October 6th, 2009

По поводу военной реформы

В масштабных учениях на северо-западе отрабатывали бригадную форму организации армии.

Разбор учений ещё впереди.

В связи с новой военной реформой в СМИ шёл большой накат как со стороны «старых вояк», так и со стороны профессиональны похоронщиков России на реформаторов. Одни кричали: "Предатели окончательно уничтожают Россию!" Вторые подхватывали: "Дегенераты-рашкинцы сами себя приговорили к уничтожению цивилизованными нациями! "

В связи с поднятым сторонами воем и плачем по «несчастной армии» суть проблемы потерялась. И даже скажу резче: намерено выведена из полемики для нагнетания пущего ужаса.

В связи с этим давайте уточним: в чём суть этой реформы?

Разница между бригадой и дивизией в том, что бригада – чисто боевая единица. А дивизия содержит тыловые, ремонтные и хозяйственные подразделения. Причём в танковой дивизии собственно танкистов 12%. Остальной состав дивизии – вспомогательные подразделения. В бригаде соответствующие подразделения сосредоточены в армейском звене.

В чём преимущество дивизии? В том, что её удобно двигать по сплошному фронту на относительно небольшие расстояния. Для переброски далеко дивизия слишком громоздка и не способна к десантированию.

Бригада как раз для этого приспособлена. Но она ввиду отсутствия необходимого тылового обеспечения, не способна к длительным самостоятельным действиям. Вначале на плацдарм выдвигаются бригады, а потом к ним подтягивается вся военная инфраструктура. Или наоборот.

То есть, дивизия и бригада оптимизированы для разного типа войн. Дивизия для большой войны со сплошными фронтами по типу Великой Отечественной. А бригада – для дальних экспедиций локальных войн колониального типа. На вроде «Бури в пустыне». И вопрос строения вооружённых сил, это вопрос какую войну мы ждём.

По опыту афганской, чеченской и осетинской войн дивизионная форма организации войск показала себя слишком громоздкой и поэтому неоптимальной.

Видимо, на политическом уровне принято решение, что большой войны в Европе не будет. В отличие от локальных. Этим же решением продиктовано и ликвидация кадрированых дивизий. Состоящих только из боевой техники и офицеров. Предполагалось, что в угрожающий период в них будут мобилизовано необходимое количество призывников для пополнения кадрового состава.

И действительно, в эпоху ядерного оружия вряд ли возможны сплошные фронты. Ещё меня в моё время учили, что наличие фронтов зависит от соотношения сил оборонительного и наступательного оружия. В Первую Мировую войну оборонительное оружие много превосходило наступательное. Фронты были стабильны и прорвать их почти не представлялось возможным. Как только западный фронт удалось прорвать, так сразу и войне конец.

Во Вторую Мировую создался баланс между оборонительным и наступательным оружием. Фронты сохранялись, хотя и не были стабильными.

В эпоху ядерного оружия фронтов не будет. Так как наступательное оружие намного превосходит оборонительное. Война примет очаговый характер без чёткого разделения фронта и тыла.

Так нас учили.

И действительно, последующий опыт всех войн, начиная с афганской, показал, что так и есть. Наступательное оружие, даже без применения ядерного, намного превзошло оборонительное.

Вот для приведения структуры вооружённых сил в соответствие с новыми реалиями и понадобилась военная реформа.

Конечно, любая реформа задевает много личных интересов. Ломает и карьеры, и судьбы. Это тоже одна из причин яростного сопротивления реформе со стороны военных старого воспитания.
   Любая система, а особенно, армия (как известно, во всём мире генералы всеми силами готовятся к прошедшей войне), не способна реформировать сама себя. Именно поэтому военную реформу в РФ так надолго затянули. Пока не назначили на реформу штатского мебельщика, она не пошла.

Кстати, после поражения во Вьетнаме, американскую армию тоже реформировали люди, не связанные с ней. Но там было меньше протестов. Наглядным уроком было недавнее позорное бегство из Вьетнама. (Хотя недовольные среди генералов тоже были. Просто американской прессе тогда дали указание не раздувать)

А бегство из Афгана наши генералы не связали с поражением. А только с предательством политического руководства. Поэтому стимула для реформы у них не было. Зачем что то менять, если поражений никогда не терпели?

В свете вышеизложенного и надо воспринимать шум в прессе по поводу военной реформы в РФ.