July 31st, 2010

История американской армии не от Голливуда. Часть 2.


Продолжим. Начало см ниже.

 

К 1941 г. американский флот не воевал 43 года - с момента окончания испано-американской войны 1898 г. Поэтому американский скулёж, вошедший затем в мировую историографию, о том, что якобы только внезапный удар японской авиации по Пёрл-Харбору 07.12.1941 привёл к первоначальному поражению США на Тихом океане в декабре 1941 - июне 1942, не выдерживает никакой критики. Во время налёта были уничтожены только все 9 линкоров американского Тихоокеанского флота, а все авианосцы, крейсера и эсминцы оказались целы. Но даже уничтоженные линкоры можно было компенсировать переброской кораблей аналогичного класса с Атлантического океана, что и было в конце концов сделано. Но самое главное то, что во время удара по Пёрл-Харбору не было уничтожено или повреждено ни одного американского авианосца, которые были главной ударной силой морских сражений Второй Мировой войны.

Недавно рассекретили архивы того времени в штатах. И стало ясно, что о нападении японов на Перл Харбор амерразведка знала заранее. И поэтому вывела авианосцы за день до этого в океан. Оставив на базе старый хлам из линкоров времён первой мировой. Амерам нужен был повод для вступлению в войну и они его получили. А 1600 погибших моряков, не такая уж большая цена за правильное решение нации по поводу войны. Это типичная метода втягивания американцев в войну. Она применялась и раньше как повод для войны с Испанией и позже, как повод войны во Вьетнаме. Амеры могли бы легко подавить японские самолёты в воздухе. Горючее у них было на исходе и на маневр его бы не хватило. И у японов не было истребителей. Только неманеврирующие легко уязвимые бомбардировщики и торпедоносцы. Но тогда, в случае лёгкой победы, бы не было повода для большой войны. Так что автор здесь недооценил амеров.

Так что причиной поражений США на Тихом океане в 1941-1942 гг. стал не удар по Пёрл-Харбору, а бездарность командования американского флота. Об этом свидетельствуют результаты сражения в Яванском море в ночь с 27 на 28 февраля 1942, когда отряд из 5 американских крейсеров и 10 эсминцев атаковал 4 крейсера и 14 эсминцев японского флота, прикрывавших караван японских транспортов с десантом на борту. Несмотря на примерное равенство в силах и на то, что японские корабли были скованы охраной транспортов, в ходе ожесточённого морского сражения японцы, не потеряв ни одного корабля и ни одного транспорта, потопили 2 американских крейсера и 3 эсминца, а остальных обратили в бегство. И всё это при том, что японский флот не воевал 37 лет со времён русско-японской войны 1904-1905 гг.

Поэтому, если бы японцы не уничтожили 9 американских линкоров в Пёрл-Харборе, то они уничтожили бы их во время сражений 1941-1942 гг.

За 8 месяцев наступательных боёв на Тихом океане в 1941-1942 гг. японцы захватили гигантскую акваторию со множеством архипелагов, которую американцам пришлось отвоёвывать два года в 1943-1944 гг.

Что касается действий американской армии на других фронтах Второй Мировой войны, то они были ещё более скромными.

По замыслам американских правящих кругов, главная операция американских сухопутных войск - высадка во Франции в июне 1944 - должна была проходить практически без боя. Командующий немецкими войсками во Франции фельдмаршал Роммель - участник антигитлеровского заговора - должен был открыть фронт для высадившихся во Франции американских и английских войск.

Что касается Роммеля, то он свою задачу выполнил полностью. Высадка союзных войск была 06.06.1944, а за день до этого Роммель уехал в Германию под предлогом празднования дна рождения жены. Перед своим отъездом он для того, чтобы полностью разрушить управление немецкими войсками во Франции, на день высадки союзников назначил совещание для командования 7-й армии, оборонявшей атлантическое побережье Франции, где должна была произойти высадка. На это совещание прибыли командиры всех корпусов, всех дивизий и многих полков. Если учесть при этом, что союзный десант имел абсолютное превосходство в боевых кораблях, 15-кратное превосходство в авиации, 5-кратное в танках и 3-кратное в живой силе, то он должен был преодолеть 200 км, отделявших его от Парижа, максимум за три дня, а через 6-7 дней с момента высадки выйти к границе с Германией.

Да, Роммель предатель. И уже давно. Точно так же он сдал союзникам свой корпус в Африке. Загнал его в невыгодную позицию под, кажется Аль-Аламейном, и улетел на лечение в Германию. Корпус был разбит и капитулировал. Но без Роммеля. А почему вы думаете, амерская историография так славословит Роммеля? Англосаксы всегда делают героев из вражеских предателей.

Это сильная сторона англосаксов. Они умеют склонить к предательству вражеских военноначальников. Последний раз они доказали это в иракской войне. Методику знают.

Вот только с вьетнамцами и корейцами у них облом вышел.

Однако, неуправляемое, но яростное сопротивление немецких войск при общей бестолковости американских и английских генералов и нежелании американских и английских солдат и офицеров рисковать своими "драгоценными жизнями" привели к тому, что союзные войска топтались на месте высадки 10 дней. За это время немецкое верховное командование сумело восстановить управление войсками. Оценив ситуацию и почуяв неладное, Гитлер отстранил Роммеля от командования. Новым командующим войсками во Франции стал фельдмаршал Клюге, преданный Гитлеру, а командующим 7-й армией - обергруппенфюрер Хауссер, один из создателей войск СС.

Не сумев воспользоваться открытием Роммелем Западного фронта, правящие круги США потребовали от заговорщиков произвести переворот и отстранили Гитлера от власти. Спустя две недели от начала высадки 20.06.1944 на Гитлера было совершено покушение. В этот же день генералы-заговорщики захватили власть в Париже и Вене, арестовав находившихся там руководителей службы безопасности, СС и нацистской партии. Но бездействие руководителей заговора в Берлине позволило находившемуся там Геббельсу разгромить заговорщиков.

В результате американским и английским войскам во Франции вместо парадного марша и приёма капитуляции немецких войск пришлось начать воевать хотя бы чуть-чуть. И для того чтобы пройти 200 км до Парижа, союзникам вместо двух дней понадобилось два с половиной месяца. Средний темп продвижения - два с половиной километра в день. И это при многократном превосходстве в живой силе и технике и 15-кратном - в авиации. От места высадки союзников до границы с Германией было 600 км. Это расстояние союзники преодолели за 6 месяцев, к концу декабря 1944. Средний темп продвижения - 3 км в день.

Для сравнения: Красная Армия, начав примерно в то же время, 23.06.1944, наступление в Белоруссии, прошла 600 км за месяц или примерно по 20 км в сутки, имея значительно меньшее превосходство в технике и людях над немецкими войсками.

Но ещё более вопиющим было соотношение людских потерь союзных и немецких войск во время боёв во Франции. Потери немцев: 150 тысяч убитыми и ранеными. Потери союзников: 135 тысяч убитыми и ранеными. И это при 15-кратном превосходстве союзников в авиации. Такое количество потерь убитыми и ранеными немецкие войска понесли за 34 дня боевых действий в Крыму в период его освобождения советскими войсками 8 апреля - 12 мая 1944. Но в Крыму немецких войск было 200 тысяч, а не 1 миллион, как во Франции. Площадь Крыма 26 тысяч кв. км, а Франции - около 600 тысяч кв. км. Советские войска во время боёв в Крыму потеряли 60 тысяч убитыми и ранеными (то есть в два с половиной раза меньше, чем немцы), а во Франции потери союзников и немцев были примерно одинаковы: 135 и 150 тысяч. И это - при гигантском превосходстве союзников в авиации и значительном - в других видах военной техники и при стремлении американских и английских солдат и офицеров максимально избежать риска для своей жизни.

Только изобретение атомной бомбы позволило США, имеющим такой, мягко говоря, своеобразный человеческий материал, избежать серьёзных неприятностей на мировой арене после окончания Второй Мировой войны.

Но всё хорошее имеет склонность быстро заканчиваться. И спустя 5 лет после окончания Второй Мировой войны правящие круги США, считавшие себя на гребне мирового могущества, вновь с помощью своей же армии ощутили, как они от него далеки.

Конец американским иллюзиям о мировом господстве периода 1945-1950 гг. положила война в Корее 1950-1953 гг.

Как известно, эта война началась в июне 1950, когда тогдашняя просоветская Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея) напала на Республику Корея (то есть на Южную Корею). Северокорейская армия первоначально насчитывала 100 тысяч человек. Её противниками были: 100-тысячная южнокорейская армия и 40-тысячный корпус американской морской пехоты.

То есть налицо было нарушение главного формального принципа ведения боевых действий, согласно которому наступающий должен иметь численное превосходство.

Но при элементарном рассмотрении того, что представляли собой противоборствовавшие стороны, ситуация становилась совсем скандальной.

Дело в том, что к началу своего наступления на юг северокорейская армия существовала меньше двух лет (КНДР была образована в сентябре 1948). А за два года при всех усилиях можно обеспечить нормальную подготовку только командиров взводов. То есть в северокорейской армии практически отсутствовали нормальные командиры рот, батальонов, полков, не говоря уже о командирах дивизий и корпусов. По сути, к лету 1950 армии у Северной Кореи не было. У неё было несколько тысяч пехотных взводов, несколько сот танковых взводов и несколько десятков артбатарей. Такая "армия" могла ещё как-то выполнять полицейские функции внутри страны, но вести войну с внешним противником она по всем правилам не могла.

Поэтому, даже если бы у Южной Кореи не было своей армии, то 40 тысяч американских морских пехотинцев должно было хватить не только для обороны, но и для наступления против такого противника.

Но регулярная 100-тысячная армия у Южной Кореи существовала и по формальным признакам должна была быть сильнее, чем северокорейская армия, так как Южной Корее в наследство от японского колониального режима достались десятки тысяч офицеров и сержантов, корейцев по национальности, которые служили в японской армии и имели определённый боевой опыт. Все они либо проживали на юге, либо бежали туда с севера, опасаясь политических репрессий. Таким образом, по всем формальным признакам северокорейская армия не только не должна была наступать, но она не могла и обороняться.

Но, как известно, всё произошло с точностью до наоборот. За первый месяц войны северокорейская армия продвинулась на 600 км на юг, захватив 99% территории Южной Кореи, кроме города-порта Пусан и прилегающей к нему территории ("Пусанского плацдарма"). Здесь остатки американских войск (южнокорейская армия прекратила своё существование) удерживались только благодаря непрерывному огню американских линкоров и крейсеров и благодаря ударам палубной авиации.

Чтобы как-то объяснить своё первоначальное сокрушительное поражение в Корейской войне, американские и западные историки, замалчивая сам факт первоначального полуторного превосходства американо-южнокорейской группировки войск над армией Северной Кореи, любят рассуждать о пятикратном превосходстве северокорейцев в танках (500 Т-34 против 100 американских М-24). Но в условиях полного господства американцев в воздухе с первых дней войны эти 500 северокорейских танков при элементарной стойкости американской пехоты были бы уничтожены американской авиацией за 2-3 суток, как это делала немецкая авиация в 1941-1942, срывая удары превосходящих советских танковых сил. Но американские морские пехотинцы бежали с помощью автотранспорта настолько стремительно, что американская палубная авиация просто не успевала реагировать на изменение линии фронта и наносила удары по тылам наступавших северокорейцев.

Кроме абсолютного превосходства в воздухе к началу войны, у американской морской пехоты в Южной Корее имелось около 4 тысяч реактивных гранатомётов "базука" различного калибра. По восемь гранатомётов на каждый северокорейский танк. Даже самый малокалиберный из них (60 мм) прямым попаданием поджигал Т-34. Но для этого надо было подпустить Т-34 на расстояние не дальше 300 метров, а ещё лучше на 150-200. Но нервы у американских гранатомётчиков не выдерживали, и они открывали огонь по Т-34 с 400-500 метров. Разумеется, с такого расстояния не попадали и не пытаясь произвести повторного выстрела, обращались в бегство, погибая под огнём танковых пулемётов.

Таким образом, при наличии у американских солдат элементарного чувства даже не храбрости, а хотя бы воинского долга, они, имея по 8 гранатомётов на каждый танк противника, сожгли бы все северокорейские танки в первые два дня войны. Тем более что наступали северокорейские танки тогда, как правило, без артиллерийской подготовки, не говоря уже о сопровождении их наступления артогнём.

Аналогичная ситуация и с другим доводом американских и западных "историков" - о якобы "многомиллионных китайских ордах", которые помешали американцам выиграть войну в Корее. В самый разгар корейской войны общая численность китайской армии составляла 6 млн. человек. Для сравнения: у США к концу Второй Мировой войны "под ружьём" находилось 11 миллионов. Поэтому более 1 миллиона китайские войска в Корее никогда не имели. Вместе с китайцами воевало 200 тысяч северокорейцев. Итого 1 миллион 200 тысяч. У американцев в Корее в разгар боёв 1951-1953 около 600 тысяч человек 200 тысяч южнокорейцев и ещё около 200 тысяч из других стран. Всего около 1 миллиона. При 10-кратном превосходстве в авиации и 5-кратном превосходстве в танках и артиллерии над китайцами и северокорейцами этого было вполне достаточно для победы.

Успешно скрывать от окружающего мира потрясающую недееспособность своих сухопутных войск США помогает тотальная фальсификация реальных цифр своих боевых потерь. И началась эта тотальная фальсификация как раз со времён Корейской войны.

Официальных американских данных о потерях в этой войне нет до сих пор. Одни американские и западные историки говорят о 30 тысячах убитых, другие - о 50 тысячах. Единственная официальная цифра - это 8 тысяч пропавших без вести.

Даже максимальная цифра убитых - 50 тысяч - приводимая западными историками, звучит несерьёзно. В 1951-1952 гг. в целом ряде наступательных операций, проводимых по всей линии фронта, американское командование концентрировало на отдельных участках до 100 танков на километр фронта и соответствующее количество пехоты. И при такой концентрации сил суточное продвижение не превышало 2 км, а обычно составляло несколько сот метров. Так что можно представить, какие при этом были потери. Такой концентрации танков на километр фронта не было даже во Второй Мировой войне. В разгар крупнейших танковых сражений на Курской дуге летом 1943 наибольшая концентрация танков была у немцев, и она не превышала 70 танков на километр фронта.

Теперь об устойчивой цифре американских потерь в Корее - 8 тысяч пропавших без вести. С её помощью можно определить истинную цифру американских потерь путём сопоставления аналогичных показателей по Вьетнаму.

 

Продолжу завтра.