытных борцов, которые завтра поведут за собой сотни тысяч".

Правда, имея в виду "кровожадность" Владимира Ильича надо вспомнить о событиях "кровавого воскресенья" 9 января 1905 года, когда было растреляно мирное (!) шествие к царю рабочих, намеревавшихся подать петицию, и в числе просьб рабочих был созыв Учредительного Собрания.

Вскоре после этого был Третий съезд РСДРП, на котором обсуждался вопрос о вооруженном восстании, затем в течение нескольких месяцев в стране было множество стачек, восстаний, бунтов, забастовок, которые с разной степенью жестокости подавлялись армией и полицией и в октябре началась уже всеобщая политическая забастовка, которая (как надеялись большевики) могла перерасти в вооруженное восстание.

Однако "кровожадность" Ильича слабее, например, рекомендаций, содержавшихся в Инструкции боевой организации при Московском комитете РСДРП от 11 декабря 1905 года, в которой говорилось:

"... 7. Казаков не жалейте. На них много народной крови, они всегдашние враги рабочих. Пусть уезжают в свои края, где у них земли и семьи, или пусть сидят безвыходно в своих казармах. Там вы их не трогайте. Но как только выйдут на улицу - конные или пешие, вооруженные или безоружные - смотрите на них, как на злейших врагов, и уничтожайте их без пощады.

...10. дворникам запрещайте запирать ворота. это очень важно. Следите за ними, и если кто не послушает, то в первый раз побейте, а во второй - убейте..."

А завершалась эта инструкция напоминанием о том, что "... мы хотим не только разрушить старый строй, но и создать новый, в котором каждый гражданин будет свободен от всяческих насилий."

Правда и противники большевиков, меньшевиков, эсеров тоже частенько не церемонились с ними. И на заседаниях все-таки избранной Государственной Думы (без большевиков) обсуждался вопрос о погромах, которые проходили при поддержке полиции и армии в Белостоке и других местах -
читать стенограмму заседания Государственной Думы.

После поражения декабрьского восстания на упрек Плеханова, что не надо было браться за оружие, Ленин заявил, что надо было, только бороться надо было решительнее и беспощаднее.

Ну что, хомячьё приуныли? Слабо вам революцию замутить по рецептам Ильича?!