bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Category:

Станки с закладками, режущий инструмент не производим. Но с колен всё равно встаём!

Главные ущербы: Непроизводство средств производства (группа А)



Станки под дистанционным контролем Запада.
Масштабная зависимость от импорта станков может привести к остановке всей промышленности, считают эксперты

На днях в Петербурге прошла конференция станкостроителей и производителей инструмента, организованная холдингом «Станкопром» (входит в госкорпорацию «Ростех»). В кулуарах обсуждали возможность удаленного отключения оборудования.


Дело в том, что в России многие обрабатывающие машины, купленные за границей, работают по определенным контрактом правилам. Их нельзя разбирать, все данные об использовании поступают производителям, которые могут остановить работу механизма, используя удаленный интернет-доступ.

«Да, можно таким способом войти в программу станка и вырубить его», — говорили специалисты.
.

Металлорежущий инструмент весь закупаем из-за границы.

По данным журнала «Эксперт», уровень производства станков в России упал почти с 70 тысяч в год в 1991 году до трех с небольшим тысяч в 2012-м, то есть более чем в двадцать раз. А ведь советское станкостроение было признано во всем мире — с 1984-го по 1990 год только в ФРГ было экспортировано более 45 тысяч отечественных обрабатывающих машин.

Сейчас моральная и физическая изношенность основных фондов, в первую очередь металлообрабатывающего оборудования, в российском машиностроении достигла 70–80%. Причем с 1990 года, когда прошла последняя перепись станков, их количество в стране существенно сократилось — с 2 миллионов до 1,5 миллионов (оценка ассоциации «Станкоинструмент»).

Но больше всего специалистов пугает масштабная зависимость от импорта режущего инструмента. Георгий Боровский, генеральный директор «ВНИИинструмент», уверен, что ситуация может привести к остановке станков и коллапсу всей российской промышленности.

«Сегодня инструмент — это супертехнологичный продукт, — говорит Боровский. — Это и материалы твердосплавные, и геометрия, и нанесение сложнейших покрытий, повышение стойкости… Если наши западные партнеры прекратят поставки всех видов режущего инструмента, не пройдет и месяца, как остановятся все современные станки. Потому что они на 100% оснащены этим инструментом. Это проблема, и мы не должны сидеть и ждать. У нас уникальные условия в стране, есть все: от руды (вольфрама, кобальта, молибдена) до замыкающего звена, научно-обеспеченных, сильных компаний. Надеюсь, к 2020 году мы половину импортного инструмента заменим».

Высокотехнологичные компании в России действительно есть. Например, на конференции много говорили о петербургском производителе — ООО «Вириал». Оно выпускает детали и узлы из металлокерамики, которые можно использовать в агрессивных условиях. Это подшипники и насосы для нефтегазового оборудования, бронежилеты и броня для ВПК, обработка металлов. Но львиную долю российского рынка занимают две компании, производящие инструментальное оборудование, — из Израиля и Швеции. Пока инструмент поступает в Россию беспрепятственно. Но в любой момент санкции могут коснуться и этой отрасли. Причем прогнозы не самые оптимистичные — Швеция входит в Евросоюз, а 80% акций израильского производителя принадлежат американскому миллиардеру.

«Наивно думать, что одним махом можно заменить импорт, — считает гендиректор компании «Вириал» Владимир Румянцев. — Но такая задача совершенно обоснованна. Развитие инструментальной промышленности — один из ключевых моментов. Очень надеюсь, что с этого пути не будет поворота, что нам не скажут: давайте продавать нефть, и не будем делать инструмент. Такая позиция привела к тому, что 90% рынка — это не наш инструмент».

Станкостроение и производство инструмента — это основа любой промышленности. Пресловутая «нефтяная игла» привела к застою в отрасли, и теперь доля импортного инструмента составляет около 90%. Причем даже богатое наследие СССР изжило себя: за последние 20 лет произошла революция в инструментальной промышленности, и те виды инструмента, которые применялись в советское время, устарели. Токарный, фрезерный, расточный, сверлильный инструмент — в их производстве теперь используют совершенно новые материалы. Именно западным инструментом оснащается новое промышленное оборудование, а российская инструментальная промышленность не успевает за темпами перевооружения станочников. Автоматически это означает отставание в металлообработке, автомобильной, нефтяной промышленности, энергетике, авиастроении и т.д.

Именно поэтому возникла идея основать импортозамещающий инструментальный кластер.

«Пока это проект на уровне технического задания, — рассказал РП Евгений Полканов, первый заместитель гендиректора АО «Станкопром». — К лету мы создадим и подготовим инвестиционный проект. Первоначально планировалось создать кластер на единой площадке Санкт-Петербурга (завод «Вириал»), потом мы поняли, что у нас есть неплохие игроки еще и в Свердловской области (Кировоградский завод твердых сплавов), и завод «Победит» в Северокавказском федеральном округе. Сейчас мы рассматриваем кластер не как единую площадку, а как региональные кусты, по которым мы поделим выпускаемую номенклатуру».

По словам Полканова, программа импортозамещения злободневна в условиях санкций, поэтому надо восстановить всю технологическую цепочку производства инструмента: от сырьевой базы до конечного продукта.

Кластер будет формироваться за счет местных бюджетов и федеральных субсидий. Для его создания понадобится перевооружить предприятия и кооперировать производителей и НИИ.

«Полностью цикл с добычей мы оцениваем в 20 миллиардов рублей. До 2020 года планируем выйти на серийное производство с 60% импортозамещения, а к 2025-му — 90–100%, — говорит Полканов. — Мы считаем эту задачу амбициозной, но выполнимой».
Tags: Технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments