bulochnikov (bulochnikov) wrote,
bulochnikov
bulochnikov

Разница менталитетов и национальных деловых культур.

1--Запад есть Запад, Восток есть Восток. О разнице культур и взаимодействии внутри международной компании



Разница менталитетов и национальных деловых культур – тема вечная и актуальности своей не теряющая: чужая душа – по-прежнему потемки, а чужая заокеанная душа – еще и неиссякаемый источник курьезов и недопониманий. Поэтому хочу остановиться на одном принципиальном различии в мировоззрении двух культур. Сразу скажу, в данном сравнении речь пойдет только о русских и американцах (или, точнее, носителях русской и американской культур и ментальности). По англичанам мой опыт несколько другой, а по другим нациям не столь большая выборка, чтобы делать какие-либо выводы.

Это различие не столь критично, когда американцы являются вашими заказчиками. Но когда вы работаете с ними в одной команде, понимать, что ожидать от партнера, просто необходимо для общего успеха.

Наверное, я мог бы попробовать сформулировать разницу в одном предложении, но для полного понимания приведу красивую теоретическую базу, подтверждающую опыт.
Иллюстрация

Уверен, что существует десятки примеров в разнице подходов данных стран начиная с самого раннего детства. Но поскольку я ее осознал только, когда уже в сознательном возрасте оказался в George Washington University и смог оценить, чем же принципиально отличается преподавание в России и Америке, то приведу именно тот пример, который стал основой моего собственного прозрения.

Вы все знакомы с тем, как в институтах России выставляют оценки за предметы. Для меня стало шоком понимание, что принцип оценок во многих вузах США совершенно другой.

Не знаю официального термина, но назовем это прогрессивной шкалой оценок. Как действует? Предположим, в группе 100 человек. По мере прохождения курса они получают баллы в зависимости от результатов контрольных. Далее, в конце, все 100 человек сортируются по сумме баллов. А теперь последний финт – выставление оценки за курс. Первые 5 лучших получат «A+». Следующие 10 человек – «A». Еще 5 – «A-». Потом 5 – «B+». Еще 15 – «B». Затем 10 – «B-». Еще 5 – «С+». И так далее. Распределение от предмета к предмету и от преподавателя к преподавателю может быть разное, но принцип соблюдается.

А вот теперь что это в итоге означает? А то, что твои оценки и карьера зависят не только от тебя самого, но и от того, в какую группу повезло попасть. С одними и теми же знаниями ты можешь быть первым и получить высшие баллы, а можешь оказаться в середине пелотона.

Здесь следует еще добавить, что если в России после вуза может случиться так, что твой диплом никто больше ни разу не увидит, то в США принято в резюме писать средний балл и он часто является критерием для приема на работу, – т.е. существенно влияет на дальнейшую карьеру.

В итоге получается, что тебе выгодно, чтобы сокурсники облажались. Чем хуже окружающие – тем лучше ты на их фоне. Именно отсюда идет полная индивидуализация. Нежелание помогать. Если кто-то один списывает – его заложит каждый, кто заметит.
Потому что он не просто помогает себе – он тем самым ухудшает шансы всех остальных.

А теперь сравним это с Россией. Обмануть преподавателя – доблесть. Не учиться всю сессию, потом за ночь перед экзаменом выучить и/или повезет с билетом – подвиг. (Опять же было шоком, что в США у меня так делать не получится – контрольные идут весь семестр. И если ты получил плохой балл за какую-либо, то шанса исправить уже не представится – у тебя автоматически будет хуже общая сумма. Халтурить тяжело).
А вот заложить товарища у нас – западло.

Понятно, что идет это много-много раньше. Еще в яслях, помните? «Ябеда-корябеда». А после уже много серьезнее – «доносчику первый кнут».

Лирическое отступление
Хотя поговорки, конечно, у нас есть на любые случаи жизни – у народа богатый опыт. Одна из самых сложных филологических задач, решению которой я был свидетелем – аутентичный перевод и объяснение иностранцу поговорки «Лучше стучать, чем перестукиваться».

