bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Израильский танкист рассуждает про танки вообще и меркаву в частности в приложении к Украине.

Не стоит молиться на танки.



В сети не раз появлялись высказывания, что как только ополченцы Новороссии получат танки, то они сразу дадут хунте прикурить.

Очень мало людей что-то знают о танках. Вернее, служивших в танковых войсках на территории бывшего СССР и стран, образовавшихся на его месте немало, но в процентном отношении от общего количества граждан – танкистов совсем незаметно.

В основном молятся на танки геймеры. Наяривающие в популярную сетевую игру WOT. Но в реальной жизни их познания о боевом применении и обслуживании танков стремятся к отрицательной величине.

Моё знание танков основывается на 3-х годах срочной службы и 10 лет службы в резерве на модификации амерского танка М-60, разработки начала 60-х годов, в Израиле. Но, чтобы не наговаривать на российские танки, я просто приму как должность, что все показатели российских и советских танков лучше в три раза.

На территории Новороссии, в теории, могут обнаружиться различные модификации танков Т-72, Т-64, Т-80. Но, скорее всего, мы будем иметь дело с самым плохим из них и самым ненадёжным – Т-64, о котором все, кто имел с ним дело, без мата не пишут. Не будем в серьёз рассматривать всякие снятые с постаментов антикварные экземпляры.

Чтобы привести всё это разнообразие к единому знаменателю, возмём за образец данные новейшего российского Т-90, безусловно надёжного и крутого:
После пробега 2500 км осуществляется ТО продолжительностью 12 часов (а на моём танке – каждые 500 миль). После пробега 5000 км — 30 часов. Капитальный ремонт проводится после пробега 11 000 км (на моём танке – примерно после 3-х тысяч миль), при этом ресурс гусениц составляет 6000 км. (недостижимый пробег для гусеницы с открытым шарниром, что стояли у нас. Я оцениваю максимальный ресурс наших гусениц в 1500 км). Отметим, что все это при абсолютной исправности всех агрегатов танка. Умножте цифрыцифры вдвое для получнентя реального времени обслуживания. Утройте цифры, если вам приходится делать это род открытым небом без пневматических инструментов.

Эти данные – для совершенно нового современного танка. Это неимоверно крутые показатели. У танка Т-64 гарантийный ресурс работы дрыгателя – 300 часов. Это значит, что где-то гораздо раньше, чем достижение пробега в 5000 км дрыгателю харьковских танкостроителей наступает карачун, и его нужно менять. А сдохшему необходимо как минимум менять поршневую, если не случилось чего похуже. У Т-64 ещё и торсионы лопаются нередко. А кто хоть раз менял торсионы, тот знает, что это за ужас. И гусеница слетает целиком, и тогда её без крана назад не поставишь.

То есть, если вы раз в год, меняете на своей новой личной машине расходники, масло, фильтр, тормозные колодки, дворники, наезжая, по 10 000 км, а на капитальный ремонт заедете не ранее, чем через 5-6 лет, то вам никогда даже в страшном сне не приснится весь ужас технического обслуживания такой сложной машины, как танк.

Если у вас есть рабочий грузовичок или пикап, на котором вы наматываете в день по 200-300 км – то у вас может появиться небольшая догадка о количестве времени и расходных материалов на обслуживание танка.

Танк – это перетяжелённая машина, все агрегаты которой работают почти на пределе своего ресурса. Танковый двигатель по определению форсирован по самое немогу. Танк, даже разработки конца 60-х, начала 70-х годов – это машина более сложная, чем практически вся гражданская техника, которую вы можете встретить в своей жизни.

Двигатель танка потребляет более 2-х литров топлива в минуту. Т-90 нужно менять десятки литров масла каждые 2500 км, а более старым моделям – гораздо чаще. Максимальный ресурс новой гусеницы – 6000 км. - У танка, произведенного в 21 веке.

У танка есть гидравлика. У Т-64 привод пушки. У Т-72 – привод башни. Гидравлика – это система чрезвычайно ненадёжная. Она нормально работает несколько дней после ремонта, поверьте мне, или пока танк стоит в ангаре. При использовании танка гидравлика всегда течёт, и нужно постоянно доливать жидкость. Когда она кончается – а случается это всегда в бою – танк становится неспособным вести бой.

А где вы видели новые танки на Украине, а особенно у ополчения?

По моим предположениям (я никогда не служил на новых танках), если ополчению дать 10 новых Т-90 с завода, но без вагона запчастей, расходников и инструментов, толковых ремонтников, то последний из новых танков выйдет полностью из строя максимум через 10 дней боевых действий без единого попадания или подрыва - из-за поломки ходовой, дрыгателя, трансмиссии или выхода из строя одной из электрических цепей, проводов башни или пушки. Прицельные приспособления, дальнометры, различные ночные и панорамные прицелы служат без ремонта дольше ходовой, но выход их из строя так же превращает танк в тягач. Замена их помимо того, что очень трудоёмка, стоит огромных денег и специальных знаний.

Танку вроде многократно отремонтированного Т-64\Т-72, не продержаться в боеготовном состоянии и 5 дней. Во-первых, он достанется экипажу уже со многочисленными неполадками. Он будет способен в лучшем случае провести один-два скоротечных боя, и скорее всего, если не будет подбит, его все равно придётся эвакуировать тягачом. Во-вторых, количество неполадок будет увеличиваться в геометрической прогрессии с каждым часом, что танк не стоит на стоянке.

Я честно не знаю, нужно ли в советских танках иметь специальный инструмент для выверки прицела, но полагаю, что да. У нас его выдавали только офицерам, из-за его огромной стоимости. Полагаю, что любой танк, попавший в руки любого ополчения, прибора для выверки прицела иметь не будет. А это значит, что выверку прицела можно будет сделать только по-боевому – лупить в специальную мишень драгоценные снаряды на точно замеряной дистанции. А теперь представим такое мероприятие для пяти танков непосредственно перед боем… Уже смешно. Кстати, в танке выверку делают каждый день, когда танк не стоит на площадке.

Многие недооценивают сложность систем танка даже 60-х годов разработки. А зря. Это быстро проходит, когда ты начинаешь танк изучать. Даже более-менее зная танк, иногда в спокойной обстановке очень трудно сообразить, что именно отказало, почему, и что делать. А если ты в состоянии стресса – то сделать ты просто ничего не можешь. Именно так и получают в свои руки практически целую брошенную технику ополченцы Новороссии.


Ещё один аспект. Если брать мирное время, когда проводятся только учения, то больше всего гибнут и калечатся именно танкисты. Танк – смертельно опасная штука прежде всего для экипажа. При повороте башни она перемалывает всё, что попадает между ней и корпусом внутри и снаружи. Это может быть и снаряд. Чаще – нога, иногда – голова водителя. При движении пушки она давит всё, что оказывается под ней, под или над казёнником. Обычно это рука или нога, реже – голова. Танки часто переворачиваются и падают с обрывов, мостов, во рвы. Всегда с покалеченными танкистами в результате. И ещё танки давят всех, кто не успел отскочить, потому, что из него ничего не видно. Обычно это тот, кто занимается ремонтом или направляет танк с земли.

К чему это я? К тому, что экипаж танка нужно долго и систематически учить, иначе он быстро кончится, за неделю. Всего-то три человека.

То есть, гонять на захваченном только что восстановленном на харьковском заводе танке три дня можно. Эффективно применить, не имея свежеобученного экипажа – нет.
По опыту знаю, что механик-водитель может восстановить навыки после двух полных дней занятий через три-пять лет максимум. Через десять лет после дембеля – это проходить полностью новый курс обучения.

Наводчику и командиру для сохранения навыков более двух лет перерыва делать нельзя. После пяти-шести лет – обучать практически с нуля, получив экипаж, не более профессиональный, чем зелёные выпускники учебки.

Сколько нужно чтобы обучить экипаж с нуля? Меня учили полгода. По моему мнению, если заниматься по 12 часов 5 дней в неделю, полностью исключив все другие занятия – то от 4-х до 6 недель, в зависимости от тупизны обучаемых. По три экипажа на один учебный танк. И поверьте, что после этого курса обучения танк будет полностью угроблен. Восстановить его можно будет только в специальном месте специальными инструментами.
Основной расходник в танке, кроме масел и гидравлической жидкости – это звенья гусеницы, катки и подшипники ступицы колеса. Их можно брать с убитой техники, если она не горела. Но расходуются они просто с невероятной скоростью, а работы по замену требуют очень много.
Советская норма подготовки водителя танка - 250 км. Эдак один танк после 3-4 водятлов на замену всей ходовой и дрвшателя отправлять.я убеждён, что по минимуму достаточно 60-70 км.

Вывод:
Боевое применение нескольких танков возможно только при наличии очень сложной и очень дорогой инфраструктуры, которую может себе позволить только государство. Что не исключает возможность эффективного разового применения танка, доставшегося в хорошем состоянии, до быстрой выработки его ресурса.

И да, не сравнивайте технику вроде БМД, БМП, БТР и НОН с танками - разного класса техника, с гораздо большим ресурсом.

В следующей части я скажу несколько слов о боевой эффективности танков в локальных конфликтах.


.

Эффективность танка в конфликтах низкой интенсивности






15-12-2005 13-38-17_0026

Конфликтами низкой интенсивности на Западе называют сражения между регулярной армией и повстанцами/партизанами. Такие конфликты являются чередованием периодов интенсивных боёв и затишья. Обычно бой начинается с того, что армия решает провести операцию по зачистке/освобождению/уничтожению. Реже инициируют активную фазу конфликта ополченцы/партизаны. Я намеренно не пользуюсь словом террористы, потому, что иногда с армией бывает воюют террористы, но не всегда.

Мы все прекрасно знаем, что нынешние танки созданы для уничтожения других танков, в отличии от тех, что выползли на поля сражений Первой Мировой. И тут всё более-менее понятно. Но классических танковые дуэли случаются всё реже и реже, потому, что классические полномасштабные войны регулярных армий постепенно отходят в прошлое.
Танки уже давно, со времён ВОВ, применяются для боёв в городе и застроенной местности, против противника, вооружённого стрелковым оружием, ручными гранатомётами, крупнокалиберными пулемётами. Очень редко – безоткатными орудиями и ПТРК.

Танки можно поделить на три типа. Старые танки, модернизированные танки, современные танки. На старых танках нет: модульной защиты и эффективной защиты с уязвимых направлений, тепловизионных прицелов, современных систем управления боем и контроля боевой обстановки, панорамных прицелов и приборов наведения, пассивных и активных комплексов типа Штора, Трофи и им подобных, эффективных систем пожаротушения. На новых танка всё это есть, а на модернизированных – только часть из необходимого.

Все противотанковые средства, которые могут оказаться у ополченцев, можно поделить условно на два типа: устаревшие и современные.
Устаревшие – всё, не оснащённые тепловизором и тандемной боевой частью, с наведением по проводам или с небольшим радиусом. ПТРК последних лет с "умными" ракетами позволяют хоть как-то бороться с современными танками. Так Корнет – очень эффективное средство против современных танков, не оснащённых современными системами противодействия. Корнет в Ливане в 2006 смог примерно в 47% случаев пробить броню одного из лучших танков – Меркава, не оснащёного Трофи. Стоит упомянуть Джавелин, как отличный комплекс другого класса.
И так, мы имеем две стороны, одна из которых имеет всё, что обычно имеет армия, а другая – стрелковое оружие, разномастные противотанковые средства, немного техники, от БТР до одиночных танков, часто старых.

Что может танк в таких условиях у каждой из сторон?

У ополчения – танки старые, на разной стадии выработки ресурса. Огромная проблема со снабжением расходниками, запчастями и проблема с наличием квалифицированных ремонтников. Очень ограниченный боекомплект.
У армии в наличии тыл, рембаза, танки всех видов вплоть до самых современных, прикрытие с воздуха, механизированная пехота, беспилотники, переносные тепловизионные приборы наблюдения, разная колёсная и гусеничная легкобронированная техника.

Ополчение может вполне эффективно применять устаревшие танки для следующего:
Обстрелы из засады колонн техники и конвоев при полном распиздяйстве армейского руководства, не выславшего разведку и прикрытия колонне, что встречается не так уж редко. Кстати, атака на грузовые поезда – тоже вариант.
Прорывы через блокпост, не прикрытый танком или расчётом ПТРК. Уничтожение легкобронированной техники. Короткие набеги для уничтожения с расстояния определённых объектов, таких как пусковые установки, трансформаторные станции, водонапорные башни, склады. Уничтожение огневых позиций пулемётчиков, снайперов и позиций корректировщиков тоже теоритически возможно.

Всё перечисленное выше возможно только днем, потому, что мы принимаем как факт, отсутствие у ополченцев новых танков с современными ночными прицелами и приборами наведения. Для эффективного применения танка ночью, нужно иметь: прибор ночного видения для водителя, который пропадает или ломается первым. Тепловизионный прицел наводчика с каналом для командира, личный прибор ночного видения для командира, для ориентирования на местности в темноте без фар. Такое возможно только в армии с нормальным снабжением и тыловой службой.

Какую выгоду мы имеем от применения танков в составе регулярных армейских формирований?
Самые современные боевые танки практически без ущерба могут выдержать попадание в лоб и бока обычного кумулятивного заряда от РПГ или ПТРК первого поколения, продолжив бой. Чтобы уничтожить современный танк из ручных гранатомётов нужно несколько попаданий. ПТРК типа Корнет тоже не всегда дают гарантированное поражение с первого попадания. А при применении таких систем, как Арена и Трофи на машинах с хорошо обученными экипажами, при прикрытии пехоты и беспилотников, самые современные танки могут выполнять свои боевые задачи довольно эффективно в городе и пригородной местности даже при угрозе применения современных ПТРК. Да, поражения танков будут, но потери будут вполне терпимыми для армии. Чего не скажешь о применении легкобронированной техники.

Очень важный аспект – это психологическое состояние экипажа. При активном противодействии противотанковыми средствами устаревшим танкам, экипаж будет чувствовать себя смертниками, вполне обоснованно. Если экипаж не готов в полном составе сгореть в танке за идею, но выполнив боевое задание, то все возможности танка никогда реализованы не будут, танкисты будут сачковать, действовать нерешительно и неэффективно. Танкисты, получившие новый и современный танк будут иметь совсем другой боевой настрой. Они будут чувствовать себя более уверенно, защищённо, что в конечном итоге может сподвигнуть экипаж на более активные действия. Зная, что броню твоего танка не возьмёт РПГ-7, ты не будешь бояться каждого угла и окна, меньше адреналина - более взвешенные и точные реакции.

Современный танк при грамотном применении продолжает оставаться очень эффективным средством ведения боевых действий армией против гверильи. Что не отменяет того факта, что при отсутствии опыта и понимания тонкостей применения танков у офицеров, танки могут оказаться полностью бесполезны и быстро потеряны.

Современные танки отлично годятся для блокады населённых пунктов, с учётом рельефа местности.
При наличии возвышенностей вне городской застройки, размещение на них танков с пехотным прикрытием, позволит практически мгновенно реагировать на любые передвижения партизан в городе. Размещение танков по одиночке или попарно в сопровождении отделения пехоты на бронемашине, на возвышении, на расстоянии 500-1000 метров от ближайших домов, позволит перекрыть наглухо периметр от прорыва небольшими силами протяжённостью до 5 км и глубиной до 3-х Днем и ночью. При необходимости, можно оставлять такую точку автономно на двое суток, при наличии запаса еды и воды. Мой личный рекорд – 58 часов в танке.

Если имеются в наличии беспилотники или скрытно высланы на передовые позиции разведчики-наблюдатели, то по их наводке танк может внезапным ударом, абсолютно неожиданно для гверильи, уничтожить снарядом здание, в котором происходит скрытое накопление сил или оборудуется замаскированная от танка огневая позиция. Солидное расстояние до застройки сделает практически невозможным применение ручных противотанковых средств, при условии, что пехота из прикрытия не будет спать, а обеспечит предотвращение скрытного приближения противника к бронетехнике по зеленке или складками местности. Применения ПТРК опасаться стоит, но первый выстрел скорее всего будет сбит активной системой типа Трофи, или отведён системой противодействия типа Арена, и танк покинет позицию за дымовой\аэрозольной завесой. Второго выстрела не будет. Так же вероятно, что приготовления к пуску будут замечены, и в сторону пусковой установки прилетит снаряд. Очевидно, что при применении лишь слегка модернизированного танка 60-70-х годов, первый же Корнет может его сжечь. Но и тут многое зависит от экипажа и бойцов. ПТУР типа Малютка летит медленно. Настолько, что если заметить пуск, то можно успеть поставить дымовую завесу и откатиться в сторону (при работающем двигателе). Ещё можно успеть выпустить снаряд и обработать пулеметом точку пуска, что заставит оператора прекратить наведение ракеты, и она уйдёт "в молоко".

Теперь, если возникает необходимость ввести танк глубоко во внутрь за городскую черту, танку придётся туго. Вернее его экипажу и прикрытию прийдется работать в авральном режиме.
У танка нет необходимого возвышения пушки, чтобы снимать с верхних этажей стрелков. Для этого и не только на современных танках есть дистанционно управляемые пулемёты с большим углом возвышения. Компромисс.

Танк относительно слеп. У него есть много мёртвых зон. Поле зрения прицельных приспособлений довольно маленькое. Для этого и не только на танки начали ставить панорамные независимые прицелы командира и башенки командира. А Меркава 4 – единственный танк, который имеет независимый прибор наблюдения заряжающего. (хотя перископ заряжающего можно было поставить в люк ещё на танке М-60, с регулировкой наклона, но его возможности меньше). Это единственный танк, который имеет 4 пары глаз, наблюдающих за обстановкой, камеру заднего вида, и не имеющий мёртвых зон. Так что, каждый танк слеп по-разному. Самые современные – менее слепы. А старые танки в городе видят очень мало. Поэтому танку нужно много глаз пехоты, которая его прикроет на дистанциях до 300 метров и сверху. Без неё никак.

Нужно понимать, что у танка есть минимальная дистанция, на котором он может применять своё основное вооружение. Это обычно 200-300 метров. Это связано с невозможностью прицелиться на близкой дистанции, а также с тем, что взрыватель снаряда взводиться через некоторое время после вылета из ствола орудия. На очень близких дистанциях стрельба из спаренного с орудием пулемёта ведётся не прицельно, а ориентируясь на попадания, через прибор наблюдения, а не через прицел.

Танк, укомплектованный по методичке, является страшным оружием в тёмное время суток. Современный танк видит ночью дальше и лучше, чем кто-либо на земле. У партизан всегда наблюдается нехватка личных приборов ночного видения и более серьёзной оптики, которая стоит баснословных денег. В связи с этим танк получает огромное преимущество, особенно при поддержке беспилотника с ночной оптикой.

Современная цифровая сетевая система управления полем боя позволяет внедрять совершенно новые и очень эффективные методы применения танков в бою. Так, силы, участвующие в операции, отмечают на своих пультах обнаруженные цели, и отметки появляются на мониторах сразу у всех огневых единиц. Командир отделения может видеть местоположение своих подчинённых на карте относительно целей, и давать в системе целеуказания и приоритеты своим подчинённым. Так становится возможным заранее нанести на карту обнаруженные разведкой стационарные цели, и по мере продвижения, отпадает необходимость долго искать по словесным описаниям и по памяти нужное здание, нужный ориентир, сверяясь с бумажной картой в полумраке башни. На моей памяти, когда таких систем ещё не было, тратилось много драгоценных минут на разговоры по рации, во время боя, пока наводчик и командир наконец выясняли, куда от них требуют выпустить снаряд пехотинцы, которых крепко прижали огнём.

Вывод такой: современный танк с прикрытием пехоты и беспилотников, с тренированным экипажем всё-таки достаточно живуч в городе. Его 120\125 мм пушка способна эффективно и очень точно работать по зданиям в которых оборудуются снайперские или пулемётные огневые точки, позиции безоткатных орудий. Гораздо эффективнее 20-30 мм автоматических пушек. Танки применяют тогда, когда недопустимы массовые бомбардировки и артобстрелы. То есть, когда армия не желает массовых жертв населения.

Современный танк может очень долго присутствовать в нужном месте, выполняя свою задачу в любое время суток, и своим присутствием сдерживая противника. В отличии от авиации, применение которой очень затратно. Час работы танка на в несколько десятков раз меньше часа полёта штурмовика\фронтового бомбардировщика.

Для эффективного применения танка в городской черте ему необходимо одно важное условие – или минимальная дистанция не менее 300 метров от зданий, или чтобы ближайшие здания контролировались своей пехотой. Иначе, уничтожение танка становится делом времени.

Современный танк сочетает большую живучесть и огневую мощь по сравнению с лёгкой бронетехникой, превосходные возможности по ведению боя против партизан ночью, дешевизну в сравнении с авиацией, точность и избирательность, в сравнении с артиллерией. Это в малой степени относится к танкам разработки 60-80-х годов.
Tags: Оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments