February 9th, 2012

Скорее бы война, да в плен!

Я уже писал про концентрационные лагеря в Америке и репрессии по НАЦИОНАЛЬНЫМ признакам там же в годы Второй Мировой войны в статье «Уроки демократии от эталонных демократов.».

А вот ещё свидетельства существования, по сути, сути, лагерей смерти для немецких военнопленных, сдавшихся США. Глядя на которые, начинаешь понимать мрачный слоган геббельсовской пропаганды конца войны: «Начлаждайся войной! Мир будет ужасен!».

Глядя на эти фото (Не удалось загрузить фото. Сервер ЖЖ не пропустил.  Смотри по ссылкам.), можно сравнить, какие лагеря в ту эпоху были лучше: сталинские, гитлеровские или эйзенхауровские?

Подсказка: амеры, как эталонные демократы, не могли себе позволить по этическим нормам использовать для содержания миллионов военнопленных опустевшие бараки в гитлеровских лагерях. И в силу тех же причин (ну и для экономии тоже) у них не было предусмотрено сметы на строительство бараков в своих концентрационных лагерях. Поэтому военнопленных содержали просто так. Под открытым небом за колючей проволокой. И зимой, и летом.

Первоисточник для фотографий и нижеприведённых текстов здесь:

http://s-mahat.ru/cgi-bin/index.cgi?cont=113

http://s-mahat.ru/cgi-bin/index.cgi?cont=114

http://s-mahat.ru/cgi-bin/index.cgi?cont=115

Там ещё есть фото и тексты.

А вот отрывки из воспоминаний очевидцев:

«Заключённые получили в первый день небольшую порцию пищи, но на второй и последующие дни она была урезана наполовину. Чтобы получить её, они были вынуждены пробегать через строй. Сгорбившись, они бежали между рядов американских охранников, которые избивали их палками по мере их приближения к пище. 27 апреля они были переведёны в американский лагерь Heidesheim, где в течение нескольких дней не было еды вообще, а затем лишь чуть-чуть.

Под открытым небом, изголодавшиеся, мучимые жаждой, люди начали умирать. Либих насчитывал ежедневно от 10 до 30 тел, которые вытаскивали из его секции В, в которой содержалось около 5 200 человек. Он видел, как один заключённый забил другого до смерти из-за маленького куска хлеба.

Однажды ночью, когда шёл дождь, Либих заметил, что стенки норы, вырытой в песчаном грунте для укрытия, обрушились на людей, которые были слишком слабы, чтобы выбраться из-под них. Они задохнулись прежде, чем к ним подоспели на помощь их товарищи...

Тиф ворвался в Heidesheim в начале мая. Через пять дней после капитуляции Германии, 13 Мая, Либих был переведён в другой американский лагерь для военнопленных, Bingem-Rudesheim в Рейнланде, возле Bad Kreusnach. Заключённых там содержалось 200 - 400 тысяч, без крыши над головой, практически без пищи, воды, медикаментов, в ужасной тесноте.

Смертность в американских лагерях для немецких военнопленных в Рейнланде, согласно сохранившимся показаниям медицинской службы, составила около 30% в 1945 году. (Тоесть, исходя из количества военнопленных, в американских лагерях на территории Германии было уничтожено около 800000 немцев. За год.) Средний уровень смертности среди мирного населения Германии составил в то время 1-2%.

Однажды в июне, сквозь галлюцинации, Либих увидел "Томми", входящих в лагерь. Британцы взяли лагерь под свою охрану, и это спасло Либиху жизнь. Тогда он при росте 5 футов 10 дюймов весил 96,8 фунтов.

По рассказам экс-заключённых Рейнберга, последним действием американцев перед приходом англичан было заравнивание одной секции лагеря бульдозером, причём многие ослабшие узники не могли покинуть своих нор...

В то же время главный квартирмейстер Эйзенхауэра при SAEF, генерал Роберт Литтлджон, уже вдвое уменьшил рацион для заключённых и письмо SAEF, обращённое генералу Джорджу Маршаллу, главнокомандующему армией США, подписанное Эйзенхауэром, гласило, что в лагерях для пленных не будет "ни кровли, ни других удобств...".

Георг Вейс, ремонтник танков, проживающий ныне в Торонто, так отзывается о своём лагере на Рейне: "Всю ночь нам приходилось сидеть прижавшись друг к другу. Но недостаток воды был хуже всего. По трое с половиной суток у нас не бывало воды вообще. Мы пили свою мочу..."

Ганс был далеко не самым молодым в лагере - в нём находились тысячи перемещённых гражданских немцев. Там были дети шести лет, беременные женщины, и старики после 60-ти. В начале, когда в лагере ещё были деревья, некоторые начали отрывать сучья и разводить огонь. Охрана приказала огонь потушить. На многих площадках было запрещено копать норы в земле для укрытий. "Мы были вынуждены есть траву" - вспоминает Ганс.

Вольфган Ифф, бывший заключённым Рейнберга и проживающий ныне в Германии описывает, как из приблизительно 10 000 заключённых ежедневно вытаскивали от 30 до 50 трупов. Ифф рассказывает, что он работал в похоронной команде и вытаскивал трупы из своего сектора к воротам лагеря, где их свозили на тачках в несколько больших стальных гаражей.

Здесь Ифф и его товарищи раздевали трупы, откусывали половинку алюминиевой идентификационной бирки, складывали тела слоями по 15-20 в один слой, посыпали каждый слой десятью слоями негашёной извести, образуя штабели в метр высотой, а затем складывали обломки бирок в сумки для американцев, и так раз за разом...

Часть покойников была умершими от гангрены после обморожения (весна выдалась необычайно холодной). Некоторые были слишком слабыми, чтобы держаться за брёвна, брошенные через рвы, служившие туалетами, падали и тонули в фекалиях.

8 Мая, в День Победы, немецкое правительство было упразднено и одновременно Департамент США сместил Швейцарию как защищающую сторону для Германских заключённых. (Премьер-министр Канады Маккензи Кинг опротестовал в Иностранном Кабинете Лондона одновременное смещение Швейцарии в качестве защищающей стороны в Британо-Канадских лагерях, но получил уничтожающий ответ за своё сочувствие).

После этого Государственный Департамент уведомил Международный Комитет Красного Креста. что так как защищающая сторона. которой можно отсылать доклады отсутствует, то отсутствует и необходимость посещения лагерей.

С этого момента заключённые американских лагерей официально лишились возможности посещения независимыми наблюдателями, а также возможности получения продуктовых посылок, одежды или медикаментов из какой-либо гуманитарной организации, а также какой-либо почты.

Тремя главными убийцами были: диарея или дизентерия (сочтённые одной категорией), сердечные болезни и пневмония. Однако с напряжением медицинской терминологии доктора также фиксировали смерти от "истощения" и "изнурения". Их данные выявили уровень смертности, восьмикратно превышающий самые высокие уровни мирного времени.

Но лишь от 9,7 до 15 % заключённых умерли по причинам, чисто ассоциируемым с недостаточным питанием, таким, как истощение и обезвоживание. Преобладали другие болезни, прямо относящиеся к невыносимым условиям содержания. Скученность, грязь, отсутствие каких-либо санитарных условий несомненно усугублялись голодом.
В докладе отмечалось: "Содержание, скученность в загонах, недостаток пищи и отсутствие санитарных условий - всё вносит вклад в столь высокий уровень смертности". Следует помнить, что данные были получены в лагерях
POW - военнопленных, а не DEF - разоружённых сил неприятеля.

В конце мая 1945 в американских лагерях умерло больше народу, чем в пламени атомного взрыва в Хиросиме.

10 июля подразделение Французской Армии вступило в Dietersheim и через 17 дней капитан Julien прибыл для принятия командования. Его отчёт сохранился как часть армейского расследования в дискуссии капитана Жульена с его предшественником. В первом же лагере, в который он вошёл, он засвидетельствовал наличие грязной земли "населённой живыми скелетами", некоторые из которых умирали на его глазах.
Другие грудились под кусками картона, хотя июль не был слишком жарким. Женщины, лежащие в норах, вырытых в земле, взирали на него, отёчные от голода, с животами, пародирующими беременность; старики с длинными серыми волосами смотрели на него сгорбленно; дети шести-семи лет с голодными кругами енотов вокруг глаз смотрели на него безжизненным взором.

Два немецких врача в "госпитале" пытались помочь умирающим на земле под открытым небом, между следами от тента, который американцы прихватили с собой. Жульен, участник Сопротивления, поймал себя на мысли: "Это напоминает фотографии Дахау и Бухенвальда.." (Вот только немецкие трудовые лагеря дошли до плачевного состояния из-за поражения Германии; американские же лагеря смерти были созданы из-за победы Америки - прим. перев.).

Была зима и мы расположились на заснеженном пастбище. Ночью мы лежали по 7-8 человек, тесно прижавшись друг к другу. После полуночи лежавшие внутри менялись местами с лежащими снаружи, чтобы те не замёрзли до смерти.

В Андернахе около 50 000 заключённых содержались в открытом поле, огорожённом колючей проволокой. Женщины содержались в отдельном загоне. У заключённых не было ни убежищ, ни одеял, у многих не было и пальто. Они спали в грязи, под дождём и на холоде, среди неимоверно длинных рвов для экскрементов. Весна была холодной и ветреной и их страдания от непогоды были ужасными.

Ещё более ужасно было наблюдать, как заключенные варили в жестяных банках подобие жидкого супа из травы и сорняков. Очень скоро заключённые были истощены. Дизентерия свирепствовала, и очень скоро они спали в собственных экскрементах, слишком слабые и скученные, чтобы добраться до траншей-туалетов.
Многие умоляли дать им еды, слабели и умирали на наших глазах. У нас было полно еды и другого продовольствия, но мы ничем не могли им помочь, включая медицинскую помощь.

Разгневанный, я выразил протест своим офицерам, но был воспринят с враждебностью или мягким безразличием. Под нажимом они отвечали, что  выполняют строжайшие указания "с самого верха".
Обратившись на кухню, я услышал, что кухмейстерам строго запрещено делиться провизией с заключёнными, но её как никогда много и они не знают, что с ней делать. Мне пообещали выделять понемногу.

Когда я перебрасывал еду заключённым через колючую проволоку, я был схвачен охранниками. Я повторил "правонарушение" и офицер злобно пригрозил, что пристрелит меня. Я подумал, что это блеф, пока не увидел на холме возле лагеря офицера, расстреливающего из пистолета 45 калибра группу немецких гражданских женщин.

На мой вопрос он ответил: "Стрельба по мишеням" и продолжал палить до последнего патрона в магазине. Я видел, как женщины бежали в укрытие, но из-за дальности не смог определить, ранил ли кого-либо офицер.»

А знаете почему амеры перестали геноцидить немцев? 
    Началась холодная война. И союзникам могло потребоваться пушечное мясо. Вот и было принято решение его поберечь. Таким образом, тоталитарный СССР спас немцев от геноциа со стороны эталонных демократов.

Когда я учился в школе, у нас в ходу была шутка «Скорее бы война, да в плен!»

Так шутили, когда приходилось делать тяжёлую или  грязную работу. Я думаю, поглядев на фото, даже у подростков пропало бы желание так шутить.

Эээээх, жалко, Солженицин не дожил! Он бы расписал!   

Интересно, описания очевидцев эйзенхауровского ГУЛАГа потянули бы ещё на одну Нобелевскую премию по литературе?

Про снайперов и их оружие.

Снайпера подобрать трудно. Не всякий годится.

В снайперы берут в основном флегматиков и меланхоликов. Они усидчивее.

Снайперов в войсках недолюбливают. И друзей у них часто среди обычных солдат не бывает. В армии живут коллективом, а снайпер - одиночка. (Особенно, контрснайпер - снайперская элита). Он поэтому плохо сходится с коллективом. Их другие солдаты часто считают подлецами по натуре - снайпера привыкли действовать исподтишка. А ещё нытиками и занудами, которым не угодишь.
    В меньшей степени это относится к обычным хорошим стелкам в боевых группах, вооружённых винтовкой с оптикой. Которые используются для прикрытия солдат своей группы. Сами себя они часто тоже называют снайперами. В общем то, не в полне обосновано.

Берут ли в снайперы чемпионов по стрельбе?

Снайпер: А какой с них толк? Он в тире по мишеням тренировался стрелять. Вот его бы по пояс в болото. Да чтобы мишеней было штуки три. Да чтобы эти мишени сами по нему стреляли. Да гранату в него бросили. Вот тогда и надо посмотреть, будет ли его стрельба чемпионской? Стрелков много – снайперов не хватает. Да и здоровье нужно. На холоде и под осадками полежи-ка в засаде! После учебок попадают в командировки, так довольно многих списывают из снайперов через месяц такой жизни  с диагнозом "хроническая пневмония".

И действительно. Снайперу только стрелять мало. Надо уметь маскироваться. Надо часами лежать неподвижно. В снайперской дуэли часто кто первый шевельнётся, тот и труп. И при этом ссать и срать тоже надо. Сейчас памперсы появились. Облегчение. Но в войсках их мало. Приходится по старинке – без них.

(Поэтому из женщин часто получаются хорошие снайпера. У них хорошо получается затаиваться. Из-за свойственного женщинам повышенного инстинкта самосохранения и внимания к мелочам. А кроме того, они могут надолго задерживать мочеиспускание. Это у них с раннего детства. В нашем холодном климате заигравшейся на улицах девочке, в силу её анатомии, для того, чтобы пописать, надо много чего с себя снимать на морозе. А бежать домой не хочется. Вот и приучаются терпеть.)

А ещё снайперу надо правильно оценить скорость ветра, температуру, искажения атмосферы, направление движения солнца. Рельеф местности. Чтобы твой прицел не бликовал в сторону противника, чтобы после выстрела можно было быстро и незаметно уйти или поменять позицию. Выбрать правильные пути отхода. И ещё многое чего.

Одна из лучших в мире (Если не лучшая) снайперская винтовка – австрийская снайперская винтовка Unique Alpine TPG-1 (TPG обозначает Taktisches Präzisions Gewehr - тактическая прецизионная винтовка) разработана в Австрии компанией Unique Alpine.

(И вообще у австрийцев хорошо получается эксклюзивное оружие.)

Винтовка имеет модульную конструкцию, позволяет легко менять стволы и используемые патроны (калибры). Со специально отобранными патронами винтовка показывает кучность стрельбы порядка 0.5 угловой минуты (МОА).

Прицельная дальность – 1500 метров.

Винтовка легко очищается благодаря использованию противокоррозионных материалов.

Всё, что может регулироваться, всё в этой винтовке регулируется и подстраивается под стрелка.

Всё разбирается на детали и в чемодан-дипломат упаковавается.

Снайпер: Не ёб я такое ружьё! Она стоит как мерседес. Уроню её в ущелье – до пенсии расплачиваться буду? (Или до пенсии объяснительные писать). Да и кто простому снайперюге такую даст? Игрушка и только!

И кучность в 0,5 МОА для армейского снайпера не нужна. Двух МОА у СВД обычно достаточно. Дальше 600-800 метров обычно всё равно не видно. А в городе и дистанция в 300-500 метров редко бывает. В силу реального рельефа в местах её применения. Да и ручонки трясутся, а глазёнки слезятся на ветру.

Ну и подойти поближе обычно можно. А если очень нужно аккуратно стрельнуть дальше километра, пусть присылают спеца с калибром 12,7 мм. Он и стреляет дальше, и есть ружья, которые станком комплектуются. С наведением при помощи барашков.

То, что в TPG-1 всё регулируется  – тоже плохо. Там всё на болтах, которые постоянно разбалтывабтся. А я их должен голыми пальцами на морозе крутить, да?

А чемодан – это для городских киллеров. В зелёнке надо иметь полностью собранное, а лучше – неразборное ружьё. И скорострельность нужна.

А вот сменные стволы – это правильно. Стволы наших винтовок выдерживают 6000 выстрелов. Против 8000 выстрелов зарубежных армейских винтовок. А что такое 6000 выстрелов? Снайперу, чтобы быть в форме, надо хотя бы 2000 патронов в год отстреливать. А ещё надо на командировку хотя бы 600 выстрелов оставить. И новую винтовку надо вначале обстреливать. Чтобы приспособиться. Хотя бы 300 выстрелов. Максимум 2,5 года и отправляй винтовку на завод – изготовитель на замену ствола. А так сам заменил ствол, отстрелял патронов 300 для подгонки и притирки и опять боеготов.

Командование ставило перед заводами вопрос о сменных стволах. Но заводы ни в какую – темнят что то насчёт точности стволов и прилегания к ложе. А причина в том, что завод изготовитель  деньги получает за переустановку стволов. Кто же в безработицу от такого заказа откажется добровольно? Монополия.

И с патронами у нас не очень. Точность взвешивания пороха недостаточна. И пиротехнические составляющие пороха недостаточно стабильны. И патроны у нас не сортируют. Так что на СВД меньше 2 МОА не получишь.

Впрочем, это обычно действительно не критично. На калибре 7,62 0,5 МОА получается даже на TPG-1 только при определённой температуре и влажности воздуха в отсутствии ветра и дымки. И специально отобранными патронами. И зафиксировав винтовку на станке, чтобы исключить человеческий фактор. Тоесть, в лабораторных условиях при испытаниях.

Точность – враг надёжности и скорострельности. Для точности надо чтобы зазоров между деталями вообще лучше бы не было. А для надёжности при автоматическом заряжании, необходимым для скорострельности, надо чтобы зазоры были как можно больше. Чтобы пылинки между деталями не клинили. И зазор на тепловые деформации был. Поэтому СВД с автоматическим перезаряжанием, в принципе не может быть слишком точным. Самые точные винтовки  - даже не многозарядные с ручным перезаряжанием, а однозарядные. После каждого выстрела надо вынимать новый патрон из патронташа, открыть затвор и вложить туда патрон руками. А потом закрыть затвор.

Так что приходится выбирать: точность или скорострельность. По опыту Второй Мировой для армейской СВД выбрали скорострельность. По нормативу армейский снайпер должен прицельно делать не менее 6и выстрелов в минуту при необходимости.
    Хотя, если работать против террористов с заложниками и надо разнести с 500 метров голову террориста, прикрывающегося заложником, то нужна точность, а не скорострельность. Хотя и здесь можно обойтись. Ну сколько часов террорист сможет прикрываться заложником? Переговорщик пудрит террористу мозги, пока тот не устанет или посрать не захочет (Поссать можно и в штаны, если приспичит).  Террорист ослабит хватку и тогда стреляют.

Хотя, если захватят в заложники видного государственного деятеля, то может и TPG-1 пригодиться. Но таких случаев ещё не было. Но оружие типа австрийской TPG-1, я слышал, на вооружении ФСО (Федеральной службы охраны) на всякий случай имеется. У них вообще много чего эксклюзивного имеетя на всякий случай.

Снайпер: Нас в учебке учили: стреляет ружьё, а попадает снайпер!

Именно так и есть.