Отсюда возникает второе принципиальное противоречие – в США каждый конкретно заодно с начальством – ибо привык именно так получать блага и карьерный рост.

У нас же все вместе против начальства. Не любят у нас власть. Органически. И давно, задолго до последних лет, задолго до перестройки, задолго даже до образования Советского Союза – например, Салтыкова-Щедрина почитайте, очень много знакомых напевов. Я не историк, причин объяснить не могу, а вот следствия получаются очень интересные.

А картина следующая. Предположим, работают условный программист Вася и менеджер Джон. И Вася рассказывает Джону, что есть риск не успеть к сроку, ибо кто-то облажался (может, сам Вася, а, может, и нет). А через буквально пару часов Вася получает фитиль невероятных размеров от своего непосредственного начальника Пети – ибо тому уже нажаловался босс Джона. И размер фитиля и дискомфорта Васи зависит исключительно от толстокожести Пети и его умения прикрыть программистов, пока те делают свою работу.

А теперь вспомним ту самую разницу культур. Джон немедленно пошел к начальству именно потому, что есть риск неудачи, и для карьеры Джона важно, что этот риск не его вина. Джон прозрачен, он поднял все флаги, у него всё под контролем, он сейчас героически справится и будет молодец.
При этом Джон совершенно не считает, что он сделал что-то плохое Васе. Для него реакция естественна. И он полагает, что Вася именно такой реакции от него и ожидал. Что же думает Вася? «Ну была проблема, ну я бы поднапрягся и решил. Я, как честный человек, предупредил своего товарища и коллегу о том, что есть риски, чтобы он мне помог и подстраховал. А что вместо – подставили, и я оказался крайним? Хорошо, Джон, мы еще поквитаемся».

Теперь возьмем другую ситуацию. Причем предположим, что предыдущего конфликта не было.

Вася не успел к сроку. В последний момент, например, упал сервер, он его все выходные поднимал, но приложение так и не встало. Поэтому он откатился к предыдущей версии.

И Вася с самого утра понедельника будит Джона, у которого, например, клиентский показ. И рассказывает, что была беда, но он ее поборол.
Что думает Вася? Правильно, он герой и спас компанию. Он вкалывал как черт, не спал двое суток, и пусть не получилось установить самую новую версию, показ клиенту не сорвется. Да и не было особо там ничего нового, так, пара незначащих кнопочек. А если все пройдет успешно, глядишь, и премию дадут.

Что думает Джон? А Джон думает, как он не любит работать с русскими. Потому что, если бы Вася ему сказал в пятницу, он мог бы еще договориться и перенести показ. А в последний момент отменять – клиент будет недоволен, а может и вовсе от следующей встречи откажется. А показывать на предыдущей версии бессмысленно, поскольку этому клиенту интересны как раз последние разработки. И что босс Джона будет очень не рад. А крайним будет Джон, потому что все рассказы про Васю босс и слушать не захочет. Ну, погоди, Вася, следующий раз ты у меня за каждый чих отчитываться будешь!

И это еще очень простая динамика, из одного Васи и одного Джона. При этом идеальный случай – оба настроены конструктивно, нормально соображают и искренне радеют за результат. А теперь если и на той и на другой стороне таких с пару десятков? А еще предположить, что некоторые из них имеют собственные цели и амбиции? А плюс к тому некоторые, чего лукавить, не столь уж идеальные люди? Террариум получается.
Если подводить некоторый итог:



Таблица описывает именно следствия из приведенной выше разницы мировосприятия. Понятно, что в дополнение к «генотипу» культуры есть еще и «фенотип» конкретной личности.

И повторюсь еще раз. Пропорция хороших людей к подлецам в разных народах одинакова с точностью до погрешности измерения. Но вот то, что считается правильным и естественным для одних, может вызвать негодование и обиду у других. А два даже хороших человека, если они не доверяют друг другу, могут вести себя, как последние сволочи.

Мы в своей команде эту проблему решали длительное время, притираясь друг к другу и понимая специфику каждого и то, кто с какими задачами эффективнее справляется. Вряд ли существуют единые правила и шаблоны на все случаи жизни. Но могу сказать, что в итоге удалось получить весьма прочный сплав, когда изобретательность одних поддерживается надежностью других.

В заключение статьи хотел бы снова вернуться к её заголовку. Несмотря на достаточно распространенное его употребление в качестве «непреодолимое отличие», мой любимый Редьярд Киплинг, конечно, говорил о том, что, несмотря на различие этих цивилизаций, их представители могут сотрудничать и договариваться.
Чего всем и желаю.

.

2--Особенности русской разработки

Эскалация конфликтов

Представьте себе, что ваш коллега по команде накосячил. Вам это не нравится. Но пойдете ли вы к вашему общему менеджеру передавать информацию об инциденте? Если родились на территории бывшего СССР — ответ однозначный НЕТ. Даже если в итоге попало вам. Вы не стукач. Это совершенно неприемлемо в нашей культуре. И это абсолютно нормально в Европе и США.
Как-то много лет назад, когда я был младшим программистом, меня вызвал к себе наш начальник Коля и начал меня песочить. А ты знаешь, говорит, что Дон (наш американский менеджер проекта) на тебя жалуется?
Я уж не помню что конкретно я сделал не так. Но ощущение обиды на этого Дона забыть не могу. Только пять минут назад мы с ним спокойно разговаривали, и он ни словом не намекнул, что ему что-то не нравится! И вообще, мне казалось, что у нас практически дружеские отношения. На Дона я тогда всерьез обиделся.
Все идет с раннего детства. Так нас воспитывали. И не только двор и школьные приятели. Когда мой старший сын ходил в детский садик, я своими ушами слышал, как воспитательница внушала рыдающему ребенку, который жаловался на толкнувшего его товарища, что ябедничать нехорошо.
Когда я рассказываю эту историю коллегам из Штатов, у них округляются глаза. У них воспитатели явным образом запрещают конфликтовать напрямую и требуют от детей решать проблемы через взрослых.
Мы не стучим. Поменять это практически невозможно. Никакая западная культура это вытравить не может. Даже если наши проводят много лет в США, они никогда не доносят.
К чему это приводит? Мы стараемся не говорить лишнего руководству и заказчику про наши внутренние проблемы. Менеджеры сами по себе — мы сами по себе. Меньше знают — крепче спят. Эдакий «Don't ask don't tell» по-русски.
Если ваши подчиненные смогут сами исправить проблему, они вам ничего не расскажут. То есть вы слышите только 10% информации. Вас это не беспокоит? Хотя кому я рассказываю, вы поступаете также по отношению к вышестоящему менеджеру. ;-)
Получается, наше руководство очень часто остается в неведении о проблемах внутри. В итоге риски остаются неозвученными. Менеджеры узнают о проблеме, когда повлиять уже поздно.

Прямая обратная связь

В 2007 году мы организовывали первый открытый сертификационный тренинг по Скрам (CSM) в России. Тренинг проводил Майк Виздос. Упражнения были достаточно любопытными.
Например, одно из них было таким. Нужно было давать обратную связь друг другу. Кейсы были такого типа: «Ваш коллега включает на рабочем месте радио. Вам это мешает. Попросите его выключить».
Майк дал что-то около 15 минут на упражнение и свинтил куда-то. Народ на тренинге справился минуты за 2-3 и остался в непонятках. Ну действительно, сколько времени может занять фраза типа «выключи радио, пожалуйста»?
Они стали спрашивать у меня как у организатора — что конкретно нужно делать? А мне откуда знать? Я ответил что-то в том духе, что вы слишком прямо говорите. «Ага!» — сказали люди —" упражнение на вежливость. Ну это уже сложнее!"
Как только Майк появился, я пристал к нему с вопросом — про что на самом деле упражнение?
«Ну» — сказал он — «народ же стесняется давать обратную связь. А она нужна для успеха Скрама! А тут еще и прессинг времени! Им придется говорить прямо!»
Наши конечно не стеснялись. Рубили правду матку, так сказать.
Это тоже часть нашей с вами культуры, обратная сторона нежелания эскалировать проблемы. Мы привыкли давать обратную связь своему товарищу намного более открыто и прямо. Мы не так сильно стесняемся конфликтовать, как наши западные коллеги.
К чему это приводит?
Коллеги по команде довольно быстро узнают, что думают об их работе другие. Это на самом деле очень полезно и обычно приводит к тому, что слабые быстрее подтягиваются.
Мне кажется, фазу формирования команды (пока все не передружатся) наши проходят достаточно активно. Много конфликтов и бурления, набрасывания на вентилятор и активного троллинга. Зато потом команды становятся сильнее и сплочённые.
В итоге уровень энергии внутри наших команд, мне кажется, повыше, чем у западных. Если сделать шкалу, с одного конца которой будут «слоупоки», а с другой «белки-истерички», я бы сказал что наши ближе к белкам по сравнению с западными. Наши иностранные коллеги в целом спокойнее и доброжелательнее.

Лояльность и авторитеты

Я как-то присутствовал на одном важном международном сборище одной транснациональной компании. Выступал довольно высокий менеджер. Он расписывал в меру радужную картину будущего. В конце можно было задавать вопросы. Было интересно понаблюдать за разницей в том, как задавались вопросы. Европейцы в основном пытались прояснить неясные моменты. Даже если они несогласны, сначала они хвалили речь и лишь потом в виде некоторого вопроса вносили предложение. Наши либо молчали, либо сразу начинали троллить. Практически все вопросы были с подковыркой, и не в бровь, а в глаз.
Отношение к авторитетам у нас в целом подозрительное. Средний русский инженер авторитетов не признает и по умолчанию относится к ним недоверчиво.
Впрочем, речь скорее о том, что мы вообще ко всему в мире относимся в среднем более подозрительно. Жизнь приучила нас везде искать подвох.
Кстати, мне кажется, по этой причине из наших получаются хорошие инженеры. Сказывается привычка доходить до всего своим умом, не доверять проверенным рецептам.
К чему это приводит такое недоверие? Во всем мире приезд вышестоящего менеджера делается для повышения мотивации команды. Приезжает американец, харизматично выступает — и дело сделано! «Developers, developers, developers!»
У нас не так. Я очень много делал опросов: в 80% случаев мотивация русских в этом случае только падает. Все недомолвки и умолчания толкуются не в пользу компании. Приехали вас мотивировать? Ждите волны уходов :-)
Что можно с этим сделать? Как всегда, у медали две стороны.
На конференции ко мне как-то подошел парень, представился и стал задавать вопросы. Мне его имя показалось смутно знакомым. Через некоторое время я вспомнил. Его уволил за профнепригодность один мой знакомый CTO, который изо всех сил пытался навести порядок в насквозь прогнившей организации. Из чистого любопытства я спросил подошедшего, что он думает об уволившем его CTO. Ответ меня поразил. Он сказал, что более толкового и грамотного менеджера он в своей жизни не встречал.
Хотите заслужить уважение русской команды? Единственный способ — поступки. Вот к ним мы восприимчивы. Наши способны по одному правильному поступку достроить все остальное. Докажи, что ты крут!
Наше совершенно мальчишеское отрицание авторитетов и недетская паранойя приводит к еще одному следствию: к сожалению, наши в среднем менее лояльны своей компании.
То есть западный коллега по умолчанию лоялен. Нужно много сделать плохого, чтобы он стал негативно настроен.
Наши по умолчанию нелояльны. Их лояльность нужно заслужить. Они будут присматриваться к вашим поступкам и оценивать ваш характер. Они будут троллить и внимательно следить за реакцией.
Но если вы тверды, ваши поступки последовательны, ваши принципы незыблемы, ваша вера в успех непоколебима, лояльность наших будет очень высока. Они вас ни за что не бросят.
Поймите меня правильно, я не утверждаю, что в других странах людям плевать на поступки менеджеров. Они чрезвычайно важны для всех. Просто наши понимают только их. Слова не работают.

Принятие решений

Наши доверяют людям, доказавшим свое превосходство. И реальные лидеры привыкают принимать решения самостоятельно и никогда не встречают сопротивления.
Это может быть и здорово. Если вы ведете детей на прогулку. Или пытаетесь контролировать зэков на зоне.
Но если вы разрабатываете сложный продукт, вы тем самым недоиспользуете потенциал вашей команды. Слепое доверие приводит к тому, что люди просто не подключают мозг. Есть условный Петя, у которого можно спросить — зачем мне думать?
Поэтому в Скраме решения принимаются командно и совместно. Нужно нужных людей собрать и обсудить.
Это относительно просто в Скандинавии. Для каких-нибудь шведов консенсус — вшитый культурный код. Это просто и естественно.
Наших лидеров приходится учить этому. Не то чтобы это было невозможно. Просто это немного неестественно и приходит не сразу.
Вот в общем-то и все.
Есть и другие особенности, но они непринципиальны с точки зрения особенностей управления. Их нужно, безусловно учитывать, но по опыту ничего страшного они не представляют. Их легко найти в литературе. Я все-таки их приведу в статье, просто для полноты картины.

Политкорректность

В одном из упражнений, которые я даю на тренинге, нужно кому-то в команде отдать «тяжелое и неинтересное» задание.
На одном из тренингов в такой команде попалась девушка. Ребята как-то сразу решили, что девушка может отдыхать, они сами справятся.
На тренинге присутствовали американцы. Я им тихонечко переводил. Они были натурально в шоке. Больше всего их поразило, что девушка явно была довольна таким исходом. Я пытался объяснить, что это часть нашей культуры. И все же я ясно видел, что американцам это было неприятно.
Для американцев равенство полов — очень больной вопрос. Если вы откроете дверь женщине, вы ее обидите. Это не шутка, им реально не по себе, постарайтесь так не делать.
Не думаю, что это на что-то влияет. Просто интересный факт, который надо учесть.

High Context

Есть такой известный анекдот:
— Приборы!
— 15
— Чего 15?
— А чего приборы?
Такое общение называется high context. Мы подразумеваем наличие большого количества контекста у собеседника. Апофеозом для меня было когда-то имейл от админа с одним словом «Да». Что да? Оказывается, я у него спросил что-то в коридоре и он обещал посмотреть.
Американцы и часть европейцев принадлежат low context. Они наоборот, все подробно и аккуратно расписывают, как для идиота. Они этого ожидают и от нас.

Языковой барьер

Тут сложностей полно. Дело не только в знании слов, скорее в некоторых нюансах употребления.
В качестве примера: ваш коллега американец уточняет у вас: «Do you know that deadline is friday?». Вы отвечаете: «Yes».
Вы при этом подразумеваете ровно то, что сказали. Вы в курсе про дедлайн.
Американец выносит из этого разговора, что вы успеете все сделать к пятнице. Уж не знаю, откуда они это вытаскивают (мне лично неочевидно), но такое было несколько раз на моей практике.
Если бы американец услышал такой разговор:
— Do you know that deadline is friday?
— Yes
— Will you meet it?
— No
… это бы порвало его мозг!

Разговоры не по работе

У нас считается нормальным говорить в рабочее время на нерабочие темы. Некоторых европейцев и американцев это шокирует. Это не принято.

Опоздания

Я как-то вел смешанный американо-русский тренинг в одной компании. Американские менеджеры и наши инженеры. Ровно в 10 утра в аудитории были только американцы и ни одного русского. Все наши подтянулись минут через 15-20.
Мы опаздываем на несколько минут. По сравнению с какими-нибудь итальянцами это даже круто. Но вот американцев, например, это бесит.

Итоги

Как вы видите, русская специфика есть. Мне лично она не кажется какой-то абсолютно деструктивной. Ну да, встречи проводить сложнее из-за троллинга. Зато вы более или менее понимаете, что люди про вас на самом деле думают. Это очень замечательное качество. Оно делает общение более открытым и эффективным.
Если вам кто-то улыбается, значит он точно рад вас видеть!


Tags: Их нравы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments