October 10th, 2010

Про честных медийных работников или кем поддерживалась репутация Лужкова.

Автор: Николай Зятьков Статья из номера: АИФ №39 от 29 сентября 10

 

«Несколько лет назад на юбилее одного известного человека я подошёл к Ю. Лужкову и предложил ему поговорить о проблемах Москвы на страницах «АиФ».

Реакция мэра меня ошеломила. Развалившись в кресле, он заявил: «Вы только посмотрите на него! Обсирает меня в каждом номере своей газеты и ещё зовёт на интервью!» В ответ на моё заявление, что газета пишет правду о том, что происходит в столице, мэр побагровел и стал кричать ещё громче. Возникшую перепалку попытался дипломатично сгладить Иосиф Кобзон: «Юрий Михайлович, ну что вы так нервничаете! Они же журналисты, им надо писать о недостатках, чтобы их читали». Но Лужков не унимался…»

 

А вот Мальгин его совестит:

 

Лужков и СМИ: «Что ж ты, Николай Иванович, не сообщил об этом случае читателям газеты тогда?»

 

Типа: раз тогда молчал, то и заткнись. А то буду тебя негодяем обзывать.

Это напоминает мне реальный случай на 20м съезде. Хрущёв зачитал доклад о культе личности. Из зала ему приходит записка: «Что же ты такой принципиальный сейчас, молчал тогда? Встал бы и сказал на любой партконференции, что ты думаешь о Сталине».

Хрущёв зачитал записку и сказал: «Кто это написал, выйдите к трибуне и повторите!» Естественно, никто не вышел. Хрущёв повторил эту фразу несколько раз. Всё равно никто не вышел.

Хрущёв заключил: "И этот трус ещё будет учить меня принципиальности!"

 

А вот, что бывает, когда проявляли принципиальность по отношению к юрмихалычу:

 

АТРИУМЫ ЛУЖКОВА

 

«В 1999 году я баллотировалась от СПС с антилужковской риторикой. Знатоки говорили, куда ты лезешь на рожон? Вон, Хакамада, пошла помурлыкала с Юрьмихалычем, услышала от него "здесь не ходи", и послушно съехала в питерский округ, где в связи с этим была проиллюстрирована картина Репина "Не ждали", и мгновенно разрушено питерское отделение СПС.  

Я не пошла мурлыкать и не съехала в Питер. За что мне отказали в возможности снять предвыборный штаб сто офисов и подвалов, объясняющих, что им за антилужковского кандидата отрубят свет, канализацию и дальнейшие жизненные перспективы. Помещение под штаб не побоялась сдать только федеральная милицейская гостиница "Комета", куда лужковским был начисто закрыт доступ. На выборах я получила многогранный опыт - покушение на начальника штаба, угрозы расправы себе и сыновьям, ходьбу с охраной и фальсификацию результатов выборов, описанных в книге "Как я пыталась честно попасть в думу". Следы вели к лужковским.

Что же делал при этом сам СПС против мэра, тем более, что  партийные выборы происходили одновременно в мэрскими? А ничего. Молчал в тряпочку. Поставил против него кандидатом неказистого Кириенко, не способного не только озвучить программу переустройства города, но и не знающего названий улиц Москвы. Почему? Да потому, что у всей верхушки СПСа, включая Гайдара с его сдаваемым домом в Газетном переулке, был московский бизнес. Прилично вел себя только Аркадий Мурашов, за что Лужков в последствие с треском вышиб его организацию из арендуемого особняка. А начальником штаба Кириенко был кто? И вы угадали! Приз в студию! Начальником штаба, не критиковавшим мэра, прикидывался именно Гельман.

Через годы меня позвали сопредседателем в маленькую, но гордую партию "Прав человека". На выборы она не вышла, Лужкова  критиковать отказалась потому, что три её инвестора опять-таки имели московские финансовые структуры, и тоже не хотели обрубленных света, канализации и перспектив. Когда в 2005-ом году я баллотировалась от "Свободной России" в московскую думу с яростно антилужковской программой, подробно разбирающей системный городской кризис и уничтожение среды обитания, вся прилужковская шваль обоих лагерей была сосредоточена не на полемике с программой, а на обмазывании проекта грязью. Мол, партия клон-килер-спойлер яблока, чтобы отвлечь от антилужковской программы. А яблоко в это время традиционно облизывало филейные части градоначальника.

На последних выборах в госдуму в "Партии Социальной Справедливости", программой которой была книга Алексея Подберезкина "Человеческий капитал", тема Москвы вставала в полный рост потому, что Подберезкин был помощником Медведева, а "Человеческий капитал" основой Медведевской президентской программы, никто из оппозиции снова не озвучивал тему Москвы. Мне это делать вроде бы не мешали, только, когда я ехала на бесплатные эфиры, почему-то каждый раз выяснялось, что они перенесены на более раннее время, а наш штаб предупредить забыли.   

Политика страны была отдельно, Москва была отдельно, в плотном стеклянном коконе, из-за которого выглядывали усмешки королевы унитазных ершиков Батуриной и её мужа-пасечника. Антилужковщина выдавливалась всеми вместе в маргинальное поле. Критиковать Лужкова было не модно, не гламурно, неловко. Типа, это хиппующие эстеты защищают от него старую Москву или нищие бутовцы свои хибары, а для представителей элит это не тема.

Тот же Борис Немцов, которого я очень люблю по-человечески, почему-то написал "Лужков. Итоги" не в 1999 году, а с опозданием на 10 лет! Хотя он то видел все итоги уже тогда. И после покушения на моего начальника штаба лично звонил Куликову и говорил, что если с моей головы упадет хоть один волос, то он отшибет Куликовскую башку.   

Знал, видел, но общее правило всех партий гласило : "Никто, кроме Лужкова не сможет совладать с преступными группировками, правящими Москвой, которые он сюда запустил. Так что терпите!" И в логике этого правила Москва обложилась кивалками. Карманной думой. Карманными СМИ. За тем в Москве было специально выведено сообщество деятелей культуры систематическом на подсосе, примерно такое же, как при олигархах. При олигархах давали подсосать премии, поездки на международные книжные ярмарки, места в президиуме.

А при Лужкове с барского стола кормили возможностью похалтурить на выборах и вип-вечеринках. Давали театрами и квартирами. Каждый второй подблюдный подлужковский успел сделать себе квартиру. Ко мне тоже сначала клеились с текстами, что известному человек неприлично жить в недвухэтажной квартире. Потому, что Юрьмихалыч не зверь, и очень любит деятелей культуры. А уж если самые последние графоманы разжились хатами внутри Садового за счет систематического шарканья ножкой, то с меня за квартиру и одного шарканья хватит.  

То есть, Лужков мягко шантажировал федералов, что убери его, поднимутся мафии. А СМИ и деятели культуры, сидели возле него за столом вперемешку с бандитами и покрывали всё это толстым слоем шоколада. И знающие люди, намекали, что не зря страна проживает похороны Калмановича, Япончика и наезд на деда Хасана как масштабные политические события. Что это, как говорят на востоке "бьют по мешку, имея в виду осла" и выстраивают новый пасьянс вокруг мэрского кресла.

Но лично мне фиолетово, кто там в кого стреляет. Мне некогда разбираться в анатомии и этиологии бандитской Москвы, крышуемой Лужковым. Хотя отчетливо помню, что 1999 году на выборах  приходили солнцевские и предлагали охранять - Солнцево входило в мой избирательный округ. Я отвечала, что строю правовое общество. А они смеялись, мол, вы думаете, что мы бандиты, это ваши СПСовские лидеры Гайдар с Чубайсом  поступили с вами как бандиты. И теперь мне нечего возразить солнцевским.

 

Почему сразу после отрешения Лужка Жириновский объявляет по телеку, что 30% бюджета московской думы было засекречено? А Кудрин за ним горюет, что выяснилось страшное -  никаких тендеров под Лужком не было, а четверть распоряжений и вовсе подписана с нарушением закона! И это, ай-яй-яй, теперь грязно открылось!

То есть, внутри белого пушистого государства находилась отдельно взятая территория, доступа на которую не имели ни ФСБ, ни контрольное управление, ни счетная палата, ни бог, ни черт, ни Путин, ни Медведев! Тогда расскажите, за что им всё это время платили зарплату из наших налогов?

Ты не понимаешь, зашепчут знатоки, Лужков венчал верхушку местной "коза ностры", а она была обернута в стекло. Ведь не зря из всех видов  архитектуры он выбирал атриумы, и всё, что видел, в Москве, пытался покрыть именно ими, бессознательно материализуя своё представление о прозрачно-непроницаемом отдельно взятом "городе золотом". Для отдельно взятой семьи.»

Про стекло я так и не понял тонкой аналогии, ну да ладно. Не в этом суть.

Деньги, как следует из последнего абзаца, на кону стояли большие. И доступ к ним зависел от Лужкова. Тут, как вы понимаете, не до сантиментов. Для сохранения контроля над денежными потоками все средства были хороши.  Часть этих средств шла на подкорм лужковской клаки в СМИ. Ну, а кто не брал деньги, с тем не церемонились.

А вы думаете, почему у Лужкова был такой хороший пиар?

Но некоторые люди до сих пор думают, что обязаны Лужкову и продолжают его пиарить.

Типа, раз взяли деньги, (Правда, чаще брали не деньгами, а квартирами и доходными должностями) значит надо отработать. Честность наёмного работника -  похвально.

 

Есть, есть ещё в Москве честные медийные работники! Побольше бы таких.