bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Про ментов, полицаев, копов и опять про майора-правдоруба.

Вот тут http://worldcrisis.ru/crisis/789139 забугорный автор рассказывает про порядки в амерполиции.

Порядки родные,  до боли знакомые.

 

«В самом конце октября прошлого года нью-йоркский полицейский Эдриан Скулкрафт почувствовал себя плохо. Отпросившись, он ушел с работы на час раньше положенного. А в девять вечера услышал шаги у двери и увидел припаркованные у дома полицейские машины. Это коллеги пришли разбираться, сразу смекнул Скулкрафт. Он уже несколько месяцев безуспешно ходил по инстанциям, пытаясь привлечь внимание к порядкам, царящим в его полицейском участке N81.

Его отец, сам бывший полицейский, посоветовал не открывать дверь и притвориться спящим. Но копы убедили хозяина квартиры, в которой жил Скулкрафт, что у него склонность к суициду, и тот дал им запасной ключ. Скулкрафт лежал на диване, когда они вошли — 12 человек. Его обвинили в том, что ранний уход с работы не был согласован с начальством. Завязалась перепалка. Скулкрафт утверждает, что его били, таскали за волосы, надели наручники. Он смог только выкрикнуть: «Это что, Россия что ли?». (Нет, это оказалась не Россия… У нас Майора Дымовского за волосы не таскали.) Прежде чем мужчина успел опомниться, он оказался в психиатрическом отделении Jamaica Hospital Center. (Вот она, карательная психиатрия в действии! Почему молчит Валерия Ильинишна?!) Там, решили его коллеги, ему и место. Они и не подозревали, что у Скулкрафта в кармане рубашки был включенный диктофон.

Проведя с умалишёнными шесть дней и оплатив больничный счёт на $7000 из своего кармана, Скулкрафт узнал, что его вдобавок отстранили от работы. Но у него остался диктофон. А на нем — записи, которые он вёл 17 месяцев. Это сотни часов болтовни полицейских о своей работе и 117 записей с общих собраний. Пленки свидетельствуют, что многие копы сознательно нарушают закон и превышают свои полномочия. А подталкивает их к этому начальство.

Скулкрафт не побоялся подставить бывших сослуживцев и в феврале начал порциями сливать свои записи в СМИ. Его разоблачения стали настоящим шоком для нью-йоркцев, привыкших гордиться своей полицией, воспетой в многочисленных голливудских блокбастерах. Вскоре у Скулкрафта нашлись подражатели в нью-йоркской полиции (NYPD), и в прессу стало поступать все больше информации о беспределе в этой легендарной структуре. А недавно Скулкрафт решил засудить бывших коллег на круглую сумму. В то время как в России милицию переименовывают в полицию с надеждой, что когда-нибудь и россияне смогут поверить в своих стражей порядка, американцы эту веру теряют.

 

ПАЛОЧНАЯ СИСТЕМА

 

В разговоре с Newsweek 34-летний Скулкрафт сразу приносит свои извинения за высказывания о России — так, мол, сгоряча вышло, а русских он на самом деле уважает. Сам бывал во Владивостоке, когда служил в американских ВМС. «Не знаю, правда это или нет, — говорит Скулкрафт, — но в США журналисты кормят нас тем, что у российских милиционеров очень много власти и полномочий и что им все сходит с рук».

Сам он родился и вырос в Техасе, потом перебрался в Нью-Йорк. В NYPD он проработал восемь лет, поступить туда на службу его подтолкнули события 11 сентября 2001 года и мама, которая перед смертью попросила его последовать примеру отца. Но в последние месяцы работы Скулкрафта стала сильно напрягать ситуация на участке. Он рассорился с начальством и коллегами и стал носить с собой диктофон «в целях собственной безопасности». Записывал и никому об этом не рассказывал.

У него, например, есть плёнка, на которой записаны слова одного из начальников участка: «Так, сегодня мне нужно три ремня безопасности, один мобильник и еще 11 чего-нибудь». Это план по сборам штрафов на день. Как копы его будут выполнять, начальство не волнует. То есть это та самая «палочная система», на которую в свое время жаловался российский майор Дымовский. Есть у Скулкрафта и такая запись: «Если маленькая старушка утверждает, что у неё украли сумочку, то, наверно, она говорит правду [и можно принять заявление]. А если к вам пришёл крепкий парень, который может сам за себя постоять, то в его словах стоит усомниться». Так начальник (полиции) намекает, что, в отличие от штрафов, дополнительные нераскрытые преступления ему ни к чему.

Джон Этерно, бывший капитан NYPD, а ныне профессор криминальной юстиции в колледже Моллой, восхищается смелостью Скулкрафта. «Он пошел против полицейской этики, запрещающей выносить сор из избы», — напоминает эксперт. Скулкрафт признается, что ему приятно, когда его называют смельчаком, но себя он таковым не считает. «Я просто пытался исправить ситуацию в NYPD, всего-то», — говорит он.

Узнав от Newsweek о майоре Дымовском, Скулкрафт решил, что у них должно быть много общего. (И у меня тоже много общего. Об этом я написал в статье «Как всё таки много общего у меня с майором – правдорубом Дымовским!») «Я бы с радостью с ним пообщался, после того, как разберусь со своими делами», — говорит бывший коп. Сейчас он живет с отцом на скудные сбережения, но надеется скоро поправить свое финансовое положение. Скулкрафт подал иск против полиции и властей Нью-Йорка. Свои убытки и моральный ущерб от помещения в психушку и отстранения от работы он оценивает в $50 млн. Его адвокат Джон Норинсберг признает, что цифра взята с потолка: «В графу "сумма" надо было что-то вписать, в итоге она может оказаться иной». Для подкрепления доказательной базы иска своего клиента Норинсберг месяц назад создал сайт, цель которого — позволить другим полицейским поделиться схожими историями. Адвокат утверждает, что собрал уже более ста исповедей.

Одним из последователей Скулкрафта стал 29-летний Адиль Поланко из нью-йоркского полицейского участка N41. Он рассказал газете Village Voice, что ему и его коллегам приходилось придумывать «бредовые подозрения, чтобы задерживать прохожих». «Нам говорили — он должен подходить под описание, что означало — задерживайте черных и латиносов,  (но за то они кавказцев незадерживают! Вот чем отличается подлинная демократия от суверенной!) — говорит Поланко. — Я извинялся перед задержанными». История нью-йоркского детектива на пенсии Гарольда Эрнандеса и того страшнее — в его округе переквалифицировывали категории преступлений на менее тяжкие. Так, по словам Эрнандеса, один маньяк гулял на свободе, пока его не застали с седьмой жертвой, которую он собирался изнасиловать. Его предыдущие преступления полицейские оформляли как административные правонарушения. Они не хотели портить свою отчетную статистику.

Кстати: у нас скрывают преступления, но уже пойманных преступников в мелкие хулиганы не записывают. Скорее наоборот. Мелкого хулигана в маньяки оформят. Видимо, у нас по другому уровень преступности считают, которую надо снижать.

Журналистка Дебби Нейтан знает о полицейских бесчинствах не понаслышке. В феврале этого года, пока она шла днём по парку, мужчина схватил её и утащил в чащу. Там он, не отпуская Нейтан, принялся мастурбировать. После того, как он убежал, Нейтан дошла до дома и вызвала полицию. Приехали шесть человек, допрашивали её два часа. «Они выходили в коридор, получали по телефону указания от руководства и возвращались с новой порцией вопросов», — вспоминает Нейтан в беседе с Newsweek. В итоге дело было возбуждено по статье «насильственное касание». «Насильственное касание — это когда вас ущипнули за попу», — возмущается женщина.

 

ВЫЖАТЫЙ ЛИМОН

Нэйтан, Скулкрафт и его последователи уверены, что виной всему Compstat — система отчетности, принятая в 1994 году нью-йоркской полицией. Ее суть в том, что вместо обычных письменных отчетов о положении дел в отделениях их руководителей раз в неделю вызывают в управление NYPD для устного доклада. «Во время таких бесед успевают расспросить обо всем, в самых малейших деталях, и порой весьма эмоционально», — говорит Леонард Левитт, автор книги «NYPD конфиденциально: власть и коррупция в самом выдающемся полицейском подразделении страны». Левитт припоминает случай, когда начальнику не понравился устный отчёт одного из руководителей отделений, и он прямо во время беседы высветил на проекторе на всю стену картинку Пиноккио с удлиняющимся от вранья носом. Другой начальник кидался стульями.

«Сначала система была успешной, уровень преступности неуклонно падал, — говорит Джон Этерно, бывший капитан NYPD. — Но начальники не смогли вовремя остановиться, хотели, чтобы цифры продолжали падать и падать». И продолжали давить на своих подчинённых. Он проводит аналогию с лимоном. Когда его выжимают, сок сначала идёт очень хорошо, а потом все хуже и хуже. Этерно говорит, что все больше полицейских стали понимать: чтобы не огрести от начальства, бороться надо не с преступностью, а с цифрами. Эксперт объясняет, что такое «хорошая статистика» в понимании приверженцев Compstat: минимальное количество тяжких преступлений, таких как изнасилование, и побольше мелких нарушений, к примеру, штрафов за неправильную парковку. Такой подход не портит имидж города и приносит неплохую прибыль за счет штрафов.

Так вот оно в чём дело! С насильника штраф в казну не возьмёшь, а с пьяницы можно и нужно. Доход в казну очень полезен в кризис. А ещё один канадец писал, что местные копы из маленьких городков по трассе везде поставили в пределах границ городка знаки «40», сидят в засадах и ловят несущихся по трассе мимо городка жителей рядом расположенного мегаполиса, спешащих на работу и с работы. Точно как у нас в известном анекдоте. Тоже казну пополняют.

Леонард Левитт объясняет, что в Нью-Йорке имидж — все. «[Шеф полиции Реймонд] Келли просто потерял контроль над своим эго», — уверен Левитт. По его словам, Келли то и дело «светится» в компании селебритиз, имеет собственного портного и не отходит от телекамер. Он хочет, чтобы город выглядел безопасным, а подчиненные хотят ему понравиться. И это просто — нужно только подкорректировать статистику.

Что в этой истории удивительно, это то, что её практически не освещают в американских СМИ. (Свобода слова ведь. Хочу – пишу, не хочу – не пишу.) Эксперты объясняют это по-разному. Левитт считает, что Нью-Йорк ещё не забыл 11 сентября и для его жителей полицейские — все ещё защитники от террористов. Элай Силверман, профессор колледжа криминальной юстиции имени Джона Джея, говорит, что здесь есть элемент и самоцензуры: журналисты не хотят ссориться с копами, которые часто предоставляют им эксклюзивные материалы. Силверман рассказывает, что две недели помогал журналисту из крупного нью-йоркского издания собирать материал по теме Compstat. Накануне предполагаемого выхода статьи в печать он получил от журналиста письмо: «Редактор дал обратный ход».

Журналистка Дебби Нейтан добавляет: когда она ходила разбираться в полицию из-за умышленного переквалифицирования ее дела на более мягкую статью, ей как жертве в участке посочувствовали и рассказали, что такие случаи за последние полтора года не редкость. Когда же копы узнали о её профессии, они сразу замолчали.»

 

А здесь: «Стоит ли нам цивилизовывать ментов до уровня копов?» Я написал про то, что отличает наших ментов от амер.копов.  Пока отличает.


Tags: Пропаганда и жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments